Рай на зем­ле Ви­да­ра Карлста­да

На са­мом се­ве­ре Но­р­ве­гии рас­по­ло­же­на неболь­шая де­ре­вуш­ка Ме­хамн. Все ее жи­те­ли так или ина­че свя­за­ны с мо­рем. И один из них — Ви­дар Карлстад (Vidar Karlstad), фа­нат мо­ря и вла­де­лец ком­па­нии Nordic Safari Wildlife Adventures.

Okhota i Rybalka - XXI Vek - - Интервью -

Бе­се­до­вал Алек­сандр ЛИСИЦИН

Ви­дар, как я по­ни­маю, Вы ро­ди­лись здесь, в этом су­ро­вом угол­ке Но­р­ве­гии, неда­ле­ко от Ме­хам­на. Но ска­жи­те, что за­став­ля­ет Вас жить здесь? Мир та­кой огром­ный, а Вы оби­та­е­те в кро­хот­ной де­ре

вуш­ке, где зи­ма длит­ся 8 ме­ся­цев и от ви­да сты­ло­го зим­не­го мо­ря сво­дит ску­лы? — От­вет прост: я жи­ву здесь по­то­му, что люб­лю охо­ту и ры­бал­ку и здесь я мо­гу за­ни­мать­ся этим. Здесь мой лич­ный рай. — В ми­ре пол­но мест, где мо­жет жить че­ло­век, лю­бя­щий охо­ту и рыб­ную лов­лю. Мож­но жить в Цен­траль­ной Но­р­ве­гии, в Ка­на­де, в Шве­ции, на­ко­нец в Ар­хан­гель­ске. Вез­де от­лич­ная рыбалка и охо­та. — Это так, но для ме­ня это един­ствен­ное ме­сто на зем­ле, где с утра мож­но за­нять­ся под­лед­ной лов­лей голь­ца и фо­ре­ли, днем вый­ти за ры­бой в мо­ре, а к ве­че­ру пой­ти по­охо­тить­ся на ку­ро­па­ток в тунд­ру. Толь­ко здесь все так скон­цен­три­ро­ва­но во вре­ме­ни и про­стран­стве, что нет необ­хо­ди­мо­сти тра­тить вре­мя на пе­ре­ез­ды с ме­ста на ме­сто, что­бы по­ме­нять род увле­че­ния. Кро­ме то­го, и рыбалка и охо­та здесь очень эф­фек­тив­ны с точ­ки зре­ния ре­зуль­та­та. — Зна­чит, глав­ной при­чи­ной слу­жит удоб­ство для круг­ло­го­дич­ных за­ня­тий охо­той и ры­бал­кой? А чем Вы еще за­ни­ма­е­тесь? — Мой ос­нов­ной и един­ствен­ный биз­нес — это моя ком­па­ния Nordic Safari и моя ба­за

Adventure Сamp на рус­ском ост­ро­ве в Ме­хамне. Это моя жизнь и моя страсть. Я по­стро­ил ла­герь сво­и­ми ру­ка­ми (на­чал в 2006 го­ду и в том же го­ду окон­чил стро­и­тель­ство). Я его при­ду­мал, вы­стра­дал. Это мой ре­бе­нок. Призна­юсь, с са­мо­го на­ча­ла я хо­тел со­здать что-то та­кое, чем мож­но бу­дет за­ни­мать­ся в ста­ро­сти, а за­од­но и жи­те­лям де­рев­ни дать па­ру ра­бо­чих мест. Мне пред­став­ля­лось, как хо­ро­шо я бу­ду жить в пре­клон­ном воз­расте: си­деть на бе­ре­гу мо­ря, на­блю­дать за про­хо­дя­щи­ми лод­ка­ми и ко­раб­ля­ми и за­ни­мать­ся лю­би­мым де­лом. Ведь я в этом биз­не­се уже с 1990 го­да.

— Ба­за по­стро­е­на пол­но­стью или в пла­нах ее рас­ши­ре­ние?

— На­до со­от­вет­ство­вать за­про­сам рын­ка, а зна­чит, бу­дем раз­ви­вать­ся. Хо­чу по­стро­ить еще несколь­ко кот­те­джей бол*ьше­го, чем есть, раз­ме­ра, а так­же люк­со­вые апар­та­мен­ты. Лю­ди го­то­вы пла­тить за ком­форт, и я не мо­гу иг­но­ри­ро­вать этот тренд. Ду­маю и о рас­ши­ре­нии фло­та су­дов.

— Раз мы за­го­во­ри­ли о ба­зе, не мо­гу не спро­сить, по­че­му ва­ша сто­ян­ка ло­док на­хо­дит­ся да­ле­ко от ры­бо­раз­де­лоч­но­го це­ха. Кли­ен­там при­хо­дит­ся са­мим но­сить ры­бу на ру­ках от пир­са к це­ху. По­че­му так?

— Это сей­час все за­сы­па­но сне­гом (раз­го­вор про­хо­дил в на­ча­ле ап­ре­ля, ко­гда на по­бе­ре­жье сто­я­ла зи­ма), а ле­том мы на те­леж­ках по сла­ням до­став­ля­ем улов в цех об­ра­бот­ки, ни­ка­ких про­блем нет. Точ­но так же мы до­став­ля­ем от­хо­ды от об­ра­бот­ки ры­бы кли­ен­та­ми из це­ха в лод­ки. Здесь за­пре­ще­но вы­бра­сы­вать ры­бо­от­хо­ды на свал­ку или во фьорд, по­это­му утром по пу­ти на ры­бал­ку мы за­би­ра­ем их и вы­бра­сы­ва­ем в мо­ре.

— Это за­кон или тра­ди­ция?

— За­кон. Эко­ло­ги­че­ские нор­мы в стране очень се­рьез­ные. Ба­рен­це­во мо­ре так или ина­че кор­мит всех жи­те­лей по­бе­ре­жья и на­шей де­рев­ни. Кто­то ры­ба­чит на су­дах, кто-то за­нят на об­ра­бот­ке ры­бы, кто-то об­слу­жи­ва­ет ры­бо­ло­вец­кие лод­ки и су­да. Жизнь всех 900 жи­те­лей де­рев­ни свя­за­на с мо­рем. Дру­гой ра­бо­ты у лю­дей нет. Ты сам ви­дел, что Ме­хамн —это со­вре­мен­ная де­рев­ня с раз­ви­той ин­фра­струк­ту­рой, в ко­то­рой есть все усло­вия для жиз­ни. А ес­ли ко­му-то хо­чет­ся по­смот­реть мир — по­жа­луй­ста: са­мо­ле­ты ле­та­ют в Ме­хамн шесть дней в неде­лю, ино­гда по че­ты­ре ра­за в день. Со­рок ми­нут — и ты в Тром­се, а даль­ше ку­да ду­ша за­хо­чет. Мир ве­лик!

— Чем от­ли­ча­ет­ся рыбалка на се­ве­ре Но­р­ве­гии от ры­бал­ки, ска­жем, в цен­траль­ной ча­сти стра­ны?

— Хо­ро­ший во­прос! Бу­ду пре­дель­но ак­ку­ра­тен с от­ве­том. Как я уже го­во­рил, здесь все ря­дом. Два­дцать ми­нут хо­да на лод­ке, и мы на бан­ке. В те­че­ние ча­са или ме­нее мы мо­жем

пе­ре­ехать на ма­шине с лод­кой из фьор­да в фьорд, что да­ет нам воз­мож­ность ры­ба­чить в лю­бую по­го­ду. Бла­го­да­ря бе­ре­го­вой ли­нии, мы мо­жем ры­ба­чить в за­щи­щен­ных фьор­дах при лю­бом на­прав­ле­нии вет­ра и вол­не­нии на мо­ре. Кро­ме то­го, се­вер про­вин­ции не так осво­ен, как центр. К при­ме­ру, в Ме­хамне толь­ко я за­ни­ма­юсь спор­тив­ной ры­бал­кой. На­сколь­ко я по­ни­маю, для мно­гих рус­ских кли­ен­тов вре­мя — са­мое до­ро­гое, что у них есть. По­это­му по­вто­рюсь: огром­ным пре­иму­ще­ством ры­бал­ки здесь слу­жит из­ре­зан­ная бе­ре­го­вая ли­ния по­лу­ост­ро­ва, на ко­то­ром рас­по­ло­жен по­се­лок. При лю­бой по­го­де у кли­ен­тов есть воз­мож­ность ло­вить ры­бу в том или ином за­щи­щен­ном от вет­ра и вол­не­ния фьор­де.

— А есть ли раз­ни­ца в ви­до­вом со­ста­ве тро­фей­ной ры­бы здесь и в Цен­траль­ной Но­р­ве­гии?

— Во­ды Ба­рен­це­ва мо­ря бо­лее хо­лод­ные, чем Но­р­веж­ско­го, но раз­ни­цы в ви­до­вом со­ста­ве нет. Мож­но ска­зать, что тро­фей­ная рыбалка на се­ве­ре про­вин­ции Фин­марк бо­лее га­ран­ти­ро­ва­на, бо­лее успеш­на, глав­ным об­ра­зом из­за то­го, что в хо­лод­ных во­дах ло­вит­ся скрей. Кро­ме то­го, здесь от­лич­ная рыбалка на пал­ту­са, зу­бат­ку. К плю­сам се­ве­ра от­но­сят­ся и мень­шие глу­би­ны, на ко­то­рых мы ло­вим скрей или пал­ту­са. По­верь­те, есть раз­ни­ца под­ни­мать трес­ку ве­сом за 20 кг с глу­би­ны 200 мет­ров или с глу­би­ны 60 мет­ров. Что ка­са­ет­ся раз­ме­ров тро­фе­ев, то в мо­ем ла­ге­ре мак­си­маль­ный вес пой­ман­но­го пал­ту­са со­ста­вил 150 кг. Тре­с­ки — бо­лее 40 кг. Хо­чу осо­бо от­ме­тить, что ес­ли пой­ман пал­тус ве­сом бо­лее 20 ки­ло­грамм, то он обя­за­тель­но от­пус­ка­ет­ся в мо­ре. Как пра­ви­ло, все осо­би бо­лее 20 кг — это сам­ки, обес­пе­чи­ва­ю­щие вос­про­из­вод­ство пал­ту­са. Да и с точ­ки зре­ния вку­со­вых ка­честв наи­луч­шее мя­со у пал­ту­са ве­сом от 10 до 20 ки­ло­грам­мов.

— Скрей — это трес­ка?

— Трес­ка, ко­то­рая весь год про­во­дит в глу­би­нах Ат­лан­ти­че­ско­го оке­а­на, но вес­ной она под­хо­дит к по­бе­ре­жью Но­р­ве­гии на нерест. С фев­ра­ля ее ло­вят на Ла­фон­тен­ских ост­ро­вах, а с мар­та по май вклю­чи­тель­но — у кон­ти­нен­таль­но­го по­бе­ре­жья се­вер­ной око­неч­но­сти стра­ны. В кон­це мая скрей от­хо­дит от по­бе­ре­жья, и все ле­то, осень и зи­му ло­вит­ся при­бреж­ная трес­ка. Ее вес ко­леб­лет­ся от 2–3 кг до 15 кг, то­гда как скрей до­сти­га­ет 50 кг и бо­лее. Кро­ме то­го, скрей от­ли­ча­ет­ся от при­бреж­ной раз­но­вид­но­сти тре­с­ки пре­вос­ход­ны­ми вку­со­вы­ми ка­че­ства­ми.

— Су­ще­ству­ет ли се­зон лов­ли ры­бы в стране?

— Ком­мер­че­ский лов на­чи­на­ет­ся с кон­ца ян­ва­ря. Спа­си­бо Гольф­ст­ри­му, на­ши мо­ря не за­мер­за­ют зи­мой, и мы мо­жем ло­вить ры­бу по­чти круг­лый год. Се­зон спор­тив­ной ры­бал­ки на­чи­на­ет­ся в 15 ап­ре­ля. На­ча­ло се­зо­на — луч­шее вре­мя для лов­ли скрея. По­го­да сто­ит теп­лая (око­ло 0 °С), сол­неч­ная, дли­тель­ность све­то­во­го дня уве­ли­чи­ва­ет­ся, а с се­ре­ди­ны мая до кон­ца июля солн­це не за­хо­дит за го­ри­зонт во­об­ще. Мож­но про­во­дить в мо­ре 24 ча­са в сут­ки. С июня

на­чи­на­ет­ся се­зон лов­ли пал­ту­са и зу­бат­ки, ко­то­рый про­дол­жа­ет­ся до кон­ца сен­тяб­ря. С на­ча­ла ок­тяб­ря на­сту­па­ет пе­ри­од штор­мов, и мы пре­кра­ща­ем спор­тив­ную ры­бал­ку. Ни­ка­ких де­нег не сто­ит жизнь лю­дей.

— Чем Вы за­ни­ма­е­тесь зи­мой?

— В се­ре­дине ок­тяб­ря ло­жит­ся снег. С пер­во­го де­каб­ря я от­кры­ваю се­зон зим­них са­фа­ри на сне­го­хо­дах — очень по­пу­ляр­ный вид от­ды­ха в Но­р­ве­гии. Обыч­но мы за­би­ра­ем пас­са­жи­ров кру­из­ных су­дов в од­ном из по­сел­ках по­лу­ост­ро­ва, и, по­ка суд­но оги­ба­ет его мо­рем, мы про­во­зим их на сне­го­хо­дах от по­сел­ка до по­сел­ка по су­ше. По­сколь­ку кру­и­зы хо­дят круг­лый год на­встре­чу друг дру­гу от Трон­хей­ма до Кир­ки­не­са и об­рат­но, мы на­хо­дим­ся в де­ле всю зи­му и вес­ну. А с ап­ре­ля опять рыбалка.

— А по­че­му на­чи­на­е­те не с но­яб­ря, а с де­каб­ря?

— В но­яб­ре вет­ра сду­ва­ют снег с со­пок, а по кам­ням ез­дить се­бе до­ро­же.

— На сне­го­хо­де мож­но ез­дить ку­да и где угод­но?

— Нет. У нас про­кла­ды­ва­ют спе­ци­аль­ные трас­сы, по ко­то­рым мож­но ез­дить весь се­зон. За ез­ду в непо­ло­жен­ном ме­сте штраф 1000 ев­ро с во­ди­те­ля ап­па­ра­та.

— Сколь­ко кли­ен­тов-ры­ба­ков Вы при­ни­ма­е­те за се­зон?

— Мак­си­маль­но в ла­ге­ре мо­гут раз­ме­стить­ся 30 че­ло­век. Все они обес­пе­чи­ва­ют­ся лод­ка­ми. У нас пять 17-фу­то­вых ло­док и один 34-фу­то­вый ка­тер. Сред­няя за­груз­ка ба­зы со­став­ля­ет 70 %. Счи­тай сам, сколь­ко ры­ба­ков про­хо­дит че­рез нас за се­зон. Бла­го­да­ря уча­стию в ту­ри­сти­че­ских вы­став­ках в Рос­сии, к нам ста­ло при­ез­жать боль­ше рус­ских ры­ба­ков. В ос­нов­ном из Моск­вы, Пе­тер­бур­га и да­же из Но­во­си­бир­ска. Мне ка­жет­ся, что у нас, се­ве­рян и рус­ских, схо­жий мен­та­ли­тет. Мы оди­на­ко­во от­но­сим­ся к со­бы­ти­ям, у нас схо­жие ре­ак­ции на жад­ность, неспра­вед­ли­вость, хам­ство, мы оди­на­ко­во лю­бим ди­кую при­ро­ду. Мне ка­жет­ся, что ва­шим со­оте­че­ствен­ни­кам нра­вит­ся у нас, и я на­де­юсь, что к нам бу­дет при­ез­жать боль­ше ры­ба­ков из Рос­сии. Се­год­ня рус­ские со­став­ля­ют 30 % от всех кли­ен­тов ба­зы. На пер­вом ме­сте, ко­неч­но, нем­цы.

— Мно­гие из об­слу­ги ла­ге­ря го­во­рят на рус­ском. Это спе­ци­аль­но для рус­ских кли­ен­тов?

— Да, у нас мно­го вы­ход­цев из Лат­вии, Лит­вы, Эсто­нии, Поль­ши. Кто-то ра­бо­та­ет ин­струк­то­ром по мор­ской ры­бал­ке, кто-то — ме­ха­ни­ком. Од­ни со­про­вож­да­ют груп­пы на сне­го­хо­дах, дру-

гие, — на­сто­я­щие про­фи по лов­ле сем­ги. Все хо­ро­шие спе­цы, вдо­ба­вок зна­ют рус­ский язык, по­это­му по­лез­ны, ко­гда к нам при­ез­жа­ют рус­ские кли­ен­ты. Но по­лу­чи­лось это слу­чай­но.

— Вы упо­мя­ну­ли ры­бал­ку на сем­гу, зна­чит, ре­аль­но пой­мать здесь сем­гу?

— Да, у ме­ня три ре­ки, ку­да мы во­зим ры­ба­ков за сем­гой. Раз­ре­ша­ет­ся пой­мать и за­брать с со­бой две ры­би­ны в день на че­ло­ве­ка. Ес­ли вы пой­ма­е­те боль­ше, то долж­ны от­пу­стить. С ры­бал­кой на Коль­ском не срав­нить, но для Но­р­ве­гии это очень хо­ро­ший ре­зуль­тат. Кро­ме се­му­жьих рек, в окрест­но­стях око­ло 200 озер, на ко­то­рых с 12 июня по 31 ав­гу­ста раз­ре­ше­на лов­ля фо­ре­ли и арк­ти­че­ско­го голь­ца. Ко­рот­кий се­зон, но очень жи­вая и ин­те­рес­ная рыбалка.

— Все пе­ре­чис­лен­ное ка­са­ет­ся в ос­нов­ном кру­тых муж­чин, го­то­вых к встре­че с су­ро­вой дей­стви­тель­но­стью. А что, ес­ли кто-ли­бо при­е­дет к вам с же­ной?

— Для та­ких у нас ор­га­ни­зо­ва­ны экс­кур­сии на ве­ло­си­пе­дах, есть ту­ры на мор­ских ка­я­ках и да­же на гид­ро­цик­лах. По­след­нее мы во­об­ще де­ла­ем од­ни на всю Скан­ди­на­вию. Груп­па ухо­дит на несколь­ко дней и по­се­ща­ет фьор­ды или до­хо­дит до Норд­ка­па. Но­чев­ки про­хо­дят в ди­ких ме­стах, в ком­фор­та­бель­ных хи­жи­нах. Очень ин­те­рес­ные про­грам­мы. Мы ста­ра­ем­ся предо­ста­вить го­стям це­лую па­лит­ру услуг. Но на пер­вом ме­сте сто­ит без­опас­ность кли­ен­тов, по­это­му вод­ные са­фа­ри про­хо­дят в со­про­вож­де­нии опыт­ных ги­дов-ин­струк­то­ров, управ­ля­ю­щих гид­ро­цик­ла­ми или ка­я­ка­ми. Бы­ва­ет так, что по­чти все го­сти за­ня­ты дру­ги­ми ви­да­ми от­ды­ха. Речь идет о поль­зу­ю­щих­ся по­пу­ляр­но­стью се­мей­ных рож­де­ствен­ских и но­во­год­них ту­рах. Ли­бо ро­ди­те­ли при­гла­ша­ют де­тей, ко­то­рые учат­ся или ра­бо­та­ют в дру­гих стра­нах, и бро­ни­ру­ют у нас кот­те­джи, ли­бо на­обо­рот, но все боль­ше лю­дей при­ез­жа­ют к нам зи­мой. Ак­тив­но­го от­ды­ха им хва­та­ет: лы­жи, сне­го­ход­ные са­фа­ри, под­лед­ная лов­ля ры­бы и т.д. Для нас боль­шой плюс — на­ша бли­зость к аэро­пор­ту: до взлет­ной по­ло­сы мень­ше ки­ло­мет­ра, из лю­бо­го круп­но­го го­ро­да Ев­ро­пы сю­да мож­но по­пасть за несколь­ко ча­сов. Ес­ли мне на­до в Моск­ву, я вы­ле­таю из Ме­хам­на в пять утра, и уже в пять ве­че­ра я в Москве.

— Ме­хамн, Кир­ки­нес рас­по­ло­же­ны близ­ко от Мур­ман­ска, а от Мур­ман­ска до Моск­вы ме­нее двух ча­сов. Не­уже­ли нет рей­сов из Кир­ки­не­са в Мур­манск?

— Был рейс неболь­шой мест­ной нор­веж­ской ком­па­нии, но его за­кры­ли из-за нехват­ки пас-

са­жи­ров. По­том про­бо­ва­ли на­ла­дить пе­ре­ле­ты ва­ши пар­ни, но и они ушли с рын­ка по той же при­чине.

Учи­ты­вая тот факт, что к нам при­хо­дит­ся до­би­рать­ся из Моск­вы или Пе­тер­бур­га с дву­мя пе­ре­сад­ка­ми, эко­но­мия вре­ме­ни для тех, кто ле­тит к нам на са­мо­ле­те, сто­ит де­нег, ко­то­рые они пла­тят за до­пол­ни­тель­ные пе­ре­ле­ты.

— Есть ли в Но­р­ве­гии огра­ни­че­ния по ко­ли­че­ству ры­бы, ко­то­рую мож­но пой­мать в мо­ре?

— Та­ких огра­ни­че­ний нет. Глав­ное, что­бы не по­то­ну­ла ва­ша лод­ка. Од­на­ко со­всем не­дав­но на­ше пра­ви­тель­ство опре­де­ли­ло мак­си­маль­ные кво­ты вы­во­за ры­бы из стра­ны. Для кли­ен­тов сер­ти­фи­ци­ро­ван­ных ком­па­ний она со­став­ля­ет 20 кг фи­ле ры­бы на че­ло­ве­ка, для тех, кто ры­ба­чил са­мо­сто­я­тель­но или поль­зо­вал­ся услу­га­ми несер­ти­фи­ци­ро­ван­ных ор­га­ни­за­то­ров ры- бо­лов­ных са­фа­ри — 10 кг на че­ло­ве­ка. По­че­му это сде­ла­но? Пер­вое: мы же­ла­ем знать, сколь­ко ры­бы вы­лав­ли­ва­ют и вы­во­зят из стра­ны, и, ко­неч­но, хо­тим пре­кра­тить прак­ти­ку вы­во­за ры­бы в про­мыш­лен­ных мас­шта­бах, ко­то­рую прак­ти­ко­ва­ли неко­то­рые на­ши парт­не­ры по ЕС в про­шлом. Но ес­ли го­во­рить о ры­ба­ках из Рос­сии, то здесь нель­зя не кос­нуть­ся дру­гой кол­ли­зии. К глу­бо­ко­му со­жа­ле­нию, рос­сий­ская та­мож­ня раз­ре­ша­ет про­во­зить на тер­ри­то­рию РФ не бо­лее 10 кг ры­бы. На­ши об­ра­ще­ния по по­во­ду то­го, что бы­ло бы хо­ро­шо урав­нять ко­ли­че­ство раз­ре­шен­ной к вы­во­зу ры­бы из Но­р­ве­гии к ко­ли­че­ству раз­ре­шен­ной к вво­зу в Рос­сию, оста­ют­ся без от­ве­та.

— Не со­всем по­нят­но, как ва­ше пра­ви­тель­ство узнае т, сколь­ко ры­бы за се­зон пой­ма­ют лю­би­те­ли? Бу­дут счи­тать вы­ве­зен­ные ки­ло­грам­мы?

— Нет! Сер­ти­фи­ци­ро­ван­ные ком­па­нии долж­ны бу­дут со­об­щать, сколь­ко штук тре­с­ки, пал­ту­са, зу­бат­ки и т.д. бы­ло пой­ма­но ту­ри­ста­ми каж­дой груп­пы. По­сле это­го нам для ту­ри­стов бу­дут да­вать со­от­вет­ству­ю­щие раз­ре­ше­ния на вы­воз, ко­то­рые они бу­дут предъ­яв­лять на та­можне при вы­ле­те из стра­ны. Кро­ме то­го, раз­ре­ша­ет­ся вы­во­зить толь­ко за­мо­ро­жен­ную ры­бу в ва­ку­ум­ной упа­ков­ке, по­это­му, есте­ствен­но, бу­дут счи­тать не хво­сты, а ки­ло­грам­мы.

— Хо­ро­шо, по­нят­но, что та­мож­ня в аэро­пор­ту Ос­ло бу­дет стро­го от­сле­жи­вать ко­ли­че­ство ки­ло­грам­мов вы­во­зи­мой ры­бы. Но на­сколь­ко строг та­мо­жен­ный кон­троль меж­ду Но­р­ве­ги­ей и Фин­лян­ди­ей, на­при­мер, для ав­то­ту­ри­стов?

— Вас оста­нав­ли­ва­ли на гра­ни­це, ко­гда вы еха­ли на ма­шине к нам че­рез Фин­лян­дию? Нет! Ну вот и от­вет на во­прос. Мы же доб­рые со­се­ди!

— На­сколь­ко точ­ны про­гно­зы по­го­ды, ко­то­ры­ми поль­зу­ют­ся нор­веж­цы для вы­хо­да в мо­ре?

— Се­год­ня есть ин­тер­нет-сай­ты, ко­то­рые да­ют точ­ней­шие про­гно­зы по­го­ды на день, на два и т.д. На­при­мер, мы пла­ни­ру­ем ры­ба­чить в та­ком-то ме­сте. На­би­ра­ем на­зва­ние фьор­да и по­лу­ча­ем по­ча­со­вой про­гноз по­го­ды, узна­ем о ско­ро­сти и на­прав­ле­нии вет­ра, си­ле вол­не­ния мо­ря, воз­мож­но­сти осад­ков, ско­ро­сти те­че­ния. Имен­но это поз­во­ля­ет нам пла­ни­ро­вать ры­бал­ки в том или ином фьор­де по­лу­ост­ро­ва, за­кры­том от вет­ра и вол­ны на все дни пре­бы­ва­ния ры­ба­ков на ба­зе.

— При ка­ком вет­ре Вы не вый­де­те в мо­ре на лод­ке?

— Мо­гу ска­зать толь­ко, ко­гда я не вый­ду в мо­ре с кли­ен­та­ми. Один я го­тов вый­ти в мо­ре все­гда. Для без­опас­но­сти я мо­гу от­пра­вить лод­ки на трей­ле­рах из Ме­хам­на ту­да, где пла­ни­рую ры­ба­чить, ис­хо­дя из по­год­ных усло­вий, а сам дой­ду ту­да мо­рем. Ры­ба­ки каж­дое утро бу­дут при­ез­жать из ла­ге­ря в без­опас­ный фьорд, где сто­ят лод­ки, а ве­че­ром воз­вра­щать­ся в ла­герь. Луч­ше по­тра­тить час на до­ро­гу, но ры­ба­чить 7–8 ча­сов в день, чем сут­ка­ми си­деть и ждать окон­ча­ния штор­ма в ла­ге­ре.

— Не мо­гу не за­дать еще один во­прос. В све­те по­след­них по­ли­ти­че­ских раз­но­гла­сий меж­ду стра­на­ми пу­те­ше­ствие в Но­р­ве­гию без­опас­но для рос­сий­ских граж­дан?

— Труд­но го­во­рить за всю стра­ну. Но я уве­рен, что нет ни­ка­ких опа­се­ний по это­му по­во­ду. Про жи­те­лей про­вин­ции Фин­марк мо­гу ска­зать, что мы не за­бы­ли, кто нас спас в 1944 го­ду, а за­тем силь­но по­мог в де­вя­но­стых про­шло­го ве­ка. Су­ще­ство­вав­шие то­гда кво­ты на вы­лов ры­бы бы­ли чрез­вы­чай­но низ­ки, вся от­расль на­хо­ди­лась в глу­бо­ком кри­зи­се, и нам очень по­мог­ла ры­ба, ко­то­рую мы по­лу­ча­ли на пе­ре­ра­бот­ку от рус­ских ры­ба­ков. Не хо­чу го­во­рить, по­че­му вы пред­по­чи­та­ли про­да­вать ры­бу нор­веж­ским ры­бо­пе­ре­ра­ба­ты­ва­ю­щим пред­при­я­ти­ям, ска­жу толь­ко, что вы спас­ли нас вто­рой раз. И мы это пом­ним. Так что доб­ро по­жа­ло­вать в го­сти, мы ведь то­же со­се­ди!

Ком­фор­та­бель­ные кот­те­джи ба­зы, рас­по­ло­жен­ной на бе­ре­гу фьор­да, рас­счи­та­ны на раз­ме­ще­ние ше­сти че­ло­век в каж­дом.

Несмот­ря на го­тов­ность по-маль­чи­ше­ски со­тво­рить ка­кую-ни­будь про­ка­зу, Ви­дар — опыт­ней­ший мо­ре­ход с хо­лод­ным рас­суд­ком и же­лез­ной во­лей.

Пал­тус — ред­кий тро­фей вес­ной. За­слу­жи­ва­ет то­го, что­бы снять его по­им­ку наплен­ку.

Ко­нец сне­го­ход­но­го са­фа­ри. Даль­ше — толь­ко мо­ре до са­мо­го по­лю­са.

Раз­де­лоч­ный цех ба­зы. Без спец­тех­ни­ки в ап­ре­ле к две­ри не по­дой­дешь.

Мор­ские кру­и­зы вдоль по­бе­ре­жья Но­р­ве­гии — один из са­мых по­пу­ляр­ных ви­дов от­ды­ха ту­ри­стов и нор­веж­ских пен­си­о­не­ров. Еже­днев­но та­кой кра­са­вец за­хо­дит в Ме­хамн.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.