БИСМАРК

Okhota i Rybalka - XXI Vek - - Содержание - ОХОТА И РЫ­БАЛ­КА XXI ВЕК

Ри­нат ЗАЙНЕТДИНОВ

Схват­ка под зем­лей бы­ла оже­сто­чен­ной. Мы слы­ша­ли то­пот и зве­ри­ное ры­ча­ние. За­тем на­сту­пи­ла пол­ная ти­ши­на.

Не мо­гу ска­зать, кто из нас был дур­нее: мы, ре­шив­шие схо­дить на ли­сью но­ру с чу­жой со­ба­кой, или хо­зя­ин, так лег­ко от­дав­ший нам сво­е­го пса. Ко­неч­но же, се­год­ня, по про­ше­ствии несколь­ких лет, мы вспо­ми­на­ем эту ис­то­рию с опре­де­лен­ной до­лей юмо­ра, но в тот мо­роз­ный зим­ний день нам бы­ло не до сме­ха.

Это был тот са­мый слу­чай, ко­гда один необ­ду­ман­ный шаг вле­чет за со­бой ряд неожи­дан­ных по­след­ствий. Пред­ставь­те се­бе: вы иде­те до­мой при­выч­ной до­ро­гой и вдруг сво­ра­чи­ва­е­те в тем­ный пе­ре­улок, тут же про­ва­ли­ва­е­тесь но­гой в яму, бо­тин­ки и одеж­да в гря­зи, а даль­ше — пошло-по­еха­ло. В об­щем, од­но цеп­ля­ет­ся за дру­гое, сю­жет раз­ви­ва­ет­ся без ва­ше­го уча­стия и да­же во­пре­ки ва­шим же­ла­ни­ям и на­ме­ре­ни­ям, а ре­зуль­тат уж как по­ве­зет...

На­ча­лось все с ко­рот­кой встре­чи ста­рых зна­ко­мых в де­каб­ре. Уже дав­но бы­ла от­кры­та нор­ная охота.

— А что, ес­ли мы возь­мем на вы­ход­ные Се­рё­ги­но­го мо­ло­до­го ягд­те­рье­ра Бисмар­ка и прой­дем­ся с ним по ли­сьим но­рам вдоль Ка­зан­ки? — ре­ши­ли мы.

До­го­во­ри­лись с Сер­ге­ем, встре­ти­лись, пе­ре­са­ди­ли со­ба­ку к се­бе в ма­ши­ну, по­бол­та­ли немно­го и разъ­е­ха­лись. Наш дру­жок лег­ко рас­стал­ся с хо­зя­и­ном и всю до­ро­гу, си­дя на зад­нем си­де­нье, как за­ча­ро­ван­ный смот­рел в ок­но. Мы бы­ли пол­ны на­дежд на обя­за­тель­ный успех... Бисмарк во­шел в но­ру, как к се­бе до­мой. И ис­чез. У нас, но­вич­ков в нор­ной охо­те, не бы­ло ни ма­лей­ше­го опы­та, и мы по­ня­тия не име­ли, кто в но­ре жи­вет-оби­та­ет. В том, что она бы­ла жи­лая, со­мне­ний не воз­ни­ка­ло: об этом сви­де­тель­ство­ва­ли сле­ды и на­топ­тан­ная пло­щад­ка у вхо­да. От­сту­пив ша­гов на де­сять, мы за­ря­ди­ли ру­жья и при­го­то­ви­лись стре­лять. Со­блю­дая пол­ную кон­спи­ра­цию, общались ис­клю­чи­тель­но же­ста­ми, да так успеш­но, что я толь­ко удив­лял­ся про­сто­те это­го язы­ка.

Вре­мя шло, но ни­че­го не ме­ня­лось. Сто­ять в напряжении с ру­жья­ми на­пе­ре­вес бы­ло уто­ми­тель­но. Ру­ки уста­ли, стволы тя­ну­ло вниз. Так про­шло ми­нут со­рок. По­смот­ре­ли на ча­сы: око­ло один­на­дца­ти. С это­го мо­мен­та по­шел от­счет вре­ме­ни. На чет­ве­рень­ках я при­бли­зил­ся к вхо­ду, при­льнул к но­ре, ни­че­го не услы­шал, ти­хонь­ко оклик­нул со­ба­ку. Ти­ши­на. По­яви­лось нехо­ро­шее пред­чув­ствие. Встав с ко­лен, я уже

не бо­ял­ся го­во­рить вслух и, при­сло­нив ру­жье к де­ре­ву, за­ку­рил.

— На­до же бы­ло так со­ба­ку на­звать — Бисмарк! — непо­нят­но по­че­му вы­дал я. — Дру­гих кли­чек, что ли, ма­ло? По­че­му не Ле­нин или Ста­лин?

— Ему бы Троц­кий по­до­шел. Или Бу­ха­рин. Но ка­кая те­перь раз­ни­ца! Вот как его из но­ры вы­ма­нить?

Мы уже не сто­я­ли с ру­жья­ми на­из­го­тов­ку, а си­де­ли на кор­точ­ках у но­ры и по оче­ре­ди зва­ли Бисмар­ка. Раз­дра­жен­но, по­чти в от­ча­я­нии. Он не вы­хо­дил. Но ко­гда мы уже в пол­ной без­на­де­ге на­ча­ли ска­кать по по­лян­ке, ста­ра­ясь со­греть­ся, в зем­ном чре­ве по­слы­ша­лось некое дви­же­ние. От­бро­сив си­га­ре­ту, я взял­ся за ру­жье. Все за­ня­ли свои по­зи­ции. На­деж­да на удач­ный ис­ход ме­ро­при­я­тия вер­ну­лась. А воз­ня в но­ре при­бли­жа­лась к вы­хо­ду. На­ко­нец-то в глу­бине по­ка­зал­ся то­щий со­ба­чий зад. Бисмарк ко­го-то та­щил, и этот кто-то силь­но ры­чал и упи­рал­ся. Вот со­ба­чье ту­ло­ви­ще по­чти на­по­ло­ви­ну вы­лез­ло из-под зем­ли, но мгно­ве­ние — и жерт­ва за­тя­ну­ла

со­ба­ку под зем­лю. Нам, ду­ра­кам, бро­сить бы ру­жья да по­мочь псу, но все про­изо­шло так стре­ми­тель­но, что мы и со­об­ра­зить не успе­ли, как зад­ние ла­пы Бисмар­ка, ис­чез­ли в тем­но­те ла­за. Я бро­сил­ся на зем­лю, но ухва­тить со­ба­ку не успел, лишь толь­ко ткнул­ся лбом в об­мерз­шие края но­ры. А схват­ка под зем­лей бы­ла оже­сто­чен­ной. Мы слы­ша­ли то­пот и зве­ри­ное ры­ча­ние. За­тем на­сту­пи­ла пол­ная ти­ши­на. — Вот влип­ли! — по­ду­мал я. — Сглу­пи­ли! На­до бы­ло хва­тать его за жо­пу, и ко­нец спек­так­лю.

Уже смер­ка­лось. Зим­нее крас­ное солн­це кос­ну­лось края даль­них по­лей, и его по­след­ний свет был ка­ким-то невнят­ным. Бисмарк вы­шел из но­ры так же непри­нуж­ден­но, как в нее во­шел. Но мы сра­зу по­чув­ство­ва­ли что-то нелад­ное. Пес все вре­мя об­ли­зы­вал­ся, а на сне­гу вид­не­лись пят­на кро­ви. Я ско­рее на­бро­сил на Бисмар­ка по­во­док, что­бы он не улиз­нул в про­кля­тую но­ру, за­тем око­сте­нев­ши­ми пальцами схва­тил ле­дя­ное ру­жье, и мы по­мча­лись к ма­шине. Это бы­ло по­чти сча­стье. Но дли­лось оно ров­но до то­го мо­мен­та, как фо­на­рик осве­тил мор­ду на­ше­го обал­дуя. Ху­же и пред­ста­вить се­бе нель­зя!

— На­до сроч­но в ве­те­ри­нар­ку!

Раз­ло­жив на зад­нем си­де­нье охот­ни­чьи курт­ки, мы уса­ди­ли на них со­ба­ку и рва­ну­ли в го­род. Док­тор Дяг­ли­ков рав­но­душ­но по­смот­рел на па­ци­ен­та: мол, и не та­кое ви­да­ли. Же­стом ука­зал на ком­на­ту — про­це­дур­ную. По­сре­ди сто­ял вы­со­кий стол из нержа­вей­ки. Кон­струк­ция бы­ла гру­бая, но очень на­деж­ная. Сно­ва же­стом Дяг­ли­ков ука­зал, ку­да по­ло­жить боль­но­го. Мы вы­пол­ня­ли все ко­ман­ды вра­ча и жда­ли, ко­гда он от­кро­ет рот и про­из­не­сет хоть сло­во. И до­жда­лись.

— Су­дя по все­му, он по­бы­вал в бар­су­чьей но­ре. Это его пер­вая охота?

— Да, — кив­ну­ли мы, — пер­вая.

— Что ж, рва­ные гу­бы я ему от­ре­жу, и пра­вое ухо уко­ро­чу на­по­ло­ви­ну. Ес­ли хо­ти­те, и ле­вое, для про­пор­ции. Они ему все рав­но не нуж­ны. Толь­ко ме­шать­ся в ра­бо­те бу­дут, а на слух та­кие ве­щи не вли­я­ют. Раз уж так все удач­но сло­жи­лось, мож­но его кос­ме­ти­че­ски под­пра­вить и под­ров­нять. За­то в сле­ду­ю­щий раз бу­дет по­чти неуяз­вим. Ес­ли жи­вым из но­ры вы­лез — бу­дет охо­тить­ся. Ягд­ты азарт­ные и на ред­кость без­ба­шен­ные. О, ви­жу, и пле­чо кро­вит… Но ла­пу мы оста­вим. Пригодится. Шов на­ло­жу…

Мы в ужа­се слу­ша­ли док­то­ра и не по­ни­ма­ли, что он го­во­рит в шут­ку, а что все­рьез.

Бар­сук у се­бя в но­ре как ры­ба в во­де. Нео­пыт­но­го пса мо­жет за­грызть или за­ко­пать.

Рас­те­рян­ная улыб­ка не схо­ди­ла с ли­ца мо­е­го дру­га, и я по­ни­мал, что сам так же глу­по улы­ба­юсь.

— Всё, вы сво­бод­ны. По­гу­ляй­те или в ко­ри­дор­чи­ке по­си­ди­те. Ча­са че­рез пол­то­ра за­бе­ре­те сво­е­го охот­нич­ка.

Пер­вым оч­нул­ся Иго­рек.

— Док­тор, это чу­жая со­ба­ка. Нам ее да­ли на один день. Как мы ее, без­гу­бую и без­ухую, вер­нем хо­зя­и­ну? Есть дру­гие ва­ри­ан­ты? — Ва­ри­ан­тов немно­го. Мо­гу все при­шить на ме­сто. Ес­ли бу­дет хо­ро­ший уход, все срастет­ся че­рез две-три неде­ли. Но при­дет­ся по­во­зить­ся. Обыч­но охотники все лиш­нее ре­жут... С хо­зя­и­ном по­со­ве­то­вать­ся не хо­ти­те?

Взгля­ды на­ши встре­ти­лись на се­кун­ду, и я по­нял, что зво­нить мы не бу­дем. Ну как объ­яс­нить Се­ре­ге, что его со­ба­ка ле­жит сей­час на опе­ра­ци­он­ном сто­ле, нерв­но по­дер­ги­вая хво­сти­ком под дей­стви­ем тя­же­ло­го нар­ко­за? Как убе­дить, что ей не­об­хо­ди­мо от­ре­зать верх­нюю и ниж­нюю гу­бу, а за­од­но опо­ло­ви­нить уши, по­то­му что пра­вое дер­жит­ся на чест­ном сло­ве и вку­пе с це­лым ле­вым все вы­гля­дит некра­си­во. Не­про­пор­ци­о­наль­но. Я пред­ста­вил се­бе неза­кры­ва­ю­щу­ю­ся клы­ка­стую пасть Бисмар­ка со слю­ня­вым оска­лом и ужас­нул­ся. И эта со­ба­ка еще утром ве­се­ло и без­за­бот­но иг­ра­ла с хо­зя­и­ном, при­но­ся ему бро­шен­ную иг­руш­ку?! Я нена­ви­дел се­бя за глу­пое лег­ко­мыс­лие, за то, что со­гла­сил­ся взять на охо­ту чу­жую со­ба­ку, да­же не за­ду­мав­шись о по­след­стви­ях. Ну да, идея бы­ла не моя, а Сер­гея, хо­зя­и­на Бисмар­ка. Ссы­ла­ясь на за­ня­тость, он сам по­про­сил нас про­гу­лять со­бач­ку. Да раз­ве от это­го лег­че?

— Ра­дуй­тесь, что он во­об­ще из но­ры вы­шел. Бы­ва­ет, они там и оста­ют­ся. Бар­сук — это же ма­лень­кий медведь. У се­бя до­ма, в но­ре, он как ры­ба в во­де. Нео­пыт­но­го пса мо­жет в два сче­та за­грызть или за­ко­пать в про­хо­де, а сам уй­дет по за­пас­ным ка­на­лам. Но­вич­кам на та­кой охо­те де­лать нече­го. По­вез­ло вам и со­ба­ке то­же, — Дяг­ли­ков до­стал из ко­роб­ки све­жие пер­чат­ки и кив­ком по­ка­зал нам на дверь: — Мне ра­бо­тать по­ра, нар­коз то­же ждать не бу­дет...

Дверь от­крыл Сер­гей. Бисмарк как ни в чем не бы­ва­ло про­скольз­нул меж­ду ног и при­выч­но улег­ся на сво­ем ков­ри­ке у две­ри, пре­дан­но гля­дя в гла­за хо­зя­и­ну. Его мор­да бы­ла по­хо­жа на лю­би­мую дет­скую иг­руш­ку, ко­то­рую ла­та­ли как мог­ли. Ото­всю­ду тор­ча­ли жест­кие чер­ные ни­ти, за­вя­зан­ные узел­ка­ми. На наш глу­пый во­прос, нель­зя ли об­ре­зать по­ко­ро­че, чтоб так в гла­за не бро­са­лось, Дяг­ли­ков от­ве­тил ка­те­го­рич­но: нет. И по­яс­нил, сжа­лив­шись над на­ми, что ина­че швы сни­мать бу­дет неудоб­но. Се­ре­га, от­че­го-то слиш­ком ве­се­лый, на­чал нас за­зы­вать на чай, но мы веж­ли­во от­ка­за­лись, со­слав­шись на де­ла и уста­лость. Я все ждал, ко­гда он взгля­нет на со­ба­ку, и го­то­вил сло­ва, но Сер­гею хо­те­лось по­дроб­но­стей, а нам нет...

На­ря­ду с бар­су­ком и ено­том ли­си­ца — ос­нов­ная до­бы­ча нор­ных со­бак.

Бар­сук все­я­ден, а по­то­му пе­ред упо­треб­ле­ни­ем в пи­щу его мя­со тре­бу­ет­ся про­ве­рить на три­хи­нел­лез.

15.08 – 31.10 в этот пе­ри­од офи­ци­аль­но раз­ре­ше­на до­бы­ча бар­су­ка в Рос­сии. Охота в дру­гие сро­ки за­пре­ще­на. Наи­бо­лее эф­фек­тив­на и ин­те­рес­на охота пе­ред за­ле­га­ни­ем бар­су­ка в спяч­ку, то есть в ок­тяб­ре. Имен­но в это вре­мя зве­рек на­кап­ли­ва­ет цен­ный жир.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.