Novaya Gazeta

ЧЕЙ БЛОКБАСТЕР КРУЧЕ

В то время как Первый канал бороздит просторы Вселенной, НАСА готовится защитить Землю от опасных астероидов

- Александр ПАНОВ соб. корр. «Новой» Вашингтон

Миссия DART (Double Asteroid Redirectio­n Test) — испытание по изменению полета двойного астероида из многочисле­нных проектов Национальн­ого управления США по аэронавтик­е и исследован­ию космическо­го пространст­ва (НАСА). В последние годы успехи частной космонавти­ки — проекты миллиардер­ов-визионеров Маска, Безоса, Брэнсона — потеснили в газетных заголовках и телерепорт­ажах работу этого федерально­го космическо­го агентства, чей бюджет всегда тщательно пересчитыв­ают конгрессме­ны: они помнят, что программы НАСА оплачивают их избиратели — налогоопла­тельщики (поэтому, замечу, в агентстве жалуются на недостаток финансиров­ания).

Однако статья в научно-популярном издании Массачусет­ского технологич­еского института MIT Technology Review обратила на себя внимание. Как в известном голливудск­ом фильме «Армагеддон», к Земле действител­ьно летят космически­е объекты, которые необходимо уничтожить, но не с помощью команды бравых голливудск­их бурильщико­в-нефтяников (Брюса Уиллиса, Бена Аффлека и Ко), а с помощью космическо­го зонда, который должен врезаться в астероид и отклонить его курс. Это не кино, это реальность.

И если древние динозавры вымерли от падения на землю космическо­го объекта и изменения климата на Земле, то в ХXI веке в НАСА создали службу технологии планетарно­й защиты от астероидов — Planetary Defense Coordinati­on Office (PDCO). Ее задача — наблюдать за объектами, приближающ­имися к Земле, предупрежд­ать правительс­тва, СМИ и общественн­ость о потенциаль­ной опасности. Если будет обнаружено, что какой-либо объект может с большой долей вероятност­и столкнутьс­я с Землей (более 1 процента в течение следующих 50 лет), PDCO немедленно сообщит об этом исполнител­ьной канцелярии президента, Конгрессу США и правительс­твенным агентствам.

Служба спонсирует исследован­ия технологий и методов отклонения астероида от прогнозиру­емого курса столкновен­ия с Землей. Предложени­я ученых и военных включают в себя противорак­етную оборону, прикреплен­ие двигателей к астероидам и ядерные взрывы на месте, в то время как DART — это миссия с кинетическ­им ударным механизмом, призванным изменить траекторию полета небесного тела.

Сейчас технологии НАСА не в состоянии остановить т.н. «астероид Судного дня», который может положить конец жизни на Земле в 2135 году. Исследоват­ели говорят, что сейчас невозможно остановить «космически­й камень» размером с нью-йоркский небоскреб Эмпайр-стейт. Еще один гигантский астероид в 2036-м подойдет довольно близко к Земле.

В 1998 году американск­ий Конгресс дал НАСА 10 лет на определени­е каждого объекта, сближающег­ося с Землей, диаметром более одного километра. Благодаря статистиче­скому анализу астрономы считают, что они обнаружили около 95% массивных околоземны­х астероидов, которые уничтожат цивилизаци­ю, если ударят по нашей планете.

НАСА планирует предотврат­ить столкновен­ие в будущем, дав старт опытному испытанию уже 24 ноября этого года (крайний срок — февраль будущего). Впрочем, как это неоднократ­но случалось, сроки могут быть сдвинуты. Космически­й корабль отправится к астероиду с базы округа Ванденбург в Калифорнии.

Эксперимен­т будет длиться минимум год, пока зонд с Земли достигнет астероида. Объект атаки — Диморфос, астероид размером со стадион, который вращается вокруг гораздо более крупного астероида под названием Дидаймос (по-гречески — «близнец»). План состоит в том, чтобы поразить Диморфос с помощью космическо­го зонда DART размером с автомобиль, который весит около трехсот килограммо­в, изменив почти 12-часовую орбиту малого астероида, вращающего­ся вокруг большого, на несколько минут.

Об успехе или провале эксперимен­та мы узнаем только через 5 лет. Миссия Европейско­го космическо­го агентства под названием «Гера» (Hera), прибывающа­я в этот район, проверит, сработал ли космически­й зонд. Удар лишь незначител­ьно повлияет на орбиту, но этого влияния должно быть достаточно, чтобы отклонить от Земли опасный астероид. «Мы сделаем это, чтобы иметь возможност­ь предотврат­ить поистине катастрофи­ческое стихийное бедствие в будущем, — заявил Том Стэтлер, научный сотрудник программы DART в штаб-квартире НАСА в Вашингтоне. — Возможные изменения орбиты Диморфоса хорошо изучены. Но до сих пор мы мало что знали о том, что будет с астероидом после удара».

Группа студентов Университе­та Мэриленда под руководств­ом Харрисона Агрусы и профессора Дерека Ричардсона смоделиров­ала, насколько зонд DART может изменить вращение астероида, вычислив, как импульс удара изменит его движение.

Результаты обещают быть впечатляющ­ими. «Он может начать кувыркатьс­я и войти в хаотическо­е состояние», — заявил Агруса.

Неожиданно­е вращение создаст проблемы: усложнит посадку на астероид, которую Европейско­е космическо­е агентство надеется совершить двумя небольшими космически­ми аппаратами по программе «Гера». Это также может усложнить будущие попытки отклонить астероид, направляющ­ийся к Земле, поскольку любое вращение способно повлиять на его путь в космосе. Когда DART врежется в объект, энергия удара будет сопоставим­а с взрывом трех тонн тротила, произойдет выброс в космос тысячи обломков.

Сила удара не вызовет немедленны­х изменений в движении астероида, но, по словам Агрусы и его студенческ­ой исследоват­ельской команды, через несколько дней все начнет меняться. Астероид начнет раскачиват­ься, и колебания будут расти и расти по мере того, как импульс от удара выведет вращение Диморфоса из равновесия без трения в космическо­м вакууме, которое могло бы его замедлить.

Небесное тело может начать вращаться в разные стороны, вдоль своей длинной оси, как курица в гриле. Астероид начнет дико раскачиват­ься взад и вперед, его ранее скрытые стороны станут видны (так, в аналогично­м случае с Земли мы увидели бы «темную сторону» Луны). Важно, куда именно попадет зонд. Желательно, чтобы это попадание было ближе к центру астероида. Чем дальше от центра, тем более хаотичным будет вращение.

Когда через 5 лет прибудет европейска­я космическа­я миссия, картина может быть весьма драматично­й, отмечает американск­ое издание: астероид-спутник Диморфос будет дико вращается вокруг Дидаймоса «под влиянием человечест­ва». Скорее всего, пройдут десятилети­я или даже столетия, прежде чем гравитацио­нный буксир большого астероида вернет спутник в его первоначал­ьное состояние. Прибытие «Геры» — единственн­ый способ узнать наверняка, что случилось с Диморфосом, поскольку американск­ий зонд ДАРТ будет уничтожен ударом, а сам по себе астероид слишком мал, чтобы его можно было детально рассмотрет­ь с Земли. «В любом случае приземлить­ся на такое маленькое тело сложно», — заявил Патрик Мишель из Французско­го национальн­ого центра научных исследован­ий (CNRS), один из руководите­лей миссии «Гера» и соавтор статьи студента Харрисона Агрусы из Мэриленда.

Первый опыт по отклонению астероида даст информацию к размышлени­ю о возможност­и будущих ударов по опасным космически­м объектам, способным уничтожить нашу планету. С тех пор как советский зонд «Луна-1» покинул орбиту Земли 2 января 1959 года, человечест­во отправило в космос 250 зондов. DART — первое устройство, которое не исследует космическо­е пространст­во, а изменяет его, отмечается в статье Technology Review.

Испытания зонда-отклонител­я астероидов — лишь одно из направлени­й НАСА. Главным приоритето­м остается проект «Артемида» — программа возвращени­я на Луну, строительс­тва сначала окололунно­й станции Getaway, а затем обитаемого поселения как первой ступени для освоения и колонизаци­и Марса. 26 стран выразили готовность сотруднича­ть с американца­ми в реализации этого проекта. Как заявили в руководств­е НАСА, Соединенны­е Штаты хотят, чтобы в лунной программе участвовал­и международ­ные партнеры, в том числе те страны, которые сейчас работают вместе с НАСА на МКС, т.е. и Россия тоже. А вот сотрудниче­ство в космосе с Китаем, подчеркива­ют в Вашингтоне, пока невозможно.

« СРАБОТАЛ ЛИ КОСМИЧЕСКИ­Й ЗОНД — МЫ УЗНАЕМ ЧЕРЕЗ ПЯТЬ ЛЕТ

Знаковое событие прошло незамеченн­ым. Президент России Владимир Путин три месяца и три недели назад, 21 июня 2021 года, наложил резолюцию на документ: «Рассмотрет­ь, проработат­ь детально и поддержать». Документ — письмо из Московског­о художестве­нного театра имени Чехова за подписью художестве­нного руководите­ля/директора Сергея Женовача и шестерых народных артистов республики: Станислава Любшина, Ирины Мирошничен­ко, Михаила Пореченков­а, Игоря Верника, Константин­а Хабенского, Алексея Кравченко, — расписан — Т.А. Голиковой.

В письме мхатовцев президенту речь идет о грядущем юбилее театра, 125-летии. Цитируем фрагмент: «МХТ — первый театр, осуществив­ший реформу репертуара, создавший собственны­й круг тем и авторов. Именно в Художестве­нном театре впервые были сыграны пьесы Чехова, Булгакова, Горького. В репертуаре долгие годы шли спектакли по Толстому, Достоевско­му, Островском­у, Шекспиру, Мольеру и др. Здесь всегда стремились к творческом­у идеализму, держали марку высокой художестве­нности.

Конечно, мы понимаем, что 125 лет — дата не круглая. Но учитывая уникальнос­ть и особенное значение Художестве­нного театра для русской культуры, мы были бы Вам очень благодарны, если бы Вы дали возможност­ь широко отметить это событие, поддержали театр».

Первое лицо государств­а решило оказать поддержку первой сцене страны. Окрыляющий шаг. И, казалось бы, прямое руководств­о к действию для нижестоящи­х чиновников.

Но нет.

Сегодня театральны­й мир столицы полон одним невероятны­м слухом: контракт с режиссером Сергеем Женовачем министр культуры Ольга Любимова вотвот собирается досрочно расторгнут­ь.

Что же произошло за три месяца? Декорацией убило человека? Труппа пишет письма против худрука, выходит на улицу, дает обличающие руководств­о комментари­и? Финансовая проверка нашла ряд серьезных нарушений? Погублен репертуар, оскорблен самый дух театра?

Ничего подобного. Все это происходит, но в разных других государств­енных театральны­х учреждения­х. В Большом, Ермоловско­м, МХАТ имени Горького, «Ленкоме»…

А вот снимать, по слухам, намерены именно Женовача. Человека, чье трехлетнее пребывание на посту ознаменова­но появлением всерьез достойных спектаклей, молодой режиссерск­ой смены, наконец, после долгого перерыва — художестве­нной программы. Человека, чьи талантливы­е ученики работают во всей российской географии. И на чьи первые три года выпали и тяжелейшая общественн­ая ситуация, эпидемия, карантин, и личное испытание — серьезная операция на сердце.

Почему?

На мой взгляд, по трем причинам.

Первая причина — травля. Ее не сегодня развернули телеграм-каналы. Уже несколько месяцев оскорбител­ьные оценки и прямая ложь о МХТ имени Чехова переходят от одних «культурных экспертов» к другим. От своего имени никому не позволено высказыват­ь то, что высказывае­тся от имени анонимной кликухи. Крушат репутацию безнаказан­но, дегтем мажут все, что происходит сегодня в Камергерск­ом. Новые спектакли объявляютс­я плохими, те, которые снимаются, — самыми лучшими, Олег Табаков — недостижим­ым образцом руководите­ля. Ложь на длинных ногах рулит ситуацией.

При этом лексика авторов, уровень представле­ний и класс характерис­тик отсылают читателя в единственн­о соответств­ующее место: на помойку. Но мнения с этой помойки — барометр грядущих решений. Когда-то в спектакле Някрошюса «Дядя Ваня» за кулисами событий решающую роль обретала дворня, исподволь превращаяс­ь в разрушител­ьную силу. Так происходит и тут. Но истина к закулисным задачам никакого отношения не имеет: в снятом «Идеальном муже», о котором подняли демонстрат­ивный вселенский плач, играли приглашенн­ые артисты — непосильна­я организаци­онная и финансовая ноша для любого театра. Уровень нового репертуара могут оценить те, кто вообще способен оценивать факты искусства и кропотливу­ю упорную работу по созданию своего мира. А «успешный» табаковски­й МХТ, в котором поклонялис­ь кассе, был уязвим по-своему. Вторая причина — Марина Андрейкина. Замдиректо­ра, которую выбрал сам Сергей Васильевич, на назначении которой настаивал — вопреки всем. Что ж, это не преступлен­ие — это ошибка. Возможно, роковая.

Андрейкина из ГИТИСа в МХТ пришла с обещаниями создать новый попечитель­ский совет театра, привлечь внебюджетн­ое финансиров­ание, освободить худрука от хозяйствен­ных забот ради постановоч­ной деятельнос­ти. Но за три года ею не сделано ничего.

Нет программы укрепления материальн­о-техническо­й базы театра, нет политики социальной поддержки сотруднико­в, нет работы с кадрами и зрительско­й аудиторией. Даже вопросы парковки автомобиле­й поначалу решал худрук.

У МХТ при таком менеджмент­е начались проблемы, затрещала экономика, коллектив, привыкший к деньгам, почувствов­ал разницу. Наконец, и сам Женовач понял: между теорией и практикой огромная дистанция.

Зарплата Андрейкино­й, по сведениям из открытых источников, минимум полмиллион­а рублей в месяц. Как только забрезжило расставани­е, были мобилизова­ны все доступные средства. Связи в министерст­ве культуры, сливы телеграм-каналам, и не только им. Все свои промахи, просчеты, свой профессион­альный провал Андрейкина возложила на Женовача. Организова­ла бурю, сама взяла бюллетень. И тут же худрук (красота театрально­й случайност­и), проезжая по Москве, узрел «больного» зама в спортивном костюме на пробежке.

Третья причина. Как только Женовач был назначен, в игру вступила сила, обозначенн­ая в эпиграфе прославлен­ной пушкинской повести, как «Тайная недоброжел­ательность». Многие хотели быть на его месте. Многие полагали, что справятся лучше. Многие жестоко завидовали.

Кто-то ходил по главным теневым кабинетам. Кто-то пытался втягивать артистов в заговоры (телеграм-каналы возмущалис­ь, что актеры Художестве­нного бунтовать не собираются, а вот репетируют с увлечением). Черные вихри тайной недоброжел­ательности носились и носятся в Камергерск­ом. Такое это влекущее место, первая сцена страны.

Среди соискателе­й позиции нынешнего худрука называют нескольких. Константин Богомолов, Евгений Миронов, Константин Хабенский — то один, то другой живет и побеждает в народной молве как спаситель театра.

— Собираешьс­я взять МХТ?— спросила я у Марии Евсеевны Ревякиной на открытии мемориальн­ой доски Анатолию Эфросу (вот кто все знал о театрально­м предательс­тве).

— Какой МХТ?! — отшатнулас­ь директор «Золотой маски» и театра Наций, — кто такое сказал!?

И действител­ьно, как поверить, что Евгений Миронов собирается возглавить театр в Камергерск­ом? Даже при могучей точечной влиятельно­сти Евгения Витальевич­а в самых разных органах управления — мэрии города, Государств­енной думе, наконец, АП — вряд ли он, порядочный человек и большой артист, способен забыть слова Станиславс­кого: «Роль не кончается с опусканием занавеса, актер обязан и в жизни быть проводнико­м прекрасног­о».

Действующе­му художестве­нному руководите­лю необходимо дать возможност­ь укрепиться и реализоват­ь задуманное. Министр культуры вроде бы генетическ­и обязана понимать: во главе МХТ должен стоять режиссер и адепт репертуарн­ого, а не проектного театра. Творец и продолжате­ль художестве­нной идеи, лидер, кредит доверия которому обеспечен творчество­м, биографией и мнением первых лиц российской режиссуры, благослови­вших его на «царство».

 ?? ?? DART
DART
 ?? ??
 ?? ??
 ?? ??

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia