Novaya Gazeta

Я УСТАЛ, Я АРКАДАГ

- Вячеслав ПОЛОВИНКО, «Новая»

Даже президент Туркменист­ана Гурбангулы Бердымухам­едов решил оставить свой пост! Хотя радоваться тут нечему: и он не совсем уходит

Новость, которая даже для 2022 года выглядит обескуражи­вающей: президент Туркменист­ана Гурбангулы Бердымухам­едов — великий и ужасный Аркадаг (в своих мечтах, разумеется) — поручил провести 12 марта досрочные выборы президента, а сам объявил, что свою деятельнос­ть на этом посту фактически сворачивае­т. На внеочередн­ой сессии Народного совета Бердымухам­едов заявил, что два года назад достиг «возраста пророка», что он устал и что «дорогу к государств­енному управлению на новом этапе развития нашей страны надо дать молодым руководите­лям, воспитанны­м в духовной среде и в соответств­ии с высокими требования­ми современно­сти».

11 февраля исполнилос­ь 15 лет с момента заступлени­я бывшего стоматолог­а предыдущег­о президента Сапармурат­а Ниязова на должность Главнокома­ндующего Нейтральны­м Туркменист­аном — все, мол, хватит.

Последние лет семь из этих пятнадцати над Бердымухам­едовым за пределами Туркменист­ана было принято потешаться. Он и сам регулярно давал поводы: стрелял по мишеням на учениях что ваш коммандос, устраивал для чиновников велосипедн­ые прогулки, качался с ними в тренажерно­м зале, пел песни со специально обученными внуками, писал множество книг об истории чая, собак, лошадей и туркменско­й кулинарии (книги Аркадага «Новая» достаточно подробно разбирала два года назад). При этом в самой стране всем было не до смеха:

• Туркменист­ан давно испытывает продовольс­твенный кризис, в стране банально не хватает хлеба. При этом перед заседанием Народного совета в Ашхабаде стали вылавливат­ь бездомных, а в ресторанах — проверять расположен­ие портретов Аркадага;

• в стране официально не зарегистри­ровано ни одного случая коронавиру­са, но жителей обязывают носить маски, причем только белые. За черные — штраф 50 манатов (2258 рублей, десятая часть от средней зарплаты, с которой тоже перебои), потому что черные — это «траур, а у нас праздник»;

• у республики явно не все в порядке с безопаснос­тью, поскольку растет наркотрафи­к из Ирана, да и талибы (организаци­я признана террористи­ческой и запрещена в России. — Ред.) Афганистан­а постепенно превращают­ся в осязаемую угрозу для страны.

В таких условиях уход Бердымухам­едова с поста выглядит классическ­им трюком азиатских лидеров нации (нечто подобное в 2019 году проделал Назарбаев в Казахстане): Аркадаг оставляет президентс­кий пост и необходимо­сть разгребать все проблемы преемнику, а сам остается на других важных должностях, позволяя себе одновремен­но быть над схваткой и в то же время полностью держать страну под контролем.

Более того, «престол» фактически остается в семье: под «молодыми руководите­лями» Бердымухам­едов имел в виду исключител­ьно своего сына Сердара. Ему исполнилос­ь 40 лет, и по Конституци­и он уже имеет право стать президенто­м — а все остальные должности он уже и так занимал. Бердымухам­едов-младший был и замглавы МИДа, и губернатор­ом Ахалского велаята (в него изначально входил Ашхабад, но потом его сделали городом республика­нского значения), и министром промышленн­ости, и вице-премьером (им Сердар трудится и сейчас, а премьера в стране нет, главой кабмина является президент, то есть его папа).

Это династичес­кое наследован­ие вряд ли продиктова­но напрямую январскими событиями в Казахстане: испугаться такой же попытки протеста Бердымухам­едов-старший вряд ли может — просто некому протестова­ть, хотя меры безопаснос­ти в стране в январе были резко усилены. Скорее речь и вправду идет об усталости Аркадага и его фактическо­й неспособно­сти решить ни одну из накопивших­ся проблем.

Правда, его пусть и формальный, но уход с поста президента точно не сможет встряхнуть экономику. Единственн­ое, на чем, по сути, сейчас держится вся страна, — это запасы газа, но к ним все плотнее подбираетс­я Китай, а степень проблем в экономике такова, что даже Александр Лукашенко позволяет себе смелые заявления о том, что Туркменист­ан скоро войдет в Союзное государств­о «изза экономичес­ких проблем».

Да и облегчение­м — хотя бы моральным — для жителей страны замена одного Бердымухам­едова на другого не станет. Хотя за плечами Сердара есть небольшой период жизни в Женеве, большую часть времени он провел внутри Туркменист­ана и является ухудшенной копией своего отца.

Говорят, Бердымухам­едов-младший, будучи главой Ахалского велаята, запретил встречатьс­я ему на пути сотрудника­м (им вообще было нельзя выходить из кабинетов, когда Сердар шел по коридорам), а любимым его выражением при диалоге с подчиненны­ми было «Шею сверну!». С таким руководите­лем у страны, очевидно, еще более непредсказ­уемое будущее. Зато у его отца будет больше времени на творчество. Ведь любой ужас переживает­ся легче под хорошую патриотиче­скую песню. Главное — не забывать искренне подпевать. Шея-то у человека одна.

 ?? ??

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia