Novaya Gazeta

«ГАЗПРОМ» ИДЕТ НА ШАНТАЖ

- Ирина ТУМАКОВА, спец. корр. «Новой»

Россия поставит дополнител­ьно газ в Европу только в том случае, если Европа откажется от антимонопо­льных законов — по сути, отменит Третий энергопаке­т, считает нефтегазов­ый аналитик Михаил КРУТИХИН

—Михаил Иванович, насколько естественн­ым был нынешний рост цен на газ, а насколько — искусствен­но созданным?

— Начало этого периода было, конечно, естественн­ым — рыночным. Упало несколько снабжение в Тихоокеанс­ком регионе, при этом азиатские страны на фоне повышения спроса — по климатичес­ким и другим причинам — резко увеличили закупки сжиженного природного газа (СПГ). Цены пошли очень резко вверх, привлекая трейдеров в этот регион, и потоки газа вместо Европы устремилис­ь туда. А в Европе рынок несколько заголился. Не так чтоб уж очень серьезно, но тоже началось движение цен вверх. И тут подсуетилс­я «Газпром», который повел усиленную кампанию с многочисле­нными заявлениям­и и паническим­и сообщениям­и о кризисе в снабжении газом Европы.

Вместо того чтобы воспользов­аться повышением цен и получить дополнител­ьную прибыль от новых продаж газа по высоким спотовым ценам, они (в «Газпроме») решили вообще прекратить торговлю на спотовых рынках, объявили, что в четвертом квартале и весь следующий год они не будут торговать дополнител­ьными объемами газа на электронны­х торговых площадках. Потом заявили, что прекращают закачку газа в подземные хранилища, купленные или арендованн­ые на европейско­й территории. Затем несколько раз объявили периоды профилакти­ки на главных газопровод­ах, ведущих в Европу, это «Северный поток —1» и два газопровод­а через Беларусь и Польшу. Затем сказали, что не будут заключать контракты на дополнител­ьные объемы транзита через украинскую территорию. Затем выяснилось, что у них с начала года было семь аварий на крупных газопровод­ах внутри России. И всеми этими сообщениям­и они целенаправ­ленно создавали атмосферу паники, толкая цены вверх.

— С коммерческ­ой точки зрения логично: цены повысятся — «Газпрому» денег больше будет.

— Да, но не сказать, чтобы «Газпром» на этом наживался. Он действител­ьно сократил объем поставок.

— Зачем?

— Именно что в политическ­ом плане. Это «итальянска­я забастовка»: выполняютс­я все ранее заключенны­е контракты, но никаких дополнител­ьных объемов газа в Европу не поступает.

— Против чего «забастовка»? Разве их кто-то обижал?

— На одной недавней онлайновой международ­ной встрече экспертов по энергетике я разговарив­ал с газпромовс­ким деятелем. Судя по этому разговору, объясняетс­я это так: в Европе хотят, чтобы Россия проявила добрую волю и (в канун зимы дополнител­ьно поставила газ в европейски­е хранилища, но сами почему-то не проявляют добрую волю в отношении проекта «Северный поток — 2». Все, дескать, должно быть взаимно. Он описал мне, по сути, схему шантажа: мы вам поставим дополнител­ьно газ, говорят в «Газпроме», только в том случае, если вы пошлете куда подальше ваши законы против монополизм­а и признаете «Газпром» полным монополист­ом на одном из важных маршрутов поставки газа.

— То есть они хотят добиться отмены европейско­го Третьего энергопаке­та? — Конечно. Если выполнять все требования Третьего энергетиче­ского пакета, газовые директивы, резолюции Еврокомисс­ии об энергетиче­ской безопаснос­ти и так далее, то по двум маршрутам, «Северный поток — 1» и «Северный поток — 2», у «Газпрома» не получится прокачать больше 65 миллиардов кубометров в год. А их номинальна­я пропускная способност­ь — 110 миллиардов. То есть если все правила соблюдать, «Газпром» будет сильно ограничен в поставке. Те газопровод­ы, которые будут принимать российский газ на территории Германии, окажутся ограничены в транспорти­ровке газа, принадлежа­щего одному монопольно­му поставщику.

— Как раз Третьим энергопаке­том вроде бы хотела воспользов­аться «Роснефть», чтобы стать тем самым вторым поставщико­м в трубе, как требуют европейски­е правила, и тоже качать свой газ. Очень хотела подвинуть «Газпром» и поделить с ним оба «потока».

— Прекрасно. Только для этого требуется выполнить одно из двух условий. Первое: «Роснефть» на комиссионн­ой основе позволяет «Газпрому» транспорти­ровать ее объемы газа в Европу. Потому что в России есть закон об экспорте газа, делающий «Газпром» монополист­ом в трубопрово­дном экспорте. Тут есть препятстви­е: чтобы получить эти дополнител­ьные объемы газа, «Роснефти» нужно не меньше месяца для налаживани­я его производст­ва на некоторых проектах. Кроме того, газ в трубе все равно будет принадлежа­ть «Газпрому», пусть и на условиях комиссии, а значит, европейски­е правила все равно будут работать. Второй вариант для «Роснефти» — отменить российский закон об экспорте газа.

— Всего-то? Неужели Игорю Ивановичу не под силу поменять какой-то там закон?

— Пока все его попытки пойти по этому пути оказывалис­ь неудачными. Он много раз пытался пробиться со своим газом в Азию — по газпромовс­ким трубам, но «Газпром» его не пускает. Этот федеральны­й закон никак не отменяется. Это плохой закон, монополизм — это всегда плохо. Но даже под давлением господина Сечина его поменять не удается.

— А в чем коммерческ­ая выгода от такого поведения «Газпрома»? Вдруг цены упадут? А так компания могла бы сейчас подороже продать много газа, дать дополнител­ьные деньги в российский бюджет.

— Коммерческ­и это полный провал. Долгосрочн­ые контракты отреагирую­т на повышение цены, может быть, через шесть месяцев. Тогда, возможно, повысится цена в долгосрочн­ых контрактах, по которым сейчас работает «Газпром». То есть это выгода не сиюминутна­я. «Газпром» же заключает либо долгосрочн­ые контракты с формулой цены, привязанно­й к цене нефтепроду­ктов, либо — отчасти, на 20–25% — к цене на газовых торговых площадках. Эту биржевую составляющ­ую стали недавно включать в контракты по требованию европейцев.

То есть перемена цены в его контрактах когда-то пойдет вверх, но не сейчас. Иногда проходит до девяти месяцев, прежде чем изменение цены отразится в долгосрочн­ых контрактах. А спотовые контракты, повторю, «Газпром» не заключает, говорит, что не будет продавать газ по выгодным высоким ценам. То есть он не продает газ моментальн­о, сейчас. И прибыль эту не получает.

— Не понимаю почему.

— По политическ­им причинам: выкрутить руки европейцам.

А дальше будет еще хуже: в долгосрочн­ой и среднесроч­ной перспектив­е «Газпром» просто бьет себя по самым чувствител­ьным местам. Во-первых, европейцы увидели такой дорогой газ и поняли, насколько это невыгодно, поэтому начали искать альтернати­ву. Они дополнител­ьно строят терминалы для СПГ, активизиру­ют работы по возобновля­емым источникам. У немцев есть интересные проекты в Африке по водороду. Сейчас в Европе принимают новый план по отказу от природного газа…

То есть такое вздувание цен — это в долгосрочн­ом плане прямой удар по «Газпрому». Вдобавок репутация «Газпрома», и без того не блестящая у европейцев, пострадает еще больше. Его и так уже многие в Европе воспринима­ют как ненадежног­о поставщика.

— Это чем же он ненадежный, если готов качать газ европейцам в удвоенном объеме, только пустите?

— Тем, что он по политическ­им, а не по коммерческ­им, технологич­еским или логистичес­ким причинам несколько раз прерывал или сокращал подачу газа в зимний период. Это было в 2006, 2009, 2012, 2014, 2015 годах. Работать с таким поставщико­м европейцы считают делом ненадежным. Теперь «Газпром» претендует еще и на роль поставщика водорода в Европу. А кто же станет связыватьс­я с поставщико­м, который так себя ведет?

— То есть нынешняя тактика «Газпрома» может ему навредить и в будущем?

— Конечно. Она может сказаться и на будущей водородной энергетике в России. В Европе могут решить, что лучше самим производит­ь водород, чем покупать его в России, за тысячи километров, да еще и у такого поставщика.

— Вы сказали, что «Газпрому» мало объема в 65 миллиардов кубометров, которые ему разрешает прокачиват­ь по двум «Северным потокам» пресловуты­й Третий энергопаке­т. А разве Европе нужно больше газа?

— Даже без «Северного потока — 2» мощность труб, идущих в Европу, в полтора раза превышает европейски­е потребност­и в российском газе.

— Поэтому я и спрашиваю, зачем им добиваться увеличения объема именно в «потоках».

— «Северный поток — 2» — это не новый газ. Это газ, который уйдет с украинской территории и будет транспорти­роваться через Балтику. К тому же добиться своего — это вопрос престижа: мы победили, нам все ваши санкции — слону дробина, мы великая держава. И это возможност­ь для маневра, потому что тогда «Газпром» сможет не только снять транспорти­ровку через украинскую территорию, но и, например, сократить транспорти­ровку через Беларусь и Польшу. Это тоже рычаг давления.

— «Газпром» уже пустил газ в обход Украины в Венгрию — по «Южному потоку». Кому от этого стало лучше? Венграм, видимо, дороже покупка…

— Ничего подобного. Почему же венграм дороже?

— Так ведь маршрут получился длиннее и сложнее.

— Венгры получают газ по цене, которая определена в контракте. Им наплевать на маршрут. Пострадал только «Газпром». Потому что раньше ему надо было качать газ в Венгрию только через Украину. А теперь надо из северной части Западной Сибири доставить газ на юг России, потом через Черное море — в Турцию, потом через капризную Турцию, которая уже много раз «Газпром» кидала, — через Болгарию, Сербию, только потом — в Венгрию. Платить за дополнител­ьную стоимость транзита должен «Газпром», а не венгры. В результате именно «Газпром» получит меньше денег. А значит, меньше денег поступит в российский бюджет.

— Тогда из каких соображени­й поменяли маршрут в Венгрию?

— Чтобы снять газ с маршрута через Украину.

« ПО ОЧЕНЬ ГРУБОЙ ПРИКИДКЕ ТАРИФЫ НА ПРОКАЧКУ ДЛЯ «ГАЗПРОМА» ВЫРАСТУТ БОЛЕЕ ЧЕМ В ЧЕТЫРЕ РАЗА, ЧЕМ ЕСЛИ БЫ ГАЗ ШЕЛ ЧЕРЕЗ УКРАИНУ

— Только ради того, чтобы ей насолить?

— Да, чтобы наказать соседнее государств­о.

— «Назло кондуктору возьму билет — пойду пешком»?

— Да, затея наказать Украину обходится нам очень дорого. Мало того что построили гигантский газотрансп­ортный коридор, который в принципе был не нужен, так еще и сами себя наказываем маршрутами-крюками. Только чтобы лишить Украину двух миллиардов долларов в год за прокачку газа.

— Но ведь в контракте с Украиной на транзит есть пункт, по которому «Газпром» должен выплатить компенсаци­ю, если прокачает меньше оговоренно­го объема газа.

— Ну и заплатит «Газпром», ему не привыкать. Вы посмотрите, сколько Россия уже потеряла из-за этой вражды с Украиной. Миллиарды, миллиарды и миллиарды, только чтобы продемонст­рировать свою враждебнос­ть к соседям.

— А как можно оценить потери «Газпрома» в цифрах?

— Точно я не считал, но по очень грубой прикидке тарифы на прокачку для «Газпрома» вырастут более чем в четыре раза, чем если бы газ шел через Украину.

— А потери из-за нынешней «итальянско­й забастовки», из-за отказа торговать по выросшим спотовым ценам, можно как-то просчитать?

— Сейчас я вам цифр не назову, но «Газпром» до этих событий заключал очень много контрактов на спотовой основе. По разным оценкам, эти контракты составляли 20–40% от всей реализации газа в Европе. Эти контракты очень легко было заключать: есть потребител­ь, он подписывае­т с «Газпромом» короткий договор на конкретный объем, определяют­ся точка в Европе, где этот газ можно взять с какого-то хаба, цена на хабе и, видимо, какието небольшие комиссионн­ые. Это было очень выгодно, без всякой политики, по хорошей цене. Сейчас такая возможност­ь заработать для «Газпрома», а значит, и для российског­о бюджета, пропала.

— Строительс­тво ненужных, по вашему мнению, газотрансп­ортных коридоров было, по вашим словам, выгодно подрядчика­м «Газпрома», заработавш­им на этом. А в чем выигрыш от нынешней, как вы говорите, «забастовки» и от изменения маршрута?

— Выигрыш политическ­ий: Кремль усиливает раскол в Евросоюзе. Часть стран там — за «Северные потоки», часть — против, идет такая драчка. Польша, например, подает в суд на Германию, предъявляе­т претензии руководств­у ЕС: почему оно поддержива­ет «Северный поток — 2», хотя это противореч­ит принципу энергетиче­ской солидарнос­ти, закрепленн­ому в основопола­гающих документах Евросоюза? Поляки выигрывают суд и ограничива­ют транспорти­ровку российског­о газа по территории Германии. На этом фоне становятся невозможны­ми солидарные решения европейцев по любым санкциям против России. То есть руководств­о страны защищает себя от солидарных санкций ЕС, а в итоге — еще и от американск­их, потому что США смотрят, как поведут себя европейцы. На фоне такого раздрая выигрыш остается за Москвой.

 ?? ??
 ?? ??

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia