ОБЫКНОВЕННОЕ ЧУ­ДО

Юлия КО­ВАЛЬ­ЧУК и Алек­сей ЧУ­МА­КОВ в ра­дост­ном ожи­да­нии. Со­всем ско­ро они ста­нут ро­ди­те­ля­ми. В пред­две­рии это­го счаст­ли­во­го со­бы­тия мы встре­ти­лись и по­об­ща­лись — естественно, в свет­лой и оп­ти­ми­стич­ной то­наль­но­сти. Пер­вой на встре­чу при­е­ха­ла Юля. Лё­ша по­явил

OK! (Russia) - - Эксклюзив - Фо­то: Ди­мит­рий Файн­штейн. Стиль: Кон­стан­тин Кош­кин Ма­ки­яж: Алина Стар­ко­ва. При­че­ски: Кри­сти­на Кон­стан­ти­но­ва Про­дю­сер: Ан­на Чер­нав­ских

Юля, ты са­ма за ру­лем?

В Ис­па­нии ча­сто ез­жу са­ма, а вот в Москве с во­ди­те­лем. И я го­то­ва по­ста­вить па­мят­ник всем бе­ре­мен­ным де­воч­кам, ко­то­рые еще и до род­до­ма до­би­ра­ют­ся са­мо­сто­я­тель­но, так как это фи­зи­че­ски очень непро­сто. А та­кое бы­ва­ет — я знаю.

А за­чем те­бе бы­ло нуж­но са­мой во­дить в Ис­па­нии?

Как за­чем? Я ди­ко люблю во­дить и по­лу­чаю от это­го про­цес­са удо­воль­ствие, осо­бен­но ко­гда это бес­про­боч­ные до­ро­ги по­бе­ре­жья Ко­ста-бра­вы и ря­дыш­ком си­дит ма­ма. Но в при­сут­ствии му­жа я все­гда лишь пас­са­жир. По­жа­луй, толь­ко ему я пол­но­стью до­ве­ряю, а в ны­неш­нем мо­ем по­ло­же­нии это еще и го­раз­до удоб­нее. Тем бо­лее это был пер­вый на­столь­ко про­дол­жи­тель­ный от­пуск в мо­ей жиз­ни.

Ты зна­ешь, я пом­ню та­кую кар­ти­ну, это бы­ло несколь­ко лет на­зад. Мы встре­ти­лись с то­бой в Ше­ре­ме­тье­во, ты там бы­ла тран­зи­том — с од­них га­стро­лей на дру­гие: из­му­чен­ная, устав­шая, в огром­ном ка­пю­шоне, вид­ны толь­ко гла­за, ка­ла­чи­ком свер­ну­лась и мгно­вен­но усну­ла.

Это я люблю, да. Ес­ли быть точ­ной, уже 17 лет жи­ву в та­ком ре­жи­ме.

При та­ком гра­фи­ке, на­вер­ное, не до ре­бен­ка.

Но я все-та­ки де­воч­ка и под­со­зна­тель­но, ко­неч­но, об этом за­ду­мы­ва­лась и по­ни­ма­ла, что, без­услов­но, в мо­ей жиз­ни ко­гда-ни­будь на­сту­пит вре­мя, ко­гда мне за­хо­чет­ся сде­лать неболь­шую па­у­зу и на­сла­дить­ся ма­те­рин­ством.

А ты как-то из­ме­ни­лась в сво­ем но­вом по­ло­же­нии? Ста­ла ка­приз­ной, чув­стви­тель­ной?

Чест­но мо­гу те­бе ска­зать, Ва­дим, я не из тех де­ву­шек, ко­то­рые фа­на­тич­но про­си­жи­ва­ют вре­мя в ин­тер­не­те, ко­па­ясь в жен­ских фо­ру­мах или те­ма­ти­че­ских сай­тах. Я очень до­ве­ряю сво­им ощу­ще­ни­ям и верю, что мой ор­га­низм сам мне под­ска­жет, как ре­а­ги­ро­вать на вол­шеб­ство, ко­то­рое со мной про­ис­хо­дит. К то­му же бе­ре­мен­ность — это та­кая все­лен­ская ра­дость! С са­мо­го на­ча­ла я зна­ла, что у ме­ня не бу­дет ка­при­зу­лек, спе­ку­ля­ций, свой­ствен­ных боль­шо­му ко­ли­че­ству бе­ре­мен­ных де­во­чек. Мне ка­жет­ся, это толь­ко злит и от­тал­ки­ва­ет лю­би­мо­го муж­чи­ну.

И ты сто­и­че­ски вы­дер­жа­ла та­кой на­строй?

Сей­час к нам при­со­еди­нит­ся Лё­ша и рас­ска­жет. ( Улы­ба­ет­ся.) Но при­зна­юсь, я ста­ра­лась. Хо­тя, ко­неч­но, я не ро­бот и вся­кое бы­ва­ло. Все-та­ки из­ме­не­ние гор­мо­наль­но­го фо­на на­кла­ды­ва­ет опре­де­лен­ный от­пе­ча­ток на по­ве­де­ние жен­щи­ны, но у ме­ня та­ких эмо­ци­о­наль­ных всплес­ков бы­ло не мно­го. Да и силь­ных ка­при­зов по по­во­ду еды или от­сут­ствия вни­ма­ния то­же. Хо­тя в ка­ких-то мо­мен­тах я мог­ла быть несдер­жан­ной, из­лишне сен­ти­мен­таль­ной и да­же мог­ла рас­пла­кать­ся. На­при­мер, смеш­ная ис­то­рия. Я хо­те­ла Лё­шу уго­стить до­маш­ним све­же­сва­рен­ным ком­по­том. Не­су ему гра­фин и вдруг по до­ро­ге раз­би­ваю его. Лё­ша в шут­ку мне го­во­рит: «Ну вот, по­про­бо­вал ком­пот». А ме­ня это так за­де­ло! В об­щем, я на­чи­наю ры­дать. От­че­го ры­даю — са­ма не пой­му: то ли жаль, что так и не на­по­и­ла му­жа, то ли от­то­го, что неак­ку­рат­ная, то ли его сло­ва в тот мо­мент ме­ня уко­ло­ли. Уже че­рез несколь­ко ми­нут по- ня­ла аб­сурд си­ту­а­ции, уш­ла умы­вать­ся, и мне са­мой ста­ло и смеш­но, и груст­но. Но это еди­нич­ный слу­чай.

Ска­жи, Юль, а как на­счет кур­сов для мо­ло­дых ро­ди­те­лей? Или они не нуж­ны?

Я не счи­таю, что они не нуж­ны. Но во-пер­вых, нам не по два­дцать, мы очень осо­знан­ные ре­бя­та, а во-вто­рых, про­сто как-то об этом да­же не ду­ма­ли. По­вто­рюсь, мы до­ве­ря­ем сво­е­му внут­рен­не­му го­ло­су и друг дру­гу. 12 но­яб­ря мне бу­дет трид­цать пять, и я да­же не мог­ла меч­тать о та­ком по­дар­ке к юби­лею. Спа­си­бо Бо­жень­ке! ( Улы­ба­ет­ся.)

А Лё­ша был внут­ренне го­тов к та­ко­му по­во­ро­ту со­бы­тий?

Ко­неч­но. Лё­ша у ме­ня трид­ца­ти­ше­сти­лет­ний муж­чи­на. Для нас это на­столь­ко долгожданное и осо­знан­ное со­бы­тие, что, естественно, мы как мог­ли обе­ре­га­ли на­шу се­мью от внеш­не­го вме­ша­тель­ства. Мы в прин­ци­пе не лю­бим спе­ку­ли­ро­вать сво­и­ми от­но­ше­ни­я­ми, а уж этой те­мой тем бо­лее, по­это­му мы прак­ти­че­ски весь срок не за­яв­ля­ли об этом. Ко­гда по­шли ка­кие-то слу­хи и нам ста­ли по­сто­ян­но зво­нить, мы при­ня­ли ре­ше­ние ни­че­го не ком­мен­ти­ро­вать. Про­дол­жа­ли жить в сво­ем рит­ме и про­стран­стве. Я не хо­чу су­дить лю­дей, ко­то­рые де­ла­ют из это­го огром­ный пуб­лич­ный пи­ар-по­вод. Ви­ди­мо, для ко­го-то важ­но, что­бы весь мир знал, кто-то про­сто этим гор­дит­ся и хо­чет со все­ми по­де­лить­ся ра­до­стью, а кто-то на этом за­ра­ба­ты­ва­ет. Но для нас с Лё­шей эта те­ма на­столь­ко со­кро­вен­ная, что мы ре­ши­лись по­го­во­рить об этом лишь сей­час. И мы по­ня­ли, что мо­жем до­ве­рить­ся и рас­ска­зать вот так ду­шев­но, по-се­мей­но­му, толь­ко те­бе, Ва­дим. ▶

Спа­си­бо, Юля, я очень це­ню та­кое ва­ше до­ве­рие. Вот ты ска­за­ла, что толь­ко недав­но со­зре­ла для ма­те­рин­ства...

Для ме­ня бы­ло важ­но до­стичь успе­ха в ра­бо­те — это не сек­рет. Я бы­ла на­сто­я­щей ка­рье­рист­кой, осо­бен­но в 25 лет, ко­гда ухо­ди­ла из «Бле­стя­щих». Мне бы­ло мо­раль­но необ­хо­ди­мо всем до­ка­зать, что я смо­гу са­мо­утвер­дить­ся в этом слож­ном биз­не­се и стать нуж­ной в про­фес­сии, да­же не имея про­дю­се­ра. В тот мо­мент важ­ные ка­рьер­ные из­ме­не­ния про­ис­хо­ди­ли и у Лё­ши. Он ушел от про­дю­се­ра Ев­ге­ния Фрид­лян­да, и ему то­же при­шлось стро­ить с ну­ля свою му­зы­каль­ную ис­то­рию. По­это­му мы то­гда, ес­ли чест­но, да­же не успе­ва­ли ду­мать о де­тях. А вот лет с трид­ца­ти ме­ня всё ча­ще ста­ли по­се­щать мыс­ли о ма­те­рин­стве и о том, что всем сво­им су­ще­ством я к это­му го­то­ва. Но тут свои кор­рек­ти­вы внес наш гра­фик. Мы про­сто фи­зи­че­ски не на­хо­ди­лись ря­дом в нуж­ное вре­мя в нуж­ном ме­сте. И в ка­кой-то мо­мент мы ре­ши­ли рас­сла­бить­ся, осознавая, что всё про­изой­дет, ко­гда долж­но про­изой­ти.

Мно­гие твои по­дру­ги, твои кол­ле­ги ра­но ста­но­ви­лись ма­ма­ми, и на­вер­ня­ка они де­ли­лись с то­бой ка­ки­ми-то сво­и­ми мыс­ля­ми на этот счет. У те­бя серд­це не ека­ло в тот мо­мент?

На са­мом де­ле я вос­хи­ща­юсь и ра­ду­юсь де­вуш­кам, мо­им ро­вес­ни­цам, ко­то­рые вос­пи­ты­ва­ют взрос­лых де­тей. Да, мы недав­но об­суж­да­ли с Лё­шей, что бы­ло бы здо­ро­во, мо­жет, нем­но­го рань­ше об этом за­ду­мать­ся, но у каж­до­го своя судь­ба. А так, воз­вра­ща­ясь к кол­ле­гам, я, ко- неч­но, в вос­тор­ге от Ве­ры Бреж­не­вой, ко­то­рая смот­рит­ся как стар­шая сест­ра сво­их до­чек, или от На­та­ши Ио­но­вой — они со стар­шей доч­кой уже по­друж­ки. И при этом вы­гля­дят обе по­тря­са­ю­ще. И я бу­ду ста­рать­ся.

Уве­рен, так и бу­дет. Ты и сей­час, на­ка­нуне ро­дов, вы­гля­дишь ве­ли­ко­леп­но!

Спа­си­бо боль­шое. Это всё за­гар. ( Улы­ба­ет­ся.) У ме­ня спор­тив­ный ха­рак­тер и хо­рео­гра­фи­че­ское про­шлое, по­это­му я, ко­неч­но, силь­но не рас­слаб­ля­юсь. У ме­ня нет ка­ких-то жут­ких об­жорств, и, глав­ное, мне это­го не хо­чет­ся. Я как-то до­го­ва­ри­ва­юсь со сво­им ор­га­низ­мом.

Ну ты и не очень-то по­пра­ви­лась.

Вра­чи го­во­рят, что нет. В се­ре­дине сро­ка я за­ни­ма­лась йо­гой со спе­ци­а­ли­стом, а по­том уже са­ма. В Ис­па­нии пла­ва­ла каж­дый день и, кста­ти, свой клип «По­тан­цуй» сни­ма­ла на чет­вер­том ме­ся­це бе­ре­мен­но­сти, тан­цуя и бе­гая так, что ни­кто и не за­ме­тил мо­е­го по­ло­же­ния. Ну и са­мое глав­ное, я взя­ла се­бе за пра­ви­ло каж­дый день в лю­бом со­сто­я­нии, в лю­бую по­го­ду про­хо­дить не ме­нее пя­ти ты­сяч ша­гов.

Мо­ло­дец! У Лё­ши всё вре­мя га­стро­ли, за­пи­си. Кто те­бе по­мо­га­ет?

Лё­ша по­мо­га­ет мне вне за­ви­си­мо­сти от га­стро­лей. Мы уме­ем на­хо­дить ба­ланс меж­ду лич­ным и ра­бо­той уже по­чти 10 лет. Но на­до при­знать, мы как буд­то по­чув­ство­ва­ли из­ме­не­ния в на­шей жиз­ни: год на­зад я пе­ре­вез­ла сю­да сво­их ро­ди­те­лей из Волж­ско­го. Они дол­го со­мне­ва­лись — все-та­ки там оста­лись дру­зья, па­пи­ны увле­че­ния (ры­бал­ка и охо­та), ма­ми­ны уче­ни­ки и студенты, с ко­то­ры­ми она до сих пор дру­жит. Но по­сле пе­ре­ез­да не бы­ло ни ми­ну­ты, что­бы они по­жа­ле­ли. Те­перь они жи­вут ря­дыш­ком и, естественно, по­мо­га­ют как мо­гут: па­па кон­тро­ли­ру­ет пе­ре­строй­ку до­ма (мы до­стра­и­ва­ем дет­скую), ма­ма бы­ла со мной в Ис­па­нии, ко­гда Лё­ша уле­тал на га­стро­ли. ( По­яв­ля­ет­ся Алек­сей.) Лё­ша, при­вет. Кра­сав-

чик, весь в бе­лом!

Юлия: Мне ка­жет­ся, я уже так мно­го рас­ска­за­ла, сей­час бу­дешь ме­ня до­пол­нять.

Юля го­во­ри­ла о том, что в ва­шем воз­расте есть ка­кая-то опре­де­лен­ная муд­рость, ко­то­рая поз­во­ля­ет ина­че смот­реть на ожи­да­ние ре­бен­ка. Ты с этим со­гла­сен?

Алек­сей: Без­услов­но. Я слы­шал, что Бог дает ре­бен­ка, ко­гда лю­ди го­то­вы к это­му. Всё свое­вре­мен­но. Ес­ли бы мне бы­ло сем­на­дцать лет, ду­маю, я бы не со­всем по­нял, что у нее там в жи­во­те. Ю.: Он на са­мом де­ле как ис­тин­ный муж­чи­на го­во­рит: «Ну да­вай­те уже ско­рее, вы-то там об­ща­е­тесь, мне же то­же хо­чет­ся с ва­ми уви­деть­ся».

Лё­ша, ска­жи, Юля бы­ла ка­приз­ной? Мне ин­те­рес­на твоя вер­сия.

Ю.: Да, рас­ска­жи. А.: Во­об­ще ее бе­ре­мен­ность я за­ме­тил мень­ше, чем она. Она на­сто­я­щий му­жик. ( Сме­ет­ся.) Ю.: Я рас­ска­за­ла про тот ду­рац­кий слу­чай, ко­гда раз­ры­да­лась из-за раз­би­то­го гра­фи­на. А.: Ну как же, жен­щи­на и без лег­ко­го вы­но­са моз­га! ( Улы­ба­ет­ся.)

«Юля как му­жик» — что ты име­ешь в ви­ду?

А.: Она нор­маль­но от­но­сит­ся ко все­му, без осо­бых ненуж­ных ми­ми­ми­шек. Она не ка­приз­ни­ча­ет. Юля в прин­ци­пе до­ста­точ­но праг­ма­тич­ная. А праг­ма­тич­ность плюс ро­ман­ти­ка рож­да­ют ре­а­лизм, в этом ре­а­лиз­ме она и су­ще­ству­ет. По­это­му ска­зать, что я бе­гал за со­ле­ны­ми огур­ца­ми в пу­сты­ню, — та­ко­го не бы­ло.

Мо­жет, это ду­рац­кий во­прос, и всё же. Ва­ши от­но­ше­ния как-то из­ме­ни­лись, ты стал ка­кто по-дру­го­му смот­реть на Юлю?

Ю.: Мож­но я ска­жу, по­ка Лё­ша ду­ма­ет? Я всё вре­мя пе­ре­жи­ва­ла: «Ми­лый, я, на­вер­ное, тол­стень­кая, несек­су­аль­ная и некра­си­вая». А Лё­ша го­во­рил все­гда очень важ­ные для ме­ня сло­ва. А.: Я про­сто сра­зу го­во­рил ей «Ты тол­стая и очень несек­су­аль­ная», что­бы в мо­мент бе­ре­мен­но­сти она не чув­ство­ва­ла раз­ни­цы.

«Доб­рый» Лё­ша!

Ю.: На са­мом де­ле он го­во­рил: «Ты зна­ешь, а в фор­мах бе­ре­мен­ной жен­щи­ны есть что­то при­тя­га­тель­ное». Вот это мне бы­ло очень важ­но слы­шать. Я сей­час каж­дый раз к нему под­хо­жу и го­во­рю, что я ко­ло­бок, а Лё­ша все­гда отве­ча­ет, что я прак­ти­че­ски не по­пра­ви­лась. А.: Сто че­тыр­на­дцать ки­ло­грам­мов и сем­на­дцать грам­мов не в счет.

Ко­неч­но. Юля го­во­рит, что вы до­стра­и­ва­е­те дет­скую.

А.: Да, но на са­мом де­ле мы ши­ку­ем, ес­ли чест­но. Я вспо­ми­наю, как ме­ня вос­пи­ты­ва­ли... Ю.: И ме­ня. А.: Гос­по­ди, это бы­ла ка­кая-то ма­лень­кая пя­ти­де­ся­ти­мет­ро­вая квар­ти­ра, в ко­то­рой мы жи­ли вчет­ве­ром.

В Са­мар­кан­де?

В КА­КОЙ-ТО МО­МЕНТ МЫ РЕ­ШИ­ЛИ РАС­СЛА­БИТЬ­СЯ, ОСОЗНАВАЯ, ЧТО ВСЁ ПРО­ИЗОЙ­ДЕТ, КО­ГДА ДОЛЖ­НО ПРО­ИЗОЙ­ТИ

А.: Да. По­том был до­мик, очень ма­лень­кий, квад­ра­тов от си­лы семь­де­сят. И ни­че­го, пре­крас­но вос­пи­та­ли! Ю.: А ко­гда я ро­ди­лась, ро­ди­те­ли жи­ли в об­ще­жи­тии, бы­ла все­го од­на ком­на­та. Я вто­рой ре­бе­нок, нас то­же бы­ло четверо. Дол­го­ждан­ную квар­ти­ру нам да­ли, ко­гда мне ис­пол­ни­лось один­на­дцать ме­ся­цев. Ма­ма очень дол­го сто­я­ла в этих оче­ре­дях, и в ито­ге свер­ши­лось чу­до. Прав­да, квар­ти­ра бы­ла на пя­том эта­же без лиф­та, ко­ля­соч­ки тас­кать как раз очень «удоб­но». Ме­ня за­пу­сти­ли в эту квар­ти­ру, и я то­гда впер­вые по­шла. Жи­ли мы с сест­рой в од­ной ком­на­те, у нас не бы­ло сво­е­го лич­но­го про­стран­ства, а мне, как ма­лень­кой де­воч­ке, все­гда хо­те­лось его иметь. Я на­шла вы­ход: у нас был боль­шой стол, его па­па сам сма­сте­рил, я за­на­ве­ши­ва­ла его оде­я­лом, и у ме­ня под сто­лом был мой соб­ствен­ный мир, ту­да ни­кто не за­хо­дил.

А ко­гда у те­бя по­яви­лось свое ре­аль­ное про­стран­ство?

Это бы­ла пер­вая съем­ная квар­тир­ка в Москве. Она бы­ла ма­лень­кая, страш­нень­кая, чер­нень­кая, вся об­ве­шан­ная ков­ра­ми. А.: Ты прям ме­ня в дет­стве опи­сы­ва­ешь — ма­лень­кое, чер­нень­кое, страш­нень­кое. ( Сме­ет­ся.) Ю.: ( Сме­ет­ся.) И я бы­ла счаст­ли­ва, мне то­гда бы­ло лет де­вят­на­дцать. Я уже по­па­ла в груп­пу «Бле­стя­щие», год про­ра­бо­та­ла и на­ко­пи­ла де­нег, что­бы за две­сти пять­де­сят дол­ла­ров сни­мать квар­ти­ру. Вот это бы­ла моя ма­лень­кая по­бе­да и гор­дость. А по-на­сто­я­ще­му ощу­тить, что та­кое свое лич­ное про­стран­ство, я смог­ла, толь­ко ко­гда мы с Лё­шей ку­пи­ли дом.

Сколь­ко лет это­му до­му?

Ю.: Че­ты­ре го­да.

И как вы­яс­ни­лось, про­стран­ства всё рав­но ма­ло.

А.: Хо­чет­ся же, что­бы ма­лень­кий че­ло­век иг­рал и ни­ко­го не бес­по­ко­ил. Шу­чу, ко­неч­но. Я по­ни­маю, что из зо­ны ком­фор­та при­дет­ся вый­ти. На­при­мер, мы но­чью лю­бим смот­реть се­ри­а­лы, а дет­ская ком­на­та по­лу­ча­ет­ся сра­зу че­рез стен­ку. Мы зву­ко­изо­ли­ро­ва­ли ее до та­кой сте­пе­ни, что те­перь со­всем ни­че­го не слыш­но. Та­кие ве­щи ни­как не уда­рят по са­мо­лю­бию ре­бен­ка, но они по­мо­гут нам.

Юля го­во­рит, что все­рьез ду­мать о ре­бен­ке на­ча­ла толь­ко по­сле трид­ца­ти. А ты?

А.: Твор­че­ские лю­ди в ос­нов­ном эго­и­стич­ные, ты об этом зна­ешь. Мы де­ла­ем всё ра­ди вни­ма­ния к се­бе. Му­зы­ка, пес­ни, кон­цер­ты — не что иное, как по­пыт­ка при­влечь к се­бе вни­ма­ние. Ты упи­ва­ешь­ся ра­бо­той, у те­бя мно­го пла­нов и ку­ча про­блем, ко­то­рые на­до ре­шать, и, ска­жем так, не до де­тей. А вот сей­час я по­ни­маю, что, на­вер­ное, на­до бы­ло по­рань­ше. Ю.: Вот я то­же это ска­за­ла. А.: Ес­ли бы у ме­ня был сей­час взрос­лый сын или дочь, мне уже бы­ло бы что им рас­ска­зать ин­те­рес­но­го. А так, ко­гда ре­бе­нок вы­рас­тет, я бу­ду уже ста­рым.

В са­мом со­ку бу­дешь.

А.: Мо­жет быть. Смот­ря как я со­хра­нюсь. Это за­ви­сит еще от то­го, как бу­дут слу­шать на­ши пес­ни, сколь­ко на­ше твор­че­ское дол­го­ле­тие про­длит­ся, от­сю­да и мо­раль­ное со­сто­я­ние. Мы же за­ви­сим от зри­те­ля.

У вас в этом смыс­ле всё в плю­се. Вот ты мне по­да­рил две свои кни­ги, я с удо­воль­стви­ем их по­чи­таю. У те­бя со­всем ско­ро бу­дут боль­шие кон­цер­ты в Москве — в Vegas City Hall 4 и 5 но­яб­ря. Это о мно­гом го­во­рит.

А.: У Юли в этом смыс­ле то­же всё пре­крас­но. Хо­тя, ко­неч­но, эти ме­ся­цы она боль­ше по­свя­ти­ла се­бе, бе­ре­мен­но­сти. Ю.: Я успе­ла вы­пу­стить трек «По­тан­цуй», а аль­бом сей­час уже сво­дит­ся в Аме­ри­ке, так что в му­зы­каль­ном смыс­ле пе­ре­ры­вов не бу­дет. При этом я дей­стви­тель­но да­ла се­бе воз­мож­ность от­дох­нуть от кон­цер­тов и те­ле­ви­зи­он­ных про­ек­тов.

А был твор­че­ский зуд?

Ю.: Вна­ча­ле был. А.: Он у нее и сей­час есть. Ю.: Лё­ша име­ет в ви­ду, что я не мо­гу быть жен­щи­ной, ко­то­рая про­сто си­дит до­ма, вклю­ча­ет те­ле­ви­зор, ле­жит и на­сла­жда­ет­ся бе­ре­мен­но­стью. А.: Ей нуж­но что-то де­лать.

Зна­е­те, ре­бя­та, мне нра­вит­ся, что вы оба иде­те сво­ей соб­ствен­ной твор­че­ской до­ро­гой. Лё­ша, ты не под­стра­и­ва­ешь­ся под ка­кие-то опре­де­лен­ные фор­ма­ты шоу-биз­не­са, по­ешь как чув­ству­ешь. Юля то­же вы­бра­ла свой путь. Пре­крас­но про­яви­ла се­бя как те­ле­ве­ду­щая, как ак­три­са, и па­рал­лель­но, ко­неч­но, твоя во­каль­ная ис­то­рия.

А.: Каж­дый из нас неза­ви­сим, у нас нет про­дю­се­ров уже мно­го лет. Для ме­ня в твор­че­стве важ­на сво­бо­да.

А ни­ко­гда не хо­те­лось нем­но­го под­кор­рек­ти­ро­вать свои взгля­ды, что­бы, на­при­мер, боль­ше быть в эфи­рах ра­дио­стан­ций?

А.: Я, без­услов­но, ищу ком­про­мисс. Но зри­тель, ко­то­рый при­хо­дит ко мне на кон­церт, лю­бит то, что он во мне лю­бит. И ес­ли сей­час я бу­ду слиш­ком под­стра­и­вать­ся под об­щий тренд, ме­нять се­бя в уго­ду все­воз­мож­ным фор­ма­там, то я про­сто рас­те­ряю всех тех, кто ме­ня лю­бит, и тех, ко­го люблю я. А са­мое глав­ное, я по­те­ряю са­мо­го се­бя. Пусть со мной оста­ет­ся мой немно­го­чис­лен­ный, но ка­че­ствен­ный слу­ша­тель, чем при­мкнут мил­ли­о­ны тех, ко­му не важ­на ис­крен­ность в му­зы­ке.

А ду­эт­ный аль­бом вы не ду­ма­ли за­пи­сать?

А.: Бы­ла успеш­ная ду­эт­ная пес­ня «В за­мет­ки». А что ка­са­ет­ся аль­бо­ма, нет, не пла­ни­ру­ем. У нас с Юлей аб­со­лют­но раз­ная пуб­ли­ка. Моя ауди­то­рия — лю­ди 25–45 лет, обес­пе­чен­ные, уют­но сло­жен­ные по жиз­ни, име­ю­щие пра­во слу­шать ту му­зы­ку, ко­то­рую хо­тят. Юлю лю­бят бо­лее юные зри­те­ли. Бо­лее бес­ша­баш­ные, та­кие, как она са­ма. По­это­му мы и кон­цер­ты ▶

сов­мест­ные не да­ем. Часть лю­дей бу­дет ждать, ко­гда я уже вый­ду, а дру­гая часть — ко­гда я уже уй­ду.

Воз­вра­ща­ясь к пред­сто­я­ще­му важ­но­му со­бы­тию. Вы столь­ко вре­ме­ни сей­час про­ве­ли в Ис­па­нии. Не ду­ма­ли от­ту­да по­ле­теть ро­жать в Нью-йорк или в Па­риж, на­при­мер?

А.: Нет, мы со­зна­тель­но вы­бра­ли Рос­сию. Мы пат­ри­о­ты, и мы не шу­тим. Мы на­столь­ко обо­жа­ем Рос­сию, на­столь­ко бла­го­дар­ны ей за то, что мы здесь име­ем, что... Ю.: ...дру­гие ва­ри­ан­ты да­же не рас­смат­ри­ва­ли. Не пред­став­ляю, как мож­но в эти важ­ные мо­мен­ты об­щать­ся на дру­гом язы­ке, не чув­ство­вать и не ви­деть ря­дом сво­их близ­ких.

Лё­ша на ро­дах бу­дет при­сут­ство­вать?

Ю.: Всю со­зна­тель­ную жизнь я ду­ма­ла, что муж­чи­на не дол­жен при­сут­ство­вать на ро­дах. Кля­нусь. Но как нор­маль­ная жен­щи­на я склон­на ме­нять свое мне­ние, и вот сей­час, ко­гда это чу­до ско­ро про­изой­дет, мне про­сто необ­хо­ди­мо, что­бы он был ря­дом. Хо­тя он очень бес­по­кой­ный мо­ло­дой че­ло­век. А.: Я как раз урав­но­ве­шен­ный, про­сто впе­чат­ли­тель­ный, всё близ­ко к серд­цу при­ни­маю. Знаю, что не смо­гу на­хо­дить­ся до­ма, по­то­му что бу­ду нерв­ни­чать, мне на­до бу­дет всё кон­тро­ли­ро­вать. А там бу­ду пе­ре­жи­вать не мень­ше... Ре­ша­юсь. По­ка бо­юсь.

Юля, ты как се­бя на­стра­и­ва­ешь — пла­ни­ру­ешь быст­ро вер­нуть­ся в строй или нет?

А.: Че­ло­век пред­по­ла­га­ет, а Бог рас­по­ла­га­ет. Ю.: Это вер­но. Но ес­ли чест­но, кон­цер­ты на но­ябрь-де­кабрь мы уже пла­ни­ру­ем. Бе­ре­мен­ность, ре­бе­нок — это, ра­зу­ме­ет­ся, ка­че­ствен­но дру­гой фор­мат жиз­ни. Но это не зна­чит, что на­до взять и нам с Лё­шей пе­ре­кро­ить свою жизнь. А.: Мы на­столь­ко сво­бод­ны в про­фес­сии, на­столь­ко са­ми по се­бе, что хоть зав­тра мо­жем ска­зать: «Так, стоп. Этот ме­сяц ме­ня не тро­гать, я уехал». Мы не си­дим в офи­сах. В си­лу это­го ре­бе­нок — аб­со­лют­но не вы­би­ва­ю­щая зем­лю из-под ног ис­то­рия. Неза­ви­си­мость и сво­бо­да — это глав­ная на­гра­да за твор­че­ство.

Сей­час вы оба в пред­вку­ше­нии.

Ю.: Ко­неч­но, мне уже каж­дый день снится, что я рожаю. Ду­ма­ла, что сошла с ума, но вра­чи с улыб­кой под­твер­ди­ли мою пси­хи­че­скую ста­биль­ность и ска­за­ли, что это очень хо­ро­ший знак. До кон­ца праг­ма­тич­ной оста­вать­ся не по­лу­ча­ет­ся, и во снах, и в жиз­ни мои мыс­ли сей­час в ос­нов­ном за­ня­ты толь­ко под­го­тов­кой к это­му неве­ро­ят­но счаст­ли­во­му со­бы­тию.

Ты го­во­ришь об этом и си­я­ешь. И Лё­ша, хоть и в тем­ных оч­ках, то­же. Си­яй­те и даль­ше, до­ро­гие!

Спа­си­бо боль­шое!

МНЕ КАЖ­ДЫЙ ДЕНЬ СНИТСЯ, ЧТО Я РОЖАЮ. ДУ­МА­ЛА, ЧТО СОШЛА С УМА, НО ВРА­ЧИ УЛЫБАЮТСЯ

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.