Боль­шие и ма­лень­кие

СТАР­ТО­ВАЛ ЕГЭ. ЦЕ­ЛЫЙ МЕ­СЯЦ НА РО­ДИ­ТЕЛЬ­СКИХ ИН­ФОР­МА­ЦИ­ОН­НЫХ ПОРТАЛАХ ДРУ­ГОЙ ТЕ­МЫ СУЩЕСТВОВАТЬ НЕ БУ­ДЕТ

Ogonyok - - В НОМЕРЕ - Ма­ша Трауб

Еди­ная государственная лихорадка.

Как пе­ре­жить ЕГЭ де­тям и ро­ди­те­лям

Сын очень се­рьез­но ска­зал: «Мам, а ты мо­жешь ку­да-ни­будь уехать на вре­мя мо­их эк­за­ме­нов? Мне так бу­дет про­ще. Ты бу­дешь пе­ре­жи­вать за ме­ня, а я за те­бя. И же­ла­тель­но уез­жай ту­да, где нет вай-фая, по­жа­луй­ста»

Ро­ди­те­лей вы­пуск­ни­ков со­бра­ли от­дель­но в ак­то­вом за­ле. Вы­сту­па­ли ди­рек­тор и учи­те­ля. Глав­ный по­сыл, на мой взгляд, пра­виль­ный: «На ЕГЭ жизнь не за­кан­чи­ва­ет­ся». Пред­ла­га­ли за­ра­нее по­ду­мать о «за­пас­ных ва­ри­ан­тах» — на тот слу­чай, ес­ли ре­бе­нок за­ва­лит эк­за­мен. Го­во­ри­ли про здо­ро­вый ре­жим дня и про то, что «пе­ред смер­тью не на­ды­шишь­ся». На­по­ми­на­ли о бла­го­при­ят­ной об­ста­нов­ке в се­мье. Го­ло­вой я все по­ни­маю, но ро­ди­тель­скую ис­те­ри­ку и па­ни­ку ни­кто не от­ме­нял.

Я как ма­ма вы­пуск­ни­ка про­шла все эта­пы. Сна­ча­ла бы­ла уве­ре­на, что мой сын — гений и все сдаст на 100 бал­лов. Он го­то­вил­ся как про­кля­тый, па­рень ум­ный, мо­ти­ви­ро­ван­ный. По­том я впа­ла в со­сто­я­ние «шеф, все про­па­ло», ко­гда сын на­пи­сал проб­ник на 75 бал­лов. По­том на­ча­ла ис­те­рич­но при­чи­тать — лишь бы по­сту­пить ку­да-ни­будь. А по­том пе­ре­ве­стись — ку­да на­до. Или вот, в кон­це кон­цов, есть кол­ле­джи, ко­то­рые, как за­ве­ря­ли на ро­ди­тель­ском со­бра­нии, не быв­шие ПТУ и во­все не по­зор.

Сын хмы­кал и го­во­рил, что мо­жет уехать учить­ся в Ту­лу — там то­же есть фи­зи­ка. Или в Но­во­си­бирск — там во­об­ще фи­зи­ка на очень при­лич­ном уровне.

Ко­гда мы несколь­ко раз про­бе­га­ли по по­тол­ку во все сто­ро­ны, сын при­шел ко мне и очень се­рьез­но ска­зал: «Мам, а ты мо­жешь ку­да-ни­будь уехать на вре­мя мо­их эк­за­ме­нов? Мне так бу­дет про­ще. Ты бу­дешь пе­ре­жи­вать за ме­ня, а я за те­бя. И же­ла­тель­но уез­жай ту­да, где нет вай-фая, по­жа­луй­ста». Все ро­ди­те­ли, чьи де­ти по­сту­па­ют, ле­то про­во­дят в Москве, по­то­му что ре­бен­ку ну­жен «за­кон­ный пред­ста­ви­тель» на слу­чай по­да­чи апел­ля­ций и про­чих тех­ни­че­ских про­це­дур. Да­же ес­ли пар­ню — 18, он дав­но ез­дит не толь­ко по Москве, но и оста­ет­ся у де­вуш­ки в даль­нем Под­мос­ко­вье, ро­ди­те­ли долж­ны на­пи­сать за­яв­ле­ние: «Раз­ре­шаю по­ки­нуть ме­сто про­ве­де­ния эк­за­ме­на без со­про­вож­де­ния. От­вет­ствен­ность за жизнь и здо­ро­вье бе­ру на се­бя». «Оставь мне па­пу. И пой­ми: ЕГЭ — это неиз­беж­но. Ни хо­ро­шо, ни пло­хо, про­сто неиз­беж­но»,— ска­зал мне сын.

Я ре­ши­ла, что по­еду с доч­кой на спор­тив­ные сбо­ры. Дочь на сбо­ры не со­би­ра­лась, но по­чув­ство­ва­ла, что в дан­ной си­ту­а­ции луч­ше не спо­рить. Ни­кто из зна­ко­мых мам ме­ня не по­нял. Я бро­саю ре­бен­ка в са­мый от­вет­ствен­ный пе­ри­од его жиз­ни. Я пы­та­лась от­шу­тить­ся, что обя­зу­юсь при­сут­ство­вать на его бра­ко­со­че­та­нии, но шут­ка не про­шла.

Ны­неш­ние аби­ту­ри­ен­ты очень вз­рос­лые и са­мо­сто­я­тель­ные. На них бес­по­лез­но «да­вить», «уго­ва­ри­вать» и «вну­шать». Ма­ма дру­га сы­на не зна­ет, как пе­ре­ва­рить но­вость о том, что он бу­дет по­да­вать до­ку­мен­ты толь­ко в один вуз вме­сто раз­ре­шен­ных пя­ти. При­чем по­че­му-то в Пи­те­ре. Толь­ко там он ви­дит свое бу­ду­щее. И все при­чи­та­ния ма­те­ри по по­во­ду то­го, что на­до по­дать в несколь­ко ву­зов «на вся­кий слу­чай, а вдруг что, лишь бы не в ар­мию» и так да­лее, на пар­ня не дей­ству­ют. Мой сын объ­явил, что бу­дет учить­ся толь­ко на бюд­жет­ном ме­сте, а жить со­би­ра­ет­ся ис­клю­чи­тель­но в об­ща­ге. А ес­ли не по­сту­пит на бюд­жет, то пой­дет в ар­мию — его с 1-м раз­ря­дом по стрель­бе и зо­ло­тым знач­ком ГТО там ждут с рас­про­стер­ты­ми объ­я­ти­я­ми. Во­ен­ко­мат за ним при­сталь­но сле­дит. Эти маль­чи­ки не бра­ви­ру­ют, не пы­та­ют­ся про­из­ве­сти впе­чат­ле­ние, не хотят до­ве­сти ро­ди­те­лей — они все дав­но се­бе рас­пла­ни­ро­ва­ли. Мой сын да­же ра­бо­ту на ле­то се­бе на­шел.

Я не знаю, за­чем в шко­лах уста­нав­ли­ва­ют рам­ки, че­рез ко­то­рые бу­дут про­пус­кать де­тей. «Бу­маж­ка не зве­нит»,— го­во­рят аби­ту­ри­ен­ты. В том смыс­ле, что шпар­гал­ки ни­кто не от­ме­нял и их мож­но по­смот­реть во вре­мя по­хо­да в туа­лет, где по­ка не уста­но­ви­ли ка­ме­ры. А в ауди­то­ри­ях ка­ме­ры сто­ят. Две — вид спе­ре­ди, вид сза­ди. И на­блю­да­те­ли сле­дят по мо­ни­то­рам за на­блю­да­те­ля­ми, ко­то­рые си­дят в клас­се и сле­дят за детьми. И эти за­пи­си хра­нят­ся око­ло го­да и в лю­бой мо­мент мо­гут быть пе­ре­смот­ре­ны. Опять же, ес­ли на­блю­да­тель в клас­се об­на­ру­жил на­ру­ше­ние, он не де­ла­ет за­ме­ча­ние, а мол­ча за­но­сит све­де­ния в про­то­кол.

За что мо­гут на­ка­зать? За шум в ауди­то­рии, ко­то­рый ме­ша­ет дру­гим, будь то шур­ша­щая оберт­ка шо­ко­лад­ки, всхли­пы и про­чее. По­это­му нам, ро­ди­те­лям, по­со­ве­то­ва­ли давать де­тям с со­бой кон­фе­ты с нешур­ша­щи­ми фан­ти­ка­ми. Есть ли­мит и на ко­ли­че­ство вы­хо­дов в туа­лет, и на вре­мя пре­бы­ва­ния там. А те­перь пред­ставь­те: под­ро­сток, де­воч­ка или маль­чик, с утра не мо­жет впих­нуть в се­бя по­лез­ную ка­шу или бу­тер­брод, два ча­са ждет на­ча­ла эк­за­ме­на — по­ка всех про­ве­рят, по­ка рас­пе­ча­та­ют на прин­те­ре за­да­ния — нов­ше­ство это­го го­да (рань­ше при­сы­ла­ли го­то­вые блан­ки, в этом го­ду пе­ре­да­ют сек­рет­ную флеш­ку), тут и взрос­лый за­хо­чет ко­фе, бу­тер­брод и в туа­лет вне гра­фи­ка. На каж­дом пунк­те про­ве­де­ния эк­за­ме­на бу­дет де­жу­рить врач — это уже обя­за­тель­но. Сле­дить за пра­во­по­ряд­ком по-преж­не­му бу­дут со­труд­ни­ки по­ли­ции, а не ЧОП, несмот­ря на мно­го­чис­лен­ные ро­ди­тель­ские пе­ти­ции и сбо­ры под­пи­сей про­тив де­жур­ства по­ли­цей­ских.

Но да­ле­ко не все со­вре­мен­ные де­ти со­би­ра­ют­ся спи­сы­вать, на­ру­шать и про­но­сить то, что по­тре­бу­ет вни­ма­ния по­ли­ции. Мой сын не пи­шет шпо­ры, а его од­но­класс­ни­цы не раз­ри­со­вы­ва­ют се­бе но­ги под юб­кой. Они умуд­ря­ют­ся гу­лять, встре­чать­ся, ез­дить друг к дру­гу в го­сти, иг­рать в фут­бол, за­во­дить ро­ма­ны, иг­рать на ги­та­ре. Они жи­вут обыч­ной жиз­нью, в ко­то­рую вме­ши­ва­ют­ся ро­ди­те­ли в со­сто­я­нии ис­те­ри­ки.

В Се­ти по­яв­ля­ет­ся огром­ное ко­ли­че­ство кур­сов: «все о ЕГЭ за один день», «успей за 24 ча­са», «экс­пресс-он­лайн под­го­тов­ка». Ро­ди­те­ли ли­хо­ра­доч­но до­ста­ют кре­дит­ные кар­точ­ки и го­то­вы пла­тить. Де­ти не хотят на все это смот­реть. Или, точ­нее, так — не все де­ти. И пра­виль­но де­ла­ют. Уже они са­ми, ста­но­вясь ме­нее ин­фан­тиль­ны­ми, чем их за­по­лош­ные ма­мы с па­па­ми, го­во­рят ро­ди­те­лям, что ЕГЭ — ло­те­рея, ко­то­рых еще мно­го бу­дет в жиз­ни. И ма­ло по­сту­пить в пре­стиж­ный уни­вер­си­тет — там еще пред­сто­ит учить­ся и не быть от­се­ян­ным за неуспе­ва­е­мость.

Ро­ди­те­ли же в ко­ри­до­рах шеп­чут­ся о волне су­и­ци­дов на поч­ве еди­но­го эк­за­ме­на, о ко­то­рой бу­дут со­об­щать все те­ле­ка­на­лы. Про­дви­ну­тые ма­мы на фо­ру­мах по­до­гре­ва­ют страсти, рас­ска­зы­вая о том, сколь­ко нуж­но нер­вов, что­бы до­ждать­ся ре­зуль­та­тов эк­за­ме­нов: до­ку­мен­ты в ву­зы по­да­ют­ся всле­пую. Ни­кто не зна­ет ре­зуль­та­тов и невоз­мож­но оце­нить, в ка­кой имен­но вуз ты про­шел по бал­лам. Ро­ди­те­ли вы­пуск­ни­ков про­шлых лет на­по­ми­на­ют, что впе­ре­ди еще внут­рен­ние ву­зов­ские эк­за­ме­ны, не ме­нее, а ино­гда и бо­лее слож­ные, чем ЕГЭ. И, на­ко­нец, глав­ный во­прос: ку­да сда­вать ори­ги­нал ат­те­ста­та? Ведь са­мые кру­тые ву­зы вы­да­ют ре­зуль­та­ты в по­след­нюю оче­редь, ко­гда уже хо­чет­ся сдать до­ку­мен­ты ку­да угод­но и на­ко­нец вы­дох­нуть.

А глав­ное ощу­ще­ние со­вер­шен­но не свя­за­но с ли­хо­рад­кой ЕГЭ: гос­по­ди, как же так слу­чи­лось, что мой сын так быст­ро вы­рос…

ЕГЭ — глав­ное со­бы­тие июня. А для неко­то­рых и всей жиз­ни

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.