Случай из прак­ти­ки

O chem vrachi nam ne govoryat - - Мой Ребенок -

Как-то я бол­та­ла со зна­ко­мой. Речь слу­чай­но за­шла о ее до­че­ри (на тот мо­мент ей бы­ло 5 лет), ко­то­рая вот уже без ма­ло­го 3 го­да пло­хо слы­шит. «По­до­жди, — пре­рва­ла я ее, — а что за про­бле­ма со слу­хом у до­че­ри?» И тут она вспом­ни­ла, что я — лор-врач, и при­ня­лась рас­ска­зы­вать ужа­са­ю­щую, но, к со­жа­ле­нию, ти­пич­ную для рос­сий­ских па­ци­ен­тов ис­то­рию. Три го­да на­зад у до­че­ри воз­ник отит. Она об­ра­ти­лась в до­ро­гую част­ную кли­ни­ку, где у ре­бен­ка вы­яви­ли аде­но­и­ды, экс­су­да­тив­ный отит на оба уха и «при­го­во­ри­ли» к опе­ра­ции. Зна­ко­мая согласилас­ь, и уже че­рез не­сколь­ко дней под нар­ко­зом и с эн­до­ско­пом де­воч­ке уда­ли­ли аде­но­и­ды и про­ве­ли шун­ти­ро­ва­ние ба­ра­бан­ных по­ло­стей (по­ста­ви­ли вен­ти­ля­ци­он­ные тру­боч­ки в ба­ра­бан­ные пе­ре­пон­ки). Опе­ра­ция и за­жив­ле­ние про­шли успеш­но. Но как толь­ко че­рез 2 ме­ся­ца вен­ти­ля­ци­он­ные труб­ки уда­ли­ли, исто­рия с оти­та­ми по­вто­ри­лась. «Да с кем не бы­ва­ет, — ска­же­те вы. — Че­ло­ве­че­ский ор­га­низм непред­ска­зу­ем и мо­жет со­про­тив­лять­ся ле­че­нию». Я бы с ва­ми согласилас­ь, ес­ли бы эта исто­рия не по­вто­ри­лась 3 ра­за! За 3 го­да ре­бен­ку 3 ра­за уда­ля­ли аде­но­и­ды, 3 ра­за шун­ти­ро­ва­ли уши. Вра­чи вну­ша­ли ро­ди­те­лям, что про­бле­ма их до­че­ри неустра­ни­ма. В кон­це кон­цов ма­ма сда­лась. Как вы уже, на­вер­ное, до­га­да­лись, в ско­ром вре­ме­ни де­воч­ка ока­за­лась у ме­ня в ка­би­не­те. Уви­дев ее уши, я ужас­ну­лась: ба­ра­бан­ные пе­ре­пон­ки, боль­ше на­по­ми­нав­шие без­жиз­нен­ные тря­поч­ки, на­столь­ко втя­ну­лись внутрь, что про­сто ле­жа­ли на внут­рен­ней стен­ке сред­не­го уха. Про­ве­ден­ная эн­до­ско­пия но­со­глот­ки под­твер­ди­ла мои по­до­зре­ния — про­бле­ма в аде­но­и­дах. Толь­ко в ку­по­ле но­со­глот­ки, где они обыч­но рас­по­ла­га­ют­ся, аде­но­и­ды от­сут­ство­ва­ли (их уда­ли­ли), но по бо­кам они, слов­но по­кры­ва­лом, за­кры­ва­ли устья слу­хо­вых труб. Про­бле­ма бы­ла в том, что обыч­ные ин­стру­мен­ты, ко­то­рые ис­поль­зу­ют­ся для уда­ле­ния аде­но­и­дов, за­хва­ты­ва­ют толь­ко их цен­траль­ную часть. Но что­бы ка­че­ствен­но уда­лить их из об­ла­сти слу­хо­вых труб, необ­хо­ди­мо ис­поль­зо­вать шей­вер — со­вре­мен­ный ин­стру­мент, на­по­ми­на­ю­щий ми­ни­а­тюр­ную элек­тро­брит­ву: он мяг­ко «сбри­ва­ет» аде­но­и­ды, не по­вре­ждая со­сед­ние тка­ни. А эн­до­скоп при этом — лишь ме­тод ви­зу­а­ли­за­ции (осмот­ра). Де­воч­ке при­шлось пе­ре­не­сти 4-ю, но, к сча­стью, по­след­нюю опе­ра­цию на аде­но­и­дах и ба­ра­бан­ных пе­ре­пон­ках. На за­клю­чи­тель­ном эта­пе опе­ра­ции я по­ста­ви­ла в ба­ра­бан­ные пе­ре­пон­ки вен­ти­ля­ци­он­ные труб­ки и от­пу­сти­ла ма­лень­кую, но очень храб­рую па­ци­ент­ку до­мой. Вско­ре тру­боч­ки уда­ли­ли, и сей­час, спу­стя не­сколь­ко лет, уже и не до­га­да­ешь­ся, что с уша­ми бы­ли про­бле­мы. У де­тей все за­жи­ва­ет бес­след­но.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.