СЛУ­ЧАЙ­НО­СТИ ИЛИ СЛЕДСТВИЯ?

СЕ­ГО­ДНЯ МНО­ГИЕ В ЧЕ­ХИИ УВЕ­РЕ­НЫ: ТОМАШ ГАР­РИГ МАСАРИК БЫЛ ВНЕБРАЧНЫМ СЫ­НОМ ИМ­ПЕ­РА­ТО­РА ФРАН­ЦА ИО­СИ­ФА

Ogonyok - - РОССИЯ И МИР|ТЕМА НОМЕРА -

«До­ка­за­тель­ства» со­бра­ны в кни­ге Да­ви­да Глок­не­ра «Пре­зи­дент им­пе­ра­то­ра» и ря­де дру­гих ис­сле­до­ва­ний, ко­то­рых мно­го. При­вер­жен­цы «габс­бург­ской тео­рии» убеж­де­ны: до­ста­точ­но взгля­нуть на изоб­ра­же­ния Фран­ца Ио­си­фа и То­ма­ша Гар­ри­га Ма­са­ри­ка в пожилом воз­расте (на фо­то с су­пру­гой Шар­лот­той), что­бы уви­деть несо­мнен­ное фа­миль­ное сход­ство. Од­на­ко есть и бо­лее ве­со­мые «ули­ки», о ко­то­рых мно­го го­во­рят. Кан­ва умо­за­клю­че­ний при этом вы­гля­дит так: бу­ду­щий пре­зи­дент по­явил­ся на свет 7 мар­та 1850 го­да, а в июле 1849-го мо­рав­ский го­ро­док Го­до­нин, где жи­ла его мать, стал цен­тром стра­стей, воз­мож­но, не толь­ко по­ли­ти­че­ских. Мо­ло­дой им­пе­ра­тор Франц Ио­сиф пы­та­ет­ся по­да­вить вен­гер­ское вос­ста­ние, взы­вая к по­мо­щи рус­ско­го ца­ря, и Рос­сия по­сы­ла­ет вой­ска на за­щи­ту мо­нар­хии. В Го­до­нине фор­ми­ру­ют­ся рус­ские и ав­стрий­ские ча­сти, и, ра­зу­ме­ет­ся, ту­да из Ве­ны при­бы­ва­ет сам им­пе­ра­тор. В те го­ды Франц Ио­сиф был не се­до­вла­сым гос­по­ди­ном с пыш­ны­ми уса­ми и ба­кен­бар­да­ми, это был 19-лет­ний пе­ре­пол­нен­ный гор­мо­на­ми юно­ша, от­ча­ян­но храб­рый, толь­ко что взо­шед­ший на пре­стол и не же­ла­ю­щий ни­че­го упу­стить в жиз­ни. Он оста­нав­ли­ва­ет­ся у мест­но­го дво­рян­чи­ка Эм­ма­ну­э­ля Ма­лы, в до­ме ко­то­ро­го стар­шей ку­хар­кой слу­жит Те­ре­зия Кро­пач­ко­ва, или, на немец­кий ма­нер, Кро­па­чек. Ей в ту по­ру уже 35, но она хо­ро­ша со­бой, луч­ше го­во­рит по-немец­ки, чем по-чеш­ски, и уме­ет нра­вить­ся гос­по­дам…

Ин­триж­ка на фоне во­ен­ных дей­ствий за­вер­ши­лась бе­ре­мен­но­стью. В том, что этот ре­бе­нок имен­но от им­пе­ра­то­ра, а не от хо­зя­и­на, бы­ла уве­ре­на су­пру­га Эм­ма­ну­э­ля — Ан­на, ока­зы­вав­шая по­кро­ви­тель­ство слу­жан­ке в по­ло­же­нии. Те­ре­зии тут же ор­га­ни­зо­ва­ли му­жа: негра­мот­ный ба­трак Ио­зеф Масарик, сло­вак по на­ци­о­наль­но­сти, был на 10 лет мо­ло­же сво­ей суже­ной. А в со­хра­нив­шем­ся в ар­хи­вах днев­ни­ке им­пе­ра­то­ра по­явит­ся за­пись: «Kropaczek erledigt» («Кро­па­чек — во­прос ре­шен»).

Ре­бе­нок ро­дит­ся спу­стя шесть ме­ся­цев по­сле сва­дьбы. Из­лишне го­во­рить, что вы­со­кий су­хо­па­рый Томаш с по­ро­ди­стым вы­тя­ну­тым че­ре­пом был со­вер­шен­но не по­хож на сво­их при­зе­ми­стых круг­ло­ли­цых бра­тьев. Ин­тел­лек­ту­аль­ны­ми спо­соб­но­стя­ми и неза­ви­си­мо­стью Томаш вы­де­лял­ся на фоне се­мьи. Юно­шу пы­та­лись при­об­щить к куз­неч­но­му ре­ме­с­лу, од­на­ко тя­же­лый фи­зи­че­ский труд не при­вле­кал бу­ду­ще­го про­фес­со­ра. Он сбе­жал до­мой, где бург­граф опре­де­лил его на до­маш­нее обу­че­ние вме­сте со сво­им сы­ном. По­том бы­ло «неожи­дан­ное» по­па­да­ние в пре­стиж­ней­шую Ака­де­ми­че­скую гим­на­зию Ве­ны, вне­зап­ная щед­рая сти­пен­дия от ав­стрий­ско­го банкира, Вен­ский уни­вер­си­тет, ста­жи­ров­ка в Лейп­ци­ге. И еще мно­го дру­гих слу­чай­но­стей — все­гда для То­ма­ша счаст­ли­вых...

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.