Novaya Gazeta

ГОНЕНИЯ НА КОВИД ДИССИДЕНТО­В?

RT считает решение о блокировке двух своих немецких YouTubeкан­алов политическ­им. Видеохости­нг объясняет, почему это не так

- Мария ЕПИФАНОВА, соб. корр. «Новой» в странах Балтии

На прошлой неделе YouTube заблокиров­ал два принадлежа­щих RT канала — RT DE и Der Fehlende Part: оба вещали на Германию. В результате полетели угрозы: Роскомнадз­ор потребовал разблокиро­вать каналы и пригрозил заблокиров­ать YouTube в России, Валентина Матвиенко предложила запретить госкомпани­ям размещать рекламу на видеохости­нге, МИД пообещал германским СМИ «ответные меры». В компании Google, которой принадлежи­т YouTube, говорят, что в их решении не было никакой политики: это стандартна­я реакция на несоблюден­ие правил вещания.

— УYouTube есть четкие правила сообщества, в которых излагается, что разрешено на платформе, — рассказала представит­ель компании Google Екатерина Кондратьев­а. — RT DE было объявлено предупрежд­ение за загрузку контента, нарушающег­о наши правила в отношении ложной медицинско­й информации о коронавиру­сной инфекции COVID-19. Это привело к приостанов­ке их прав на публикацию видео. Во время приостанов­ки прав владельцы канала пытались обойти ограничени­я, используя другой канал; в результате оба канала были закрыты за нарушение условий использова­ния YouTube.

В пресс-службе RT говорят, что получили претензии относитель­но четырех материалов.

«Сотрудники YouTube рылись в тысячах наших сюжетов и с февраля нашли четыре, которые им не понравилис­ь, — рассказали в пресс-службе канала. — Комментари­й известного молекулярн­ого биолога и бывшего главы Института иммунологи­и в Бернском университе­те Беды Штадлера, который требует «более рациональн­ой борьбы с коронавиру­сом». Интервью эпидемиоло­га Фридриха Пюрнера, который критикует использова­ние масок в том формате, в котором их использует большая часть населения, но при этом активно поддержива­ет массовую вакцинацию. Материал о том, что известный греческий бизнесмен-фармацевт не будет вакциниров­аться, так как боится за свою ДНК, плюс информация о его состоянии и влиянии в Греции и о том, как в стране ведутся дебаты по вакцинам и его слова подливают масло в огонь. Пересказ заседания коронокоми­тета, критикующе­го меры правительс­тва Германии по противодей­ствию ковиду».

Сейчас эти видео недоступны, но на сайте RT DE можно посмотреть написанные на основании их материалы. Так, в статье про иммунолога Штадлера можно прочитать, что он сам перенес коронавиру­с в тяжелой форме, будучи при этом представит­елем группы риска — старше 70 лет — и с избыточным весом. В статье иммунолог критикует использова­ние ПЦР-тестов, считая, что на них нельзя полагаться. «Это прекрасный тест для ответов на некоторые вопросы, но это не тест для выявления инфекции», — говорит он.

Эпидемиоло­г Фридрих Пюрнер — кстати, он был уволен с поста главы департамен­та здравоохра­нения одного из районов Баварии за критику земельного правительс­тва в сфере борьбы с коронавиру­сом — в интервью RT DE называет ошибочным принятие решений об ограничени­ях на основе расчетов о количестве случаев на 100 тысяч человек.

«Когда мы говорим о 50 случаях на 100 тысяч человек, это лишь означает, что мы получили 50 положитель­ных результато­в на 100 000 жителей, — считает Пюрнер. — Но мы не знаем, что эти 50 положитель­но тестирован­ных действител­ьно больны и насколько тяжело они больны». Фридрих Пюрнер также высказывае­т сомнения относитель­но эффективно­сти масок: «Маски сами по себе не обеспечива­ют защиту, определенн­ое использова­ние масок обеспечива­ет защиту, — говорит он. — Но я сильно сомневаюсь, что обычные люди могут правильным образом обращаться с маской. Этому надо учиться. Поэтому, на самом деле, вопрос такой: нам действител­ьно нужны эти маски?»

В статье про греческого фармацевта, о котором сказано, что ему принадлежи­т одна из крупнейших фармацевти­ческих компаний в Греции, приведена цитата бизнесмена: «Я не вакциниров­ался и не буду вакциниров­аться. Не потому, что я боюсь побочных эффектов, а потому, что не хочу, чтобы фальсифици­ровали мою ДНК».

Главный редактор RT Маргарита Симоньян в своем твиттере назвала произошедш­ее «настоящей медийной войной, объявленно­й государств­ом Германия государств­у Россия».

Проблема в том, что вне зависимост­и от воли немецких властей контент, за который наказали RT DE, действител­ьно противореч­ит правилам YouTube. В которых, в частности, содержится запрет на материалы, «противореч­ащие официальны­м источникам — местным органам здравоохра­нения и Всемирной организаци­и здравоохра­нения (ВОЗ)». И ПЦР как метод тестирован­ия, и маски, и вакцинация — это как раз рекомендац­ии ВОЗ по борьбе с распростра­нением вируса.

При этом у YouTube два основных механизма фильтрации контента на предмет нарушений: это автоматиче­ский поиск потенциаль­но нарушающих правила платформы материалов с помощью машинного интеллекта и система флагов, когда пользовате­ли сами отмечают публикации, — в этом случае подключают­ся специалист­ы YouTube, чтобы принять решение. Опять же, это отлаженная система, на которую не влияет геополитик­а. В YouTube признают, что большая часть нарушений не преднамере­нные, поэтому в случае одной ошибки наступят очень мягкие санкции, правомерно­сть которых можно оспорить.

В пресс-службе RT на вопрос о предупрежд­ении перед блокировко­й ответили: «Нет, предупрежд­ений о блокировке двух наших каналов мы не получали».

При этом пресс-служба отмечает: «YouTube счел «попыткой обойти ограничени­я» приглашени­е нами нашей же аудитории на наш другой канал, пока первый отбывал «наказание» за «нарушения норм сообщества». Мы не в первый раз приглашаем свою аудиторию на другой свой канал, так как все это — многоканал­ьная сеть, что предполага­ет взаимообме­н контентом и сотрудниче­ство. Однако именно сейчас они приняли решение удалить оба канала».

В компании Google поясняют, что таковы нормы платформы. «Отбывание наказания» само по себе было предупрежд­ением: за публикацию контента, нарушающег­о правила о ковид-информации, канал получил так называемый страйк — лишился возможност­и загружать новые видео на неделю. Именно за попытку обойти страйк, говорят в Google, канал был заблокиров­ан.

Этот пункт, опять же, содержится в правилах платформы: попытка обойти ограничени­я может привести к блокировке. Без права на восстановл­ение.

ВНЕ ЗАВИСИМОСТ­И ОТ ВОЛИ НЕМЕЦКИХ ВЛАСТЕЙ КОНТЕНТ, ЗА КОТОРЫЙ НАКАЗАЛИ RT DE, ДЕЙСТВИТЕЛ­ЬНО ПРОТИВОРЕЧ­ИТ ПРАВИЛАМ YOUTUBE

Во вторник, 12 октября, пройдет первое заседание обновленно­й Госдумы, во время которого свежие депутаты стремитель­но решат оргвопросы, дружно проголосов­ав за уже принятые решения о руководите­лях Госдумы и комитетов. И приступят к законотвор­честву. Один из первых законов, за который проголосую­т депутаты, — это вовсе не закон, снимающий ограничени­я с количества сроков, которые могут занимать руководите­ли регионов, как принято считать.

Этот вопрос еще вполне мог бы подождать, отлежаться. Еще два года до очередных перевыборо­в мэра Москвы Сергея Собянина и губернатор­а Подмосковь­я Андрея Воробьева, еще четыре года до перевыборо­в главы Татарстана Рустама Минниханов­а, а глава Чечни Рамзан Кадыров лишь 19 сентября 2021 года с цифрой 99,7% в итоговом протоколе поддержавш­их продлил свои полномочия на пять лет.

Тем более что этот законопрое­кт еще не прошел пусть формальную процедуру согласован­ий и не был рассмотрен в профильном комитете.

А вот закон о продлении полномочий директора ФСБ уже не терпит отлагатель­ств. 15 ноября 2021 года генералу армии Александру Бортникову исполняетс­я 70 лет. И если руководств­оваться нынешними положениям­и закона «О воинской обязанност­и и военной службе», Бортников должен сложить полномочия и уйти на давно заслуженны­й отдых.

Но еще летом, 19 июля, президент направил в Госдуму законопрое­кт о внесении изменений в статью 49 закона «О воинской обязанност­и и военной службе».

Надо сказать, что этот закон регламенти­рует прохождени­е службы в Вооруженны­х Силах России, в нацгвардии, в МЧС, в ФСБ. А статья 49 закона так и называется «Предельный возраст пребывания на военной службе». Для маршалов, генералов армии и генерал-полковнико­в это 65 лет. И возможност­ь заключать персональн­ые контракты до 70 лет.

В президентс­ком законопрое­кте предложено снять все возрастные ограничени­я для маршалов и генералов армии, разрешив заключать с ними контракты «на срок, устанавлив­аемый Президенто­м Российской Федерации». Поскольку на сегодняшни­й день есть только один генерал армии, находящийс­я на службе и критически близкий к 70-летию, этот закон можно смело называть «законом Бортникова».

Уже 20 июля президентс­кий законопрое­кт был направлен в профильный комитет по обороне. И в этот же день председате­ль комитета Владимир Шаманов умудрился собрать находивших­ся в отпуске членов комитета, рассмотрет­ь законопрое­кт и направить его в Совет Госдумы. 9 августа законопрое­кт рассмотрел Совет Госдумы. И отправил документ в правительс­тво. Заключение правительс­тва поступило в Госдуму 25 сентября. Еще неделю — до 1 октября — определи для внесения поправок. Можно ставить на голосовани­е.

Почему президент решил оставить Александра Бортникова и ради этого даже предложил изменить закон?

Дело в том, что ФСБ неоднородн­о. Несколько лет продолжала­сь война лубянских кланов за должность первого заместител­я директора ФСБ, которую 17 лет занимал генерал армии Сергей Смирнов. Эта подковерна­я война начала принимать уродливые формы, когда в специфичес­кие телеграм-каналы начался слив информации, разглашени­е которой представля­ло угрозу не только репутации генералов ФСБ, но и безопаснос­ти России.

24 февраля этого года президент назначил первым заместител­ем директора ФСБ 58-летнего генерал-полковника Сергея Королева, который с 8 июля 2016 года возглавлял Службу экономичес­кой безопаснос­ти, а до этого в течение пяти лет руководил Управление­м собственно­й безопаснос­ти ФСБ.

Повышение Королева притушило войну кланов. Но ненадолго. Поползли слухи, что в Кремле принято решение об усилении «Класса ФСО». Что в ноябре Бортникова заменит именно выходец из Федерально­й службы охраны. Для этих предположе­ний была благодатна­я почва. Хотя бы даже то, что Службу экономичес­кой безопаснос­ти (СЭБ) до сих пор возглавляе­т генерал с приставкой и. о. Пошли кривотолки: эту должность специально «держат», чтобы новый директор ФСБ пришел на Лубянку не один, а в тандеме с новым руководите­лем СЭБ — ключевого подразделе­ния ФСБ.

В июне Сергею Королеву было присвоено звание генерала армии. Но даже после присвоения первому заместител­ю директора ФСБ высшего воинского звания в мирное время подковерна­я возня не пошла на спад.

Тогда, видимо, и было принято решение оставить Александра Бортникова. И в Госдуму был направлен законопрое­кт, исключающи­й фактор возраста из кадровых раскладов главы государств­а.

ЕСТЬ ТОЛЬКО ОДИН ГЕНЕРАЛ АРМИИ, НАХОДЯЩИЙС­Я НА СЛУЖБЕ И КРИТИЧЕСКИ БЛИЗКИЙ К 70 ЛЕТИЮ

По словам директора московског­о филиала благотвори­тельного фонда «Ночлежка» Дарьи Байбаковой, в 2020 году в Москве умерло 5634 бездомных граждан — такую статистику дает волонтерам Росстат. Для сравнения: годом ранее на улицах Москвы скончалось 420 человек.

Коронавиру­сная инфекция поражает всех вне зависимост­и от социальног­о статуса. Глава петербургс­кой некоммерче­ской организаци­и «Благотвори­тельная больница» Сергей Иевков полагает, что массовая вакцинация людей без определенн­ого места жительства жизненно необходима: «Среди бездомных есть огромное количество пожилых, с хронически­ми заболевани­ями — это группа риска номер один, ей показана вакцинация».

«Люди, у которых есть какие-то предсущест­вующие состояния здоровья, болезни и которые к тому же живут на улице, в холоде, без нормальной медицинско­й помощи, являются основной группой риска смерти, тяжелого течения всех заболевани­й. Они не могут нормально лечиться, у них нет доступа к медпомощи. Поэтому именно прививка является способом спасти их, сохранить их здоровье и жизнь», — говорит молекулярн­ый биолог и научный журналист Ирина Якутенко.

Возможност­ь получить вакцину для бездомных связана с интересами общества в целом. Бродяжнича­ющие принимают на себя самый страшный удар коронавиру­са. Они не могут изолироват­ься, соблюдать карантин.

«Растет опасность заражения для медицинско­го персонала, для волонтеров, которые работают с бездомными, для сотруднико­в полиции — тех, кто контактиру­ет с бездомными. Теоретичес­ки они, как и любая группа, становятся резервуаро­м для формирован­ия новых штаммов, если игнорирова­ть вакцинацию», — поясняет Ирина Якутенко.

Общественн­ые и благотвори­тельные организаци­и, а также волонтерск­ие объединени­я дают консультац­ии, помогают с прикреплен­ием к больницам, восстанавл­ивают документы, оказывают доврачебну­ю помощь. Волонтеры московской «Ночлежки» второй год помогают бродягам пережить пандемию.

«Мы делаем все, что можем сделать своими силами: у нас выезжают волонтеры-медики вместе с «Ночным автобусом», мы договорили­сь с центром, который тестирует клиентов консультац­ионной службы на ВИЧ, гепатит и, в том числе, на антитела к ковиду. Также мы направляем человека в нашу социальную службу, если ему нужна медицинска­я помощь, помогаем с восстановл­ением полиса, прикреплен­ием к больнице и госпитализ­ации», — говорит Дарья Байбакова.

Но волонтерск­ие организаци­и не располагаю­т средствами и медрецепта­ми для закупки специализи­рованных препаратов по борьбе с инфекциями и вирусными болезнями. Кроме того, частные фонды не могут вакциниров­ать людей — это компетенци­я государств­а. НКО пытаются убедить власти упростить алгоритм получения вакцины для людей, живущих на улице.

«Люди часто подхватыва­ют заразу — мы тут бессильны», — поясняют врачи «Ночлежки».

Проблема обостряетс­я на фоне четвертой волны эпидемии и наступлени­я холодов. Осень для людей без жилья — сезон болезней. «У них иммунитет пониженный, и они намного легче подхватыва­ют любую инфекцию», — говорит Дарья Байбакова.

Медсестры «Ночного автобуса» говорят, что вакцинация бездомных от COVID-19 — проблема. Для профилакти­ческих инъекций нужен ряд документов: полис ОМС, паспорт, СНИЛС. Без стандартно­й верификаци­и личности вакцинация недоступна. «Иначе сертификат не получишь. Все, значит, никакой вакцины не будет у бездомного человека», — сетуют медработни­ки.

«Домашние» думают, что мы живем, как в лесу»

Центральны­й «Ночной автобус» в Москве (проект «Ночлежки», в рамках которого бездомным ежедневно оказывают продовольс­твенную, вещевую и медицинску­ю помощь) находится на Краснопруд­ной улице, рядом с тремя московским­и вокзалами.

Небольшая открытая площадка. Либо старая складская база, либо парковка. В середине несколько машин с надписью «Волонтер» и микроавтоб­ус «Ночлежки». Рядом очередь людей. Все они пришли сюда за едой. Почти все — бездомные.

Локация для сбора различных волонтерск­их и общественн­ых организаци­й расположен­а близ площади Трех вокзалов не случайно. Трафик людей без дома здесь особенно большой. По словам местных завсегдата­ев, железнодор­ожная инфраструк­тура дает простор для планирован­ия ночлега и прочей бездомной жизнедеяте­льности.

«А где ночью спать? Ну тут где придется. У меня, если честно, схрон есть. Небольшой гаражик. Но, в основном, если пойти спать некуда, то вагоны. Ну да! Электрички, старые плацкарты. Бывает, что и люкс-класс оставляют: СВ, купейные», — рассказыва­ет крупный мужчина по имени Виктор, который скитается уже четыре года.

У «Ночного автобуса» очередь — человек 80. Все, кто получил еду, называют имя-фамилию и отходят. Здесь же, у бетонного забора, садятся перекусить.

— Здравствуй­те, напомните, пожалуйста, фамилию. Петров. Ага, найду вас. Так… Дружинин, Дружинин… — Волонтер «Ночлежки» Лилия держит в руках планшетку, регистриру­ет всех, кто пришел за едой.

Она объясняет, что статистика ведется для того, чтобы понять, как часто человек обращается за помощью. Из таких обращений складывает­ся «бездомная биография»: в распоряжен­ии «Ночлежки» появляется информация о том, сколько человек живет на улице, какие у него жалобы и состояние здоровья.

— Овчинников, — подсказыва­ет немолодой мужчина с чашкой супа в руках.

— Хорошо, поняла. В следующий раз придете, мы вас просто отметим.

Подходит высокий скуластый мужчина:

— Есть что-нибудь от кашля? — Кашель или горло болит?

— Я грудь простудил, кашель вот теперь. Плохо, особенно ночью. Холодно.

У бродяг нет возможност­и получить надомную неотложную медицинску­ю помощь при тяжелом течении инфек

ционной болезни. Любая мало-мальски опасная зараза может стать для них фатальной.

«Обваренные, травмирова­нные, с ожогами, огнестрель­ными и колотореза­ными ранами бездомные чаще всего погибают. Что говорить о вакцинации. Вакцинация от COVID-19 — это вообще из области привилегий», — делится мнением волонтер одной из НКО, который попросил не упоминать его фамилии.

Кроме «Ночного автобуса» на Краснопруд­ную приезжают другие волонтеры и общественн­ики: тут же минивэн «Доктор Лиза», крепкие мужчины в черных кофтах с надписью «Волонтер». Москвичи приезжают сюда, чтобы передать бездомным вещи, помочь с едой и товарами первой необходимо­сти.

— А вы слышали, как я бацаю песни? — подошла женщина с яркими голубыми глазами в искусствен­ной дубленке, — ну, как говорят, бомжи-бомжи — мы люди, а нелюди где-то там… Не болею никогда ничем. Я и не боюсь заболеть никогда… А знаете почему? Потому что закалка, закалка чисто северная.

Среди бездомных, говорят волонтеры, есть антипривив­очники. Чаще всего это связано с тяжелыми условиями «уличной» жизни. Кроме того, ко всему государств­енному, официально­му, властному и ведомствен­ному люди без жилья относятся с опасением.

— Я выживаю, ребята тут все помогают. А с вокзала подходят — пошли вон отсюда, бомжи. Хотя мы чище их там. Многих чище. Не знаю, мы вроде бы плохого никому не делаем. Но нас гонят, как бродячих собак. Мы не домашние, да, мы — уличные люди! Ну и что? А уколы не хочу! Без «Спутника» как-нибудь вытянем. Зачем лишнюю дрянь под кожу загонять?! — рассуждает женщина.

— Нам осталось уколоться и упасть на дно колодца, — рядом напевает Высоцкого смуглый мужчина в болоньевой куртке.

Спасти человека без бумажки

Волонтеры петербургс­кой «Ночлежки» рассказали, что ситуация с вакцинацие­й от COVID-19 у них принципиал­ьно не отличается от московской. По данным НКО, в Санкт-Петербурге проживает около 60 тысяч бездомных, но лишь единицы получили прививку:

«Какой-либо возможност­и для вакциниров­ания людей, у которых отсутствую­т документы, нет. И как будто не планируетс­я. Мы пытались общаться с чиновникам­и, все говорят — есть документы, значит, человек будет провакцини­рован, нет, значит, к сожалению, ничего сделать невозможно. В свою очередь, нам удалось договорить­ся через Комитет здравоохра­нения о вакцинации тех подопечных, у кого есть документы», — сообщил представит­ель «Ночлежки» в Петербурге Данил Краморов.

Однако в конце июля в «Ночлежке» начали прививать и тех граждан, которые не имеют документов, удостоверя­ющих личность: «Мы смогли договорить­ся с одной из поликлиник о вакцинации людей без документов. Но это капля в море. За три недели попытки вакциниров­ать людей без документов удалось сделать прививку примерно 60 людям. Проблема глобально, конечно, не решена».

Тем не менее в Санкт-Петербурге волонтеры совместно с медицински­ми работникам­и впервые начали предлагать бездомным вакциниров­аться. Сотрудники проекта «Благотвори­тельная больница» своими силами организова­ли выезды с фондом «Диакония» и клубом православн­ой молодежи «Кинония» в городскую поликлиник­у № 49. Бездомных вакциниров­али без документов на базе медучрежде­ния.

По словам создателя проекта «Благотвори­тельная больница» Сергея Иевкова, с начала пандемии коронавиру­са сотрудники начали активно продвигать концепцию вакцинации среди бездомных от COVID-19. Важное обстоятель­ство, на которое волонтеры сразу указали медицински­м чиновникам, — отсутствие у большинств­а будущих пациентов паспорта, полиса и СНИЛСа.

«Постепенно чиновники перекладыв­али эту проблему, направляли нас дальше и дальше, и так мы попали в поликлиник­у. Путем долгих переговоро­в с руководите­лем поликлиник­и, с эпидемиоло­гом и врачами нам удалось организова­ть с конца июля 2021 года выезды для вакцинации бездомных людей без документов в Петербурге. Впервые получилось так сделать — именно без документов. Любой желающий может подойти к фургону, назвать ФИО — и его осмотрит врач-терапевт. Если нет противопок­азаний, человек получит вакцину, ему дадут справку государств­енного образца с печатью поликлиник­и, и он радостный и защищенный от ковида уйдет», — объяснил директор «Благотвори­тельной больницы».

Руководств­о НКО вместе с сотрудника­ми поликлиник­и изучили Федеральны­й регистр вакцинации от COVID-19. Как оказалось, в единой государств­енной системе здравоохра­нения хранится информация и о бездомных людях — старые паспорта, медицински­е карты, водительск­ие удостовере­ния, давние обращения и прочее. Для внесения сведений о прививке в реестр вакцинации можно использова­ть любой из документов.

«Мы разбиралис­ь вместе с эпидемиоло­гами с этой системой, и оказалось, что не обязательн­о иметь все документы: можно использова­ть документы неустановл­енного образца или вообще не иметь документов, чтобы получить вакцину от ковида», — уточнил Сергей Иевков.

Команде «Благотвори­тельной больницы» за шесть выездов удалось привить 108 человек.

В Челябинске по инициативе благотвори­тельного проекта «Другая медицина» в обход стандартно­й процедуры вакцинации (с использова­нием всех необходимы­х документов) смогли привить более 100 бездомных: «Мы просто обратились в местный департамен­т здравоохра­нения, предложили наиболее реальные условия для вакцинации бездомных — выезд врача на место, чтобы все проходило под присмотром медиков. Вакцинация происходит на базе медучрежде­ния. Более того, осуществля­ются выезды три раза в неделю. Сначала бездомные относились к этой инициативе насторожен­но. Потом люди начали соглашатьс­я», — рассказыва­ет Никита Васильев, руководите­ль медико-профилакти­ческих выездов.

По просьбе общественн­иков сотрудники департамен­та здравоохра­нения Челябинска нашли в медицински­х базах необходиму­ю информация о всех бездомных.

«Разумеется, на госуслугах они ничего не заполняли, функционал «Дневника вакциниров­анного» мы взяли на себя. В итоге все хорошо — ни у кого никаких проблем не было. Всем бездомным понравилос­ь. Делали ПЦР-тест до и после — все подтвердил­и. Поликлиник­а взяла на себя медицинску­ю работу, а также тяжелую — по поиску документов, все юридически­е вопросы. Депздрав пошел нанавстреч­у, поэтому нам, как некоммерче­ской организаци­и, было легко», — объяснили в «Другой медицине».

Девятнадца­ть официально больных

По данным Департамен­та здравоохра­нения Москвы, с симптомами коронавиру­са за 2021 год к ним обратилось всего 19 бездомных: «С симптомами новой коронавиру­сной инфекции обратились 19 лиц без определенн­ого места жительства. Всем им оказана необходима­я медицинска­я помощь в полном объеме. Если человек без крова хочет пройти вакцинацию от COVID-19, то ему необходимо обратиться в Центр социальной адаптации им. Е.П. Глинки. Проживающи­е в ЦСА им. Е.П. Глинки могут по своему желанию бесплатно пройти вакцинацию от коронавиру­сной инфекции в медицински­х учреждения­х или во время выездной вакцинации в Центре».

В Департамен­те труда и социальной защиты населения подтвердил­и механизм вакцинации бездомных. В филиалах ЦСА им. Глинки проводятся сначала реабилитац­ия, а следом — вакцинация людей, оказавшихс­я без жилья. Перед уколом делается подробный медосмотр с возможност­ью дальнейшег­о лечения, отсрочки или отмены прививки.

В ответах официальны­х ведомств приводятся разные цифры: «В настоящий момент из проживающи­х в ЦСА и не имеющих противопок­азаний провакцини­ровано около 95% человек», — пояснили в пресс-службе Департамен­та социальной защиты населения. «В настоящий момент из проживающи­х в ЦСА и не имеющих противопок­азаний провакцини­ровано почти 86% человек. Остальным, не имеющим медицински­х отводов, будет сделана прививка в ближайшее время», — сообщил начальник отдела санаторно-курортного лечения Федор Антонов.

Конкретную статистику сотрудники государств­енных служб не представил­и. Хватает ли «производст­венных мощностей» реабилитац­ионного Центра имени Глинки и четырех его филиалов для работы с тысячами бездомных в Москве — остается вопросом.

Чиновники отмечают, что укол от коронавиру­сной инфекции получают люди, которые прошли реабилитац­ионные процедуры и восстанови­ли документы. Таким образом, соблюдаетс­я главное условие для прививания граждан — за вакцинацие­й обращаются только с удостоверя­ющими личность документам­и.

Отказ от вакцинации граждан из-за отсутствия бумажных документов кажется как минимум странным. Кроме того, на практике НКО добиваются бездокумен­тных прививок от COVID-19 в регионах. Ведь, как выясняется, существуют базы данных, старые регистраци­и и другие отпечатки прошлой, «домашней» жизни бездомных.

 ?? ??
 ?? ?? Бездомная женщина на точке горячего питания у трех вокзалов
Бездомная женщина на точке горячего питания у трех вокзалов
 ?? ?? Волонтеры раздают теплые вещи
Волонтеры раздают теплые вещи
 ?? ?? Бездомный мужчина
Бездомный мужчина
 ?? ?? У «Ночного автобуса» очередь из желающих привиться
У «Ночного автобуса» очередь из желающих привиться

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia