«Хо­тим боль­ше­го, при­дет­ся отой­ти от ста­би­ли­за­ции»

Эко­но­мист Дмит­рий Бе­ло­усов — о том, ка­кой це­ной бу­дем вы­пол­нять но­вый май­ский указ

Ogonyok - - В НОМЕРЕ - Дмит­рий Бе­ло­усов эко­но­мист Бе­се­до­ва­ла Свет­ла­на Су­хо­ва

ДО 15 АВ­ГУ­СТА ПРА­ВИ­ТЕЛЬ­СТВО ДОЛЖ­НО ИЗЫСКАТЬ 25 ТРЛН РУБ­ЛЕЙ НА ИС­ПОЛ­НЕ­НИЕ НО­ВО­ГО МАЙ­СКО­ГО УКА­ЗА. ВОЗ­МОЖ­НО ЛИ В ПРИН­ЦИ­ПЕ НАЙ­ТИ ТА­КУЮ СУМ­МУ В НЫ­НЕШ­НЕЙ ЭКО­НО­МИ­КЕ, КО­ТО­РОЙ ВЫЙ­ТИ НА ТРАЕКТОРИЮ УСТОЙ­ЧИ­ВО­ГО РО­СТА ПО­КА НЕ УДА­ЕТ­СЯ? «ОГО­НЕК» ПОГОВОРИЛ ОБ ЭТОМ С РУ­КО­ВО­ДИ­ТЕ­ЛЕМ НА­ПРАВ­ЛЕ­НИЯ «МАКРОЭКОНОМИКА» ЦЕН­ТРА МАКРОЭКОНОМИЧЕСКОГО АНА­ЛИ­ЗА И КРАТКОСРОЧНОГО ПРОГНОЗИРОВАНИЯ ДМИТ­РИ­ЕМ БЕЛОУСОВЫМ

— Дмит­рий Рэмо­вич, худ­шие про­гно­зы по­след­них лет, пред­ре­кав­шие об­вал оте­че­ствен­ной эко­но­ми­ки, к сча­стью, не сбы­лись, но жизнь боль­шин­ства рос­си­ян так и не ста­ла луч­ше, а стра­на не за­ды­ша­ла. По­че­му? — По­то­му что пра­ви­тель­ство про­во­ди­ло не про­сто осто­рож­ную, а ар­хио­сто­рож­ную эко­но­ми­че­скую по­ли­ти­ку. Да, мас­шта­бы бан­ков­ско­го кри­зи­са уда­лось огра­ни­чить (дру­гое де­ло, что ста­би­ли­за­ци­он­ные ме­ры, в том мас­шта­бе, в ко­то­ром они бы­ли ре­а­ли­зо­ва­ны, са­ми ста­ли фак­то­ром кри­зи­са для бан­ков), со­хра­нил­ся кон­троль над об­мен­ным кур­сом, но за­пла­ти­ли за это нема­ло. Жест­кая бюд­жет­ная по­ли­ти­ка и еще бо­лее жест­кая про­цент­ная (клю­че­вая став­ка Цен­тро­бан­ка дли­тель­ное вре­мя бы­ла за­пре­дель­но вы­со­ка) при­ве­ли к то­му, что эко­но­ми­че­ский рост по­чти на ну­ле. Со­от­вет­ствен­но воз­мож­но­сти ди­на­мич­но­го подъ­ема, а с ним и ре­ше­ния со­ци­аль­ных про­блем сей­час очень огра­ни­че­ны.

— Но фи­нан­со­вый сек­тор вы­жил?

— Ну, с од­ной сто­ро­ны, вы­жил, ко­неч­но. По­ля­ну за­чи­сти­ли так, что сла­бых на ней не оста­лось. Цен­тро­банк вел се­бя пре­дель­но жест­ко, но при этом по­ли­ти­ка до­ро­гих де­нег са­ма со­зда­ва­ла про­бле­му устой­чи­во­сти. На­ча­лись по­ис­ки столь же вы­со­ко­до­ход­ных сфер при­ло­же­ния кре­ди­тов — ли­бо вы­со­ко­ри­с­ко­ван­ный биз­нес, ли­бо по­тре­би­тель­ское кре­ди­то­ва­ние. При этом из-за по­вы­ше­ния про­цент­ных ста­вок ста­ла па­дать сто­и­мость цен­ных бу­маг, а это важ­ней­ший ин­стру­мент за­ло­га при том же кре­ди­то­ва­нии. Как итог: рис­ки кре­ди­то­ва­ния вы­рос­ли, да еще и на фоне уже­сто­че­ния над­зор­ной по­ли­ти­ки ЦБ Рос­сии, что при­ве­ло к то­му, что кор­по­ра­тив­ное кре­ди­то­ва­ние рез­ко за­тор­мо­зи­лось. Так что пла­та за ста­биль­ность ока­за­лась вы­со­ка: 1,5–1,8 про­цен­та ро­ста ВВП, ко­то­рые про­гно­зи­ру­ют­ся в те­ку­щем го­ду, в 2–3 ра­за ни­же необ­хо­ди­мых для вы­пол­не­ния за­дач, по­став­лен­ных пре­зи­ден­том. На го­ри­зон­те тео­ре­ти­че­ски за­ма­я­чи­ли рис­ки «япон­ской бо­лез­ни», ко­гда укреп­ле­ние ва­лю­ты и де­фля­ция при­во­дят эко­но­ми­ку к стаг­на­ции. Так что во­прос сле­до­ва­ло бы ста­вить ина­че: не «по­че­му так ма­ло уда­лось сде­лать», а «ка­ким чу­дом ушли в плюс, оста­но­вив рас­про­стра­не­ние бед­но­сти».

— Точ­но оста­но­ви­ли? Вро­де как бед­ных ста­ло боль­ше...

— Да, их ста­ло боль­ше — в 2 ра­за, но в 2015–2017 го­дах! В 2014 го­ду тех, ко­му де­нег не хва­та­ло на еду или хва­та­ло толь­ко на еду, бы­ло 19 про­цен­тов, а уже че­рез год их чис­ло вы­рос­ло до 38 (мы поль­зу­ем­ся ре­зуль­та­та­ми опро­сов ВЦИОМа). Но в про­шлом го­ду чис­ло бед­ных ста­би­ли­зи­ро­ва­лось. Кста­ти, од­но­вре­мен­но вы­рос­ло чис­ло ква­зи­бо­га­тых (это ча­сто слу­ча­ет­ся при кур­со­вых по­движ­ках, на ко­то­рых за­ра­ба­ты­ва­ют по­лу­ча­ю­щие до­ход в ва­лю­те). В це­лом же сей­час си­ту­а­ция за­мо­ро­зи­лась, но на до­ста­точ­но пло­хой от­мет­ке.

— Два го­да на­зад (см. «Ого­нек» № 6 от 15 фев­ра­ля 2016 го­да) вы го­во­ри­ли, что ес­ли це­на на нефть бу­дет вы­ше 40 дол­ла­ров за бар­рель, то ста­нет воз­мож­ным раз­ви­вать эко­но­ми­ку и со­зда­вать Стаб­фонд-2. От­мет­ка взя­та не вче­ра, ре­зуль­та­та нет. По­че­му?

— За­кро­ма, к сло­ву, Мин­фин по­пол­ня­ет, хо­тя и по­ме­ня­лись пра­ви­ла на­коп­ле­ния бюд­жет­ных ре­зер­вов. Дру­гое де­ло, что на­сто­я­ще­го ро­ста в эко­но­ми­ке, по боль­шо­му сче­ту, как не бы­ло, так и нет. Мы в за­мкну­том кру­ге. Для ро­ста нуж­ны день­ги, а кре­ди­ты по-преж­не­му до­ро­ги из-за вы­со­кой клю­че­вой став­ки Цен­тро­бан­ка. Та­кая став­ка в свое вре­мя при­влек­ла мил­ли­ар­ды дол­ла­ров из-за ру­бе­жа: за­пад­ные ин­ве­сто­ры ак­тив­но вкла­ды­ва­лись в рос­сий­ские цен­ные бу­ма­ги (ОФЗ и неко­то­рые ак­ции). При­шла по­ра клю­че­вую став­ку сни­зить, а бо­яз­но: мо­жет на­чать­ся мас­со­вый вы­ход ин­ве­сто­ров из ОФЗ, и неяс­но, на­сколь­ко та­кой ис­ход мо­жет ока­зать­ся мас­со­вым и рез­ким. Есть, прав­да, на­деж­да, что ка­кая-то часть спе­ку­ля­тив­ных ка­пи­та­лов на са­мом де­ле рос­сий­ско­го про­ис­хож­де­ния — день­ги, вы­во­див­ши­е­ся с За­па­да под угро­зой уже­сто­че­ния санк­ций, но на­сколь­ко эта часть ве­ли­ка, неиз­вест­но. Ре­шат­ся ли в та­кой си­ту­а­ции вла­сти на даль­ней­шее сни­же­ние клю­че­вой став­ки, непо­нят­но. — Но став­ку по­сле скач­ка по­том сни­жа­ли, а ро­ста эко­но­ми­ки как не бы­ло, так и нет...

— Есть нор­маль­ный уро­вень до­ход­но­сти биз­не­са, в ко­то­ром учи­ты­ва­ет­ся опре­де­лен­ная про­цент­ная став­ка по кре­ди­там. В 2014 го­ду ЦБ за­вы­сил клю­че­вую став­ку так, что она ста­ла за­гра­ди­тель­ным ба­рье­ром не толь­ко для фи­нан­си­ро­ва­ния раз­ви­тия, но да­же во мно­гих от­рас­лях и для опе­ра­ци­он­ной де­я­тель­но­сти. Сни­же­ния до уров­ня рен­та­бель­но­сти ак­ти­вов не про­изо­шло (он при­мер­но оди­на­ков для стран ми­ра, по об­ра­ба­ты­ва­ю­щим от­рас­лям в ря­де слу­ча­ев — 3–5 про­цен­тов). Эко­но­ми­че­ский рост нач­нет­ся, ес­ли став­ка ока­жет­ся хо­тя бы со­раз­мер­ной это­му уров­ню (до 17 июня она за­фик­си­ро­ва­на у нас на уровне 7,25 про­цен­та). Но риск­нет ли Цен­тро­банк пой­ти на это?

— За­то раз­лич­ные ве­дом­ства ак­тив­но пред­ла­га­ют ме­нять ме­то­ди­ки рас­че­та — то­гда рост эко­но­ми­ки ста­но­вит­ся лег­ко до­сти­жим. На бу­ма­ге, прав­да... — В стране не пер­вый ме­сяц на­блю­да­ет­ся про­бле­ма со ста­ти­сти­кой. И то­му есть объ­ек­тив­ные при­чи­ны. С од­ной сто­ро­ны, по ме­ре сни­же­ния бла­го­со­сто­я­ния на­се­ле­ние все боль­ше от­ко­че­вы­ва­ет в тень, точ­нее, в га­раж­ную эко­но­ми­ку, и все тран­зак­ции, про­ис­хо­дя­щие там, ста­ти­сти­ка не ви­дит. С дру­гой — обес­пе­чен­ные граж­дане, в свою оче­редь, ак­тив­но ухо­дят в ин­тер­нет-тор­гов­лю, ко­то­рая то­же на­блю­да­ет­ся пло­хо. К то­му же впря­мую све­де­ния о ре­аль­ных до­хо­дах на­се­ле­ния со­би­ра­ют раз в год, на ос­но­ве — вы­бо­роч­но­го — опро­са. А ос­нов­ным яв­ля­ет­ся об­рат­ный счет — от циф­ры то­ва­ро­обо­ро­та и сбе­ре­же­ний. И ес­ли циф­ра то­ва­ро­обо­ро­та невер­на, то не точ­ны (и, воз­мож­но, за­ни­же­ны) ока­зы­ва­ют­ся циф­ры по до­хо­дам и эко­но­ми­че­ско­му ро­сту. С уче­том то­го, что по про­из­вод­ству то­ва­ров, ко­то­рые ста­ти­сти­че­ски от­сле­жи­ва­ют­ся, си­ту­а­ция вы­гля­дит луч­ше, чем по дан­ным о то­ва­ро­обо­ро­те, мож­но го­во­рить о том, что в эко­но­ми­ке стра­ны на­блю­да­ет­ся стаг­на­ция со зна­ком плюс. Хо­тим боль­ше­го, при­дет­ся отой­ти от дог­ма­тич­ной ста­би­ли­за­ции...

— И за чей счет пой­дет рост? Су­дя по за­яв­ле­ни­ям но­во­го пра­ви­тель­ства, клю­че­вой источ­ник все тот же — кар­ма­ны рос­си­ян. Но оста­лось ли у них что-то в чул­ках?

— Фор­маль­но ре­сур­сы у на­се­ле­ния есть, но объ­е­мы неяс­ны. К то­му же на­се­ле­ние эко­но­ми­че­ски и со­ци­аль­но неце­лост­но. То, что ста­ти­сти­ка от­ме­ти­ла рост по­треб­ле­ния (что и ста­ло глав­ным фак­то­ром эко­но­ми­че­ско­го ро­ста в про­шлом го­ду), на са­мом де­ле от­ра­жа­ет ре­ак­цию на по­вы­ше­ние зар­плат бюд­жет­ни­ков в рам­ках вы­пол­не­ния май­ских ука­зов – 2012. Но кри-

зис еще боль­ше обост­рил дис­про­пор­цию меж­ду бед­ны­ми и бо­га­ты­ми. Есть, ко­неч­но, идея по­пра­вить де­ла за счет сбо­ра до­пол­ни­тель­ных средств с бо­га­тых, с од­ной сто­ро­ны, по­вы­сив налоги на их иму­ще­ство и по­треб­ле­ние, с дру­гой — сде­лав так, что­бы они ак­тив­нее ин­ве­сти­ро­ва­ли, на­при­мер, в об­ли­га­ции. Мо­жет, оно и непло­хо. Но вот по­пыт­ка по­вы­сить НДФЛ со­мни­тель­на: да­же ес­ли сде­лать по­до­ход­ный на­лог про­грес­сив­ным, мож­но не со­мне­вать­ся, что рас­хо­ды вы­рас­тут толь­ко для низ­ших сло­ев об­ще­ства (при­чем ра­бо­та­ю­щие по сов­ме­сти­тель­ству еще и на­бе­га­ют­ся за справ­ка­ми о до­хо­дах со всех мест ра­бо­ты, а по­том еще и с де­кла­ра­ци­я­ми по­му­ча­ют­ся), а бо­га­тые най­дут ла­зей­ки, как уве­сти до­ход из-под воз­рос­ше­го на­ло­га, на­при­мер вы­во­дя часть сво­их по­то­ков из рос­сий­ской юрис­дик­ции, при­бе­гая к стра­хо­вым и иным схе­мам, и т.д.

Со­брать боль­ше с бо­га­тых мож­но пу­тем по­вы­ше­ния иму­ще­ствен­ных на­ло­гов и ак­ци­зов. Глав­ное — не пе­ре­бор­щить: у Рос­сии-неф­те­экс­пор­те­ра ско­ро бу­дет са­мая вы­со­кая до­ля на­ло­гов в цене бен­зи­на в ми­ре. По­ра бы и оста­но­вить­ся. К то­му же ни­кто не зна­ет, сколь­ко еще це­на на чер­ное зо­ло­то бу­дет на­хо­дить­ся в пре­де­лах 80 дол­ла­ров за бар­рель. Го­во­рят о вы­со­кой ве­ро­ят­но­сти кон­флик­та на Ближ­нем Во­сто­ке, но сбу­дут­ся ли опа­се­ния? Да и Ве­не­су­э­ла в лю­бой мо­мент мо­жет вер­нуть­ся на ры­нок. К то­му же не сле­ду­ет за­бы­вать, что при вы­со­кой цене на нефть ак­тив­но идет рас­кон­сер­ва­ция аме­ри­кан­ских слан­це­вых про­ек­тов. И в та­кой си­ту­а­ции став­ка на до­хо­ды не от неф­те­га­зо­во­го сек­то­ра по­нят­на.

— Так ка­ко­вы ре­зер­вы ро­ста? Они есть?

— Есть. Так­ти­че­ски — это про­цент­ная став­ка, стра­те­ги­че­ски — рост про­из­во­ди­тель­но­сти тру­да. По­то­му что мы мо­жем по­вы­шать зар­пла­ту, сти­му­ли­руя по­треб­ле­ние на­се­ле­ния, толь­ко при ро­сте про­из­во­ди­тель­но­сти тру­да. Толь­ко по­вы­ше­ние зар­пла­ты эф­фек­та не даст: кто ку­пит, на­при­мер, из­де­лие рос­сий­ско­го ав­то­про­ма, ес­ли оно ста­нет до­ро­же из-за тру­до­вых из­дер­жек при том же ка­че­стве? Но ес­ли ко­ли­че­ство и ка­че­ство про­дук­ции из­ме­нят­ся, то­гда дру­гое де­ло! Се­го­дня же тол­чок для ро­ста мо­гут дать толь­ко сни­же­ние про­цент­ной став­ки и твер­дый об­мен­ный курс. По­ка це­ны на нефть вы­со­кие, мож­но по­про­бо­вать по­экс­пе­ри­мен­ти­ро­вать с на­ло­го­вы­ми ка­ни­ку­ла­ми для но­во­го биз­не­са.

— По-ва­ше­му, нуж­ны струк­тур­ные ре­фор­мы?

— Пе­ре­ме­ны, ко­неч­но, нуж­ны и их необ­хо­ди­мость дик­ту­ет­ся си­ту­а­ци­ей в ми­ре, где на­блю­да­ет­ся тех­но­ло­ги­че­ский ры­вок: тре­бу­ет­ся по­вы­ше­ние кон­ку­рен­то­спо­соб­но­сти вне сы­рье­во­го ком­плек­са. Для че­го нуж­но про­ве­сти как ми­ни­мум два пре­об­ра­зо­ва­ния — со­ци­аль­ное и тех­но­ло­ги­че­ское. В рам­ках пер­во­го лик­ви­ди­ро­вать из­бы­точ­ную за­ня­тость, ре­шить во­прос с тру­до­устрой­ством и пе­ре­обу­че­ни­ем осво­бож­да­ю­щих­ся лю­дей, ре­фор­ми­ро­вать ры­нок жи­лья (от­сю­да — пре­зи­дент­ская цель в 100–120 млн квад­рат­ных мет­ров вво­дов жи­лья в год; сей­час — 80–85 млн), что­бы они мог­ли пе­ре­ез­жать вслед за рын­ком тру­да. Что ка­са­ет­ся тех­но­ло­гий, то на­чать сле­ду­ет с осво­е­ния ми­ро­во­го стан­дар­та циф­ро­ви­за­ции. Биз­нес и тор­гов­ля се­го­дня еще ху­до-бед­но мо­жет ве­стись в офлайне, но завтра это уже мо­жет стать невоз­мож­ным.

— Ва­ши про­гно­зы?

— Ес­ли ис­хо­дить из ны­неш­ней си­ту­а­ции в от­сут­ствие дей­стви­тель­но кар­ди­наль­ных из­ме­не­ний, то все бу­дет за­ви­сеть от двух фак­то­ров — уси­ле­ния санк­ций и це­ны на нефть. Ес­ли уже­сто­че­ния санк­ци­он­но­го дав­ле­ния не бу­дет, мож­но ожи­дать со­хра­не­ния ны­неш­не­го уров­ня ин­фля­ции, ро­ста эко­но­ми­ки на 1,5–1,8 про­цен­та в этом го­ду и 2,2–2,5 про­цен­та ВВП к 2020 го­ду вку­пе с ро­стом ин­ве­сти­ций в ос­нов­ной ка­пи­тал (до 4,8–5,2 про­цен­та к 2020 го­ду) и зар­пла­ты (на 2,5–3 про­цен­та), рав­но как и за­мед­ле­ния от­то­ка ка­пи­та­ла (до 17 млрд дол­ла­ров в те­ку­щем го­ду и до 25–30 млрд дол­ла­ров в по­сле­ду­ю­щие). Ес­ли санк­ции уси­лят­ся, клю­че­вая став­ка оста­но­вит­ся на от­мет­ке 6,75 про­цен­та, эко­но­ми­ка в ны­неш­нем го­ду под­рас­тет на 1,1–1,4, а зар­пла­ты — на 1,8– 2,1 про­цен­та, от­ток ка­пи­та­ла оста­нет­ся вы­со­ким — 22 млрд в 2018 го­ду и 40– 45 млрд дол­ла­ров в 2019–2021 го­дах. Впро­чем, не так уж важ­но, до ка­кой от­мет­ки ро­ста ВВП мы смо­жем разо­гнать­ся в этом или сле­ду­ю­щем го­ду: ес­ли ре­зуль­тат бу­дет ни­же 4 про­цен­тов, не бу­дет раз­ви­тия про­мыш­лен­но­сти и по­вы­ше­ния ка­че­ства жиз­ни.

— В чем вы ви­ди­те ос­нов­ную угро­зу на се­го­дня?

— Как раз в этом — во втя­ги­ва­нии в стаг­на­цию. По­ра пе­ре­стать ис­кать объ­яс­не­ния и осо­знать, что стаг­на­ция вче­ра —

«Не так уж важ­но, до ка­кой от­мет­ки ро­ста ВВП мы смо­жем разо­гнать­ся в этом или сле­ду­ю­щем го­ду: ес­ли ре­зуль­тат бу­дет ни­же 4 про­цен­тов, не бу­дет раз­ви­тия про­мыш­лен­но­сти и по­вы­ше­ния ка­че­ства жиз­ни»

еще тер­пи­мо, се­го­дня — нет, по­то­му что это на­ра­щи­ва­ние тех­но­ло­ги­че­ско­го от­ста­ва­ния. Низ­кие тем­пы ро­ста — это не нор­ма, а ЧП. Как го­во­рил один по­ли­тик на­ча­ла ве­ка: «По­те­ря тем­пов рав­но­знач­на по­те­ре кур­са». Ес­ли же к это­му от­но­сить­ся как к «но­вой нор­ме», Рос­сия рис­ку­ет по­те­рять воз­мож­ность впи­сать­ся в об­ще­ми­ро­вой тренд раз­ви­тия.

Бед­ность из страш­но­го при­зра­ка за по­след­ние го­ды ста­ла су­ро­вой ре­аль­но­стью

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.