Боль­шие и ма­лень­кие Труд­но­сти про­хо­да. Ро­ди­тель­ский взгляд на школь­ный про­пуск­ной ре­жим

О ТОМ, КТО И КАК ПРО­НИ­КА­ЕТ В ШКО­ЛЫ

Ogonyok - - Contents - Ма­ша Трауб

Вмо­их двух ро­ди­тель­ских ча­тах — 4-го клас­са и спор­тив­ной сек­ции доч­ки — по­яви­лись со­об­ще­ния о том, что про­ход ро­ди­те­лей в шко­лу осу­ществ­ля­ет­ся стро­го по предъ­яв­ле­нии пас­пор­та, с за­бла­го­вре­мен­ной до­го­во­рен­но­стью с учи­те­лем, за­не­се­ни­ем да­ты по­се­ще­ния в жур­нал на охране и со встре­чей/про­во­да­ми учи­те­лем ро­ди­те­ля от тур­ни­ке­та и об­рат­но. В спор­тив­ной сек­ции, за­ня­тия ко­то­рой про­хо­дят в арен­до­ван­ном за­ле стар­шей шко­лы, ро­ди­те­лей по­про­си­ли ждать де­тей или на ули­це, или в пред­бан­ни­ке, не за­хо­дя за тур­ни­ке­ты. От­дель­ный пункт — «про­хо­дил­ки» де­тей. В слу­чае по­те­ри до­ку­мен­та — немед­лен­но пи­сать за­яв­ле­ние.

Ни­че­го но­во­го. Та­кие тре­бо­ва­ния вве­де­ны дав­но, они ра­зум­ны, но под­чи­нять­ся им слож­но. Ведь школа, де­ти, учи­те­ля, ро­ди­те­ли — это лич­ные от­но­ше­ния.

В на­шей млад­шей шко­ле уже мно­го лет ра­бо­та­ет охран­ник — дя­дя Се­ре­жа. Его так зо­вут и де­ти, и ро­ди­те­ли. Он да­же пер­во­кла­шек зна­ет по име­нам, не го­во­ря уже о ба­буш­ках и ма­мах. Ему не нуж­ны ка­ме­ры: всех ро­ди­те­лей зна­ет в ли­цо. Каж­дый раз, за­би­рая доч­ку, я удив­ля­юсь его фо­то­гра­фи­че­ской па­мя­ти. «Нет, Са­ша, жди, я те­бя не вы­пу­щу, за то­бой ба­буш­ка еще не при­шла»; «Ко­ля, я ви­жу, ку­да ты про­лез, те­перь лезь об­рат­но». Дя­дя Се­ре­жа спо­кой­но про­пу­стит де­ле­га­цию мам, ко­то­рые при­шли, что­бы по­здра­вить учи­тель­ни­цу с днем рож­де­ния. Он раз­ре­шит прой­ти в класс ба­буш­ке без вся­ко­го пас­пор­та, по­то­му что внуч­ка опять за­бы­ла тет­рад­ку и учеб­ник. Ес­ли у ма­мы по­явил­ся во­прос к пе­да­го­гу, дя­дя Се­ре­жа про­пу­стит, что­бы из­бе­жать раз­би­ра­тель­ства при всех ро­ди­те­лях, сто­я­щих за тур­ни­ке­том. Дя­дю Се­ре­жу все лю­бят, и в его сме­ну ни­че­го не слу­ча­ет­ся. А вот смен­щи­ка ему най­ти слож­но, прак­ти­че­ски невоз­мож­но. По­ме­ня­лись уже че­ты­ре со­труд­ни­ка ЧОПа, вклю­чая од­ну жен­щи­ну.

Как раз при жен­щине, ре­шив­шей сле­до­вать ин­струк­ци­ям, про­изо­шел ин­ци­дент. Она не пу­сти­ла ма­му, у ко­то­рой был во­прос к учи­те­лю, при том что на встре­чу ро­ди­тель­ни­ца за­пи­са­лась за­бла­го­вре­мен­но. Пас­порт предъ­яви­ла. Учи­тель­ни­ца ее жда­ла. Но со­труд­ни­ца ЧОПа вы­зва­ла звон­ком пре­по­да­ва­те­ля, что­бы та за­бра­ла по­се­ти­тель­ни­цу. По­ка учи­тель­ни­ца спус­ка­лась с 3-го эта­жа, по­ка они под­ни­ма­лись с ма­мой в класс, один из уче­ни­ков вы­бе­жал из клас­са, упал и по­лу­чил со­тря­се­ние моз­га. Кто ви­но­ват? Учи­тель, оста­вив­ший де­тей без при­смот­ра. То, что она то­же сле­до­ва­ла пра­ви­лам, во вни­ма­ние не при­ни­ма­лось.

Со­труд­ни­ца ЧОПа ис­чез­ла, и на ее ме­сте по­явил­ся муж­чи­на. Де­тей он точ­но нена­ви­дел. «Про­хо­дил­ки» счи­тал чуть ли не лич­ным иму­ще­ством. Де­ти их те­ря­ют, за­бы­ва­ют, да­же ес­ли они упа­ко­ва­ны в спе­ци­аль­ный че­хол, при­стег­ну­тый ка­ра­би­ном к рюк­за­ку. Да­же ес­ли

«про­хо­дил­ка» ви­сит на шее пер­во­клаш­ки на кра­си­вом ре­меш­ке, как рань­ше ве­ша­ли на шею ключ от квар­ти­ры. Я знаю двух мам, ко­то­рые двой­ной нит­кой при­ши­ли их к рюк­за­кам. Бес­по­лез­но. Де­ти не мо­гут вспом­нить, ку­да их де­ли. Ино­гда они чу­дес­ным об­ра­зом на­хо­дят­ся в кни­ге меж­ду стра­ниц, в крос­сов­ке и да­же в кол­гот­ках. Кро­ме то­го, есть де­ти, ко­то­рым скуч­но про­хо­дить че­рез тур­ни­кет. Да, они при­кла­ды­ва­ют «про­хо­дил­ку», но все рав­но про­ле­за­ют или пе­ре­пры­ги- ва­ют че­рез за­граж­де­ние. Им так ве­се­лее. Дя­дя Се­ре­жа всех «пры­гу­нов» зна­ет в ли­цо, спи­ну и за­ты­лок. А есть де­ти, как моя дочь, на­при­мер, ко­то­рые бо­я­лись про­хо­дить че­рез тур­ни­кет. И дя­дя Се­ре­жа спе- ци­аль­но для та­ких тру­си­шек от­кры­ва­ет «во­ро­та» — боль­шое за­граж­де­ние. Так вот но­вый охран­ник аж зе­ле­нел от зло­сти, ко­гда де­ти пры­га­ли, бо­я­лись прой­ти и за­дер­жи­ва­ли дви­же­ние. И его злость вы­ли­лась на Да­ви­да. Маль­чик по­те­рял «про­хо­дил­ку», его ма­ма при­шла и на­пи­са­ла за­яв­ле­ние. Оста­ви­ла у охран­ни­ка. Но тот, сто­и­ло ма­ме убе­жать на ра­бо­ту, вы­став­лял Да­ви­да на­зад за тур­ни­кет. По­то­му что нет «про­хо­дил­ки» — нет уче­ни­ка. Да­вид ма­ме не жа­ло­вал­ся, а про­ле- зал неле­галь­но. На вы­хо­де охран­ник сно­ва тор­мо­зил маль­чиш­ку и уже не вы­пус­кал из шко­лы. Но Да­вид опять же на­хо­дил спо­соб вы­рвать­ся. Так про­дол­жа­лось по­чти неде­лю. По­ка ма­ма Да­ви­да не за­дер­жа­лась на вы­хо­де, раз­го­во­рив­шись с при­я­тель­ни­цей. И соб­ствен­ны­ми гла­за­ми уви­де­ла, как охран­ник вы­став­ля­ет ее сы­на за тур­ни­кет, при­чем за шкир­ку, дож­дав­шись, ко­гда ро­ди­тель­ни­ца уй­дет. Ма­ма Да­ви­да услы­ша­ла, как охран­ник орет на ре­бен­ка. Она спро­си­ла, по­че­му ее сы­на не про­пус­ка­ют, ес­ли у охран­ни­ка есть все пас­порт­ные дан­ные ма­мы, ко­пия сви­де­тель­ства о рож­де­нии ре­бен­ка и все те­ле­фо­ны, на что по­лу­чи­ла от­вет: «Ма­ло ли ка­кие тут нерус­ские хо­дят!». Ес­ли до этих слов ма­ма Да­ви­да не со­би­ра­лась кон­флик­то­вать, то тут по­шла пря­ми­ком к за­ву­чу. Та уво­ли­ла охран­ни­ка че­рез ми­ну­ту. Он, кста­ти, так и не по­нял, что уж та­ко­го ска­зал. Те­перь, по­ка ищут но­во­го охран­ни­ка и воз­вра­ще­ния дя­ди Се­ре­жи из от­пус­ка, его за­ме­ща­ет пред­ста­ви­тель охра­ны стар­шей шко­лы, Пал Сер­ге­ич, ко­то­рый то­же сто лет ра­бо­та­ет и с ко­то­рым дру­жат все уче­ни­ки, осо­бен­но стар­ше­класс­ни­ки: он ни­ко­му не раз­бол­та­ет, кто с кем це­ло­вал­ся, а кто при­шел толь­ко к третьему уро­ку.

В стар­шей шко­ле то­же раз­ра­зил­ся скан­дал. По ве­че­рам зал сда­ет­ся в арен­ду под сек­ции — от бас­кет­бо­ла для взрос­лых дя­дек до гим­на­сти­ки для ма­лень­ких де­тей. Пал Сер­ге­ич все­гда про­пус­ка­ет ро­ди­те­лей в раз­де­вал­ку, по­то­му что то­же всех «ко­зя­во­чек» зна­ет по име­нам и но­ро­вит под­кор­мить ма­лы­шек пе­че­ньем или кон­фе­та­ми. На­ши, уже взрос­лые, вы­бе­га­ют са­ми, а ма­лень­кие де­воч­ки, ко­то­рым по че­ты­ре-пять лет, еще не мо­гут одеть­ся без по­мо­щи мам. То есть мо­гут, ко­неч­но, но длить­ся про­цесс оде­ва­ния бу­дет дол­го. И обя­за­тель­но ма­лыш­ка что­ни­будь за­бу­дет. Не го­во­ря уже о том, что пя­ти­лет­ка про­сто не до­тя­нет­ся до ве­шал­ки, на ко­то­рой ви­сит курт­ка, да­же ес­ли вста­нет на ла­воч­ку. Ма­ме про­ще под­нять­ся, по­мочь ре­бен­ку одеть­ся и по­быст­рее вы­ве­сти на све­жий воз­дух. К то­му же ма­лень­кие де­ти хо­тят уви­деть свою ма­му, и как мож­но ско­рее. У нас есть де­воч­ка, Ма­ру­ся, она ум­ни­ца. Са­ма со­би­ра­ет сум­ку, все скла­ды­ва­ет, очень от­вет­ствен­ная. Но ей нуж­но, что­бы ма­ма сто­я­ла в ко­ри­до­ре ря­дом с раз­де­вал­кой и Ма­ру­ся ее ви­де­ла. Так дев­чуш­ке спо­кой­нее. Она про­сто бо­ит­ся спус­кать­ся од­на по тем­ной лест­ни­це. Да­же со стар­ши­ми де­воч­ка­ми. И ждет ма­му в раз­де­вал­ке.

И вдруг про­ход ро­ди­те­лям взя­ли и за­пре­ти­ли — по­сто­рон­ним нель­зя на­хо­дить­ся на тер­ри­то­рии об­ще­об­ра­зо­ва­тель­но­го учре­жде­ния. Но пря­мо по­сле ма­лы­шей зал за­ни­ма­ют здо­ро­вен­ные взрос­лые му­жи­ки, ко­то­рые иг­ра­ют в бас­кет­бол. И вот им в дет­скую раз­де­вал­ку про­ход раз­ре­шен: они ведь пла­тят за арен­ду. А ма­ме Ма­ру­си нель­зя. Пал Сер­ге­ич, ко­неч­но, все рав­но ее про­пу­стит, на­ру­шая ин­струк­ции, по­то­му что не хо­чет, что­бы Ма­ру­ся бо­я­лась. Но всех про­пу­стить не мо­жет — но­вая ин­струк­ция.

Невоз­мож­но сде­лать из шко­лы ре­жим­ный объ­ект. Это се­мья, вто­рой дом. Пер­вая лю­би­мая учи­тель­ни­ца, ру­сич­ка Ма­ри­ван­на, охран­ни­ки дя­дя Се­ре­жа и Пал Сер­ге­ич, ди­рек­три­са Ни­на Ива­нов­на, ко­то­рую все бо­ят­ся. И ко­то­рая, встре­чая на ули­це мо­е­го сы­на, уже сту­ден­та, тре­бу­ет, что­бы он за­пра­вил ру­баш­ку в брю­ки и под­стриг­ся, ина­че она вы­зо­вет ме­ня в шко­лу.

В на­шей млад­шей шко­ле уже мно­го лет ра­бо­та­ет охран­ник — дя­дя Се­ре­жа. Его так зо­вут и де­ти, и ро­ди­те­ли. Он да­же пер­во­кла­шек зна­ет по име­нам, не го­во­ря уже о ба­буш­ках и ма­мах. Ему не нуж­ны ка­ме­ры: всех ро­ди­те­лей зна­ет в ли­цо

Школа — ре­жим­ный объ­ект, так что по­пасть ту­да нелег­ко

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.