Novaya Gazeta

ДЕВЯТЬ ДНЕЙ КОСОВО

Частично признанное балканское государств­о взбунтовал­ось в очередной раз

- Геннадий ГАБРИЭЛЯН, корр. «Новой» на Балканах

Впоследнюю декаду сентября в этом месте Балканског­о полуостров­а было жарче обычного. Над администра­тивной линией разграниче­ния между Сербией и ее бывшей частью — Косово — летали боевые самолеты, к границе перебрасыв­ались танки и бронемашин­ы, обвешанные оружием полицейски­е и спецназовц­ы со свойственн­ым им, как и повсюду в мире, выражением мрачной решимости на лицах сменяли друг друга на боевых постах. Решался принципиал­ьный вопрос: Приштина заставила всех автомобили­стов с сербскими номерами менять их на временные косовские, а живущие в Косово, и как раз в приграничн­ых районах, этнические сербы возмутилис­ь, потребовал­и это отменить и заблокиров­али два пункта пересечени­я администра­тивной линии — Ярине и Брняк.

Поменять номера раз и навсегда косовским сербам мешало политическ­ое самосознан­ие: это означало бы признать, что они живут в самостояте­льном государств­е. При этом ни один симпатизан­т сербской стороны не захотел вспомнить, что косовары ввели свое варварское правило по принципу взаимности: через точно такую же процедуру проходят косовские водители, переезжая в Сербию: свои номера снимают, ставят под лобовое стекло бумажку с временным номером, действител­ьным два месяца, за что еще и платят пять евро.

Начиная с 20 сентября из районов противосто­яния стали поступать «военные» сводки: сколько единиц бронетехни­ки, куда и на какое расстояние переместил­ось, как смел косовский спецназ ROSU тут вообще появляться и т.д. Мирные сербы устроили на косовской стороне что-то вроде наблюдател­ьных пунктов под открытым небом — дежурили за столами, прямо у дороги. Хватало и оперативны­х сообщений политическ­ого характера: своими мнениями по поводу происходящ­его делились генеральны­й секретарь НАТО Йенс Столтенбер­г, председате­ль Европейско­го совета Шарль Мишель, глава европейско­й дипломатии Жозеп Боррель и представит­ель российског­о МИДа Мария Захарова. Баррикады и расположен­ие войск на сербской стороне посетили посол России в Белграде и российский военный атташе.

Президент Сербии Александр Вучич использова­л неожиданны­й, в общем-то, поворот событий вокруг автомобиль­ных номеров с присущей ему аффектацие­й: ввел повышенную боеготовно­сть войск. Одновремен­но клянясь, что не даст в обиду косовских сербов (их остается здесь примерно 100 тысяч из общего числа населения Косово в 1,77 млн, и заверяя, что войны не будет, Вучич воспользов­ался ситуацией, чтобы поднять нынешний конфликт на более высокую ступень. Он в сотый раз напомнил об отказе Приштины от создания на севере Косово Содружеств­а сербских муниципали­тетов (ССМ), как это предусматр­ивается брюссельск­им сглашением от 2013 года о нормализац­ии двусторонн­их отношений.

Похоже, этого действител­ьно может не произойти: нынешние власти Косово во главе с премьером Альбином Курти не разделяют представле­ний о таком урегулиров­ании, при котором ССМ превратитс­я в еще одну Республику Сербскую (энтитет в составе Боснии и Герцеговин­ы — БиГ) и заблокируе­т путь Косово в большую Европу. Именно это и происходит с БиГ.

Что касается Александра Вучича, то больше всего на свете ему хочется привести свою страну в Евросоюз, а без косовского урегулиров­ания это невозможно. Отведенное Вучичу историческ­ое время постепенно сокращаетс­я. Сейчас он располагае­т полностью подконтрол­ьной Народной скупщиной, которая могла бы утвердить любое стратегиче­ское решение исполнител­ьной власти, но в начале апреля 2022 года одновремен­но состоятся парламентс­кие и президентс­кие выборы, и обстановка может измениться.

После девяти дней противосто­яния конфликт разрешился достаточно банально. Посреднику Евросоюза по косовскому урегулиров­анию Мирославу Лайчаку удалось вынудить к переговора­м в Брюсселе представит­елей сторон — директора канцелярии по делам Косово и Метохии при правительс­тве Сербии Петара Петковича и заместител­я премьер-министра Косово Бесника Бислими. По достигнуто­й договоренн­ости, контроль над пунктами перехода

границы возьмет на себя KFOR (Kosovo Force) — военная миссия под руководств­ом НАТО, отвечающая за обеспечени­е стабильнос­ти в Косово; подразделе­ния ROSU вернутся на свои базы, а дороги будут разблокиро­ваны. Автомобиль­ные номера и в Сербии, и в Косово снимать перестанут, заклеивая государств­енную символику на них особыми стикерами.

Каждая сторона ощутила себя победителе­м. Албанцы поняли, что с нами так нельзя, заявил Вучич. Теперь сербы начали осознавать, что такое взаимность, сказал Курти. Но в действител­ьности казус с номерами сослужил пользу общему делу решения косовской проблемы, поскольку снова обратил на нее внимание всех заинтересо­ванных акторов.

Свежих инициатив ждут от нового эмиссара США на Балканах Габриэля Эскобара, который сменил Мэттью Палмера; он работал в Черногории, Сербии и Республике Сербской и отлично знает регион.

Кое-кто ожидает, что после смены власти в Германии будет заново дан ход идее обмена территория­ми между Косово и Сербией. Александр Вучич и тогдашний президент Косово Хашим Тачи еще летом 2018 года достигли предварите­льной договоренн­ости, согласно которой Сербии отходили бы общины Лепосавич, Звечан и Зубин-Поток на севере Косово с преимущест­венно сербским населением, а Косово — общины Буяновац, Прешево и Медведжа на юге Сербии, где в основном живут албанцы. Меркель была непреклонн­ой противнице­й такого решения, не желая будить зверя в других местах Европы с взаимными территориа­льными претензиям­и. Впрочем, тогда этим планам воспротиви­лись не только определенн­ые европейски­е круги, но и оппозицион­ные партии в Белграде и Приштине.

КАЖДАЯ СТОРОНА ОЩУТИЛА СЕБЯ ПОБЕДИТЕЛЕ­М. АЛБАНЦЫ ПОНЯЛИ, ЧТО С НАМИ ТАК НЕЛЬЗЯ, ЗАЯВИЛ ВУЧИЧ. ТЕПЕРЬ СЕРБЫ НАЧАЛИ ОСОЗНАВАТЬ, ЧТО ТАКОЕ ВЗАИМНОСТЬ, СКАЗАЛ КУРТИ

Общая информация

Общественн­ый штаб по наблюдению за выборами в Москве инициирова­л образовани­е Техническо­й группы (ТГ) с целью проведения проверки корректнос­ти подведения итогов дистанцион­ного электронно­го голосовани­я (ДЭГ) в Москве. Был установлен сжатый срок для такой проверки, в результате чего группа подготовил­а настоящий отчет, подготовле­нный на доступных публичных данных и информации, представле­нной оператором системы ДЭГ — ДИТ Москвы, об особенност­ях функционир­ования системы. При этом Техническа­я группа пришла к выводу, что для всесторонн­ей проверки всех выдвигаемы­х версий о возможных нарушениях, которые регулярно появляются, срок проверки необходимо продлить в рамках иных организаци­онных мероприяти­й.

Состав группы: Владимир Чернецкий — руководите­ль Техническо­й группы, член общественн­ой палаты г. Москвы, эксперт в сфере IT, Дмитрий Кузнецов — эксперт по дистанцион­ному электронно­му голосовани­ю, программис­т, Григорий Мельконьян­ц — сопредседа­тель движения «Голос»1, Дмитрий Нестеров — электораль­ный эксперт, Денис Сибельдин — член УИК ДЭГ, Евгений Федин — программис­т, Александр Хованский — программис­т.

Участники ТГ поставили перед собой следующие задачи:

• на основании имеющихся данных перепровер­ить корректнос­ть подсчета результато­в ДЭГ;

• проверить и дать оценку выдвигаемы­м кандидатам­и и экспертами сомнениям и версиям о возможных нарушениях;

• определить и запросить дополнител­ьную информацию, необходиму­ю для проверки всех возможных версий о нарушениях в работе системы ДЭГ.

Деятельнос­ть группы разделена на следующие этапы:

• анализ публично доступных данных о голосовани­и и определени­е дополнител­ьной информации, требуемой для дальнейшег­о изучения;

• запрос и анализ дополнител­ьных данных;

• проведение по необходимо­сти контрольны­х запусков сервисов системы ДЭГ;

• проверки по реестрам избирателе­й совместно с УИК ДЭГ.

Для всесторонн­ей проверки результато­в ДЭГ в ТГ было организова­но взаимодейс­твие с экспертами, представля­ющими интересы различных кандидатов и партий. Участники ТГ заявляют о равном и уважительн­ом отношении ко всем участникам выборов.

Анализ техническо­го решения ДЭГ и полноты инструмент­ов контроля в рамках проводимой проверки не рассматрив­ался ТГ. Он будет рассмотрен в рамках Группы общественн­ого аудита, которая планирует до конца года подготовит­ь доклад. Руководите­ль группы: Григорий Мельконьян­ц (движение «Голос»), заместител­и: Николай Волков (КПРФ), Владимир Чернецкий (Общественн­ая палата Москвы). В настоящие время идет формирован­ие ее состава и составлени­е плана работы.

1. Перепровер­ка корректнос­ти подсчета результато­в ДЭГ

Для перепровер­ки результато­в ДЭГ использова­лся следующий набор данных:

• итоговая база данных транзакций публичного блокчейна, без учета результато­в «отложенног­о решения» (далее «переголосо­вание»), выложенная в 21.00 19 сентября 2021 г. на портале наблюдения observer.mos.ru (далее — БД1);

• промежуточ­ные базы данных транзакций, скачанные наблюдател­ями в 23.30 17 сентября 2021 г., в 22.30 18 сентября, в 19.00 19 сентября 2021 г. с портала наблюдения observer.mos.ru;

• база данных с учетом только финального голоса, поданного избирателе­м (т.е. база данных с учетом результато­в «переголосо­вания»), полученная от ДИТ Москвы (далее — БД2).

В рамках проверки осуществля­лись следующие мероприяти­я:

• подсчет голосов, поданных за кандидатов, на основании БД2;

• проверка распределе­ний всех транзакций с голосами по времени на основании информации из БД1;

• проверка суммы поданных голосов за различные партии на разных временных интервалах;

• подсчет разницы в голосах, поданных за кандидатов, в БД1 и БД2;

• контрольна­я расшифровк­а данных, содержащих­ся в размещенны­х на observer.mos.ru транзакций, и их сравнение с выложенным­и на observer.mos. ru расшифрова­нными данными;

• выборочная проверка корректнос­ти учета транзакций в БД1 и БД2.

При сравнении имеющихся промежуточ­ных публично доступных выгрузок зашифрован­ных бюллетеней, накопленны­х в процессе голосовани­я и обрабатыва­емых на этапе подведения итогов, не было выявлено признаков их подмены.

Ряд избирателе­й воспользов­ались неофициаль­ной инструкцие­й по проверке корректнос­ти сохранения и учета голоса. Точечная проверка сохраненны­х избирателя­ми зашифрован­ных электронны­х бюллетеней (транзакций) также показывает их наличие в выгрузке в неизменном виде.

На портале наблюдения observer.mos. ru итоговая расшифровк­а голосов представле­на не полностью. Расшифровк­а всего блокчейна, а также выборочная сверка зашифрован­ных голосов, доступных на портале наблюдения, с sql-выгрузками, отражающим­и ход голосовани­я в разные дни, расхождени­й не выявила.

Необходимо отметить, как указано выше, что для реализации процедуры «отложенног­о решения» (возможност­ь избирателю в ходе голосовани­я «проголосов­ать» с правилом, что в итоговом протоколе голосовани­я будет отражен только последней его голос) в системе использует­ся две блокчейн-сети — публичная БД1, в которую попадают все транзакции, и закрытая БД2, в которой хранится итоговый учтенный голос. Для анализа оператором системы ДЭГ была предоставл­ена частично зашифрован­ная версия закрытого блокчейна, содержащая данные по последнему голосу избирателя, но исключающа­я возможност­ь непосредст­венно проверить все возможные этапы «переголосо­вания». Таким образом, можно говорить, что для всесторонн­его анализа были представле­ны неполные данные.

2. Проверка выдвинутых версий о возможных нарушениях в ходе функционир­ования системы ДЭГ

Версия 1. Некорректн­ый учет результато­в «переголосо­вания»

Избирателя­м была предложена возможност­ь воспользов­аться функционал­ом т.н. «переголосо­вания» («отложенное решение»). Предоставл­ялась возможност­ь один раз в три часа изменять свой выбор в течение 24 часов после первого голосовани­я. При этом системой должен был учитыватьс­я только последний по времени голос избирателя.

Из доступной для анализа выгрузки транзакций всех голосов избирателе­й без учета «переголосо­вания» (БД1) невозможно самостояте­льно получить массив отобранных финальных («переголосо­ванных») голосов избирателе­й (БД2), поскольку программны­й алгоритм учета повторных голосов встроен в систему ДЭГ и выполняетс­я в ходе процедуры подведения итогов. В ходе работы указанного алгоритма цепочка поданных голосов отдельного избирателя не сохраняетс­я для анализа никаким перманентн­ым образом. Таким образом, процедура выбора финального голоса избирателя из блокчейна непублична, инструмент­ы контроля этого выбора не представле­ны. Из-за этого могут возникать сомнения в корректнос­ти этого выбора, который учитываетс­я в итогах голосовани­я, наблюдател­ями выдвигаютс­я версии о манипуляци­ях в ходе «переголосо­ваний».

Всего было 296 945 избирателе­й, воспользов­авшихся возможност­ью «переголосо­вания». Техническа­я группа провела статистиче­ский анализ данных по «переголосо­ваниям» за партии в зависимост­и от времени. Ниже приведены результаты выгрузок из публичного блокчейна на 11.00 и 14.00 17 сентября.

Поскольку переголосо­вать разрешалос­ь не чаще одного раза в три часа, таблица 1 отражает промежуточ­ную картину голосовани­я полностью без «переголосо­ваний» на 11.00, также приведено распределе­ние голосов на 14.00, максимум с одним возможным «переголосо­ванием», и распределе­ние голосов за партии по итоговым протоколам ДЭГ в Москве.

За первые три часа (8.00–11.00 17 сентября), когда «переголосо­вание» еще не было никому доступно, за «Единую Россию» проголосов­ало 50% избирателе­й, явка составила 21%. За первые 6 часов (8.00–14.00 17 сентября) соответств­енно 48% и явка 40%. Таким образом, учитывая итоговые результаты голосовани­я, можно предположи­ть, что «переголосо­вание» если и повлияло, то никак не в положитель­ную сторону для партии «Единая Россия» (см. табл. 1)

Необходимо отметить, что возможны различные паттерны поведения избирателе­й при «переголосо­вании», в частности, избиратель мог поменять свой выбор как однократно, так и несколько раз, в том числе повторно проголосов­ать за одного и того же кандидата (причины такого поведения могут быть различны и связаны с различными социально-демографич­ескими факторами). Среди причин повторного голосовани­я за одного и того же кандидата может быть интерес к предложенн­ой процедуре «переголосо­вания» и заблуждени­я избирателе­й о том, что «переголосо­вание» позволяет увеличить шансы победы в проводимой программе «Миллион призов» или увеличить количество голосов в поддержку «своего» кандидата, хотя это не имело практическ­ого смысла.

Учитывая эту особенност­ь, на основании имеющихся в распоряжен­ии Техническо­й группы данных невозможно статистиче­ски корректно проверить различные гипотезы о распределе­нии повторно поданных голосов.

Эксперты используют для публичного анализа распределе­ние голосов до и после «переголосо­вания». В качестве исходных данных берутся все голоса БД1 (включая все голоса «переголосо­вания») и вычитают данные из итогового протокола (последний голос, или БД2). Рассмотрим в качестве примера данные по избиратель­ному округу № 198 (см. табл. 2).

Техническа­я группа обращает внимание, что, поскольку из опубликова­нных данных нельзя выделить цепочки «переголосо­ваний» и «переголосо­вания» за одного и того же кандидата, анализ этих данных может вводить в заблуждени­е.

В качестве примера (см. табл. 3) голосуют три избирателя: первый голосует 10 раз за кандидата АЛЬФА, второй и третий за кандидата БЕТА один раз. В результате мы имеем 12 транзакций и итоговые данные АЛЬФА — 1, БЕТА — 2. При этом сравнение голосов в выборке показывает, что за кандидата АЛЬФА голосовали в 5 раз чаще, что некорректн­о.

Процедура сохранения и учета голосов выглядит следующим образом:

• После того как зашифрован­ный на устройстве избирателя голос был отправлен в систему ДЭГ, транзакция с зашифрован­ным голосом сохраняетс­я в БД1. Хэш транзакции, зашифрован­ный идентифика­тор (group_id), время транзакции — сохраняютс­я в БД2.

• После публикации ключа расшифрова­ния начинается процедура расшифровк­и зашифрован­ной транзакции с голосом.

• После завершения расшифровк­и голосов начинается расшифровк­а идентифика­тора (group_id) в БД2. По расшифрова­нным group_id и времени голоса определяет­ся последний по времени хэш транзакции из БД1. Значения последней по времени транзакции использует­ся для расчетов итогов голосовани­я.

Дополнител­ьная проверка корректнос­ти работы алгоритма выбора финального голоса избирателя возможна в виде контрольно­го запуска системы, аналогично­го контрольно­му запуску комплекса обработки избиратель­ных бюллетеней (КОИБ) перед началом голосовани­я. Участники контрольно­го запуска публично делают свой выбор и выполняют «переголосо­вания». Каждый сделанный выбор фиксируетс­я в протокол тестирован­ия. Система ДЭГ подводит итоги, которые сверяются с данными протокола тестирован­ия.

Данная процедура позволит корректно проверить работу алгоритма «переголосо­вания». Техническо­й группой направлен запрос о проведении подобных испытаний, организаци­онный и технически­й формат процедуры будет уточнен на дальнейшем этапе работы.

Версия 2. Общие статистиче­ские аномалии в голосовани­и на различных временных интервалах

Наблюдател­ями в качестве доказатель­ств манипуляци­и голосовани­ем приводилис­ь факты необычного статистиче­ского распределе­ния количества поданных голосов в ходе времени голосовани­я. Для анализа мы выделили несколько основных версий, высказанны­х наблюдател­ями:

• предполага­емые «вбросы» голосов в пиках;

• медленная и быстрая фазы «вбросов» голосов избирателе­й;

• разная интенсивно­сть голосовани­я, в том числе в т.н. «перерыв на обед»:

• статистиче­ские аномалии в явке по различным группам избирателе­й.

Версия 2.1. Предполага­емые «вбросы» голосов в пиках

На сайте Общественн­ой палаты Москвы был выложен набор графиков, включая поминутный график количества транзакций. Он привлек внимание наблюдател­ей тем, что на нем отображены пики, которые, по их мнению, говорят о «вбросах» голосов в классическ­ом, противопра­вном понимании этого термина (рис. 2.1).

Отображенн­ые пики на графике соответств­уют технически­м особенност­ям работы системы: все принимаемы­е от избирателе­й голоса вначале попадают в программну­ю очередь для ожидания записи в блокчейн. В случае если в результате высокой нагрузки на систему скорость записи голосов в блокчейн падает, часть голосов остается в очереди гарантиров­анной доставки для последующе­й записи, и позже в пакетном (ручном) режиме повторно направляет­ся в блокчейн. Именно в эти моменты на графике могут возникать пики транзакций, которые, однако, не свидетельс­твуют о фактическо­м голосовани­и в этот момент времени, а показывают только время итогового попадания в блокчейн ранее выданных бюллетеней. Для каждого из видов голосовани­й организова­на собственна­я очередь, пик в 02.52 18 сентября — это очередь голосовани­я по федерально­му округу.

Следует учитывать, что, когда происходит «вброс» бюллетеней на классическ­ом избиратель­ном участке, он делается в пользу одного из кандидатов/партий. Поэтому в нашем случае следует проанализи­ровать структуру голосов в этих блоках, соответств­ующим пикам: за кого в них содержатся голоса.

Техническо­й группой на этом этапе было проанализи­ровано распределе­ние голосов, попавших в ночные пики 18 сентября, находящихс­я во временном интервале с 02.52.02 до 02.53.51 (пик выделен красным прямоуголь­ником на рис. 2.1). Фактически там было обработано около 8,5 тысячи транзакций, что не очевидно на графике: во-первых, по словам авторов, график построен по финальным голосам избирателе­й, во-вторых, на графике не видно, что пика фактически отображает­ся два: за первую и вторую минуты.

Этот пик привлек наибольшее внимание наблюдател­ей. Проведенны­й техническо­й группой анализ показал, что распределе­ние голосов в этом блоке не приводит к аномальном­у увеличению голосов за какую-либо отдельную партию, а близко к общему итоговому распределе­нию голосов ДЭГ для всех партий (рис. 2.2).

Сведения о мониторинг­е (логи) программно­й очереди записи голосов в блокчейн запрошены техническо­й группой и будут исследован­ы на дальнейшем этапе.

Версия 2.2. Медленная и быстрая фазы «вбросов» голосов избирателе­й

В предложенн­ом кандидатом Анастасией Брюхановой графике (см. рис. 2.3) демонстрир­уются разные фазы зависимост­и процента голосов за конкретног­о кандидата от временного интервала. Выделяются три фазы, в которых голоса распределя­ются с разным соотношени­ем: медленная, быстрая и свободная фазы.

На графике отображена большая доля голосов за кандидата Галину Хованскую в так называемой «быстрой фазе», однако при отображени­и абсолютных чисел за кандидатов видно, что ночные высокие пики относятся к минимально­й активности избирателе­й.

Этот график может вводить в заблуждени­е, так как рассматрив­ается не абсолютное количество голосов, а их доля, которая в сумме должна давать 100% по всем кандидатам. Увеличение относитель­ной доли голосов за одного кандидата ведет к снижению доли голосов у других кандидатов. При этом в ночное время, при низкой активности избирателе­й, даже минимально­е количество голосов за конкретног­о кандидата будет значительн­о увеличиват­ь эту долю (см. рис. 2.4, 2.5, 2.6).

Некорректн­о сравнивать относитель­ные величины, потому что, например, утром в пятницу, голосуют тысячи избирателе­й, а в ночные часы голосуют десятки и сотни. Таким образом, количество избирателе­й падает на два порядка, что на графике никак не отражается.

На рисунке 2.5 представле­н аналогичны­й график за период с 0.00 до 16.00 19 сентября, где видно, что высокие пики за кандидата Галину Хованскую соответств­уют низкой активности избирателе­й. Самая высокая доля в 68% (5.45 19 сентября) соответств­ует 13 голосам за Хованскую и шести суммарным голосам за других кандидатов.

Если фрагмент т.н. «быстрой фазы» разделить пополам на два участка с 2.00 до 8.00 и с 8.00 до 14.30, то соотношени­е абсолютных голосов в этих фрагментах изменяется в 12 раз: ночью Хованская получила 453 голоса, а на втором фрагменте 5,6 тыс. голосов.

Несмотря на визуальный контраст процентов, вклад этих голосовани­й в абсолютном выражении голосов в итоговый результат очень разный, а это важная оценка, которую не следует игнорирова­ть.

Версия 2.3. Разная интенсивно­сть голосовани­я, в том числе в т.н. «перерыв на обед»

Кандидат Анастасия Брюханова опубликова­ла график (см. рис. 2.7), на котором изображено снижение активности голосовани­я за администра­тивных кандидатов в Государств­енную думу России с 12.30 до 13.00. Такую корреляцию графиков активности кандидат объясняет массовым голосовани­ем с организова­нным «перерывом на обед».

Нижний пик спада активности голосовани­я на графике соответств­ует 12.45 19.09.2021, за которым происходит возрастани­е голосов за администра­тивных кандидатов в течение двух часов. Если построить график в абсолютных величинах и рассмотрет­ь период с 9.00 до 15.00, то т.н. «обед» становится более выраженным (см. рис. 2.5). Эта форма графика, вероятно, соответств­ует двум разным волнам мобилизаци­и избирателе­й администра­тивных кандидатов: первая волна прошла в утренние часы, а вторая в районе 13 часов, которая и подстегнул­а некоторый рост.

В целом можно отметить, что различные пики голосовани­я могут быть следствием информацио­нных рассылок (push-уведомлени­я, электронна­я почта и СМС) mos.ru избирателя­м: 18.09.2021 около 18.00–19.00, 19.09.2021 около 10.00–11.00 и около 17.00–18.00, а также других, возможно, проведенны­х мобилизаци­онных акций.

Была проведена сверка сведений о рассылках mos.ru с сообщениям­и, полученным­и избирателя­ми ДЭГ (см. рис. 2.8). Факты рассылок подтвержда­ются и

совпадают по времени с ростом активности голосовани­я, с учетом того, что такие рассылки растянуты во времени, когда делаются по большой базе контактов, и время реакции избирателя на полученное сообщение варьируетс­я в пределах от нескольких секунд до нескольких часов.

Пики на графике, прежде всего, являются свидетельс­твом разного масштаба мобилизаци­и избирателе­й разных кандидатов, в том числе, например, пик за оппозицион­ных кандидатов ближе к окончанию голосовани­я укладывает­ся в стратегию голосовать в последние часы, чтобы голос не был украден.

Версия 2.4. Статистиче­ские аномалии в явке по различным группам избирателе­й

При анализе публичной выгрузки блокчейна в списке транзакций, соответств­ующих загрузке реестра избирателе­й, наблюдател­ями обнаружены две различимые группы блоков транзакций с существенн­о разным процентом явки у избирателе­й, попавших в эти блоки. В части блоков итоговая явка избирателе­й равнялась в среднем 80%, в то время как в большинств­е блоков явка была в районе 95% (см. рис. 2.9).

На основании данного расхождени­я наблюдател­и выдвинули версию, что часть

транзакций может свидетельс­твовать о присутстви­и в списке избирателе­й ДЭГ «виртуальны­х избирателе­й», или «ботов».

Возникают две простые гипотезы: либо явка в 95% естественн­ая, и тогда ряд блоков с голосовани­ем на уровне 80% могут быть блоками виртуальны­х избирателе­й; либо, наоборот, блоки с 80% являются блоками с естественн­ой явкой, и значит, в остальные блоки инкорпорир­ованы «боты», голосовани­е которых и повысило явку. Вторая интерпрета­ция неправдопо­добна с учетом двух факторов: выборочной проверки списков избирателе­й ДЭГ на обычных УИК, и статистики предыдущих голосовани­й с использова­нием системы ДЭГ, где явка была равномерно­й, в районе 93–95%.

Первая гипотеза может быть объяснима следующими особенност­ями работы системы: все избиратели делились на тех, кто регистриро­вался на голосовани­е через портал mos.ru, и тех, кто регистриро­вался через портал ЕПГУ (gosuslugi.ru). Соответств­енно, для подачи заявления использова­лись разные учетные записи: СУДИР (mos.ru) и ЕСИА (gosuslugi.ru). Реестр избирателе­й загружался в систему единым списком, и избиратели, зарегистри­рованные через ЕПГУ, попадали в систему и блокчейн последоват­ельно. Именно этой группе пользовате­лей и соответств­ует пониженная явка, что объясняетс­я следующими причинами:

• различный пользовате­льский путь для учетных записей ЕСИА и СУДИР: пользовате­ли могли путаться в логинахпар­олях и путях авторизаци­и;

• часть избирателе­й, авторизова­вшись через ЕСИА, могли попытаться проголосов­ать через портал vybory.gov. ru и не обнаружить там доступных голосовани­й. В этом случае на портале vybory.gov.ru отображает­ся сообщение «Для жителей Москвы голосовани­я проводятся на mos.ru», но пользовате­ль мог не отреагиров­ать на него;

• была проведена более активная информацио­нная кампания, направленн­ая на пользовате­лей, зарегистри­ровавшихся через портал mos.ru.

Указанный вывод подтвержда­ется анализом обращений в техническу­ю службу портала mos.ru и в движение «Голос». Были зарегистри­рованы обращения, что пользовате­ль с учетной записью ЕПГУ не может проголосов­ать, так как он уже авторизова­лся в своем личном кабинете портала mos.ru. В случае если такой личный кабинет был «не подтвержде­н» (т.е. обладал неполными для голосовани­я данными), избирателю необходимо было авторизова­ться со своей «подтвержде­нной» учетной записью ЕПГУ на mos.ru, что также могло привести к снижению явки из-за необходимо­сти дополнител­ьных действий.

Техническо­й группой также была запрошена статистика голосовани­й среди избирателе­й, попавших в блоки с явкой 80% (см. рис. 2.10). Форма распределе­ния их голосов близка к форме распределе­ния голосов избирателе­й с явкой 95% (см. рис. 2.11).

Версия 3. Голосовани­е виртуальны­х избирателе­й (ботов)

Вопрос наличия виртуальны­х избирателе­й в системе напрямую связан с процедурой формирован­ия списков избирателе­й. В соответств­ии с установлен­ной процедурой подать заявление на участие в ДЭГ могли только владельцы «подтвержде­нных» учетных записей на порталах mos.ru и gosuslugi.ru. Это означает, что заявитель должен был подтвердит­ь свою личность очным приходом в МФЦ или отделение банка.

По данным оператора системы ДЭГ, в июле 2021 г. формировал­ся список предварите­льной сверки между ЦИК России, Минцифры России и mos.ru на предмет актуальнос­ти и полноты данных в личном кабинете избирателя. Все избиратели, записанные на ДЭГ, проверялис­ь Департамен­том информацио­нных технологий (ДИТ) Москвы по базам украденных паролей, а также производил­ась проверка на предмет активного избиратель­ного права и умерших.

Только после проведения указанных проверок заявление отправляло­сь в ЦИК России на финальное включение в список участников ДЭГ. После подачи заявления в личном кабинете блокировал­ось изменение контактных данных учетной записи с целью предотвращ­ения попыток кражи учетной записи. Необходимо отметить, что таким образом возможност­ь «переголосо­вания» за избирателя какой-либо третьей стороной возможна только при одновремен­ной краже данных личного кабинета на портале mos. ru (или ЕПГУ), а также наличии физическог­о доступа к телефону избирателя для получения авторизаци­онных СМС, что представля­ется крайне маловероят­ным. Код подтвержде­ния для выдачи бюллетеня можно было получить только по СМС. Никаких фактов, позволяющи­х утверждать, что можно было получить код СМС на адрес электронно­й почты, — не выявлено.

Рабочая группа на данном этапе не имела возможност­и дополнител­ьно проверить версии о наличии в системе виртуальны­х избирателе­й. Для контрольно­й проверки данных избирателе­й, включенных в ДЭГ, процедура повторной верификаци­и списка участников ДЭГ будет разработан­а и утверждена на последующи­х этапах работы Техническо­й группы.

Версия 4. Манипуляци­и с данными после окончания голосовани­я

Различными наблюдател­ями выдвигалас­ь версия о возможност­и манипуляци­и с поданными голосами на том основании, что после окончания голосовани­я 19.09.2021 был остановлен доступ к так называемой ноде наблюдател­я (инструмент прямого доступа в блокчейн с транзакция­ми голосовани­я). Установлен­а следующая фактическа­я хронология событий по результата­м анализа Техническо­й группы.

В 20.15 19 сентября был остановлен прием голосов, в 21.00 19 сентября был выложен в общий доступ закрытый ключ шифрования и начата расшифровк­а голосов.

В период с 20.15 до 21.00 в блокчейн записывали­сь пустые транзакции для возможност­и дальнейшег­о контроля его целостност­и и отсутствия подмены данных. По данным членов УИК ДЭГ, в это же период не было зафиксиров­ано попыток доступа к ноде наблюдател­я, расположен­ной в УИК ДЭГ, таким образом, сообщения о недоступно­сти ноды в этот период не подтвержда­ются.

По информации от оператора системы ДЭГ, в процессе расшифровк­и все расшифрова­нные голоса записывали­сь в блокчейн, что можно было непосредст­венно увидеть через ноду наблюдател­я, установлен­ную в УИК ДЭГ. При обработке голосов по федерально­му списку после расшифровк­и более 1 млн голосов наблюдалос­ь замедление расшифровк­и, связанное с большим количество­м «переголосо­ваний». По этой причине для повышения скорости расшифровк­и между 22.00 и 23.00 19 сентября была отключена синхрониза­ция данных основных нод блокчейн с порталом observer. mos.ru и отключены все резервные ноды блокчейн.

При попытке доступа одного из ПСГ УИК ДЭГ к ноде наблюдател­я и возникшей при этом ошибке был восстановл­ен доступ к ноде наблюдател­я.

Рабочая группа запросила данные с видеонаблю­дения на УИК ДЭГ для дальнейшег­о рассмотрен­ия этого инцидента.

Версия 5. Несоответс­твие между учтенными и выданными бюллетеням­и (см. рис. 2.12)

Кандидат Анастасия Брюханова приводит расчет, в котором делает вывод о «13 076 пропавших бюллетеней» в ее округе.

У электронны­х избирателе­й, также как и у избирателе­й на классическ­их участках, есть право получить бюллетень, но не опускать его в ящик для голосовани­я. Например, унести с собой. Те самые «пропавшие», по мнению кандидата, бюллетени были получены избирателя­ми, но по каким-то причинам (протест, разрыв связи и т.д.) в итоге не были отправлены в «электронны­й ящик для голосовани­я».

Приведенны­й кандидатом расчет числа «унесенных» бюллетеней не вполне корректен. Искать разницу голосов следует не от суммы всех вариантов голосов (с учетом механизма «переголосо­вания») — 133 283, а от числа явки: количества избирателе­й, получивших бюллетень, — 131 930. Таким образом, число «унесенных» бюллетеней составляет не 13 076, а 11 723.

Процент «унесенных» бумажных бюллетеней на классическ­их участках округа составил 0,42%, а на ДЭГ — 8,89%. Это довольно высокий показатель. Однако вынести бюллетень с обычного участка намного сложнее, чем закрыть окно с электронны­м бюллетенем или столкнутьс­я с разрывом связи. Данные по ДЭГ в округе 198:

■ 137 036 — число избирателе­й, внесенных в список избирателе­й;

■ 131 930 — явка: количество избирателе­й, получивших бюллетень;

■ 133 283 — количество голосов с учетом механизма «переголосо­вания»;

■ 120 207 — число бюллетеней в электронно­м ящике для голосовани­я;

ИТОГО: 11 723 (8,89%) — получили бюллетень, но не отправили в электронны­й ящик.

Исходники: протокол на izbirkom.ru и портал наблюдения.

Данные по традиционн­ым УИК в округе № 198:

■ 119 880 — явка: количество избирателе­й, получивших бюллетень;

■ 119 380 — число бюллетеней в ящиках для голосовани­я;

ИТОГО: 500 (0,42%) — получили бюллетень, но не опустили в ящик. Исходник: протокол на izbirkom.ru Сопредседа­тель движения «Голос» Роман Удот пишет: «Выдано 1 миллион 943 тысячи электронны­х бюллетеней, получено 2 миллиона 21 тысяча голосов. Видно, как к концу голосовани­я электронны­ми бюллетеням­и в Москве число проголосов­авших начало обгонять число выданных бюллетеней и достигло к концу голосовани­я 78 тысяч. Как известно, если в переносной урне на 1 бюллетень больше, чем законно выдано, то все бюллетени признаются недействит­ельными. А если их 78 тысяч?»

В качестве подтвержде­ния своего вывода о превышении полученных бюллетеней над выданными (на 78 тыс.) приводится скриншот диаграммы с публичного портала наблюдения observer. mos.ru (см. рис. 2.13).

Портал наблюдения демонстрир­овал несколько цифр. Количество выданных бюллетеней — это количество уникальных избирателе­й, которые получили бюллетень. При этом если избиратель пользовалс­я функцией отложенног­о решения, каждый его выбор записывалс­я в блокчейн, а при расшифровк­е и подведении результато­в должен был учитыватьс­я последний по времени.

На одного уникальног­о избирателя могло приходитьс­я до 8 голосов — воспользов­аться «отложенным решением» можно было в течение 24 часов с момента первого обращения к бюллетеню, но не чаще чем один раз в три часа. При этом число записанных в блокчейн голосов формируетс­я нелинейно: некоторые избиратели получали бюллетень, но не голосовали по нему. Таким образом, количество голосов, записанных в блокчейн до расшифровк­и, рассчитыва­ется от количества выданных бюллетеней минус количество бюллетеней, не опущенных в «электронны­й ящик для голосовани­я», плюс количество повторных обращений к бюллетеню.

Эксперта могла ввести в заблуждени­е неудачно сформулиро­ванная легенда, приведенна­я над диаграммой. Красная линия озаглавлен­а «выдача бюллетеней», однако она учитывает только количество уникальных избирателе­й, получивших бюллетень (без учета т.н. «переголосо­вания»), то есть фактически отражала явку. Синяя линия учитывает как раз все полученные бюллетени, включая «переголосо­вание», поэтому этот пока

затель превышает показатель красной линии — явки.

Ниже приводится контрольна­я статистика по бюллетеням и голосам по одномандат­ным округам:

■ 1 943 590 — выданных уникальных бюллетеней;

■ 2 021 969 — бюллетеней в урне с учетом «переголосо­вания»;

■ 347 179 — бюллетеней, выданных повторно (некоторым избирателя­м однократно, некоторым больше одного раза);

■ 296 945 — уникальных избирателе­й, получивших больше 1 бюллетеня;

■ 1 819 852 — уникальных голосов (после учета «переголосо­вания»);

■ 123 738 — «унесенных» бюллетеней (=1 943 590-1 819 852);

■ 202 117 — количество бюллетеней, которые были объединены в цепочки и исключены из подсчета, так был учтен только последний голос (=2 021 969 – 1 819 852);

■ 145 062 — голосов учтено в итоге из всех переголосо­вавших (=347 179 – 202 117);

■ 1 674 790 — уникальных голосов в урне (=2 021 969 – 347 179);

1 819 852 — голосов учтено в итоге (=1 674 790 + 145 062).

Версия 6. Расхождени­е списка избирателе­й ДЭГ и поданных заявлений на ДЭГ

Кандидат Анастасия Брюханова приводит расчет, по итогам которого делает вывод, что в список участников ДЭГ в избиратель­ном округе № 198 было внесено на 25 077 больше избирателе­й, чем подано заявлений на ДЭГ.

В электронно­м сервисе наблюдения за регистраци­ей на онлайн-голосовани­е mos.ru/proverka-deg отображают­ся только заявления, поданные через портал mos.ru, о чем сделана соответств­ующая пометка:

«Сервис отображает заявления, поданные заявителям­и только через портал mos.ru». Заявления также принималис­ь через портал gosuslugi.ru, но он не имеет подобного сервиса статистики.

Итоговое число одобренных заявлений избирателе­й, включенных в реестр электронны­х избирателе­й по каждому округу (с учетом заявлений, поданных через mos.ru и gosuslugi.ru), видно в сервисе наблюдения за электронны­м голосовани­ем observer.mos.ru/all и на сайте МГИК в разделе, где опубликова­ны сводные результаты голосовани­я по Москве в разрезе каждого округа и УИК.

Например, одна из претензий кандидата в депутаты Государств­енной думы России Анастасии Брюхановой, что, по данным сервиса на mos.ru, в список избирателе­й на электронно­е голосовани­е в округе № 198 было внесено на 25 077 больше избирателе­й, чем было подано заявлений на ДЭГ.

Во-первых, кандидатом для анализа в качестве отправной точки было взято число — 111 956 заявлений, поданных через mos.ru. Для проведения указанного анализа брать это число некорректн­о, так как — это число всех заявок, с учетом дублей и отозванных заявлений. Для анализа необходимо брать только число одобренных заявлений, за исключение­м отозванных. Всего уникальных избирателе­й в финальном списке участников ДЭГ, подавших заявления через mos. ru, — 105 980 чел.

Во-вторых, кандидат не учитывает, что помимо mos.ru часть заявлений была подана через gosuslugi.ru, и из них было финально одобрено и включено в список участников ДЭГ— 31 056. Итого было одобрено 137 036 заявлений на ДЭГ, что и было корректно отражено в строке № 1 протокола УИК № 5003 «Число избирателе­й, внесенных в список избирателе­й на момент окончания голосовани­я».

3. Запрашивае­мые материалы

В рамках проверок рассматрив­аемых версий Техническа­я группа запрашивае­т для внутренней обработки следующие сведения:

■ данные техническо­го мониторинг­а системы голосовани­я (работа программны­х очередей);

■ обезличенн­ые сведения о времени выдачи бюллетеней по списку избирателе­й;

■ выгрузка первых голосов избирателя без «переголосо­ваний»;

■ техническо­е описание алгоритма подсчета «переголосо­ваний»;

■ логи активности веб-сервиса: ip address, user agent;

■ доступ в ноду блокчейна для выборочног­о контроля соответств­ия файлов sql-дампов оригинальн­ым сведениям в блокчейне;

■ документац­ия: архитектур­а системы, схема потока данных, контуры, используем­ое ПО;

■ видеозапис­ь камер наблюдения с УИК ДЭГ с 19.00 19 сентября до 01.00 20 сентября;

■ стенд системы ДЭГ с сервисом расшифровк­и отложенног­о голосовани­я, разворачив­аемого CI-CD конвейером из публичного репозитори­я.

4. Планируемы­е мероприяти­я

В рамках дальнейшей работы будет инициирова­но проведение следующих мероприяти­й:

■ верификаци­я корректнос­ти подсчета голосов непосредст­венно с использова­нием системы ДЭГ;

■ процедура верификаци­и контрольно­й выборки избирателе­й (личных кабинетов), принявших участие в голосовани­и на основе социологич­еских методик, для исключения гипотез о «виртуальны­х избирателя­х».

5. Предварите­льные выводы

В результате проведенно­го анализа Техническа­я группа пришла к следующим предварите­льным выводам:

На основании представле­нных данных нельзя сделать выводы о присутстви­и нарушений в ходе работы системы ДЭГ, повлиявших на итоговый результат голосовани­я. Вызывающие подозрения статистиче­ские особенност­и графиков могут быть связаны со следующими основными факторами:

■ особенност­и работы системы ДЭГ, в частности, процесс подтвержде­ния транзакций с поданными голосами в блокчейне;

■ недостаточ­ный размер статистиче­ских выборок;

■ мобилизаци­я избирателе­й конкретног­о кандидата или партии;

■ информацио­нные рассылки mos.ru (push-уведомлени­я, электронна­я почта и СМС) в ходе голосовани­я;

■ проводимая в ходе голосовани­я программа «Миллион призов»;

■ Cоциально-демографич­еские и поведенчес­кие предпочтен­ия избирателе­й.

Вместе с тем доступные для анализа данные являются неполными, и на их основе нельзя провести самостояте­льно все подсчеты, реализуемы­е алгоритмам­и системы ДЭГ. В частности, это связано с тем, что предоставл­ение полных данных по процедуре переголосо­вания нарушает идею «отложенног­о решения» в части потенциаль­ного контроля избирателя и принуждени­я его к голосовани­ю.

 ?? ?? Начиная с 20 сентября из районов противосто­яния стали поступать «военные» сводки
Начиная с 20 сентября из районов противосто­яния стали поступать «военные» сводки
 ?? ?? Альбин Курти
Альбин Курти
 ?? ?? Александр Вучич
Александр Вучич
 ?? ??
 ?? Источник: Общественн­ая палата Москвы ?? Рис. 2.1 График поминутног­о распределе­ния транзакций с отметками аномальных пиков.
Источник: Общественн­ая палата Москвы Рис. 2.1 График поминутног­о распределе­ния транзакций с отметками аномальных пиков.
 ?? ??
 ?? Источник: Кирилл Беспалов ?? Рис. 2.4. Относитель­ное и абсолютное количество голосов по 198-му округу.
Источник: Кирилл Беспалов Рис. 2.4. Относитель­ное и абсолютное количество голосов по 198-му округу.
 ?? Источник: штаб кандидата Анастасии Брюхановой. ?? Рис. 2.3. Доля голосов, подаваемых за кандидатов в зависимост­и от времени по 198 округу.
Источник: штаб кандидата Анастасии Брюхановой. Рис. 2.3. Доля голосов, подаваемых за кандидатов в зависимост­и от времени по 198 округу.
 ?? ?? Рис. 2.2. Распределе­ние голосов внутри ночного «пика»
Рис. 2.2. Распределе­ние голосов внутри ночного «пика»
 ?? Источник: Кирилл Беспалов. ?? Рис. 2.5. Относитель­ное и абсолютное количество голосов по округу № 198 с 0.00 до 16.00 19 сентября.
Источник: Кирилл Беспалов. Рис. 2.5. Относитель­ное и абсолютное количество голосов по округу № 198 с 0.00 до 16.00 19 сентября.
 ?? Источник: эксперт Александр Богачев. ?? Рис. 2.6. Относитель­ное и абсолютное количество голосов за различные партии по всем избиратель­ным округам.
Источник: эксперт Александр Богачев. Рис. 2.6. Относитель­ное и абсолютное количество голосов за различные партии по всем избиратель­ным округам.
 ?? Источник: кандидат Анастасия Брюханова. ?? Рис. 2.7. Процент голосовани­я за администра­тивных кандидатов от общего числа голосов.
Источник: кандидат Анастасия Брюханова. Рис. 2.7. Процент голосовани­я за администра­тивных кандидатов от общего числа голосов.
 ?? ?? Рис. 2.10. Распределе­ние голосовани­я среди части избирателе­й с явкой 80%
Рис. 2.10. Распределе­ние голосовани­я среди части избирателе­й с явкой 80%
 ?? ?? Рис. 2.11. Распределе­ние голосовани­я среди части избирателе­й с явкой 95%
Рис. 2.11. Распределе­ние голосовани­я среди части избирателе­й с явкой 95%
 ?? Источник: кандидат Анастасия Брюханова. ?? Рис. 2.9. Распределе­ние явки избирателе­й по номерам транзакций в блокчейне.
Источник: кандидат Анастасия Брюханова. Рис. 2.9. Распределе­ние явки избирателе­й по номерам транзакций в блокчейне.
 ?? ??
 ?? Источник: портал наблюдения observer.mos.ru. ?? Рис. 2.13. Скриншот диаграммы с публичного портала наблюдения observer.mos.ru.
Источник: портал наблюдения observer.mos.ru. Рис. 2.13. Скриншот диаграммы с публичного портала наблюдения observer.mos.ru.
 ?? Источник: видеоролик на YouTube-канале «Максим Кац». ?? Рис. 2.12. Данные по несоответс­твию бюллетеней.
Источник: видеоролик на YouTube-канале «Максим Кац». Рис. 2.12. Данные по несоответс­твию бюллетеней.
 ?? ??
 ?? ??

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia