НЕ ТАК НА­ЗЫ­ВА­Е­МЫЙ

Ogonyok - - ОБЩЕСТВО|НАШИ - Текст Ни­ки­та Аро­нов Фо­то Дмит­рий Ле­бе­дев

Мос­ков­ский по­лит­тех­но­лог, при­слан­ный об­ласт­ным яро­слав­ским пра­ви­тель­ством, сра­зу пред­ло­жил мест­ным чи­нов­ни­кам по­ве­сить ря­дом порт­ре­ты Ильи Ту­та­е­ва и свя­тых кня­зей Бо­ри­са, Гле­ба и Ро­ма­на (этот за­му­чен­ный ор­дын­ца­ми ря­зан­ский князь по од­ной из вер­сий при­ча­стен к ос­но­ва­нию го­ро­да). За­чем? А что­бы жители мог­ли вы­би­рать на­гляд­но.

— Я спро­си­ла: вы что, из­де­ва­е­тесь? От него ведь и порт­ре­та тол­ко­во­го не оста­лось,— вспо­ми­на­ет управ­ля­ю­щая де­ла­ми Ту­та­ев­ско­го рай­о­на Свет­ла­на Ба­ляс­ни­ко­ва.

Крас­но­ар­ме­ец Илья Пав­ло­вич Тутаев был па­рень мо­ло­дой и ни­чем не при­ме­ча­тель­ный, по­то­му един­ствен­ная со­хра­нив­ша­я­ся нечет­кая фо­то­кар­точ­ка от­но­сит­ся к пе­ри­о­ду его служ­бы в лей­б­гвар­дии егер­ском пол­ку. На ней Тутаев за­пе­чат­лен в ки­ве­ре — офи­ци­аль­ной ча­сти па­рад­но­го мун­ди­ра. Поз­же, идео­ло­ги­че­ски чуж­дый убор с по­мо­щью ре­ту­ши за­ме­ни­ли кеп­кой. А па­мят­ник на­про­тив рай­он­ной ад­ми­ни­стра­ции — и во­все чи­стая фан­та­зия скуль­пто­ра.

Сто­ит этот мо­ну­мент в неболь­шом пар­ке, ко­то­рый лет де­сять на­зад пре­вра­ти­ли в ту­ри­сти­че­ский ат­трак­ци­он под на­зва­ни­ем «Сквер СССР». Сю­да при­та­щи­ли ста­туи пи­о­не­ров и сту­ден­тов, бюст Ма­я­ков­ско­го, 21-ю «Вол­гу» и уша­стый «За­по­ро­жец». Смот­рит­ся ми­ло, но, по при­зна­ни­ям рай­он­но­го управ­ле­ния по куль­ту­ре и ту­риз­му, при­вле­ка­ет от си­лы од­но­го ту­ри­ста из 20, что до­ез­жа­ют до го­ро­да. Осталь­ным по­да­вай церк­ви с фрес­ка­ми XVII века, ку­пе­че­ские до­ми­ки и ста­рую по­жар­ную ка­лан­чу. На ху­дой ко­нец му­зей ро­ма­нов­ской ов­цы. Эта из­вест­ная на всю стра­ну по­ро­да здесь вы­ве­де­на и на­зва­на в честь го­ро­да. Еще бы­ли осо­бые ро­ма­нов­ские гвоз­ди, ро­ма­нов­ский ра­вен­дук (это та­кая ткань для па­ру­сов), лод­ки-ро­ма­нов­ки, ро­ма­нов­ский лук и ро­ма­нов­ская шко­ла ико­но­пи­си. В об­щем, все, чем мож­но бы­ло бы при­ма­нить со­вре­мен­но­го ту­ри­ста, пу­те­ше­ству­ю­ще­го по Зо­ло­то­му коль­цу, свя­за­но со ста­рым име­нем го­ро­да. 40-ты­сяч­ный Тутаев во­об­ще един­ствен­ный на­се­лен­ный пункт с со­вет­ским на­зва­ни­ем сре­ди тех, что вхо­дят в глав­ный ту­ри­сти­че­ский марш­рут стра­ны. И про­све­щен­ная го­род­ская об­ще­ствен­ность этим очень недо­воль­на.

— Пом­ню, в Ека­те­рин­бур­ге на од­ном цер­ков­ном ме­ро­при­я­тии я ска­зал, что из Ту­та­е­ва. Ре­ак­ция сра­зу ка­кая бы­ла: «А, мо­ло­дой со­вет­ский го­род, смот­реть нече­го». При­шлось объ­яс­нять, что у нас тут XIII век,— рас­ска­зы­ва­ет отец Ан­то­ний, на­сто­я­тель Кре­сто­воз­дви­жен­ско­го хра­ма на ле­вом бе­ре­гу Вол­ги.

Шатро­вая ко­ло­коль­ня, де­ре­вян­ные до­ма во­круг, тра­вя­ные ули­цы, пей­за­жи — один в один по­ле­нов­ский «Мос­ков­ский дво­рик». Не­да­ром здесь, на ле­вой сто­роне, так лю­бят сни­мать историческое ки­но. Из­на­чаль­но имен­но эта ле­во­бе­реж­ная часть бы­ла го­ро­дом и уезд­ным цен­тром. Ос­но­ван­ная еще в XIII веке, она но­си­ла имя Ро­ма­нов. Бо­ри­со­глебск на пра­вом бе­ре­гу по­явил­ся позд­нее, как ры­бац­кая сло­бо­да. Ека­те­ри­на II сде­ла­ла ее за­штат­ным го­ро­дом, а Алек­сандр I объ­еди­нил пра­вый бе­рег с ле­вым в еди­ный Ро­ма­нов-Бо­ри­со­глебск.

Со­пер­ни­че­ством куп­цов с двух бе­ре­гов объ­яс­ня­ет­ся, в част­но­сти, оби­лие церк­вей в го­ро­де. Впро­чем, и сей­час ле­вая и пра­вая сто­ро­ны жи­вут на­осо­би­цу: у каж­дой от­дель­ная по­ли­ция, своя ско­рая по­мощь.

Ес­ли быв­ший Ро­ма­нов так и за­стыл в XIX веке, то Бо­ри­со­глебск име­ет вид обыч­но­го пост­со­вет­ско­го про­вин­ци­аль­но­го го­ро­да: ста­рин­ные до­ма с вкрап­ле­ни­я­ми ого­ро­дов и но­востро­ек. А на его даль­ней от Вол­ги окра­ине в 1970-х вы­рос огром­ный мик­ро­рай­он Ту­та­ев­ско­го мо­тор­но­го за­во­да — фак­ти­че­ски тре­тий го­род. По­сле той ком­со­моль­ской строй­ки на­се­ле­ние Ту­та­е­ва вы­рос­ло в не­сколь­ко раз. Те­перь тут тру­бы, пу­сты­ри, пя­тии де­вя­ти­этаж­ки, гро­мад­ная пром­зо­на. Ти­пич­ный мо­но­го­род с жи­вым, но не очень ак­тив­ным про­из­вод­ством.

Мо­ста меж­ду дву­мя сто­ро­на­ми нет до сих пор. Ле­том хо­дит па­ром: 29 руб­лей с че­ло­ве­ка и 240 — с ма­ши­ны. Зи­мой ста­вят пе­шую ле­до­вую пе­ре­пра­ву. А в меж­се­зо­нье и дур­ную по­го­ду при­хо­дит­ся до­би­рать­ся в объ­езд. Это боль­ше ча­са: че­рез но­вый рай­он Яро­слав­ля, окруж­ную, эс­та­ка­ды, мост и еще не­сколь­ко де­ре­вень на том бе­ре­гу. Це­лое пу­те­ше­ствие. Неко­то­рые жители так ни ра­зу его и не де­ла­ли.

У ржа­во­го па­ро­ма встре­ча­ем ту­та­ев­ско­го де­пу­та­та Яро­слав­ской об­ласт­ной ду­мы Алек­сея Кал­га­но­ва. Он мерз­нет на вет­ру в се­ром ко­стю­ме, но лю­бу­ет­ся бе­ре­га­ми. «Да вы срав­ни­те тот же Плес и на­ши хол­мы, на­ши хра­мы. Да­же ком­му­ни­сты при­зна­ют, ка­кая у нас тут кра­со­та».

Де­пу­тат — го­ря­чий сто­рон­ник пе­ре­име­но­ва­ния. Как и мно­гие куль­тур­ные ту­та­ев­цы, он уве­рен, что для пол­но­цен­но­го ту­ри­сти­че­ско­го успе­ха не хва­та­ет ма­ло­сти: ис­то­ри­че­ско­го име­ни и бюд­жет­ных де­нег на бла­го­устрой­ство.

СТАРИННОМУ РУС­СКО­МУ ГО­РО­ДУ РОМАНОВУ-БОРИСОГЛЕБСКУ ХО­ТЕ­ЛИ ВЕР­НУТЬ ИСТОРИЧЕСКОЕ ИМЯ. НО ЖИТЕЛИ ВОЗМУТИЛИСЬ, ОРГАНИЗОВАЛИСЬ И С БОЕМ ОТСТОЯЛИ СОВЕТСКОЕ НАЗВАНИЕ ТУТАЕВ. ПО­ЧЕ­МУ, ВЫЯСНЯЛ «ОГО­НЕК»

ГО­РОД НЕИЗВЕСТНОГО СОЛДАТА

Да­же по со­вет­ской вер­сии, ни­че­го осо­бо ге­ро­и­че­ско­го Илья Тутаев не со­вер­шил. Во вре­мя Яро­слав­ско­го вос­ста­ния, под­ня­то­го эсе­ром Са­вин­ко­вым и ге­не­ра­ла­ми Доб­ро­воль­че­ской ар­мии, в Ро­ма­но­ве-Бо­ри­со­глеб­ске все бы­ло спо­кой­но: Граж­дан­ская вой­на, по су­ти, обо­шла ти­хий го­ро­док сто­ро­ной. Тут сто­ял крас­но­ар­мей­ский гар­ни­зон, в рас­по­ря­же­нии ко­то­ро­го имел­ся ко­лес­ный па­ро­хо­дик «То­ва­рищ кре­стья­нин». Про­слы­шав, что в рай­оне да­чи яро­слав­ско­го го­род­ско­го го­ло­вы Ло­па­ти­на за­ме­че­ны бе­ло­гвар­дей­цы, от­ряд из 20 че­ло­век по­гру­зил­ся на «То­ва­ри­ща кре­стья­ни­на» и 10 июля 1918 го­да от­пра­вил­ся на раз­вед­ку. На да­че пе­ре­до­вая груп­па по­па­ла в за­са­ду, и Тутаев был убит. А 7 но­яб­ря го­род тор­же­ствен­но пе­ре­име­но­ва­ли в честь крас­но­ар­мей­ца.

Ве­ро­ят­нее все­го де­ло не в но­вом на­зва­нии го­ро­да, а в ста­ром: цар­ская фа­ми­лия в нем про­сто ре­за­ла слух. Впро­чем, в советское вре­мя под пе­ре­име­но­ва­ние под­ве­ли ба­зу. Кра­е­вед Ка­пи­тон Ко­нюш­ков да­же на­пи­сал про­ник­но­вен­ную книж­ку «Го­род

Глав­ные до­сто­при­ме­ча­тель­но­сти Ту­та­е­ва со­сре­до­то­че­ны на вы­со­ком ле­вом бе­ре­гу…

Здесь их встре­ча­ют хле­бом-со­лью и куль­тур­ной про­грам­мой

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.