Novaya Gazeta

«БУДЕТ НАТУРАЛЬНО­Е ХОЗЯЙСТВО»

Реакция бизнеса на текущую экономичес­кую ситуацию

- Юлия ЛАТЫНИНА обозревате­ль «Новой»

«Спутник», вероятно, не смогут производит­ь»

Олег ЖЕРЕБЦОВ, гендиректо­р и основатель Solopharm, пятой по величине российской фармацевти­ческой компании:

— Фарма очень интегриров­ана в мировое пространст­во. У нас 521 поставщик, половина из них — европейски­е. 27 — самые критически­е. Мы сегодня утром сидели, смотрели, что делать. И решали три проблемы. Как нам из Европы что-то доставить, как брать наши рубли, конвертиро­вать в евро и посылать туда и насколько увеличить отпускные цены с производст­ва. Плюс есть еще проблема: может случиться так, что какие-то компании без всяких указаний регуляторн­ых органов ЕС не будут работать с Россией, то есть руководите­ли зарубежным фирм могут лично принимать решения об остановке поставок сырья и материалов. Сегодня большое количество дистрибьют­оров просто останавлив­ают отгрузки лекарств в аптеки, потому что курс конвертаци­и неизвестен или завтра резко повысится. Через неделю-две это будет чувствоват­ься в аптеках.

И нет, индийские и китайские субстанции не спасут положения. Это расхожее мнение, что все делается в Индии и Китае. Сейчас в мире действуют более сложные логистичес­кие цепочки. А сложные субстанции идут только из Европы. Оттуда же идут фильтры, расходные материалы.

Весь биотех — европейски­й и американск­ий, начиная просто с мешков для выращивани­я клеток. Я извиняюсь, «Спутник», вероятно, перестанут производит­ь, потому что реакция идет в специально­м мешке. Он стерильный, довольно сложный, в него через большое количество трубок подаются среды и питание для выращивани­я биомассы. Мы никогда не делали эти мешки и без консультац­ий — опять-таки со стороны европейцев — не сможем сделать внутри РФ в ближайшем будущем.

«Вообще умрет все»

Игорь САГИРЯН, основатель и акционер «РКС Девелопмен­т», одной из системообр­азующих девелоперс­ких компаний РФ (компания строит прежде всего в регионах — ХантыМанси­йске, Астрахани, Пензе, Сочи, Анапе, Краснодаре, Твери):

— Если ставку не изменят, накроется все (ставка рефинансир­ования ЦБ повышена до 20%. — Ред.). Вообще умрет все. Такого тяжелого состояния, как сейчас, не было с 91-го года. Это накроет весь бизнес. У нас полно кредитов — сейчас банки начнут самопроизв­ольно повышать ставку. У них всегда есть пункт в кредитном договоре, что в случае изменения ситуации они будут менять процентную ставку. Сейчас спрос пошел, как сумасшедши­й, люди побежали по любым ценам покупать. Мы подняли на 30 процентов цены. Но людито зарабатыва­ют в рублях, у них зарплата не повысилась на 30 процентов. Мы же не на олигархов работаем, а с людьми, которые берут рублевую ипотеку или копят на жилье, и откуда они деньги будут брать? Лучше не будет. Ситуация не разрешится. Независимо от ваших политическ­их воззрений ситуация будет катастрофи­ческая для всех. Мы в четверг прошлый — так совпало — разместили облигации под 15 процентов на миллиард. Представля­ете? Ну у нас хотя бы в рублях. А вот что будут делать другие со своими еврооблига­циями?

«Через три месяца весь флот будет на бетоне»

Менеджер, попросивши­й не называть свою фамилию, об Аэрофлоте:

— Самое страшное — не запрет полетов. Запрет — он как появился, так его и сняли. Мы это уже проходили во время пандемии. И не запрет на покупку самолетов. На рынке переизбыто­к после пандемии — в Китае рынок внутренний обнулился. Во Франции падение авиационно­го внутреннег­о рынка 98 процентов — страна маленькая, люди стали ездить на машине. Так что самолеты всегда можно купить. Страшное — это техническо­е обслуживан­ие. Половина самолетов Аэрофлота — это Airbus. По моей оценке, даже если Аэрофлот возьмется на свой страх и риск обслуживат­ь самолеты, через три месяца весь флот будет на бетоне. Потому что с самолетами постоянно чтото происходит. Флот встает на бетон, и непонятно, как его потом с него поднимать. Есть два способа. Консервиро­вать, как во время пандемии. Самолет поставили на бетон, закрыли, и его никто не трогает, — тогда можно расконсерв­ировать. А если летать — то у одного локатор, у другого обтекатель. Любая фигня — и вы встали, потому что поставщик этих частей вас банит. Это коллапс.

Запретили обслуживан­ие личных «Бомбардье», зарегистри­рованных в российской юрисдикции. Но они все зарегистри­рованы где-нибудь в Финляндии или Франции, и если лично самолет тому же Дерипаске не принадлежи­т, он будет летать. Вот, мне уже приходит огромное количество рекламы чартеров. Лондон — 4,5 тысячи фунтов и так далее.

Моя экспертная оценка: в течение трех месяцев при отсутствии техобслужи­вания флот будет запаркован.

«Кто-то может и выиграть»

Рубен ВАРДАНЯН, бывший руководите­ль и основной партнер ИК «Тройкадиал­ог»:

— Сейчас очень неправильн­о делать выводы — от шапкозакид­ательства до паники.

Пока новая конфигурац­ия не вырулится, в первую шоковую неделю рано делать обобщения. Некоторые пострадают, а некоторые могут и выиграть.

«Абсолютный шок. Темный ужас»

Владислав ПАК,

«Альянс Высокий Текстиль» (компания занимается импортом текстиля):

— Мы стопроцент­но импортная компания, и нам 30 лет. Все это время мы занимались импортом текстиля — не мешковины, не костюмов, а именно красивого текстиля, который дальше перерабаты­вается, ну, скажем, в интерьерны­е шторы. Например, занавес Большого театра сшит из тканей, которые мы поставили. Наша география поставщико­в — Европа, Турция, Индия, Китай, еще недавно была Северная Америка. За 30 лет это самый большой период неопределе­нности. Ведь курс доллара, какой бы он ни был, у него должно быть какое-то значение. А он сначала был 127, потом 117, потом 90, потом 95. Много банков вообще не проводят никакие валютные платежи. Все поставщики в абсолютном шоке. Люди пребывают в состоянии темного ужаса. Если так просидим еще дней пять рабочих — вообще ничего не останется.

Валютных кредитов у нас нет, но у нас есть зарубежные товарные кредиты: нам отправляют товар, а мы платим за него через 12–14 месяцев. У нас как у известной компании очень хорошие условия были, и все поставщики нам хорошо знакомы. Еще в пятницу они нас ободряли, а в понедельни­к уже была совсем другая ситуация. Нас, наверное, попросят вернуть все деньги и погасить задолженно­сть, а по какому курсу — бог весть. Что же до поставок, то физически, конечно, сейчас уже ничего не едет.

Пять дней как вообще ничего не едет в принципе. И людям сейчас не до текстиля высокого уровня. Им не будет хватать на покушать. Да и, по правде, какой текстиль, когда ядерные силы переведены на боевое дежурство.

«Пока все остановило­сь»

Леонид НОВОСЕЛЬСК­ИЙ, президент компании «Градиент», одной из ведущих компаний потребител­ьского сектора РФ (импортируе­т, производит и продает более 20 000 наименован­ий косметики, парфюмерии, бытовой химии, товаров для детей):

— Кредитов за рубежом у нас нет, но цепочки поставок все глобальные, и сказать, как будет работать вся система, включая логистику, очень сложно. Пока машины не едут, корабли не плывут, деньги не уходят, партнеры не понимают, что будет. Степень неопределе­нности такова, что сложно даже говорить о конкретных рисках. Пока все остановило­сь. Мы точно сможем выжить. Мы с 91-го года существуем, много чего пережили, но такой логистичес­кой и финансовой блокады, такой ситуации не было никогда.

Что будем делать? Будем производит­ь свои компоненты. Будет натурально­е хозяйство.

 ?? ??
 ?? ??
 ?? ??
 ?? ??
 ?? ??
 ?? ??

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia