ОХОТА ГЛА­ЗА­МИ СОПРОВОЖДАЮЩЕГО

Зав­трак был на­крыт в 5:30 и сов­пал с пер­вой утрен­ней мо­лит­вой в ту­рец­кой де­ревне Яхья­ли. В на­ча­ле но­яб­ря мы при­е­ха­ли сю­да за безоаро­вым ко­зе­ро­гом.

Okhota i Rybalka - XXI Vek - - Содержание - Джон ЗИГЛЕР

Джон ЗИГЛЕР

На этот раз я был лишь со­про­вож­да­ю­щим мо­ей же­ны Лэн­син и бра­та Дже­ка, вхо­див­ших в со­став участ­ни­ков экс­пе­ди­ции. Не моя бы­ла оче­редь охо­тить­ся. Ко­гда у вас есть же­на — лю­би­тель­ни­ца охо­ты, вы­рос­шая в Мон­тане, по­верь­те, это слу­ча­ет­ся. Мы со­вер­ши­ли пе­ре­лет из США в Тур­цию без ка­ких-ли­бо се­рьез­ных про­блем и про­ве­ли первую ночь в Стам­бу­ле, в оте­ле с хо­ро­шей едой, за­тем про­дол­жи­ли путь на ком­мер­че­ском рей­се в го­род Кай­се­ри, а от­ту­да в де­рев­ню Яхья­ли. Здесь нас за­ре­ги­стри­ро­ва­ли в луч­шем и, как ока­за­лось, един­ствен­ном мо­те­ле го­ро­да, став­шем для нас ба­зо­вым ла­ге­рем. Мы при­е­ха­ли сю­да позд­но ве­че­ром, и устро­и­те­ли охо­ты, а так­же ту­рец­кий пи­эйч сра­зу же озна­ко­ми­ли нас с рас­по­ряд­ком дня.

Итак, по­сле зав­тра­ка и ча­са, по­тра­чен­но­го на при­стрел­ку на­ших вин­то­вок, мы от­пра­ви­лись по из­ви­ли­стой грун­то­вой до­ро­ге в зо­ну охо­ты. Деревья бы­ли на­столь­ко ред­ки, а ка­ме­ни­стая поч­ва так скуд­на на тра­ву, что по­ду­ма­лось: да здесь и бел­ке негде скрыть­ся. За­то чем вы­ше мы под­ни­ма­лись, тем от­чет­ли­вее ви­де­ли си­я­ю­щие за­сне­жен­ные гор­ные пи­ки. По сло­вам на- ше­го пи­эй­ча, снег вы­пал слиш­ком ра­но, и это его бес­по­ко­и­ло. Ес­ли бы не снег, мы под­ня­лись на ав­то­мо­би­ле и вы­ше, а так ма­ши­ну при­шлось оста­вить и даль­ше пе­ре­дви­гать­ся пеш­ком. У Дже­ка был соб­ствен­ный пи­эйч, во­ди­тель и егерь, и он охо­тил­ся на дру­гом участ­ке. В на­шей же груп­пе глав­ным охот­ни­ком бы­ла Лэн­син. Она си­де­ла с пи­эй­чем на пе­ред­нем си­де­нии той­о­ты. Я же как зри­тель и маль­чик на под­хва­те ехал на зад­нем си­де­нии пи­ка­па вме­сте с ан­глий­ским пе­ре­вод­чи­ком и ту­рец­ким еге­рем. Мы при­пар­ко­ва­лись на скаль­ной пло­щад­ке у до­ро­ги и, при­хва­тив сна­ря­же­ние, от­пра­ви­лись к ме­сту, от­ку­да от­кры­вал­ся от­лич­ный об­зор огром­ной тер­ри­то­рии. Гор­ные ск­ло­ны с за­сне­жен­ны­ми вер­ши­на­ми вы­гля­де­ли как на поч­то­вых кар­точ­ках.

Че­рез час на­блю­де­ний в би­нок­ли мы об­на­ру­жи­ли ста­до ко­зе­ро­гов, ко­то­рое на­хо­ди­лось зна­чи­тель­но вы­ше нас. Что ж, путь к ста­ду ле­жал че­рез от­кры­тую мест­ность, и нам пред­сто­я­ло сна­ча­ла вы­ра­бо­тать стра­те­гию под­хо­да к жи­вот­ным, а за­тем осу­ще­ствить ее. Но для это­го нуж­но на­брать­ся тер­пе­ния. Это, по сло­вам пи­эй­ча, глав­ное ка­че­ство, поз­во­ля­ю­щее в го­рах до­быть зве­ря. Его отец и дед бы­ли охот­ни­ка­ми на гор­ных коз­лов, по­это­му их опыт за­слу­жи­ва­ет вни­ма­ния.

Итак, мы при­сту­пи­ли к осу­ществ­ле­нию на­ше­го пла­на. Тем­пе­ра­ту­ра воз­ду­ха бы­ла, ска­жем так, при­ят­ной, по­сколь­ку мы на­хо­ди­лись на сол­неч­ной сто­роне го­ры. Лэн­син от­ли­ча­лась бол2ь­шим тер­пе­ни­ем, неже­ли я, и бы­ла

Лю­бой охот­ник зна­ет, как му­чи­тель­но ожи­да­ние вы­стре­ла на­пар­ни­ка. Ка­жет­ся, про­хо­дит веч­ность.

со­вер­шен­но спо­кой­на, мне же ка­за­лось, что мы при­бли­жа­ем­ся к жи­вот­ным со ско­ро­стью улит­ки, и я мыс­лен­но при­зы­вал всех уско­рить­ся, так как со­мне­вал­ся, что мы по­дой­дем к ста­ду до ве­че­ра. Пе­ре­ход да­вал­ся всем тя­же­ло. Непро­сто за­ста­вить свое те­ло дви­гать­ся на вы­со­те 3000 мет­ров, ко­гда ты еще не адап­ти­ро­вал­ся к го­рам и те­бе уже да­ле­ко не два­дцать. И тем не ме­нее моя же­на от­ка­зы­ва­лась по­дол­гу от­ды­хать и на­стой­чи­во по­вто­ря­ла: «Нам нуж­но дви­гать­ся!» При­знать­ся, я был по­ра­жен ее си­лой во­ли и вы­нос­ли­во­стью. И мне, иду­ще­му по­за­ди всех, при­хо­ди­лось взва­ли­вать на спи­ну рюк­зак и ид­ти даль­ше. В кон­це кон­цов я ведь муж­чи­на и не мо­гу по­ка­зать сла­бость пе­ред жен­щи­ной, тем бо­лее мо­ей же­ной…

Ста­до пас­лось ни­же неболь­шо­го хреб­та. Под его при­кры­ти­ем пи­эйч пла­ни­ро­вал по­дой­ти неза­ме­чен­ным как мож­но бли­же к жи­вот­ным. По­след­ний ку­сок фи­наль­но­го штур­ма при­шел­ся на осо­бен­но кру­той склон. Я под­нял­ся на него с боль­шим уси­ли­ем. Лэн­син, от­ли­чав­ша­я­ся ост­рым зре­ни­ем, пер­вой об­на­ру­жи­ла ко­зе­ро­гов, хо­тя и при­шлось смот­реть про­тив солн­ца. А я их не ви­дел до тех пор, по­ка пи­эйч не на­пра­вил мой би­нокль в нуж­ную точ­ку. Насту­пал куль­ми­на­ци­он­ный мо­мент охо­ты. Пе­ре­вод­чик что-то ше­по­том го­во­рил Лэн­син, пи­эйч — пе­ре­вод­чи­ку, тот опять Лэн­син, а я изо всех сил ста­рал­ся по­нять, о чем они столь ожив­лен­но бе­се­ду­ют. Безо­аро­вые коз­лы на­хо­ди­лись при­мер­но в 300 мет­рах от нас, при­чем про­тив солн­ца. Глав­ный из ту­рец­кой ком­па­нии ука­зы­вал Лэн­син на­ле­во и го­во­рил, что­бы она стре­ля­ла в од­но­го из зве­рей в се­ре­дине ста­да; я ше­по­том уве­рял же­ну, что пра­вее бо­лее до­стой­ный тро­фей, — сло­вом, Лэн­син окру­жа­ли пар­ни, пред­ла­гав­шие ей свои ва­ри­ан­ты, но у нее на этот счет бы­ло соб­ствен­ное мне­ние. Уве­рен, она мыс­лен­но по­сы­ла­ла всех нас ку­да по­даль­ше. Эта от­важ­ная жен­щи­на охо­ти­лась во мно­гих стра­нах ми­ра и уме­ла при­ни­мать са­мо­сто­я­тель­ные ре­ше­ния.

Ко­гда вы на­хо­ди­тесь на сол­неч­ной сто­роне, труд­но оста­вать­ся неза­мет­ным. Пе­ре­го­во­ры ше­по­том и дви­же­ния рук при­влек­ли вни­ма­ние осто­рож­ных жи­вот­ных, они пе­ре­ста­ли па­стись и, под­дав­шись па­ни­ке од­но­го из груп­пы, бро­си­лись бе­жать. Оста­но­ви­лись они при­мер­но в 400 мет­рах от нас, но стре­лять ни­кто не мог, так как все жи­вот­ные бы­ли сгруп­пи­ро­ва­ны. Так закончился пер­вый день охо­ты. Тот факт, что Лэн­син не пе­ре­стре­ля­ла всех нас, лишь под­твер­жда­ет ее же­лез­ную вы­держ­ку.

Че­рез час на­блю­де­ний в би­нок­ли мы об­на­ру­жи­ли ста­до ко­зе­ро­гов, ко­то­рое на­хо­ди­лось зна­чи­тель­но вы­ше нас.

На охо­те все­гда прак­ти­ку­ет­ся лег­кий зав­трак: сва­рен­ные вкру­тую яй­ца, хлеб, немно­го фруктов, го­ря­чий чай или ко­фе — все, что­бы бод­ро на­чать день. В пол­день хлеб, хо­лод­ное мя­со и ово­щи. Ужин в мест­ном ре­сто­ране. Не зная ту­рец­ко­го язы­ка, мы про­сто ука­зы­ва­ли на то, что хо­те­ли, и на­сла­жда­лись го­вя­ди­ной, ку­ри­цей, пиц­цей и на­ци­о­наль­ны­ми за­кус­ка­ми. За ужи­ном нам рас­ска­за­ли о пла­нах охо­ты на сле­ду­ю­щий день; вер­нув­шись в свой но­мер, мы тут же усну­ли.

Вме­сто бу­диль­ни­ка нас раз­бу­дил прон­зи­тель­ный го­лос му­эд­зи­на, уси­лен­ный гром­ко­го­во­ри­те­лем. По­сле утрен­ней тра­пезы, пол­ные боль­ших на­дежд и ожи­да­ний, мы от­пра­ви­лись ту­да же, где бы­ли вче­ра. Ра­зу­ме­ет­ся, там бы­ли безо­аро­вые коз­лы, толь­ко вы­ше, чем на­ка­нуне. Я спро­сил, есть ли там жи­вот­ные, ко­то­рых мы ви­де­ли вче­ра. «Нет», — от­ве­тил пи­эйч. Об­су­див си­ту­а­цию, мы по­ня­ли, что един­ствен­ный спо­соб вый­ти на но­вую груп­пу — это обой­ти го­ру и под­нять­ся повыше. Пи­эйч за­ве­рил, что в груп­пе есть от­лич­ные сам­цы, и, по­сколь­ку у нас впе­ре­ди был це­лый день, мы спу­сти­лись к ма­шине и по­е­ха­ли во­круг го­ры по раз­би­той до­ро­ге. К сча­стью, ее не за­нес­ло сне­гом. Объ­е­хав го­ру и при­пар­ко­вав ма­ши­ну, мы взя­ли сна­ря­же­ние и на­ча­ли подъ­ем, а вско­ре уже шли по сплош­но­му сне­гу…

Мед­лен­но и неуклон­но мы полз­ли вверх, след в след. Склон был кру­той. Что­бы не ска­тить­ся вниз, не­об­хо­ди­мо осо­бое вни­ма­ние и… уда­ча. Пом­ню, не­сколь­ко лет на­зад во вре­мя охо­ты на ко­зе­ро­гов моя же­на, не усто­яв на но­гах, съе­ха­ла вниз по снеж­но­му же­ло­бу, и толь­ко чу­до спас­ло ее от па­де­ния в про­пасть.

Вый­дя на гор­ное пла­то, мы сде­ла­ли оста­нов­ку, что­бы от­ды­шать­ся. Пи­эйч вни­ма­тель­но осмот­рел окрест­но­сти впе­ре­ди, но ко­зе­ро­гов не уви­дел. Вер­ши­на изоби­ло­ва­ла уще­лья­ми, зве­ри мог­ли быть где угод­но. Мы по­шли в том

же по­ряд­ке, что и рань­ше, толь­ко мед­лен­нее: пи­эйч, Лэн­син, все осталь­ные. Про­фес­си­о­нал ска­зал, что мы мо­жем уви­деть ко­зе­ро­гов со­вер­шен­но неожи­дан­но и Лэн­син долж­на быть го­то­ва. Я в жене не со­мне­вал­ся, она хо­ро­шо стре­ля­ла на 300 мет­ров. У нее был карабин .338, спо­соб­ный спра­вить­ся с за­да­чей и на бо­лее даль­ней ди­стан­ции, ес­ли по­на­до­бит­ся.

Что-то за­ме­тив, пи­эйч же­стом при­ка­зал нам оста­но­вить­ся и лечь, а сам, скры­ва­ясь за кам­ня­ми, под­полз к краю об­ры­ва. Че­рез ми­ну­ту он вер­нул­ся и что-то шеп­нул пе­ре­вод­чи­ку. При­шло вре­мя при­ни­мать ре­ше­ния. Пер­вый ва­ри­ант — про­дол­жить дви­же­ние вверх по хреб­ту до огром­ной ска­лы, от­ку­да мож­но спу­стить­ся на 400 с лиш­ним мет­ров, где я то­же мог ви­деть жи­вот­ных. Вто­рой со­сто­ял в том, что Лэн­син и пи­эйч долж­ны скрыт­но со­скольз­нуть вниз и вый­ти на ди­стан­цию стрель­бы, со­став­ля­ю­щую око­ло 200 мет­ров. Лэн­син взгля­ну­ла на ме­ня, и я по­нял, что она при­ня­ла ре­ше­ние: она сде­ла­ет точ­ный вы­стрел. Пе­ре­вод­чик ше­по­том еще раз пе­ре­вел пре­ду­пре­жде­ние пи­эй­ча: «По край­ней ме­ре 12 пар чрез­вы­чай­но ост­рых глаз смот­рят во все сто­ро­ны. Осто­рож­нее!» Лю­бой охот­ник зна­ет, как му­чи­тель­но ожи­да­ние вы­стре­ла на­пар­ни­ка. Ка­жет­ся, про­хо­дит веч­ность. Но вот про­зву­чал вы­стрел, и ти­ши­на. Вско­чив на но­ги, я по­спе­шил вниз. Я не знал, спра­ви­лась ли Лэн­син со сво­ей ра­бо­той, но я смог уви­деть ее на рас­сто­я­нии 200 мет­ров. Она по­ка­зы­ва­ла ру­кой ку­да-то на го­ру, а за­тем, сце­пив ладони, под­твер­ди­ла то, на что я на­де­ял­ся. Мы пры­га­ли с кам­ня на ка­мень вниз, что­бы до­гнать Лэн­син, бе­гу­щую к сво­е­му тро­фею. Я до­гнал ее, ко­гда она при­бли­жа­лась к коз­лу. Ни­че­го се­бе! Ка­кая кра­со­та! Ро­га еще не про­ме­ре­ны, но вид­но, что они огром­ные. Шку­ра то­же ве­ли­ко­леп­на. Сам­цу один­на­дцать лет.

Лэн­син по­на­до­би­лось два дня, что­бы до­быть свой ве­ли­ко­леп­ный ту­рец­кий тро­фей. А я был од­но­вре­мен­но и зри­те­лем и участ­ни­ком гран­ди­оз­но­го пред­став­ле­ния, и мне не по­на­до­би­лось при этом на­жи­мать на ку­рок.

Сфо­то­гра­фи­ро­вав­шись, мы го­во­ри­ли и го­во­ри­ли, вспо­ми­ная дни охо­ты — и фиа­ско, и три­умф. Это бы­ло приятное вре­мя от­ды­ха и ожи­да­ния, ко­гда по­мощ­ни­ки пе­ре­не­сут тро­фей к ма­шине. На это ушло нема­ло вре­ме­ни, ну и что из то­го! Не все гор­ные охо­ты за­кан­чи­ва­ют­ся быст­ро. Спро­си­те мо­е­го бра­та Дже­ка. Он по­лу­чил сво­е­го ко­зе­ро­га в са­мый по­след­ний день охо­ты — седь­мой. И был счаст­лив.

Да, это бы­ло от­лич­ное при­клю­че­ние. Мы сю­да еще вер­нем­ся. И я на­де­юсь, в сле­ду­ю­щий раз на пе­ред­нем си­де­нье джи­па бу­ду си­деть я. Моя оче­редь!

Непро­сто за­ста­вить те­ло дви­гать­ся на вы­со­те 3000 мет­ров, ко­гда ты еще не адап­ти­ро­вал­ся к го­рам и те­бе уже не два­дцать.

Про­дол­жи­тель­ность жиз­ни коз­лов и ба­ра­нов в сред­нем со­став­ля­ет 12–18 лет, лишь ред­кие осо­би до­жи­ва­ют до 20 лет.

Бла­го­да­ря эво­лю­ци­он­ной при­спо­соб­лен­но­сти к оби­та­нию в са­мых сложных и за­щи­щен­ных участ­ках гор, коз­лы в мень­шей сте­пе­ни стра­да­ют от хищ­ни­ков.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.