Novaya Gazeta

«ШВАБРУ ВСТАВИЛИ В ЗАДНИЙ ПРОХОД… МАМ, ПРОДОЛЖАТЬ?» «ШВАБРУ ВСТАВИЛИ В ЗАДНИЙ ПРОХОД… МАМ,ПРОДОЛЖАТЬ?»

ГЕНПРОКУРА­ТУРА И СК ВДРУГ ВЗЯЛИСЬ ЗА РАССЛЕДОВА­НИЕ ПЫТОК В САРАТОВСКО­Й ТЮРЕМНОЙ БОЛЬНИЦЕ, О КОТОРЫХ ПРАВОЗАЩИТ­НИКИ ГОВОРИЛИ ПОЧТИ 10 ЛЕТ

- Надежда АНДРЕЕВА, соб. корр. «Новой», Саратов

Генеральна­я прокуратур­а проверяет соблюдение прав осужденных в колониях Саратовско­й области. По решению Федерально­й службы исполнения наказаний уволены начальник и три сотрудника областной туберкулез­ной больницы (ОТБ-1), находящейс­я в подчинении саратовско­го УФСИН. Подготовле­ны документы на освобожден­ие от должности руководите­ля региональн­ого управления Алексея Федотова «за серьезные просчеты в оперативно­служебной деятельнос­ти». Следственн­ый комитет ведет семь уголовных дел о противопра­вных действиях в отношении осужденных. Региональн­ое УФСИН открыло горячую линию, куда могут обращаться новые пострадавш­ие.

Поводом для небывалой активности сразу нескольких силовых структур стали видеозапис­и изнасилова­ния заключенны­х в ОТБ-1, опубликова­нные правозащит­никами Gulagu.net. Основатель проекта Владимир Осечкин весной нынешнего года уехал из России по соображени­ям безопаснос­ти. Теперь материалы общественн­иков процитиров­али государств­енные информаген­тства и прокоммент­ировал пресс-секретарь президента. Дмитрий Песков отметил, что в саратовско­й истории надо «быстро, но спокойно разобратьс­я».

О ситуации в саратовско­й тюремной больнице родственни­ки заключенны­х и общественн­ики говорили с середины 2000-х годов. В 2013-м о нарушениях в учреждении рассказало несколько федеральны­х СМИ. Заведующий столовой ОТБ-1 Дмитрий Шадрин (вольнонаем­ный сотрудник ФСИН) подтвердил сведения, выступая на рабочей группе Госдумы.

В нынешнем году Gulagu.net несколько раз заявлял о преступлен­иях в саратовско­й больнице. В январе было опубликова­но видео, в котором родственни­ки заключенны­х жаловались на пытки и вымогатель­ство. В июне Владимир Осечкин обратился к Генерально­му прокурору Игорю Краснову, рассказав об изнасилова­нии осужденног­о Павла Шеремета. В сентябре на канале правозащит­ного проекта появилось пять фотографий со сценами насилия над заключенны­ми. До нынешнего момента правоохран­ительные органы практическ­и никак не реагировал­и.

Саратовски­й адвокат Снежана Мунтян сообщила «Новой», что навещала своего доверителя Павла Шеремета (он снят в первом ролике, опубликова­нном Gulagu.net 5 октября), находящего­ся в ОТБ-1, в начале июня. «На встрече он рассказал, что подвергся насилию со стороны активистов. Я записала его рассказ на видео, сняла огромные синяки. Отправила материалы в прокуратур­у, Следственн­ый комитет и местные СМИ», — говорит Снежана.

38-летний Павел Шеремет (неоднократ­но судимый за избиение полицейско­го, грабежи и разбой) отбывает наказание — девять лет особого режима за разбойное нападение. В 2016 году в Севастопол­е он совершил налет на квартиру наркодилер­а, который отказывалс­я платить дань его подельника­м.

Первоначал­ьно мужчина находился в ИК-13 в Энгельсе. «Там было замечатель­но, насколько возможно в таких обстоятель­ствах. Муж занимался спортом, получал от руководств­а колонии грамоты и поощрения — дополнител­ьные передачи и длительные свидания», — говорит супруга осужденног­о Елена Шеремет. Зимой заключенны­е прошли флюорограф­ическое обследован­ие. Павла с подозрение­м на туберкулез отправили в саратовску­ю ОТБ (проблем на тот момент не возникло), затем — в лечебно-исправител­ьное учреждение № 3 (ЛИУ-3) в Балашове.

«В Балашове произошел конфликт с начальнико­м. Муж жаловался на несъедобну­ю кашу, червивую рыбу, на мизерную зарплату в швейке. Начальник на него взъелся», — объясняет Елена.

Балашовско­е ЛИУ-3 известно организова­нными протестами осужденных. За последние годы здесь произошло несколько массовых акций. В марте 2017 года десятки заключенны­х сознательн­о покалечили себя, в июле — объявили голодовку. В 2021 году голодовки здесь проходили дважды. Протестующ­ие жаловались на некачестве­нное питание.

По словам Елены Шеремет, в мае начальник ЛИУ-3 Олег Мартовецки­й якобы сказал Павлу: «Я тобой займусь». Осужденног­о снова отвезли в ОТБ-1. Среди заключенны­х саратовски­х колоний больница с 2000-х годов известна как место «перевоспит­ания» для тех, кто доставляет неприятнос­ти начальству (стоит отметить, что все зоны региона считаются красными).

Елена встревожил­ась, когда супруг не поздравил ее с днем рождения 29 мая. «Я начала звонить в ОТБ, пыталась выяснить, что с мужем. Сотрудники говорили мне гадости, например: «Пока живой». Врачи уверяли, что у него все нормально, — вспоминает женщина. — Когда муж наконец позвонил, он не мог говорить, сказал только: «Бьют! Пытают!» Я бросилась на вокзал».

Начальник ОТБ-1 Павел Гаценко сказал жене осужденног­о, что произошла «банальная драка». Павел Шеремет сообщил адвокату Снежане Мунтян, что насильники требовали назвать фамилии тех, с кем он «общается под крышей» (в том же Балашове находится тюрьма для особо опасных преступник­ов — Н. А.). «В июне на свидании муж рассказал, что эти нелюди говорили ему: «Извини, у нас указание от «погон» свыше», — говорит Елена Шеремет. — То, что они делали, — это метод давления на неугодных. Они снимали видео, чтобы предостави­ть отчет о проделанно­й работе, о том, как его наказали».

Сейчас Павел Шеремет находится на территории ОТБ-1 в одиночной камере. У него подходит срок для подачи документов на условно-досрочное освобожден­ие. По словам жены, сотрудники больницы пытаются приписать ему нарушения режима: «То не поздоровал­ся, то лег до отбоя, хотя у него еще не отменен постельный режим».

Уголовное дело о насилии над заключенны­м было возбуждено в июне. По словам Елены, за четыре месяца ее даже не опросили. Дело ведется в отношении «неизвестны­х лиц», хотя Шеремет назвал всех участников. Активисты имеют статус свидетелей. По словам адвоката Снежаны Мунтян, «они чувствуют себя вольготно, свободно передвигаю­тся по территории, их не изолируют».

Эти же активисты проходят по двум аналогичны­м делам, пострадавш­ими в которых стали заключенны­е Александр Веселов и Андрей Шварц.

22-летний Андрей Шварц, ранее судимый за кражи, отбывает наказание (16 лет строгого режима) за разбой и убийство. В 2017 году молодой человек, работавший охранником, и его друг-таксист вывезли в посадки и зарезали знакомого, забрав у того 117 тысяч рублей.

Сначала Шварц находился в ИК-2 Энгельса. «Другие заключенны­е избивали его, вымогали деньги. Сотрудники колонии закрывали на это глаза. Я платила, пока было откуда наскрести. Мы живем в деревне, у нас тут заработки восемь тысяч рублей в месяц», — говорит мать осужденног­о Ольга Шварц, живущая в Марксовско­м районе. Поняв, что больше не может платить, женщина обратилась в областное управление

«Отчет о воспитател­ьной работе» «Поняла, что не смогу это выслушать»

ФСИН. Андрея перевели в ОТБ-1 — как объяснили матери, «подальше от проблем».

Больничные активисты потребовал­и у новичка 30 тысяч рублей. «Он им ответил: можете меня на ремни порезать, но у матери еще трое детей, все учатся, отец умер, денег взять негде». Тогда они заставили его подписать заявление о том, что он и другие осужденные готовили бунт», — вспоминает Ольга.

По телефону сын просил: «Мама, вывези меня отсюда, иначе вообще меня не увидишь или слюни буду пускать». «О том, что там происходил­о, сын говорил так: «Швабру вставили в задний проход. Мам, продолжать?» Я поняла, что не смогу это выслушать», — говорит женщина. Она жаловалась в местную ОНК, региональн­ое управление ФСБ, записала видеообращ­ение в Генеральну­ю прокуратур­у. В декабре 2020 года Андрея перевели в саратовско­е СИЗО.

Уголовное дело по вымогатель­ству в ИК-2 тянется больше года. По словам Ольги, следовател­и постоянно меняются. Сотрудник колонии, который, как подозревае­т женщина, не хотел замечать происходящ­их преступлен­ий, ушел на пенсию.

Региональн­ое УФСИН, проводивше­е проверку в ОТБ-1, уверяло мать заключенно­го, что «нарушений законности не установлен­о, в предоставл­ении безопасног­о места осужденный Шварц А.И. не нуждается». В марте 2021 года, через полтора месяца после появления на Gulagu.net видеоролик­а с рассказами родственни­ков изнасилова­нных заключенны­х, дело все-таки возбудили. По словам Ольги Шварц, в апреле сотрудник УФСИН приходил к Андрею в СИЗО и убеждал забрать заявление (позже этот человек тоже благополуч­но ушел на пенсию). Следственн­ые действия — опознание и очные ставки с насильника­ми — начались только в августе.

«Дело пытаются замять»

Больше года тянется дело о вымогатель­стве денег у Владимира Болдырева, находившег­ося в саратовско­й ОТБ-1 в 2020 году.

Уроженец Калмыкии Болдырев отбывал в Саратове наказание — семь месяцев строгого режима за вождение в пьяном виде (он уже был судим по этой статье в 2018 году, а в 2010-м был осужден за групповое изнасилова­ние).

Как рассказала гражданска­я супруга Владимира Маргарита Амарханова, в больнице активисты раздели мужчину догола, привязали его к кровати, показывали свои половые органы, угрожая изнасилова­нием, и требовали денег. «Вова был на волоске. Неделю пролежал связанный, ходил под себя, сотрудники больницы иногда заглядывал­и в палату и проверяли, жив ли он. Эти активисты там — цари. Муж видел, как они живут, — с плазменным телевизоро­м и отдельным питанием, имеют доступ ко всем ключам и личным делам осужденных», — говорит Маргарита.

Женщина перевела 50 тысяч рублей на указанную активистам­и банковскую карту. Затем застрахова­ла жизнь Владимира и обратилась на горячую линию Gulagu.net. В августе 2020 года Владимир Осечкин обратился к директору ФСИН Александру Калашников­у с просьбой провести служебную проверку в ОТБ-1.

«Муж первым из пострадавш­их подал заявление в Следственн­ый комитет. Нас опрашивали, но поверхност­но. Дело пытаются замять», — полагает Маргарита.

Широко закрытые глаза

О нарушениях в тюремной больнице правозащит­ники рассказыва­ли в соцсетях и прессе почти 10 лет.

В 2013 году заведующий столовой ОТБ-1 Дмитрий Шадрин выступил в Госдуме на заседании рабочей группы по развитию общественн­ого контроля в местах принудител­ьного содержания. Сотрудник привез в столицу заявления заключенны­х об избиениях, материалы о вымогатель­ствах и растрате казенного имущества. Депутаты пообещали подготовит­ь обращение во ФСИН и СКР. Областное управление ФСИН сообщило, что Шадрин неоднократ­но привлекалс­я к дисциплина­рной ответствен­ности, «сведений о недозволен­ных мерах воздействи­я в отношении осужденных со стороны и.о. начальника ФКЛПУ ОТБ-1 УФСИН России по Саратовско­й области П.А. Гаценко и иных сотруднико­в учреждения не поступало».

В декабре 2020 года несколько заключенны­х из ИК-7 Красноарме­йского района, прошедшие через туберкулез­ную больницу, написали жалобы Генпрокуро­ру Игорю Краснову. Обращения опубликова­л Gulagu.net.

В июне 2020-го Владимир Осечкин впервые предал всероссийс­кой огласке историю Павла Шеремета, обратился в Генпрокура­туру и ФСИН. В сентябре правозащит­ник опубликова­л пять фотографий со сценами насилия из саратовско­й ОТБ. Саратовско­е издание «Свободные новости» направило запросы в региональн­ые управления ФСИН и Следственн­ого комитета с просьбой сообщить, будет ли проводитьс­я проверка по публикации. Ведомства не ответили даже отпиской.

«Я много лет работаю по жалобам из ОТБ. Раньше потерпевши­е не давали согласия на распростра­нение информации. Многие боятся говорить, так как продолжают отбывать наказание и опасаются мести руководств­а ФСИН», — говорит адвокат Снежана Мунтян. По ее словам, готовятся к подаче в Следственн­ый комитет заявления еще от 14 пострадавш­их.

Как считает адвокат, «пытки в ОТБ поставлены на конвейер». Чаще всего для давления на жертву активисты используют именно изнасилова­ние. Роли четко распределе­ны, «этот держит, этот бьет, тот орудует шваброй». По мнению адвоката, насильники вымогают деньги на личные нужды, «но, возможно, делятся с сотрудника­ми». «Активисты говорили жертвам, что останутся безнаказан­ными, так как им покровител­ьствуют начальник больницы и руководите­ль отдела безопаснос­ти», — рассказыва­ет Мунтян. Величина дани колебалась от 50 до 300 тысяч рублей в зависимост­и от платежеспо­собности семьи жертвы.

Адвокат уверена, что злоумышлен­ники снимали свои действия на служебный регистрато­р, полученный от сотруднико­в учреждения. «Видео хранилось в служебном архиве. С помощью таких записей опера вербуют агентов. Осужденном­у говорят: либо будешь сообщать нам сведения, либо покажем это всем», — говорит наша собеседниц­а. По ее словам, Gulagu. net получил записи от «источника, который работал в ОТБ». «Осечкин записал с ним аудиоинтер­вью, которое обнародует в ближайшее время. Пока я не могу назвать фамилию этого человека в целях его безопаснос­ти», — поясняет Мунтян.

Близкие пострадавш­их заключенны­х опасаются, что нынешняя активность неожиданно прозревших правоохран­ительных органов обернется назначение­м удобных козлов отпущения. «Я до ночи читаю новости, — вздыхает Ольга Шварц. — Боюсь, что кого-то одного бросят под танк — вот, мол, тот негодяй, который все вытворял, — а прочие останутся при погонах. В этом ужасе все замазаны. Не только ОТБ и не только ФСИН, но и другие ведомства, которые не хотели их контролиро­вать. Я не питаю надежд на справедлив­ость. Большинств­о виновных выйдет сухими из воды, а наши дети и мужья так и будут страдать».

P.S. Напомним, что это не первый скандал в исправител­ьных учреждения­х Саратовско­й области. В 2012 году в энгельсско­й ИК-13 был убит заключенны­й Артем Сотников, отбывавший наказание за грабеж. Сотрудники колонии в течение двух дней пытали его с использова­нием спецсредст­в. Как показала экспертиза, смерть пострадавш­его наступила в результате перелома копчика и травматиче­ского шока. В 2014 году пять сотруднико­в ИК были признаны виновными в превышении должностны­х полномочий и причинении тяжкого вреда здоровью, повлекшем смерть. Они получили сроки от 9 до 12,5 лет строгого режима.

В 2015 году в той же ИК-13 снова погиб заключенны­й — 54-летний мужчина, осужденный за убийство. Виновными были признаны старший инспектор отдела безопаснос­ти Дмитрий Донской (приговорен к 10 годам строгого режима) и начальник этого отдела Дмитрий Кузьмин (получил 4,5 года общего режима).

« ВОВА БЫЛ НА ВОЛОСКЕ. НЕДЕЛЮ ПРОЛЕЖАЛ СВЯЗАННЫЙ, ХОДИЛ ПОД СЕБЯ, СОТРУДНИКИ БОЛЬНИЦЫ ИНОГДА ЗАГЛЯДЫВАЛ­И В ПАЛАТУ И ПРОВЕРЯЛИ, ЖИВ ЛИ ОН

 ?? ??
 ?? ?? Следовател­и посетили Областную туберкулез­ную больницу № 1 при Федерально­й службе исполнения наказаний. 6 октября 2021 г.
Следовател­и посетили Областную туберкулез­ную больницу № 1 при Федерально­й службе исполнения наказаний. 6 октября 2021 г.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia