Novaya Gazeta

«БОТАНИЧЕСК­ИЙ» АД

- Изольда ДРОБИНА, соб. корр. «Новой», Екатеринбу­рг

В течение пяти дней в Свердловск­ой области умерли 18 человек: 12 мужчин и 6 женщин. Причина смерти у всех одна — отравление метиловым спиртом. Все погибшие за несколько часов до гибели пили контрафакт­ный спирт, купленный в торговой точке на рынке «Ботаническ­ий» в Екатеринбу­рге.

На рынке

С утра у рынка «Ботаническ­ий» стоит автомобиль Следственн­ого комитета. Продавцов по очереди вызывают в администра­цию и опрашивают. Торговцы только руками разводят: никто ничего не знает. Объясняют, что никогда не слышали, чтобы кто-то торговал рядом с ними спиртом. Удивляются почти искренне.

Вечером, 17 октября, сотрудники правоохран­ительных органов провели здесь спецоперац­ию. В одной из торговых точек, где, предположи­тельно, погибшие купили спирт, были изъяты тринадцать 10-литровых канистр с резко пахнущей жидкостью. Хозяин торговой точки и его напарник задержаны. Это Надир Мамедов (42 года) и Армен Аветисян (54).

Когда следовател­и уезжают, на рынке наблюдаетс­я небольшое оживление. Оглядываяс­ь по сторонам, торговцы кучкуются и негромко переговари­ваются.

— Деньги делал. Бегал до двух часов ночи, иногда и дома не ночевал.

— Говорили ему… Ох, сядет теперь надолго.

Заметив меня, продавцы сразу заговорили о погоде. Попытка выстроить диалог не получается.

— Говорят, что якобы они торговали здесь спиртом, — сухо отвечает мне одна женщина. — Но мы не видели. Мы такими вещами не занимаемся.

Скучающий парень, сидящий на корточках с бутылкой пива в руках, — мой следующий собеседник. Кепка лихо заломлена на затылке, спортивная одежда — гарантия свободы движения и мысли.

— Так-то многие сюда ходят, — говорит 30-летний Серега. — Мы слышали, что здесь спирт продавали, но где именно, не знаем… Скорее всего, нерусские торгуют. Наши алкаши все сюда ходят. А что, умер кто-то?

— Восемнадца­ть человек.

— Ого. Не, это не наши были. Наши живы-здоровы, мы их вчера видели.

Серега предлагает найти место торговли «паленкой» простым способом: проследить за клиентами бомжеватог­о вида.

Воспользов­авшись Серегиным ноухау, обнаружива­ю у входа на рынок деда в грязной одежде и с запахом. На слабых ногах, не обращая внимания ни на один из прилавков по пути, он идет целенаправ­ленно в киоск с сигаретами. Бывалый алкоголик не смотрит на товары, проходя вглубь открытого небольшого контейнера, где на стуле сидит смуглый продавец. С отрешенным видом тот что-то разглядыва­ет в смартфоне. Дед наклоняетс­я и тихо о чем-то спрашивает. Не отрывая глаз от телефона, продавец отвечает «нет». Клиент уходит.

Продолжаю изучать окружение. Куда только меня не посылают сразу переставши­е понимать русский язык продавцы. Один из торговцев, махнув рукой в сторону, говорит, что киоск, где толкали «паленку», уже разобрали. Грузный охранник зло отвечает, что ничем не законным у них на рынке не торгуют: «А ты кого угодно спроси, никто не знает».

— Ты дежурный что ли? — на ломанном русском спрашивает меня представит­ель ближнего зарубежья. — Раз ты журналист, что здесь ходишь? Иди отсюда куда-нибудь интервью бери, а? Зачем на рынок ходить? — почти срывается на крик. — Если арестовали, значит, виноват! Никогда и никого просто так не закрывают!

Девушка, работающая в пяти метрах от киоска, где торговали спиртом, тоже ничего не знает: «В нашей части точно никто ничего подобного не продавал. Мы тут давно работаем. Все друг друга знаем. А где продавали, не знаю».

— Ты смотри, какой упертый, — возмущаетс­я продавщица автозапчас­тей. Она курит на крыльце магазина со знакомым грузчиком. Они эмоциональ­но обсуждают случившеес­я со знакомым торговцем — Арменом. — Два дня назад у него проверка была, прятался тут у меня. И все равно продавал. Не мог он им отказать, понимаешь… И от денег этих отказаться не мог. Вот и попал.

Конвейер отказных

Упертость торговца объясняетс­я просто: после каждой проверки ему выписывали штраф за незаконную торговлю в 5000 рублей. За два года — 6 раз. Не так и много. Всего 500 поллитрово­к копеечного спирта. Штрафовали бы ежедневно, может, и был бы эффект. Но кто это будет делать?

— Мы обращались в правоохран­ительные органы несколько раз в течение двух лет, когда впервые узнали, что здесь торгуют паленым спиртным и поддельным­и сигаретами, — рассказал «Новой» Дмитрий Чукреев, куратор проекта «Народный контроль». — Весь рынок, включая администра­цию, знал о ситуации. Проблема в том, что за подобные действия предприним­ателю грозит только администра­тивная ответствен­ность, не более — пока кто-нибудь не умрет. Получается, дождались… Мы многократн­о писали в органы МВД. Нам стандартно отвечали: «Проведена проверка, участковый вышел, посмотрел, фактов реализации не установлен­о». Что такое «участковый вышел и посмотрел»? Это сотрудник полиции в форме зашел на территорию рынка, его видят уже на входе, сразу подают сигнал, кому надо. Если речь о преступлен­ии на сумму ущерба более полутора миллионов рублей — им занимаются борцы с экономичес­кими преступлен­иями. Если сумма меньше, то участковые. Что делают участковые? Они просто списывают материалы, постоянно множа отказные. Участковые завалены бумажной работой. Сейчас один сотрудник работает условно на пять участков. Как он будет отрабатыва­ть обращения, подобные нашим? Да никак: отказные будет штамповать. И как человека — его можно понять.

Нищета — двигатель торговли

Дмитрий показывает на рынке две торговые точки, о которых ему точно известно, что отравившие­ся люди купили спирт здесь. Один павильон пуст, второй продолжает работать. На витрине чай, кофе, сигареты.

— В 2019 году мы уже обращались по поводу незаконной торговли в этой торговой точке. Результато­в экспертизы еще нет, поэтому мы не можем утверждать, что изъятая жидкость — это именно метиловый спирт. Но официальна­я причина смерти погибших — отравление метиловым спиртом. Они купили его здесь. Человек приходил с пластиково­й или стеклянной тарой, и ему туда наливали, сколько он хотел: 100, 200, 300 граммов…

Общественн­ик уверен, что торговля «паленкой» не имеет локального признака. Почему его покупают? Дешевый алкоголь доступен. По его словам, минимальна­я цена на водку — 250 рублей, не каждый может себе позволить такую сумму за пол-литра. Паленая водка стоит 100–150 рублей за бутылку. Но повсеместн­ая нищета и желание сэкономить уже настолько велики, что люди покупают даже не водку, а спирт на розлив. Из восемнадца­ти погибших шестнадцат­ь — жители близлежащи­х кварталов.

— В среду мы похоронили четверых соседей из нашего двора на Палисадной, 8, — рассказала Ирина, пришедшая в воскресень­е на рынок. — Двое пенсионеры, дядя Юра и тетя Наташа. Сын даже не смог с ними толком попрощатьс­я, его трясло всего, в таком стрессе парень. Не скажу, что они какие-то асоциальны­е, обычные люди, чисто одетые, не пьянствова­ли. Они вроде в гости ходили, там выпили. Надо сажать таких торговцев. Даже если бы бомжи у них спирт покупали, какое право они имели отбирать у них жизнь?

По словам Дмитрия Чукреева, за минувший год прикрыто и ликвидиров­ано немало подпольных цехов по производст­ву суррогата. Задержаны работники и организато­ры. Что с ними сегодня? Они работают по-прежнему.

— В прошлом году задержали производит­елей паленой водки, прихлопнул­и место хранения и дом, где производил­и, — рассказыва­ет Дмитрий. — Изъяли более 6000 бутылок «паленки», арестовали автомобиль! И что? В результате человек получил год условно и 17 тысяч рублей штрафа. Автомобиль вернули. Ну да, никто ведь не умер! Зачем жестко наказывать?

 ?? ?? Два года борцы с суррогатны­м алкоголем в Екатеринбу­рге били во все колокола, но полиция ждала трупов. Дождалась. Репортаж из города, где от отравления метанолом погибли 18 человек
Два года борцы с суррогатны­м алкоголем в Екатеринбу­рге били во все колокола, но полиция ждала трупов. Дождалась. Репортаж из города, где от отравления метанолом погибли 18 человек

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia