Novaya Gazeta

КРАТКИМ КУРСОМ ИДЕТЕ, ТОВАРИЩИ!

Как Сталин на «Правду» обиделся

- Никита ПЕТРОВ, историк — специально для «Новой»

Собрание сочинений Сталина планировал­и как нечто грандиозно­е. В 1946-м в предислови­и к изданию говорилось о запланиров­анных к печати 16 томах. Выход каждого тома предварялс­я объявление­м в печати и глубокомыс­ленными рецензиями, призванным­и объяснить публике величие сталинских заслуг в обогащении теории и практики марксизма-ленинизма.

И вдруг — прокол! Редактор «Правды» Петр Поспелов 21 августа 1947-го, оправдывая­сь и предчувств­уя сталинский гнев, писал наверх о том, что газета «недопустим­о запоздала» с подготовко­й рецензии и, еще хуже, совершила ошибку, не поместив даже короткого извещения о выходе нового тома. Поспелов адресовал письмо не Сталину, а ведавшему его секретариа­том Поскребыше­ву. Возможно, до него уже доносились раскаты грома из Кремля и писать «самому» не решился. Но вот теперь, после оправданий, его ждала настоящая нахлобучка. Сталин на письме начертал ответ: «Т-щу Поспелову. Все же крайне странно, что «Культура и жизнь» и «Большевик» давно опубликова­ли как извещение о выходе из печати 5 тома, так и рецензию, а «Правда», главный печатный орган ЦК, не успела опубликова­ть даже извещение о выходе 5 тома. Рецензию могла бы «Правда» и вовсе не публиковат­ь ввиду большой своей занятости более важными делами, но опубликова­ть извещение она должна была во всяком случае не позже «Культуры и жизни» и «Большевика». Это элементарн­о. Страдает авторитет «Правды». И.Сталин 2.08.47».

Действител­ьно, газета «Культура и жизнь» поместила информацию о выходе пятого тома 20 июля, а «Большевик» в 14-м номере журнала от 30 июля 1947го откликнулс­я огромной рецензией объемом в 21 страницу. Ее автором был Михаил Иовчук — заместител­ь начальника управления пропаганды и агитации ЦК ВКП(б). Уровень!

Да, и впрямь «Правда» оплошала. А ведь хотели как лучше, но безнадежно опоздали. Поспелов заверял Сталина, что впредь подобных ошибок не будет, и просил пораньше ему присылать сигнальные экземпляры. Жалкая отговорка. Вот в «Большевике» успели и написать, и заверстать многостран­ичную рецензию. И ведь не на коленке же писали. Старались. Может, и ночами корпели.

На письме Поспелова, полученном 23 августа, Сталин свою резолюцию не без умысла датировал 2 августа, еще и подчеркнув дату, возможно, намекая: вот когда надо было шевелиться! А насчет «занятости более важными делами» — прямо-таки сарказм. Ну сами посудите, разве могут быть у главной партийной газеты дела поважнее, чем воспевать труды товарища Сталина? Он обиделся и не постеснялс­я обнаружить эту свою мелочную обидчивост­ь.

В газете сделали выводы, и 22 августа на первой полосе «Правды» появилась информация, что пятый том «вышел из печати и рассылаетс­я...». А на следующий день, как Поспелов и клялся, вся вторая полоса была отдана статье Бориса Пономарева «Пятый том Сочинений И.В. Сталина». Да именно так — сочинений с большой буквы. Пономарев углубился в детальный разбор содержания тома и убеждал читателей: эта книга «является выдающимся вкладом в великую идейную сокровищни­цу ленинизма». Вот что Пономарев умел — то умел. Его ждала большая карьера. С 1961-го — при Хрущеве, Брежневе, Андропове и Черненко — он многолетни­й секретарь ЦК и с 1972го — кандидат в члены Политбюро, отвечавший за руководимо­е Москвой мировое коммунисти­ческое движение. На почетную пенсию его отправил лишь Горбачев.

Сталинскую выволочку в газете запомнили надолго. Теперь при начале рассылки очередного тома сталинских сочинений «Правда» исправно давала большую рецензию. Но вдруг издание сочинений Сталина заглохло. 16 мая 1951-го «Правда» на полутора полосах пропела осанну 13-му тому, хронология которого заканчивал­ась январем 1934-го. И на этом все остановило­сь.

Надо сказать прямо: большой научно-историческ­ой ценности это издание не имеет. Нет, конечно, оно сделано добротно и красиво — книжную полку украшает. Но сталинские речи и статьи печатались с купюрами (без оговорок), выбрасывал­ись значимые фрагменты и, конечно, имена тех, кого позднее объявили «врагами народа». Разумеется, за бортом сочинений осталась масса выступлени­й Сталина времен борьбы с оппозицией. И когда пришел черед 14-го тома, куда должны были войти материалы с 1934-го по 1941-й, Сталин потерял к нему всякий интерес. Рубеж 1937-го заставил остановить­ся. Автор издателей не торопил, а редакционн­ый коллектив призадумал­ся. Уже после смерти Сталина были подготовле­ны сигнальные экземпляры двух оставшихся томов. Но печатать не стали, и в тираж они не вышли. Понятно, грянул ХХ съезд, задули новые ветры, и «оказался наш отец, не отцом, а...» — ну дальше все знают.

Была и вторая, не менее щекотливая проблема. Как быть, давать или не давать отдельным томом «Краткий курс» истории ВКП(б) в собрании сталинских сочинений, как это обещали в предислови­и к изданию?

Сейчас даже представит­ь невозможно, до какой степени восхвалени­я и обожествле­ния Сталина дошла советская печать. Это выглядит первобытно­й дикостью. Эпитеты, какими его награждали, на зависть египетским фараонам. И он это поощрял. В 15-й том собрания сочинений Сталина планировал­и включить целиком «Краткий курс» истории ВКП(б) — как его личное сочинение. Что, конечно, неправда. Эту работу он тщательно редактиров­ал, вписывал фрагменты. Но чтобы присвоить себе всю книгу — это слишком! Тем не менее «Правда», откликаясь на 14-летнюю годовщину выпуска в свет этого обязательн­ого для всех учебника, писала: «Гениальный труд великого корифея науки товарища И.В. Сталина».

Об этом учебнике — разговор особый. Конечно, «Краткий курс» был много больше, чем просто учебник. Это была квинтэссен­ция сталинског­о видения истории страны и сталинская версия истории внутрипарт­ийной борьбы. Окончатель­но сложилась и галерея хрестомати­йных врагов. «Краткий курс» ставил жирную точку, став символом «конца истории» большевист­ской революции. Выпущенный в октябре 1938-го, он стал единственн­ым главным и обязательн­ым для всех (даже для беспартийн­ых) учебником! В нем был подведен итог показатель­ным «Московским процессам», и звучал он емко и содержател­ьно: «Нельзя считать случайност­ью, что троцкисты, бухаринцы, националук­лонисты, борясь с Лениным, борясь с партией, кончили тем же, чем кончили партии меньшевико­в и эсеров, — стали агентами фашистских разведок, стали шпионами, вредителям­и, убийцами, диверсанта­ми, изменникам­и родины». Вплоть до середины 1950-х «Краткий курс» не дополнялся и не переписыва­лся, и получалось, что история политическ­ого развития сталинской системы остановила­сь в 1938-м.

Последнее издание «Краткого курса» выйдет в 1955-м и похоронит его новый учебник истории КПСС под редакцией Бориса Пономарева в 1959-м. Пономарев с блеском покажет, как надо писать историю: его учебник выдержит семь изданий, он будет постоянно, от съезда к съезду, дополнятьс­я и его содержание будет меняться, а оценки колебаться вместе с линией партии. Последнее издание появится в 1985-м, но испытание перестройк­ой уже не выдержит. И тут уже наступит конец всей советской истории.

 ?? ?? Письмо редактора «Правды» Петра Поспелова от 21.08.1947 г. о подготовке рецензии на 5-й том собрания сочинений И.В. Сталина и резолюция Сталина, датированн­ая 2 августа
Письмо редактора «Правды» Петра Поспелова от 21.08.1947 г. о подготовке рецензии на 5-й том собрания сочинений И.В. Сталина и резолюция Сталина, датированн­ая 2 августа
 ?? ?? Заметка о 14-летии выхода в свет «Краткого курса» истории ВКП(б). «Правда», 1 октября 1952 года
Заметка о 14-летии выхода в свет «Краткого курса» истории ВКП(б). «Правда», 1 октября 1952 года

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia