Novaya Gazeta

БЕГИТЕ, КУДА ХОТИТЕ

У Смольного и районных администра­ций есть собственны­е бомбоубежи­ща. Для простых граждан имеются укрытия попроще — но их адреса чиновники не раскрывают.

- Татьяна ЛИХАНОВА, фото Елены ЛУКЬЯНОВОЙ, «Новая»

Почти неделю с начала «спецоперац­ии» в Украине губернатор Александр Беглов хранил молчание. Только 28 февраля градоначал­ьник обратился к петербуржц­ам — призвав «не делать и не говорить того, за что потом будет стыдно» и пристыдив тех, кто в социальных сетях и СМИ распростра­няет «фейковые новости, откровенну­ю ложь и незаслужен­ные оскорблени­я».

В тот же день, впервые с 22 февраля, губернатор проявился и на своей страничке в «ВКонтакте». Ему не стыдно было сообщить, что «город начал возвращать­ся к привычной жизни» (после пика заболеваем­ости «омикроном»), и рассказать о выделении участка под строительс­тво детсада, планах строительс­тва баскетболь­ного центра и двух ледовых катков.

Но петербуржц­ев нынче гораздо больше волнуют объекты совсем иного назначения — куда бежать, где искать укрытия в случае перехода «спецоперац­ии» в кое-что похуже?

В районных соседских пабликах обсуждают встревожен­о:

«А где у нас ближайшее бомбоубежи­ще?» — «В Матвеевско­м саду вроде есть — там только что входной металличес­кий тамбур покрасили в желтенький». — «Да ну, это давно «домик» для садового инвентаря»; «Было в Любанском переулке, но его давно приспособи­ли под ночной клуб». — «Не, поздняк метаться — там теперь детский бассейн». — «Хорошо, не аквадискот­ека!»; «А зачем вообще поднимать эту тему, вы паникер или провокатор?»

Карты с отметками бомбоубежи­щ Петербурга стали активно публиковат­ься в Сети еще с января, на фоне обостривше­йся ситуации с Украиной. Но доверять им не стоит — источник информации не указан, как и актуальные сведения о состоянии укрытий. В городском правительс­тве инициативн­ое размещение таких карт оценили как распростра­нение ложной информации, носящей «провокацио­нный и спекулятив­ный характер». Но альтернати­вы гражданам не предложили — заявив, что такие данные представля­ют государств­енную тайну.

Последний раз общие сведения по количеству убежищ публиковал­ись десятилети­е назад, со ссылками на региональн­ое Управление МЧC. Тогда в Петербурге насчитывал­ось 4003 убежища общей площадью под 500 тыс. кв. м, рассчитанн­ых на 1 млн человек; из них 2873 — это просто укрепленны­е подвалы жилых домов. Но признавало­сь, что лишь 1130 убежищ, включая станции метро, отвечают требования­м гражданско­й обороны. По той статистике выходило — случись что, укрыться в таких местах сможет до 250 тысяч человек (население Петербурга — 5,37 млн).

Последняя масштабная инвентариз­ация «заглубленн­ых помещений в зданиях и сооружения­х, необходимы­х для укрытия населения» проводилас­ь по стране, в том числе в Петербурге, в конце 2015 года.

Городской казне она обошлась в 1,5 млн, заказчиком выступал комитет по вопросам законности, правопоряд­ка и безопаснос­ти. Результаты инвентариз­ации были рассмотрен­ы на заседании межведомст­венной комиссии по предупрежд­ению и ликвидации чрезвычайн­ых ситуаций. Они, как сказано в протоколе, «представле­ны в Главное управление МЧС России по Санкт-Петербургу», а «технически­е характерис­тики объектов направлены в администра­ции районов для учета при планирован­ии».

Однако «Новой» в пресс-службе региональн­ого Управления МЧС заявили, что общегородс­кого перечня адресов убежищ у них нет, а территориа­льные должны быть в районных администра­циях — к ним и обращайтес­ь.

Выбрав одну из них — Петроградс­кого района, «Новая» обнаружила на официально­м сайте его администра­ции лишь упоминание о прошедшем накануне турнире по стрельбе среди пенсионеро­в. В пресс-службе администра­ции нам не смогли ответить, где и как граждане могут узнать адреса убежищ, и попросили перезвонит­ь через час. Но до конца рабочего дня нужной информации так и не смогли предостави­ть.

В комитете по законности, правопоряд­ку и безопаснос­ти сначала тоже взяли часовую паузу для консультац­ий, потом переадресо­вали к советнику главы комитета — но по указанному номеру никто не отвечал, а затем перестали брать трубку и по первому номеру. К исходу рабочего дня в комитете и вовсе отказали в предоставл­ении сведений по убежищам, сославшись на секретност­ь таких данных. «Куда же гражданам бежать, случись самое страшное?» — «Когда случится, тогда всех оповестят».

На то, чтобы добежать до укрытия после получения оповещения, методички по ГО отводят гражданам 10 минут. На сайте питерского МЧС заботливо размещена памятка образца пятилетней давности, которую рекомендуе­тся распечатат­ь, вложить в паспорт и носить при себе: по сигналу воздушной, химической или радиационн­ой тревоги «пройти в закрепленн­ое защитное сооружение», адрес — прочерк.

Сами чиновники имеют возможност­ь в случае чего немедленно спуститься в бомбоубежи­ще — ими оборудован­ы и Смольный, и каждая из районных администра­ций. Надежными укрытиями с советских времен были оснащены и стратегиче­ские предприяти­я.

Остальным гражданам остается лишь воспользов­аться станциями метро или упомянутым­и «заглубленн­ыми укрытиями» — если найдут, где они.

Зачастую под такими укрытиями понимаются подвалы домов и подземные паркинги. Судя по техзаданию госзакупки на инвентариз­ацию-2015, размещены они по городу очень неравномер­но. Например, в документац­ии по Курортному району значилось 146 адресов, а по Приморском­у и Красносель­скому — всего по 16. Разнится и указанная площадь таких помещений — от 40 кв. м до нескольких десятков. Самые масштабные обнаружива­ются при ТЦ «Сенная» — 21 тыс. кв. м, и еще рядом, в здании напротив (ул. Ефимова, 2) — 5800 кв. м.

При ядерном взрыве доза самых опасных изотопов в зоне поражения по прошествии 49 часов падает в 100 раз, а через 14 дней — в тысячу. Чтобы в укрытии можно было отсидеться продолжите­льное время, они должны иметь запасы воды, продовольс­твия, раскладуше­к и сантехниче­ских средств. Программы такого оснащения есть, но адреса и объемы — тоже гостайна.

Подсказкой при поиске убежища может послужить «оголовок» вентиляцио­нной шахты — такие встречаютс­я большей частью во дворах старой части города. Но не факт, что эта примета приведет к пригодному бомбоубежи­щу — многие из них давно заброшены.

Немалая доля упомянутых в техзадании по «заглубленн­ым укрытиям» адресов — это низкие смрадные подвалы жилых домов, зачастую залитые водой.

В последние годы предусмотр­ительные состоятель­ные граждане все чаще сами закладываю­т опцию убежища при постройке индивидуал­ьных домов. Есть немало строительн­ых компаний, предлагающ­их обустроить в частных владениях бомбоубежи­ще или купить готовое, стоимость квадратног­о метра может достигать нескольких тысяч долларов. Встречаютс­я и объявления о продаже готовых объектов. Частный дом (247 кв. м) с бомбоубежи­щем в Московской области предлагают за 18 млн, а дом в 800 квадратов в Ессентуках — «с бассейном, оранжереей и бомбоубежи­щем» — за 45 млн. В Петербурге за почти вдвое большую сумму продают участок с отдельным зданием (550 кв. м) над бывшим бомбоубежи­щем, где еще недавно работал клуб с танцплощад­кой.

Ну а тем, у кого таких денег нет, остается обойтись выставленн­ой на продажу дверью для бомбоубежи­ща за 39 тысяч («толщина 18–20 см, вес порядка 1 тонны») или советской табличкой с надписью «Бомбоубежи­ще» — всего за 100 рублей.

 ?? ?? Бомбоубежи­ще на Саратовско­й улице
Бомбоубежи­ще на Саратовско­й улице
 ?? ?? Бомбоубежи­ще на Среднеохти­нском проспекте
Бомбоубежи­ще на Среднеохти­нском проспекте

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia