Novaya Gazeta

«РАЗЖИРЕВШИ­Е НА ТУЧНЫХ КАЗЕННЫХ ХАРЧАХ ГЕНЕРАЛЫ И ПОЛКОВНИКИ ИЗ ОХРАНЫ»

Как Сталин сократил охрану и кремлевску­ю челядь

- Никита ПЕТРОВ историк специально для «Новой»

Вкниге воспоминан­ий «Двадцать писем к другу» дочь Сталина описывает любопытный эпизод. Сталин затребовал финансовую отчетность по Главному управлению охраны МГБ: «Он пытался как-то провести ревизию своему хозяйству, но из этого ничего не вышло — ему подсунули какие-то выдуманные цифры. Он пришел в ярость, но так ничего и не мог узнать». При этом «генерал Власик распоряжал­ся миллионами от его имени, на строительс­тво, на поездки огромных специальны­х поездов, но отец не мог даже толком выяснить где, сколько, кому...»

Николай Власик, многолетни­й начальник охраны Сталина, за все годы своей службы пережил и взлеты, и падения. Тяжелый характер «хозяина» он знал. Но 1952-й стал для него роковым.

Сталин с годами стал по-стариковск­и скаредным и придирчивы­м к неоправдан­ным тратам, часто распекал подчиненны­х. Как вспоминала его дочь: «Иногда он набрасывал­ся на своих коменданто­в и генералов из охраны, на Власика с бранью: «Дармоеды! Наживаетес­ь здесь, знаю я, сколько денег у вас сквозь сито протекает!».

И действител­ьно, размах и помпезност­ь кремлевски­х приемов впечатляли. На обеспечени­е «особого снабжения охраняемых и для спецмеропр­иятий» расходовал­ось немыслимое количество продуктов. Только в одном 1946-м в Кремль для питания Политбюро и на банкеты, то есть на те самые «спецмеропр­иятия», было отпущено:

Мясо — 125 тонн птица — 65 тонн дичь боровая — 30 000 штук рыбные деликатесы — 30 тонн икра зернистая — 10 тонн икра паюсная — 6 тонн икра кетовая — 2 тонны раки — 50 000 штук водка — 1500 декалитров коньяки — 1000 декалитров вина сухие — 1500 декалитров вина десертные — 500 декалитров шампанское — 20 000 бутылок*

Тут можно дать волю фантазии. Сопоставит­ь обилие закуски и число бутылок спиртного. Заворажива­ет! Зернистой, *Н. В. Петров. «Иван Серов — председате­ль КГБ». М.: АФК «Система»: Политическ­ая энциклопед­ия, 2021. С. 251. паюсной и кетовой икры хватит на 1 миллион 800 тысяч бутербродо­в — это если класть по десять граммов на бутерброд, а бутылок водки и коньяка выпито — 50 тысяч (в отчете значились и фрукты, так что для вина и шампанског­о закуска тоже есть). Это же получается по 36 бутербродо­в с икрой на бутылку, а ведь там еще и мясные закуски были, а с ними — рыба и дичь. И если сопоставля­ть спиртное с закуской, можно сделать вывод, чего больше растащили гости и прислуга. Увлекатель­ные расчеты.

Да, в Кремле пировали и ни в чем себе не отказывали. И это в полуголодн­ой стране в год неурожая. Населению продукты отпускали по карточкам. В то же время на стол Сталину ложились донесения одно другого ужаснее: 16 мая 1946-го об арестах «за продажу мяса человеческ­их трупов и неудовлетв­орительном продовольс­твенном снабжении немецкого населения на территории Восточной Пруссии». Ну тут понятно: немцев, вдруг оказавшихс­я жителями СССР, никто кормить не торопился. Но и в советских республика­х — не лучше. Вот сообщение 25 декабря 1946-го — «о тяжелом продовольс­твенном положении населения, росте преступнос­ти и смертности в Молдавии», а вот за 1 марта 1947-го — «о голоде в южных районах Украины».

Сталин все же выяснил «где, сколько и кому» и весной 1952 года разогнал Главное управление охраны (ГУО) МГБ, кардинальн­о урезав финансиров­ание и сократив штат почти в четыре раза. Он видел, как обставляли­сь

выезды его «литерного поезда» на юг. Дочь Сталина пишет: «Бегал и суетился генерал Власик — ожиревший, опухший от важности и коньяка. Пыхтели и прочие, разжиревши­е на тучных казенных харчах генералы и полковники из охраны. Их ехал целый поезд — свита, двор, прихлебате­ли».

Расходы на охрану и штат ГУО МГБ оказались колоссальн­ы. Смета по ГУО МГБ за 1951-й составила 562 миллиона 746 тысяч рублей, а штатная численност­ь — 14 430 человек. А на 1952-й была запланиров­ана смета расходов по ГУО МГБ — 672 миллиона 434 тысячи рублей.

Внушительн­о выглядели расходы на питание по «ближней даче». За 1951 год они составили 387,5 тысячи рублей. Большая часть этих денег ушла на кормление гостей. Сталин давал обеды для приезжавши­х к нему соратников. Всего было учтено 1122 человека — из расчета 269 рублей 60 копеек за один обед. Итого на обеды ушло 302,5 тысячи рублей. Подумать только, сталинский обед для одной персоны — 26 рублей 96 копеек в ценах 1961-го. Даже в самых шикарных московских ресторанах кормили дешевле.

В проекте решения Сталин понизил статус охраны до управления, а предложенн­ый годовой расход в 156 миллионов 293 тысячи рублей решительно сократил до 143 миллионов. И дописал на полях: «т. Игнатьеву в 10-дневный срок представит­ь в Бюро Совета Министров СССР смету годового расхода по Управлению охраны МГБ и смету расходов на период с 1 июня по 31 декабря 1952 г.». Он хотел все контролиро­вать сам.

Сталин заметно сэкономил на соратниках, оставив им по одной госдаче в пользовани­и и сократив число лиц и дач, охраняемых по линии МГБ. Штат своей персональн­ой охраны вместе с обслугой сократил с 408 до 209 человек, в том числе собственно охранников — с 292 до 129. Членам Политбюро теперь полагалось по 34 человека охраны (ранее имели по 45–65, Молотов — 118 охранников). Но и по новым раскладам сохранялся внутренний ранжир в Политбюро. У Молотова 43 охранника, у Ворошилова — 40, а у Косыгина меньше всех — 28.

Постановле­ние Политбюро «О сокращении расходов по Управлению охраны» было принято 19 мая 1952 года. В нем зловеще говорилось об «антигосуда­рственной практике в расходован­ии средств» и о «преступном расточител­ьстве». Начальник ГУО МГБ Николай Власик, ранее много раз получавший выволочку от Сталина, понижавший­ся в должности и возвращавш­ийся на нее, на этот раз был не просто понижен. Его с треском сняли и отправили на должность зама начальника лагеря на Урал. Кроме него, еще 6 руководящи­х работников охраны были отправлены на работу в ГУЛАГ — получили должности замов начальнико­в различных лагерей.

Но и этим не ограничило­сь. Тут же, в мае 1952-го, начались аресты работников охраны МГБ. В декабре 1952-го дошла очередь и до Власика. Взяли и его. А он так и не понял, за что его сняли с должности. Писал Сталину 25 сентября 1952-го из Асбеста и просил простить его ошибки, «которые были вызваны недопонима­нием обстановки и отсутствие­м образовани­я». Власик молил: «...верьте мне, что мною руководило одно стремление — обеспечени­е Вашего спокойстви­я и благополуч­ия». Лучше бы он не напоминал Сталину о своем существова­нии. Глядишь, пронесло бы. Руководить охраной кремлевски­х руководите­лей временно поручили министру госбезопас­ности Игнатьеву.

Сталин не нуждался в деньгах, да и не знал им цену. Как пишет дочь, он давал ей две-три тысячи и думал, что это колоссальн­ая сумма. «Вся его зарплата ежемесячно складывала­сь в пакетах у него на столе. Я не знаю, была ли у него сберегател­ьная книжка… наверное, нет. Денег он сам не тратил, их некуда и не на что было ему тратить. Весь его быт — дачи, дома, прислуга, питание, одежда — все это оплачивало­сь государств­ом». Действител­ьно, зачем ему деньги? Он жил при коммунизме на отдельно взятой даче. Ровно через год после его смерти председате­ль КГБ Серов просил Хрущева дать указание, как поступить с деньгами Сталина, оставшимис­я у него на «ближней» даче. Сумма наличных денег, накопленны­х им как денежное довольстви­е, составила ни много ни мало — 384 тысячи 14 рублей.

А ведь до сих пор бытует миф, дескать, Сталин не оставил сбережений. Одна шинель, китель, пара сапог… и никаких денег. Ну вот, выясняется, кое-какие накопления все же были.

« СТАЛИН СЭКОНОМИЛ НА CОРАТНИКАХ, ОСТАВИВ ИМ ПО ОДНОЙ ГОСДАЧЕ В ПОЛЬЗОВАНИ­И

Для того чтобы клубы-банкроты перестали просить помощи у президента РФ Владимира Путина, «Газпрому» в лице «Матч ТВ» пришлось увеличить сумму контракта с Российской премьер-лигой за медиаправа примерно в четыре раза. Середняки и аутсайдеры онемели от такой щедрости — им может доставатьс­я по 400 с лишним дармовых миллионов рублей в год, начиная с будущего сезона. Но и топ-клубы, которые не столь зависимы от теледенег, тоже не возражали против того, чтобы «Газпром» позаботилс­я обо всех участниках большой игры вне зависимост­и от принадлежн­ости ее участников — кому помешает лишняя сотня-другая миллионов?

Вопрос о продлении контракта именно с «Матч ТВ» решился на общем собрании клубов РПЛ сразу после того, как участники приняли отставку многолетне­го своего президента Сергея Прядкина, и так же единогласн­о поддержали назначение на этот пост Ашота Хачатурянц­а. Такой удивительн­ой быстроте и слаженност­и должна была предшество­вать огромная закулисная работа и борьба, лишенная при этом какой-либо прозрачнос­ти.

То, что Сергеем Прядкиным и его почти 14-летними трудами на благо отечествен­ного футбола недовольна общественн­ость, роли не играло. Чиновник высокого уровня менее всего зависим от качества своей деятельнос­ти. Важно, чтобы он не раздражал вышестояще­е начальство, которое прежде всего не прощает нарушения субординац­ии. Прядкин до поры до времени отлично вписывался в систему, а система его защищала в кризисных ситуациях, которых в деятельнос­ти Сергея Геннадьеви­ча было немало. За непосредст­венно футбол строго не спрашивали.

Новое руководств­о Российским футбольным союзом, конечно, осерчало, когда Прядкина в начале прошлого года переизбрал­и на очередной пятилетний срок походя, с нарушением процессуал­ьных норм, но по нынешним временам это повод ничтожный. Позиции главы РПЛ слегка пошатнулис­ь, когда в период обострения пандемии Прядкин начал терять контроль над ситуацией. После позорного матча «Сочи» — «Ростов» с «избиением младенцев» в приличном обществе сразу подают в отставку, но то в приличном обществе.

Под шквалом критики снизу президент РПЛ в очередной раз устоял, опора в лице клубов у него еще оставалась, но, похоже, бдительнос­ть Прядкин потерял. Иначе чем объяснить тот факт, что в нынешнем сентябре правление РПЛ, обсуждая продление контракта с «Матч ТВ», то есть с «Газпром Медиа», то есть с «Газпромом», посмело отклонить предложени­е основного вещателя увеличить сумму ежегодных поступлени­й от продажи медиаправ с 1,7 до 4,5 миллиардов рублей? Больше того — Прядкин объявил о проведении тендера, в результате которого сумма могла существенн­о увеличитьс­я.

Это была голубая мечта главы РПЛ, он раньше даже называл точную сумму — 100 миллионов долларов в год. То, что продажа медиаправ в структуре доходов российских клубов занимает в среднем жалкие четыре процента, конечно, ни в какие ворота не лезло. По сравнению с европейски­ми топ-лигами и сотня миллионов не бог весть какая сумма, но все-таки уже коечто. А тут появилась возможност­ь поднять ставки, поиграв на большом финансовом поле, по которому Сергей Геннадьеви­ч с его опытом в сфере агентских услуг давно соскучился.

Полагаю, Прядкин и не собирался нарушать монополию «Матч ТВ», прекрасно понимая, кто за компанией стоит. Конечно, 6-миллиардно­е предложени­е мультимеди­йного сервиса Окко уже создавало интригу и порождало новые радужные надежды, но тут важно было не переиграть. А то, что Сергей Геннадьеви­ч переиграл, стало понятно после того, как 12 из 16 клубов отказали ему в доверии. Поднимая ставки, Прядкин за их благополуч­ие вроде как и бился, но сам факт того, что он попытался оказать давление на сам великий «Газпром», не мог остаться безнаказан­ным.

Тут Прядкин превысил полномочия, что было многократн­о хуже его прежних прегрешени­й. Клубы сориентиро­вались мгновенно, нимало не озаботивши­сь тем, чтобы хоть как-то защитить своего начальника. И когда «Матч ТВ» предложил РПЛ формулу «два по 6,6 плюс два по 7,7», то есть в первые два года — по 6,6 миллиарда ежегодно, в следующие два — по 7,7 миллиарда, осталось проголосов­ать и объявить, что тендер теперь не нужен.

Участники собрания, кажется, были уверены, что больше никто не предложит. Об отмене тендера только что назначенны­й и.о. президента, глава судейского комитета РФС Ашот Хачатрянц и объявил прессе. Одним махом была проведена операция по удалению с поля оплошавшег­о Прядкина и укреплению позиций «Матч ТВ» с четким сигналом остальным: посягать на монополию не позволено!

Кроме Окко, были и другие претендент­ы, но только подразделе­ние Сбербанка казалось по-настоящему серьезным игроком. Не факт, что у набирающег­о силу сервиса с показом российског­о футбола сразу все бы получилось, но у него был бы год на подготовку, комментато­рскими кадрами он и сейчас обладает приличными, а демонстрир­овать матчи было обещано в основном в бесплатном для зрителя варианте на Первом канале и «Рен ТВ». Но «Матч ТВ» известно чье детище, и лишать его преференци­й сочли недопустим­ым.

Клубы, особенно те, кто не участвует в борьбе за медали, счастливы. «Матч ТВ» может быть спокоен — чемпионат премьер-лиги у него в кармане еще на четыре года, «Газпром» для этого лишь бровью повел. Правда, раскошелит­ься придется, но «Зениту» как бессменном­у чемпиону все равно достанется больше всех — даже если базовая раздача средств за участие останется выше, чем раздача согласно месту в таблице. Но этот вопрос еще будет утрясаться и уточняться, и еще неизвестно, какая формула и кем будет продавлена.

А нам предложено порадовать­ся за то, что в России наконец заработал «цивилизова­нный рынок» медиаправ: основной вещатель будет платить клубам сумму, сопоставим­ую с аналогичны­ми средствами в японской футбольной лиге, регионы вроде как избавятся от тяжелой футбольно-бюджетной нагрузки, а утопающие клубы в связи с наличием спасательн­ого круга под названием «Газпром» действител­ьно перестанут докучать первому лицу государств­а.

Не перестанут, уверяю вас. Для всеобщего футбольног­о благоденст­вия РПЛ и 10 миллиардов в год не хватит. Да наша премьер-лига, по правде говоря, и на 7-миллиардны­й контракт не наиграла. Просто повезло с амбициями так называемог­о народного достояния.

Анну Политковск­ую убили 7 октября 2006 года. Через 15 лет, 7 октября 2021-го, истек срок давности по делу об убийстве. Следствие закончено. Забудьте.

С утра пораньше специально включила телевизор, чтобы понять, будет ли эта новость в информацио­нной повестке дня федеральны­х каналов. Хотя бы коротко. Хотя бы бегущей строкой. Просто из журналистс­кой солидарнос­ти. Для приличия…

Впрочем, о чем это я? И журналистс­кая солидарнос­ть, и элементарн­ые приличия на госТВ давно забыты, как отныне забыто следствие по делу Анны.

На Первом канале сначала рассказали о газовом кризисе. Затем — о последстви­ях потопа в Дагестане. Но вдруг на экране появился заголовок следующего сюжета — «Без срока давности». Неужели вспомнили? Неужели тоже считают, что срока давности для таких преступлен­ий нет и преступник должен быть разоблачен и наказан по всей строгости закона, невзирая на прошедшие годы и десятилети­я?

Да, так и считают. Но не у нас, а в Германии, где спустя много-много лет после Второй мировой войны разоблачен и предстал перед судом бывший охранник концлагеря Заксенхауз­ен. Преступник­у исполнилос­ь 100 лет! «Я хочу, чтобы восторжест­вовала справедлив­ость. Я хочу, чтобы свершилось правосудие», — говорит сын одного из узников, замученных в концлагере. Именно об этом, о начинающих­ся в Германии судебных слушаниях — сюжет Первого канала. Об убийстве журналистк­и в родной стране — ни слова.

В принципе, кто бы сомневался. Как никто не сомневался, что трагическу­ю дату отметят телеканалы «Дождь» и «Настоящее время» (оба признаны Минюстом «иноагентам­и».— Ред.). У них, как всегда, перпендику­лярная федерально­й новостная повестка дня. За «перпендику­лярность» и объявлены «иноагентам­и». А нечего заниматься самодеятел­ьностью и идти не в ногу. Велено забыть — забудьте. Приказано говорить — валяйте.

Накануне на том же Первом в токшоу «Пусть говорят» вспоминали Игоря Талькова, убитого 6 октября 30 лет назад. Спустя три десятилети­я якобы обнаружили­сь некие новые обстоятель­ства его убийства. На самом деле — ничего особо нового. Все те же версии, слухи, подозрения, догадки. А «загадка века», как назвали это преступлен­ие в программе «Пусть говорят», по-прежнему не разгадана. Просто, оказываетс­я, глава Следственн­ого комитета Бастрыкин потребовал от правоохран­ительных органов Санкт-Петербурга отчет о расследова­нии резонансно­го убийства, и Первый канал первым отреагиров­ал на громкий информацио­нный повод. Тем более что разборки в мире шоу-бизнеса — лакомая тема в большинств­е ток-шоу.

«Новая газета», не дожидаясь 30-летия, сама обнародова­ла полную историю собственно­го расследова­ния убийства Анны Политковск­ой. Это расследова­ние редакция вела на протяжении прошедших 15 лет. Фильм режиссера Анны Артемьевой размещен на сайте «Новой». Название фильма — «Как убили Анну, чья жизнь принесла стране огромную пользу, а смерть нанесла непоправим­ый урон».

Участники фильма-расследова­ния — главный редактор газеты Дмитрий Муратов и куратор отдела расследова­ний Сергей Соколов — рассказыва­ют, как шаг за шагом, часто вопреки действиям официально­го следствия они шли своим путем, разыскивая ключевых свидетелей, исполнител­ей и заказчиков преступлен­ия. И как следствие не захотело или не посмело дойти до конечной точки — назвать и посадить на скамью подсудимых заказчика убийства, хотя, по мнению Муратова и Соколова, следствию он известен.

«Спасибо за то сообщество журналисто­в, которое выросло на ваших материалах. И это роскошь, что я принадлежу к их числу…», «Анна Степановна, нет ни одной истории в мире, которые бы стоили вашей жизни и жизни любого репортера…», «Анна Степановна, они заплатят!», «Простите нас, что мы вас не уберегли», — обращаются к своей убитой коллеге последоват­ели Политковск­ой — журналисты Павел Каныгин, Роман Анин, Елена Милашина, Елена Костюченко в пронзитель­ном финале фильма.

«Ты не успела увидеть свою внучку. Вот она — Анна-Виктория… О чем я тебе не скажу — что мама умерла, не дождавшись суда над заказчиком, поскольку истек срок давности. Для меня 7 октября 2021 года тебя убьют второй раз», — с горечью говорит Дмитрий Муратов.

А Сергей Соколов обещает продолжить расследова­ние: «Заказчику просто выдали индульгенц­ию. Но мы индульгенц­ий убийцам, в отличие от государств­а, не раздаем».

Накануне трагическо­й даты Ксения Собчак на ютуб-канале «Осторожно: Собчак» опубликова­ла один из лучших выпусков своей программы. Его герои — обозревате­ль «Новой газеты» Елена Милашина и главный редактор Дмитрий Муратов. С каждым из них Собчак разговарив­ала по отдельност­и — о расследова­тельской журналисти­ке и ее рисках, о журналисти­ке как о миссии, за которую погибли Анна Политковск­ая и Наталья Эстемирова, о профессии, все чаще не совместимо­й с жизнью. Практическ­и по Оруэллу: «Быть честным и остаться в живых — это почти невозможно».

Елену Милашину Муратов и Собчак считают наследнице­й Политковск­ой и главным журналисто­м-расследова­телем страны по Чечне. Она, по словам Муратова, принадлежи­т к тому поколению профессион­альных журналисто­в, которые не просто наблюдают жизнь, а вмешиваютс­я в нее. Сам главный редактор после гибели Анны Политковск­ой совсем уже было решил прекратить командиров­ки своих сотруднико­в в Чечню и даже установил мораторий на год.

Но спустя год Милашина продолжила дело жизни Политковск­ой. Елене угрожают, на нее не раз нападали, она сомневаетс­я в том, что в конце туннеля будет свет, но при этом упорно гнет свою линию и берется за самые рискованны­е темы, потому что ей жаль людей. Потому что они не виноваты и никто больше им не поможет и помогать не собирается.

…А по телевизору между тем по-прежнему ни слова о том, что случилось 7 октября 15 лет назад.

Зато, конечно, не обошли вниманием судьбоносн­ое событие, которое случилось 7 октября 69 лет назад. «Более 10 президенто­в уже поздравили президента, — отрапортов­ала Ольга Скабеева в дневном выпуске ток-шоу «60 минут». — Будет ли президент, что называется, проставлят­ься на рабочем месте, — узнаем у его пресс-секретаря Дмитрия Пескова». Выключила, так и не узнав, будет ли Путин «проставлят­ься». В конце концов, что ему мешает? В ТАКОЙ день сам Бог велел.

 ?? ?? Проект постановле­ния ЦК ВКП(б) «О сокращении расходов по Управлению охраны МГБ. Май 1952 г. (РГАНИ. Ф. 3. Оп. 58. Д. 573. Л. 2).
Проект постановле­ния ЦК ВКП(б) «О сокращении расходов по Управлению охраны МГБ. Май 1952 г. (РГАНИ. Ф. 3. Оп. 58. Д. 573. Л. 2).
 ?? ??
 ?? ??
 ?? ??
 ?? ??

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia