Те­ма но­ме­ра

Из­ме­ре­ние сна. Ве­ду­щий рос­сий­ский cом­но­лог Вла­ди­мир Ко­валь­зон — о про­рыв­ных от­кры­ти­ях в об­ла­сти пси­хо­фи­зио­ло­гии

Ogonyok - - В НОМЕРЕ - Вла­ди­мир Ко­валь­зон со­мно­лог

Ку­да «ухо­дит» на­ше со­зна­ние но­чью? По­че­му мозг ни­ко­гда не спит? Где ло­ка­ли­зо­ва­на ду­ша че­ло­ве­ка? Как про­буж­де­ние и за­сы­па­ние свя­за­ны с элек­три­че­ством? Мо­жет ли сон быть ору­жи­ем? На­ко­нец, ра­бо­та­ют ли га­д­же­ты по управ­ле­нию сно­ви­де­ни­я­ми?.. Над «сон­ны­ми» во­про­са­ми че­ло­ве­че­ство ло­ма­ет го­ло­ву уже не один век, но толь­ко в по­след­ние го­ды со­мно­ло­ги по­до­бра­лись к от­ве­там вплот­ную. А все по­то­му, что на­у­ка о снах ста­ла про­рыв­ной об­ла­стью фи­зио­ло­гии. Ка­кие от­кры­тия нам это су­лит, ка­кие но­вые про­бле­мы по­ста­вит, вы­яс­нял «Ого­нек»

Наш со­бе­сед­ник — ве­ду­щий рос­сий­ский cом­но­лог, член аме­ри­кан­ско­го и ев­ро­пей­ско­го на­уч­ных об­ществ по изу­че­нию сна, глав­ный на­уч­ный со­труд­ник Ин­сти­ту­та про­блем эко­ло­гии и эво­лю­ции им. А.Н. Се­вер­цо­ва РАН Вла­ди­мир Ко­валь­зон.

— Вла­ди­мир Мат­ве­е­вич, ска­жи­те для на­ча­ла: чем объ­яс­ня­ет­ся бум от­кры­тий в об­ла­сти со­мно­ло­гии в по­след­нее вре­мя? Ка­кие из них са­мые важ­ные?

— Во­об­ще, со­мно­ло­гия — од­на из наи­бо­лее бур­но раз­ви­ва­ю­щих­ся се­го­дня на­ук. От­кры­тия — каж­дый год, а при­мер­но раз в 10 лет вся на­уч­ная па­ра­диг­ма пред­став­ле­ний о бодр­ство­ва­нии и сне ме­ня­ет­ся. Свя­за­но это в первую оче­редь с по­яв­ле­ни­ем но­вых ме­то­дов изу­че­ния ра­бо­ты моз­га. При­мер: рань­ше мы мог­ли очень гру­бо вы­клю­чать боль­шие участ­ки моз­га, а се­го­дня, бла­го­да­ря но­вым тех­но­ло­ги­ям, мож­но при­цель­но ре­гу­ли­ро­вать ра­бо­ту кон­крет­ных ней­ро­нов. Бла­го­да­ря это­му и ста­ло по­нят­но, что мозг ра­бо­та­ет со­всем не так, как мы ду­ма­ли. Это не по­хо­же ни на ком­пью­тер, ни на ней­ро­сеть, а на­по­ми­на­ет ско­рее ана­ло­го­вую ма­ши­ну: мозг весь со­сто­ит из бло­ков, ко­то­рые вза­и­мо­дей­ству­ют друг с дру­гом, при том что меж­ду ни­ми нет ни­ка­кой ви­ди­мой свя­зи.

— А как это по­ме­ня­ло на­ши пред­став­ле­ния о сне?

— Что­бы объ­яс­нить, тре­бу­ет­ся от­ступ­ле­ние. Еще в се­ре­дине XX ве­ка в моз­ге бы­ло от­кры­то осо­бое об­ра­зо­ва­ние, ко­то­рое, как счи­та­лось, вы­зы­ва­ет бодр­ство­ва­ние. Бла­го­да­ря то­му, что внут­ри это­го цен­тра ак­тив­ны ней­ро­ны, мы не спим, у нас ра­бо­та­ют мыш­цы, ко­то­рые поз­во­ля­ют си­деть пря­мо, вста­вать, хо­дить и так да­лее. По­вре­жде­ние это­го участ­ка свя­зы­ва­ли с раз­ны­ми ви­да­ми ко­мы. И вот в 2011-м фи­зио­ло­ги с по­мо­щью но­вей­ших ме­то­дов на­ча­ли при­цель­но вы­клю­чать этот центр у ко­шек и… ни­че­го не про­ис­хо­ди­ло. Ре­ши­ли, что опы­ты некор­рект­ны, но ре­зуль­тат по­вто­рил­ся на мы­шах, на дру­гих жи­вот­ных. И то­гда за­ня­лись этой си­сте­мой за­но­во. В кон­це про­шло­го го­да бы­ли опуб­ли­ко­ва­ны по­тря­са­ю­щие ре­зуль­та­ты. Ока­за­лось, са­ма си­сте­ма со­сто­ит из несколь­ких бло­ков, и в ней есть со­всем ми­ни­а­тюр­ная часть, имен­но она свя­за­на с ко­мой, сто­и­ло кос­нуть­ся ее при раз­ру­ше­нии, как у жи­вот­ных че­рез несколь­ко дней на­сту­па­ла ко­ма. По­сле об­шир­но­го ис­сле­до­ва­ния та же струк­ту­ра бы­ла най­де­на у че­ло­ве­ка. Ока­за­лось, за на­ше со­зна­ние от­ве­ча­ют все­го 2 ку­би­че­ских мил­ли­мет­ра тка­ни моз­га! При том что сам мозг у че­ло­ве­ка огром­ный — он да­же с тру­дом по­ме­ща­ет­ся в че­реп­ную ко­роб­ку.

ТОЧ­КА СО­ЗНА­НИЯ

— Зна­чит, эта точ­ка и вклю­ча­ет на­ше со­зна­ние?

— Да, на лек­ци­ях я го­во­рю, что это ме­сто «ло­ка­ли­за­ции ду­ши». Пред­став­ля­е­те, как все тон­ко устро­е­но! Пря­мо как в сказ­ке, где смерть Ко­щея за­пря­та­на на кон­чи­ке иг­лы. По су­ти, со­зна­ние че­ло­ве­ка на та­ком кон­чи­ке иг­лы и на­хо­дит­ся. А ес­ли этот мик­ро­ско­пи­че­ский блок раз­ру­шит­ся, че­ло­век ни­ко­гда не вый­дет из ко­мы, хо­тя весь осталь­ной его мозг и про­чие си­сте­мы ор­га­низ­ма бу­дут ра­бо­тать нор­маль­но.

— И где же рас­по­ло­же­на та­кая важ­ная часть? — В са­мом гео­мет­ри­че­ском цен­тре моз­га. При этом, ви­ди­мо, у прав­шей она сме­ще­на в ле­вое по­лу­ша­рие, а у лев­шей — в пра­вое. По­сле от­кры­тия это­го цен­тра, уче­ные ре­ши­ли про­сле­дить, с чем эта зо­на моз­га свя­за­на функ­ци­о­наль­но, что на­чи­на­ет ра­бо­тать од­но­вре­мен­но с ней. И ока­за­лось, что вме­сте с ней вклю­ча­ют­ся две дру­гие очень ма­лые зо­ны — скоп­ле­ние осо­бых ней­ро­нов, о ко­то­рых до то­го ни­че­го тол­ком не зна­ли. Их на­зы­ва­ют по име­ни пер­во­от­кры­ва­те­ля — ней­ро­ны фон Эко­но­мо. Это до­воль­но стран­ные нерв­ные клет­ки: они огром­ны по срав­не­нию с дру­ги­ми и к ним под­хо­дят денд­ри­ты из всех сло­ев ко­ры, ко­то­рая, как из­вест­но, от­ве­ча­ет за выс­шую нерв­ную де­я­тель­ность. Ока­за­лось, что эти две зо­ны свя­за­ны с раз­ны­ми ас­пек­та­ми на­ше­го со­зна­ния. Ра­бо­та пер­вой зо­ны озна­ча­ет, что че­ло­век оч­нул­ся ото сна, то есть он осо­зна­ет се­бя не спя­щим. А вто­рая зо­на услов­но от­ве­ча­ет за осо­зна­ние се­бя тем, кем мы яв­ля­ем­ся. На мой взгляд, это ве­ли­чай­шее от­кры­тие в ис­то­рии ис­сле­до­ва­ния моз­га.

— У жи­вот­ных то­же есть та­кие зо­ны? — У мы­шей, со­бак и ко­шек нет. Они по­яв­ля­ют­ся толь­ко у тех жи­вот­ный, чей мозг ве­сит боль­ше 300 грам­мов, а та­ко­вых немно­го: дель­фи­ны, сло­ны и че­ло­ве­ко­об­раз­ные обе­зья­ны. Это, как из­вест­но, са­мые ум­ные жи­вот­ные. Но ес­ли срав­ни­вать, то у че­ло­ве­ка ко­ли­че­ство та­ких стран­ных ней­ро­нов несрав­ни­мо боль­ше. — А как эта слож­ная си­сте­ма ве­дет се­бя во сне? Ку­да в это вре­мя де­ва­ет­ся со­зна­ние?

— Это ин­те­рес­ней­ший во­прос. Рань­ше счи­та­лось, что сон, в от­ли­чие от бодр­ство­ва­ния, струк­ту­ра до­ста­точ­но про­стая. Но те­перь по­нят­но, что это не так. В от­ли­чие от ко­мы или нар­ко­за во вре­мя за­сы­па­ния от­клю­че­ние ней­ро­нов фон Эко­но­мо про­ис­хо­дит крайне бе­реж­но и ак­ку­рат­но, по­это­му мы не за­сы­па­ем в од­но мгно­ве­ние. Это по­нят­но с точ­ки зре­ния эво­лю­ции: ес­ли бы на­ши пред­ки за­сы­па­ли мгно­вен­но, не успев спря­тать­ся, их бы всех уни­что­жи­ли хищ­ни­ки.

Скоп­ле­ния нерв­ных кле­ток, раз­бро­сан­ных по все­му го­лов­но­му и спин­но­му моз­гу, вы­де­ля­ют це­лый кас­кад био­хи­ми­че­ских ве­ществ. В ре­зуль­та­те слож­ней­шей ра­бо­ты раз­ных групп кле-

ток со­зна­ние от­клю­ча­ет­ся по­сте­пен­но. Но как имен­но они ко­ор­ди­ни­ру­ют свои дей­ствия и как они свя­за­ны друг с дру­гом, от­ве­тов по­ка нет.

ЧТО ДЕ­ЛА­ЕТ МОЗГ, КО­ГДА МЫ СПИМ

— Вы го­во­ри­ли о но­вых ме­то­дах. А да­ют они по­ни­ма­ние, что де­ла­ет мозг во сне? И по­че­му че­ло­ве­ку так важ­но спать зна­чи­тель­ную часть сво­ей жиз­ни?

— Уточ­ню сра­зу: мы до сих пор точ­но не зна­ем, за­чем че­ло­век спит, хо­тя на этот счет есть сот­ни тео­рий. Для на­ча­ла на­пом­ню: наш сон — про­цесс цик­ли­че­ский. Каж­дый цикл длит­ся пол­то­ра ча­са. Ес­ли, пред­по­ло­жим, раз­бу­дить че­ло­ве­ка в кон­це это­го цик­ла, он бу­дет чув­ство­вать се­бя от­дох­нув­шим. Но в сут- ки все рав­но нуж­но про­спать 5–6 та­ких цик­лов.

А внут­ри каж­до­го цик­ла сон бы­ва­ет двух ви­дов: мед­лен­ный, или ор­то­док­саль­ный, ко­гда че­ло­век услов­но спит спо­кой­но и рав­но­мер­но ды­шит. И сон быст­рый, па­ра­док­саль­ный, ко­то­рый у взрос­ло­го че­ло­ве­ка за­ни­ма­ет при­мер­но 15–20 про­цен­тов вре­ме­ни от об­ще­го сна.

Так вот, боль­шая часть тео­рий свя­за­на с мед­лен­ным сном. Уже по­нят­но, что во вре­мя сна у нас вклю­ча­ют­ся со­всем не те ге­ны, что ра­бо­та­ют во вре­мя бодр­ство­ва­ния. Они от­ве­ча­ют за син­тез ря­да мо­ле­кул и бел­ков, свя­зан­ных с ре­гу­ля­ци­ей внут­рен­них ор­га­нов. В част­но­сти, ина­че ра­бо­та­ют ге­ны, свя­зан­ные с об­ме­ном хо­ле­сте­ри­на, по­че­му­то имен­но но­чью фор­ми­ру­ют­ся кле­точ­ные мем­бра­ны, ре­гу­ли­ру­ет­ся жи­ро­вой об­мен, и т.д. Что ка­са­ет­ся са­мо­го моз­га, то тут то­же нема­ло но­во­го. Так, ста­ло яс­но, что во вре­мя глу­бо­ко­го мед­лен­но­го сна мозг вы­мы­ва­ет из се­бя ток­си­ны.

— Как это про­ис­хо­дит?

— Счи­та­лось, что клет­ки в моз­ге рас­по­ло­же­ны очень близ­ко друг к дру­гу. Но па­ру лет на­зад по­ня­ли: меж­ду ни­ми есть про­стран­ство, по ко­то­ро­му те­чет меж­кле­точ­ная жид­кость. Во сне в моз­ге син­те­зи­ру­ет­ся мно­го бел­ков, и в хо­де это­го ча­сто про­ис­хо­дят по­лом­ки, об­ра­зу­ют­ся «урод­ли­вые» мо­ле­ку­лы, ко­то­рые «за­хлам­ля­ют» мозг. Так вот, при мед­лен­ном сне меж­кле­точ­ная жид­кость про­ка­чи­ва­ет­ся по ка­на­лам и вы­мы­ва­ет об­лом­ки та­ких мо­ле­кул, по су­ти, ток­си­ны, в спин­но­моз­го­вую жид­кость, от­ту­да — в пе­чень и поч­ки.

Бо­лее то­го, недав­но вы­яс­ни­лось, что ио­ны, ко­то­рые со­дер­жат­ся в этих ка­наль­цах, иг­ра­ют важ­ную роль в пе­ре­хо­дах от бодр­ство­ва­ния ко сну и об­рат­но. Ес­ли в меж­кле­точ­ной жид­ко­сти на­кап­ли­ва­ет­ся ка­лий и па­да­ет кон­цен­тра­ция каль­ция с маг­ни­ем, про­ис­хо­дит про­буж­де­ние. И на­обо­рот. То есть неко­то­рые функ­ции сна свя­за­ны с вос­ста­нов­ле­ни­ем элек­тро­лит­но­го ба­лан­са.

— А по­че­му ор­га­низм, ко­то­ро­му не да­ют спать, по­ги­ба­ет до­воль­но быст­ро? Что ло­ма­ет­ся в первую оче­редь?

— От­вет на этот во­прос по­явил­ся со­всем недав­но, хо­тя зна­ме­ни­тые ра­бо­ты с де­при­ва­ци­ей (ли­ше­ни­ем.— сна бы­ли сде­ла­ны од­ним из от­цов-ос­но­ва­те­лей со­мно­ло­гии Ал­ле­ном Рек­шаф­фе­ном. Он с груп­пой кол­лег при­ду­мал ка­ру­сель, на ко­то­рой кры­сам не да­ва­ли спать, при том что дру­гих стрес­сов они не ис­пы­ты­ва­ли. Несмот­ря на это, жи­вот­ные уми­ра­ли, и ис­сле­до­ва­те­ли мно­гие го­ды не мог­ли по­нять из-за че­го. От­вет был по­лу­чен лишь в на­ча­ле ХХI ве­ка: ока­за­лось, кры­сы уми­ра­ли от… сеп­си­са, то есть от за­ра­же­ния кро­ви. От­сут­ствие сна при­во­дит к то­му, что в ор­га­низм по­па­да­ют ки­шеч­ные мик­ро­ор­га­низ­мы, че­му обыч­но пре­пят­ству­ют клет­ки им­мун­ной си­сте­мы. Так что сон ну­жен для нор­маль­но­го функ­ци­о­ни­ро­ва­ния им­мун­ной си­сте­мы — это од­на из но­вых ин­те­рес­ных тео­рий, ко­то­рую се­го­дня раз­ра­ба­ты­ва­ет мой кол­ле­га из США Джим Крю­гер.

ЗА­ЧЕМ НАМ СНЫ ДО РОЖ­ДЕ­НИЯ

— Все это о мед­лен­ном сне. А что ста­ло из­вест­но о быст­ром, том са­мом, в ко­то­ром мы ви­дим сны? — Что ка­са­ет­ся бы­стро­го, или па­ра­док­саль­но­го, сна, тут во­об­ще ни­че­го непо­нят­но. До сих пор это ве­ли­чай­шая за­гад­ка ней­ро­био­ло­гии. Мо­жет быть, ее раз­га­да­ет сле­ду­ю­щее по­ко­ле­ние био­ло­гов. — Сно­ви­де­ния, по­лу­ча­ет­ся, то­же непо­нят­но за­чем нуж­ны? — Про сны — раз­го­вор от­дель­ный. По­дав­ля­ю­щая мас­са снов у че­ло­ве­ка не­га­тив­ная. Как пра­ви­ло, чем ста­биль­нее у че­ло­ве­ка нерв­ная си­сте­ма, тем мень­ше снов он пом­нит. Сам же быст­рый сон — эво­лю­ци­он­но очень древ­нее со­сто­я­ние. Мо­жет, по­это­му его так мно­го у но­во­рож­ден­ных и де­тей, ко­то­рые еще на­хо­дят­ся в утро­бе ма­те­ри. — Вы­хо­дит, мы ви­дим сны до рож­де­ния?

— Слож­но от­ве­тить опре­де­лен­но, но мы зна­ем, что на 6–7-м ме­ся­це от за­ча­тия у ре­бен­ка на­чи­на­ют­ся мы­шеч­ные по­дер­ги­ва­ния. Бодр­ство­ва­ния у него в этот пе­ри­од еще нет, но есть так на­зы­ва­е­мый ак­ти­ви­ро­ван­ный сон. — По­лу­ча­ет­ся, некое пред­бодр­ство­ва­ние, тре­ни­ров­ка пе­ред тем, как проснуть­ся?

— Нет, он по­том пе­ре­хо­дит не в бодр­ство­ва­ние, а в быст­рый сон. Су­ще­ству­ет ги­по­те­за, что быст­рый сон в это вре­мя ну­жен для фор­ми­ро­ва­ния нерв­ной си­сте­мы.

— На чем же она ос­но­ва­на?

— Из­вест­но, что, ес­ли не сти­му­ли­ро­вать ка­кие-то си­сте­мы в на­шем ор­га­низ­ме, они не разо­вьют­ся. На­при­мер, ес­ли за­шить ко­тя­там ве­ки по­сле рож­де­ния,

«По­дав­ля­ю­щая мас­са снов у че­ло­ве­ка не­га­тив­ная. Как пра­ви­ло, чем ста­биль­нее у че­ло­ве­ка нерв­ная си­сте­ма, тем мень­ше снов он пом­нит»

а рас­шить че­рез несколь­ко ме­ся­цев, то у них гла­за бу­дут сфор­ми­ро­ва­ны, но ви­деть они при этом ни­ко­гда не смо­гут. По­то­му что в нуж­ный мо­мент гла­за не по­лу­чи­ли ни­ка­ко­го внеш­не­го сти­му­ла. Ви­ди­мо, быст­рый сон — это мощ­ный сти­мул для нерв­ной си­сте­мы, что­бы она за­пу­сти­лась, за­ра­бо­та­ла. По­сле рож­де­ния быст­рый сон за­ни­ма­ет 8 ча­сов, как и мед­лен­ный. По ме­ре то­го как нерв­ная си­сте­ма со­зре­ва­ет, бы­стро­го сна ста­но­вит­ся все мень­ше и в кон­це кон­цов его оста­ет­ся столь­ко же, сколь­ко у взрос­лых,— пол­то­ра ча­са за ночь.

— А за­чем нам эти пол­то­ра ча­са во взрос­лом со­сто­я­нии?

— Этот во­прос оста­ет­ся со­вер­шен­но непо­нят­ным. На са­мом де­ле быст­рый сон — это силь­ней­ший стресс, и за­чем взрос­лым каж­дые пол­то­ра ча­са сна нуж­на столь мощ­ная встряс­ка все­го ор­га­низ­ма, не яс­но. Су­ще­ству­ет мно­го про­ти­во­ре­чи­вых фак­тов. С од­ной сто­ро­ны, есть опы­ты, ко­гда кры­сы, ли­шен­ные бы­стро­го сна, по­ги­ба­ли. С дру­гой — се­го­дня до­ка­за­но, что по­чти все ан­ти­де­прес­сан­ты по­дав­ля­ют быст­рый сон. Уче­ным уже из­вест­но о трех де­сят­ках па­ци­ен­тов, ко­то­рые го­да­ми при­ни­ма­ют таб­лет­ки и у ко­то­рых пол­но­стью по­дав­лен быст­рый сон. При этом жи­вут они вполне нор­маль­но, их ум­ствен­ная де­я­тель­ность не на­ру­ше­на.

По­ни­ма­е­те, во вре­мя бы­стро­го сна у че­ло­ве­ка фик­си­ру­ют нерав­но­мер­ную ра­бо­ту серд­ца, сбив­чи­вое ды­ха­ние, ми­ни­маль­ную тем­пе­ра­ту­ру те­ла… Для по­жи­лых лю­дей это очень опас­ное вре­мя. Из­вест­но, что су­точ­ный пик спон­тан­ных смер­тей на­сту­па­ет имен­но ран­ним утром, в 4–5 ча­сов, ко­гда у нас фик­си­ру­ет­ся пик бы­стро­го сна. И чем доль­ше че­ло­век спит за один раз, тем длин­нее у него под утро бу­дет эта фа­за. Кста­ти, имен­но во вре­мя бы­стро­го сна у нас пре­кра­ща­ет­ся вы­ра­бот­ка це­ло­го ря­да очень важ­ных ней­ро­ме­ди­а­то­ров, в первую оче­редь се­ро­то­ни­на и но­рад­ре­на­ли­на, нехват­ка ко­то­рых вы­зы­ва­ет де­прес­сию. — Зна­чит, дли­тель­ный сон мо­жет вме­сто же­ла­е­мо­го от­ды­ха вы­звать де­прес­сию?

— Да, ес­ли у че­ло­ве­ка врож­ден­ный по­ни­жен­ный уро­вень этих ве­ществ, а во вре­мя дли­тель­но­го бы­стро­го сна они еще боль­ше па­да­ют до кри­ти­че­ско­го уров­ня, то вы­брать­ся из это­го со­сто­я­ния уже слож­но.

— Мо­жет, ему рань­ше вста­вать на­до?

— Да, и это, кста­ти, один из са­мых эф­фек­тив­ных спо­со­бов ле­че­ния де­прес­сии. В фор­ми­ро­ва­нии это­го за­бо­ле­ва­ния, как ока­зы­ва­ет­ся, боль­шую роль иг­ра­ют ме­ха­низ­мы сна. По­это­му, кста­ти, так слож­но смо­де­ли­ро­вать де­прес­сию на тех же ла­бо­ра­тор­ных мы­шах, ко­то­рые хоть и спят боль­ше днем, чем но­чью, но все же бо­лее рав­но­мер­но в те­че­ние су­ток.

БИОЧАСОВОЙ МЕ­ХА­НИЗМ

— Как то­гда дол­жен вы­гля­деть иде­аль­ный сон че­ло­ве­ка? Как спать, что­бы хо­ро­шо се­бя чув­ство­вать?

— По идее, нуж­но бы­ло бы спать так, как нам ве­лят на­ши ге­ны. То есть два ра­за в сут­ки, а мо­жет, да­же луч­ше три. Со­кра­тить про­дол­жи­тель­ность сна но­чью, иметь воз­мож­ность для неболь­ших пе­ри­о­дов сна око­ло по­лу­дня и в по­сле­обе­ден­ный пе­ре­рыв. То­гда у нас бы вы­ров­ня­лись цик­лы сна и не бы­ло бы этих дли­тель­ных про­ва­лов в быст­рый сон под утро. Так что идея с си­е­стой в неко­то­рых стра­нах — очень да­же фи­зио­ло­гич­на и по­лез­на.

— Вы хо­ти­те ска­зать, что, ес­ли оста­вить че­ло­ве­ка в по­кое, он, по идее, дол­жен спать по то­му же ре­жи­му, как и до­школь­ни­ки?

— Да, и древ­ний че­ло­век, ви­ди­мо, так и де­лал. Но во­об­ще, цик­лич­ность на­ше­го сна тес­но свя­за­на с дру­гим по­ня­ти­ем — био­ло­ги­че­ских ча­сов. Имен­но они от­ве­ча­ют за наш от­счет вре­ме­ни. Этот уни­каль­ный ме­ха­низм был от­крыт не так дав­но. Он пред­став­ля­ет со­бой кро­шеч­ные пар­ные об­ра­зо­ва­ния со слож­ней­шей струк­ту­рой, рас­по­ло­жен­ные в ги­по­та­ла­му­се, в ко­то­рых за­пус­ка­ет­ся ра­бо­та осо­бых ча­со­вых ге­нов. Их у че­ло­ве­ка со­всем немно­го — око­ло 20.

— Как эти ча­сы ра­бо­та­ют?

— Это очень кра­си­вый ме­ха­низм, свое­об­раз­ный био­хи­ми­че­ский кру­го­во­рот. Упро­щая, мож­но ска­зать, что ге­ны син­те­зи­ру­ют мРНК (од­на из ос­нов­ных мак­ро­мо­ле­кул ор­га­низ­ма, со­дер­жит ин­фор­ма­цию о струк­ту­ре бел­ков.— «О»), ко­то­рая вы­хо­дит из яд­ра в ци­то­плаз­му кле­ток, там син­те­зи­ру­ют­ся бел­ки, ко­то­рые объ­еди­ня­ют­ся, воз­вра­ща­ют­ся об­рат­но в яд­ро и бло­ки­ру­ют син­тез сле­ду­ю­щей пор­ции бел­ков. За­тем они рас­па­да­ют­ся, и все на­чи­на­ет­ся сна­ча­ла. Этот по­тря­са­ю­ще точ­ный ме­ха­низм без­звуч­но «ти­ка­ет» с мо­мен­та за­ча­тия до на­шей смер­ти. Схо­жие си­сте­мы за­ро­ди­лись на за­ре эво­лю­ции, по­это­му они есть у всех жи­вых ор­га­низ­мов, вплоть до при­ми­тив­ных дрож­жей.

— И за сколь­ко вре­ме­ни на­ши ча­сы со­вер­ша­ют обо­рот?

— Это хо­ро­ший во­прос. Де­ло в том, что на­ши био­ча­сы не укла­ды­ва­ют­ся в зем­ные сут­ки: для за­вер­ше­ния мо­ле­ку­ляр­но-био­хи­ми­че­ских пре­вра­ще­ний цик­ла им на­до при­мер­но 25 ча­сов. В ито­ге ра­бо­та ор­га­низ­ма на­чи­на­ет от­ста­вать от мест­но­го вре­ме­ни су­ток, и по­сте­пен­но на­сту­па­ет так на­зы­ва­е­мый де­син­хро­ноз, ко­то­рый мо­жет стать при­чи­ной мно­гих бо­лез­ней. Са­мый оче­вид­ный при­мер несо­от­вет­ствие меж­ду внут­рен­ни­ми ча­са­ми и внеш­ним ми­ром — джет­лаг. Ко­гда мы пе­ре­ле­та­ем че­рез несколь­ко ча­со­вых по­я­сов, нам нуж­но со­гла­со­вать ра­бо­ту на­ших внут­рен­них ча­сов с мест­ным вре­ме­нем. Наш мозг ре­ги­стри­ру­ет вре­мя вос­хо­да и за­хо­да солн­ца и по­сы­ла­ет сиг­на­лы мо­ле­ку­ляр­но­му ча­со­во­му ме­ха­низ­му, что­бы под­стро­ить внут­рен­ние ча­сы под внеш­ние.

— А что же де­лать с каж­до­днев­ным от­ста­ва­ни­ем внут­рен­них ча­сов?

— Их нуж­но пе­ре­за­пус­кать. Ин­те­рес­но, что на эту си­сте­му не вли­я­ет ни­что — ни го­лод, ни стресс, ни тем­пе­ра­ту­ра, ни пи­та­ние, толь­ко свет. Что­бы пе­ре­за­пу­стить био­ча­сы, нуж­но обя­за­тель­но вста­вать по­сле вос­хо­да солн­ца, ото­дви­гать што­ру и хо­тя бы несколь­ко ми­нут смот­реть на солн­це и на небо. Это очень важ­ная вещь для здо­ро­вья ор­га­низ­ма в це­лом.

— Ну, с на­шим ча­со­вым по­я­сом и су­мрач­ным кли­ма­том это про­бле­ма­тич­но.

— В 2011 го­ду был при­нят за­кон, ко­гда вся стра­на на 2 ча­са опе­ре­жа­ла солн­це. Это бы­ла ка­та­стро­фа. Шко­лы бы­ли за­ва­ле­ны жа­ло­ба­ми: де­тей невоз­мож­но раз­бу­дить, они спят на уро­ках. Мы два­жды хо­ди­ли в Ду­му, что­бы объ­яс­нить: че­ло­ве­ку жиз­нен­но важ­но вста­вать по­сле вос­хо­да солн­ца или хо­тя бы ми­ни­ми­зи­ро­вать вре­мя, ко­гда мы про­сы­па­ем­ся за­тем­но. Че­ло­ве­ку кри­тич­ны имен­но эти утрен­ние ча­сы по­сле вос­хо­да, а тот факт, что он ве­че­ром боль­ше вре­ме­ни про­ве­дет при элек­три­че­ском све­те, не столь ва­жен. В ито­ге стрел­ки пе­ре­ве­ли на­зад, но все

«Ока­за­лось, за на­ше со­зна­ние от­ве­ча­ют все­го 2 ку­би­че­ских мил­ли­мет­ра тка­ни моз­га! При этом сам мозг у че­ло­ве­ка огром­ный — он да­же с тру­дом по­ме­ща­ет­ся в че­реп­ную ко­роб­ку»

рав­но Москва опе­ре­жа­ет на 1 час свое по­яс­ное вре­мя.

— И, по идее, де­тям нуж­но как-то ор­га­ни­зо­вы­вать ре­жим, что­бы они не вста­ва­ли за­тем­но?

— Да, осо­бен­но важ­но это де­лать в пе­ри­од с кон­ца но­яб­ря и до на­ча­ла фев­ра­ля, что­бы ми­ни­ми­зи­ро­вать то вре­мя, ко­гда при­хо­дит­ся вста­вать при элек­три­че­ском све­те.

— Но на­вер­ня­ка есть спе­ци­аль­ные лам­пы, ко­то­рые мо­гут ис­пус­кать вол­ну нуж­ной дли­ны? — Есть, толь­ко сто­ят они под 30 ты­сяч дол­ла­ров. Эти при­бо­ры ис­пус­ка­ют вол­ны дли­ной 680 на­но­мет­ров — имен­но та­кой свет мо­жет пе­ре­за­пус­кать на­ши био-

Сон для на­ше­го ор­га­низ­ма столь же на­сы­щен­ное вре­мя, как и бодр­ство­ва­ние

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.