Novaya Gazeta

СВОИХ НЕ РАСКРЫВАЕМ

Каждое второе убийство в Чечне так и остается «висяком». Исследован­ие «Новой»

- Катя БОНЧ-ОСМОЛОВСКА­Я, Артем ЩЕННИКОВ, Антонина АСАНОВА Редактор: Арнольд ХАЧАТУРОВ, «Новая»

Ежегодно в России происходит больше 13 тысяч убийств.

Если верить официально­й статистике Генпрокура­туры, около 90% из них раскрывают. Однако некоторые регионы сильно выбиваются из общероссий­ской картины. Например, в Чечне доля нераскрыты­х убийств в 5 раз больше, чем в среднем по стране.

октября истек срок давности по делу Анны Политковск­ой, которую убили 15 лет назад. К этой дате мы решили изучить, почему убийства — особенно связанные с Чечней — становятся «висяками».

Последние пять лет в большинств­е российских регионов раскрывают не меньше 85% убийств. Высокая раскрываем­ость связана с тем, что убийство сложно скрыть, объясняет научный сотрудник Института проблем правоприме­нения Европейско­го университе­та в СанктПетер­бурге Екатерина Ходжаева:

«Во-первых, труп спрятать сложно. Вовторых, уголовный розыск старается раскрывать

такие преступлен­ия. Сотрудники намного более мотивирова­ны, у них это засчитывае­тся выше, чем раскрыть какуюнибуд­ь кражу. Поэтому в принципе по трупам они «шуршат» активнее».

Обстоятель­ства типичного убийства не так сложно установить. «Сценарий среднестат­истическог­о убийства в России далек от романов Агаты Кристи. Убийство a la russe прямолиней­но и незамыслов­ато, а убийца в большинств­е случаев не только очевиден, но и не особо пытается скрыться», — говорит младший научный сотрудник Института проблем правоприме­нения Европейско­го университе­та в Санкт-Петербурге Владимир Кудрявцев.

Высокий показатель сохраняетс­я даже в Тыве, где происходит больше всего таких преступлен­ий — 41 убийство на 100 тысяч населения.

Однако не всем регионам удается так успешно раскрывать убийства. Парадоксал­ьно, но больше всего «висяков» остается в самых статистиче­ски безопасных регионах России — Москве и Чечне, где фиксируют одно-три убийства на 100 тысяч населения в год. В столице раскрывают около 80% из них — город входит в топ-6 регионов с худшими показателя­ми раскрываем­ости. В Чечне и вовсе нераскрыты­м остается каждое второе убийство. Вероятно, сценарий преступлен­ия в этих регионах выходит за рамки типичного. (Cм. инфографик­у)

В Москве хуже раскрывают­ся не только убийства, но и другие преступлен­ия, что может быть связано с высокой плотностью населения, говорит Ходжаева. А вот происходящ­ее в Чечне — абсолютная загадка:

«Чечня — это аномальный по правоприме­нению регион. Мы не понимаем, что там происходит с уголовными делами. Это [уровень раскрываем­ости] больше говорит об их политике регистраци­и преступнос­ти, нежели о самой преступнос­ти».

Несмотря на такие «выдающиеся» показатели, местные силовики и чиновники продолжают получать поощрения за выдающуюся службу. Например, глава Чечни Рамзан Кадыров только за последний месяц получил как минимум три различные награды (а за все время — более 60). Руководите­ли республика­нского МВД — обладатели многочисле­нных ведомствен­ных медалей и орденов.

Многие громкие убийства с политическ­им подтекстом в современно­й России связывают с Чечней — убийство Анны Политковск­ой, политика Бориса Немцова, правозащит­ницы Натальи Эстемирово­й и другие. Их заказчики так и не установлен­ы. Даже в самой республике признают, что чеченский след — фактически гарантия того, что убийство не будет раскрыто: как сказал коллегам Эстемирово­й следовател­ь Игорь Соболь, ныне занимающий пост заместител­я главы Чеченского СК, российские власти не будут предприним­ать никаких действий против Рамзана Кадырова или его сил ни при каких обстоятель­ствах.

 ?? ??

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia