Стар­та­пы долж­ны быть го­то­вы к рез­ким по­во­ро­там

Otkrytye sistemy. SUBD. - - СОДЕРЖАНИЕ - Пек­ка Аб­ра­хам­сон

Twitter, Pinterest, Flickr — при­ме­ры хо­ро­шо из­вест­ных успеш­ных стар­та­пов, но не все зна­ют, с че­го они на­чи­на­ли. На­при­мер, Twitter из­на­чаль­но был сер­ви­сом под­ка­стов, а Flickr пред­ла­гал мно­го­поль­зо­ва­тель­скую ро­ле­вую он­лайн-иг­ру. Да­же са­мые успеш­ные стар­та­пы не все­гда выигрывают ис­клю­чи­тель­но бла­го­да­ря сво­ей ис­ход­ной идее — неко­то­рым со вре­ме­нем при­хо­дит­ся рез­ко ме­нять на­прав­ле­ние.

В ста­тье «Ум­ные кон­трак­ты — глу­пая идея» («От­кры­тые си­сте­мы. СУБД», 2017, №2) утвер­жда­ет­ся, что ум­ные кон­трак­ты на са­мом де­ле «без­го­ло­вые» и не да­ют эко­но­ми­че­ской вы­го­ды. Од­на­ко ав­тор сме­ши­ва­ет за­да­чи ис­пол­не­ния до­го­вор­ных от­но­ше­ний с за­да­ча­ми «оциф­ров­ки» за­ко­но­да­тель­ства, что ис­ка­жа­ет оцен­ку ис­тин­ной вы­го­ды ум­ных кон­трак­тов.

Клю­че­вые сло­ва: ум­ные кон­трак­ты, блок­чейн Keywords: Blockсhain, Smart contract

По­дроб­но раз­би­рая огра­ни­че­ния и воз­мож­но­сти ум­ных кон­трак­тов, ав­тор ста­тьи «Ум­ные кон­трак­ты — глу­пая идея» [1] пре­ду­пре­жда­ет об­ще­ство об опас­но­сти зна­чи­тель­ных из­ме­не­ний, вы­те­ка­ю­щих из при­ме­не­ния про­грамм­но­го обес­пе­че­ния вме­сто юри­ди­че­ских норм: «Воз­мож­ность на­ру­ше­ния за­ко­на в чис­ле про­че­го да­ет сво­бо­ду граж­дан­ско­го непо­ви­но­ве­ния, ко­то­рое ста­ло од­ним из важ­ных фак­то­ров фор­ми­ро­ва­ния со­вре­мен­но­го ци­ви­ли­зо­ван­но­го об­ще­ства. Об этом сто­ит пом­нить вся­кий раз, ко­гда бу­дет рас­смат­ри­вать­ся идея за­ме­ны за­ко­на на код во имя упо­ря­до­чи­ва­ния ха­о­тич­но­го ми­ра». Од­на­ко ав­тор трак­ту­ет по­ня­тие ум­ных кон­трак­тов как еди­ное ре­ше­ние, ко­то­рое долж­но во­брать в се­бя не толь­ко до­го­вор­ные от­но­ше­ния сто­рон, но и все окру­жа­ю­щее их за­ко­но­да­тель­ство, что при­во­дит к неточ­ным вы­во­дам.

Имен­но по­доб­ная трак­тов­ка и вы­зы­ва­ет од­но­вре­мен­но как необос­но­ван­ные на­деж­ды, так и из­лиш­ний скеп­сис, от­ча­сти свя­зан­ный с неоправ­дан­ны­ми ожи­да­ни­я­ми.

Глав­ная цель со­зда­ния ум­но­го кон­трак­та — ав­то­ма­ти­за­ция вза­и­мо­от­но­ше­ний раз­ных сто­рон, по­стро­ен­ная на ос­но­ве ал­го­рит­ма, ко­то­ро­му каж­дая из сто­рон предо­ста­ви­ла пра­во от сво­е­го ли­ца со­вер­шать опре­де­лен­ные дей­ствия по ря­ду стро­го за­дан­ных усло­вий. Дру­ги­ми сло­ва­ми, ум­ный кон­тракт — это од­но­вре­мен­но и на­бор пра­вил, и ро­бот, ко­то­рый от ли­ца сво­е­го «хо­зя­и­на» со­вер­ша­ет дей­ствия по за­дан­ным пра­ви­лам, в том чис­ле вли­я­ю­щие на пра­во­от­но­ше­ния.

Обыч­ные «ана­ло­го­вые» до­го­во­ры и за­ко­ны, част­ное и пуб­лич­ное ре­гу­ли­ро­ва­ние — все это суть на­бо­ры пра­вил, ал­го­рит­мы, опре­де­ля­ю­щие по­ря­док дей­ствий в за­ви­си­мо­сти от усло­вий, по­это­му ка­жет­ся за­ко­но­мер­ным, что и ком­пью­тер­ные ал­го­рит­мы мо­гут за­ме­нить пра­во­вые. Од­на­ко это не так.

Част­ные и пуб­лич­ные юри­ди­че­ские пра­ви­ла опи­сы­ва­ют обоб­щен­ную мо­дель си­ту­а­ций из ре­аль­но­го ми­ра с мас­сой ва­ри­а­ций, имен­но по­это­му мно­гие пра­во­вые нор­мы сфор­му­ли­ро­ва­ны оце­ноч­но и их при­ме­не­ние ос­но­вы­ва­ет­ся на субъ­ек­тив­ном мне­нии. На­при­мер, оце­ноч­ны­ми по­ня­ти­я­ми яв­ля­ют­ся: доб­ро­со­вест­ность, ра­зум­ный срок, необос­но­ван­ная на­ло­го­вая вы­го­да.

С дру­гой сто­ро­ны, име­ет­ся часть пра­вил и пра­во­вых кон­цеп­ций, ко­то­рые мо­гут по­ни­мать­ся од­но­знач­но: мак­си­маль­ная ско­рость как од­но­знач­ный фи­зи­че­ский па­ра­метр при точ­ных из­ме­ре­ни­ях, пе­ре­ход пра­ва соб­ствен­но­сти на цен­ные бу­ма­ги как од­но­знач­ная за­пись в кон­крет­ном ре­ест­ре цен­ных бу­маг, на­ступ­ле­ние опре­де­лен­ной да­ты.

Со­от­вет­ствен­но, ра­зум­но ожи­дать, что с по­мо­щью ум­ных кон­трак­тов и иных форм ком­пью­тер­ных пра­во­вых ал­го­рит­мов мож­но ав­то­ма­ти­зи­ро­вать толь­ко те ча­сти пра­во­от­но­ше­ний, ко­то­рые мож­но од­но­знач­но опи­сать и из­ме­рить.

Имен­но та­ки­ми чет­ко опре­де­лен­ны­ми пра­во­от­но­ше­ни­я­ми в боль­шин­стве сво­ем и яв­ля­ют­ся до­го­во­ры в биз­не­се — в них од­но­знач­но опи­са­ны: сто­ро­ны, це­ли оформ­ле­ния до­го­во­ра; дей­ствия, ко­то­рые сто­ро­ны пла­ни­ру­ют пред­при­нять для до­сти­же­ния це­лей, и их по­ря­док; кри­те­рии и по­ка­за­те­ли, ко­то­рые сто­ро­ны пред­ста­вят в ка­че­стве под­твер­жде­ния ис­пол­не­ния сво­их обя­за­тельств. На­ко­нец, до­го­во­ры ре­гла­мен­ти­ру­ют по­ря­док пре­одо­ле­ния про­блем и ре­ше­ния кон­флик­тов.

Ко­неч­но, во­ля сто­рон и твор­че­ство при со­зда­нии до­го­во­ра нуж­ны, но в ис­пол­не­нии до­го­во­ра тре­бу­ет­ся пред­ска­зу­е­мость. Про­стой при­мер: од­на сто­ро­на пе­ре­да­ла ак­ции, дру­гая их долж­на опла­тить — мень­ше все­го про­да­вец хо­чет за­ви­сеть от же­ла­ния по­ку­па­те­ля пла­тить, ко­гда он уже все по­лу­чил.

И как раз в ис­пол­не­нии до­го­во­ра цен­ность «ум­ных кон­трак­тов» мак­си­маль­на — ведь они пред­став­ля­ют со­бой не толь­ко опи­са­ние прав и обя­зан­но­стей сто­рон, но и ал­го­ритм, ко­то­рый обя­за­тель­но вы­пол­нит де­ле­ги­ро­ван­ные ему дей­ствия при вы­пол­не­нии за­дан­ных усло­вий. Это сни­жа­ет неопре­де­лен­ность и свя­зан­ные с ней из­держ­ки.

Од­на­ко и в ре­а­ли­за­ции чет­ко уста­нов­лен­ных пра­вил есть свои под­вод­ные кам­ни, из-за ко­то­рых ав­то­ма­ти­за­ция пра­во­от­но­ше­ний, не за­ви­ся­щая от сто­рон, без воз­мож­но­сти от­ка­за от ис­пол­не­ния обя­за­тель­ства или без воз­мож­но­сти от­ме­ны по­след­ствий, мо­жет быть непри­ем­ле­мой. Вот при­ме­ры та­ких слу­ча­ев.

1. Си­ту­а­ции, ко­гда це­ли и сред­ства ум­но­го кон­трак­та не пол­но­стью на­хо­дят­ся в циф­ро­вом ми­ре, а свя­за­ны с ми­ром фи­зи­че­ским. В этих об­сто­я­тель­ствах це­ли­ком «оциф­ро­вать» мож­но толь­ко ча­сти до­го­во­ра, опи­сы­ва­ю­щие по­ря­док дей­ствий сто­рон. А для по­лу­че­ния под­твер­жде­ний о вы­пол­не­нии обя­за­тельств в фи­зи­че­ском ми­ре ну­жен по­сред­ник, транс­ли­ру­ю­щий со­бы­тия фи­зи­че­ско­го ми­ра в мир циф­ро­вой («ора­кул» в тер­ми­нах плат­фор­мы Ethereum), что поз­во­ля­ет об­ма­нуть ум­ный кон­тракт.

2. Об­сто­я­тель­ства непре­одо­ли­мой си­лы, из­ме­не­ние за­ко­но­да­тель­ства, ре­ше­ние су­да и др.

3. Не­до­ста­точ­ная про­ра­бот­ка по­ве­де­ния си­сте­мы при на­ступ­ле­нии неоче­вид­ных со­бы­тий. По­ка­за­те­лен при­мер с The DAO [2], ко­гда неучтен­ный ва­ри­ант от­ка­за сна­ча­ла при­вел к по­те­ре мил­ли­о­нов дол­ла­ров, а поз­же — к из­ме­не­нию са­мой плат­фор­мы (hard-fork) для воз­вра­та де­нег.

4. Ошиб­ки. На­при­мер, в Ethereum-ко­шель­ке Parity из-за невни­ма­тель­но­сти раз­ра­бот­чи­ков остал­ся от­крыт до­ступ к функ­ции за­ме­ны вла­дель­ца ко­шель­ка, что поз­во­ля­ло зло­умыш­лен­ни­кам по­хи­тить бо­лее 150 тыс. об­мен­ных еди­ниц (эфи­ров, ETH) из чу­жих ко­шель­ков. Сто­ит за­ме­тить, что ум­ные кон­трак­ты здесь со­всем не ори­ги­наль­ны — да­же от­дель­ные зна­ки пре­пи­на­ния в тра­ди­ци­он­ных до­го­во­рах ино­гда сто­и­ли сто­ро­нам круп­ных убыт­ков.

Со­вер­шен­но оче­вид­но, что нуж­но кон­тро­ли­ро­вать без­опас­ность си­стем, ка­че­ство раз­ра­бот­ки, вдум­чи­во пи­сать пу­ти от­ка­за и пр. Но все­го преду­смот­реть нель­зя, и лю­бая ав­то­ма­ти­зи­ро­ван­ная си­сте­ма долж­на иметь вы­ход в «ана­ло­го­вый» ре­жим, в ко­то­ром небхо­ди­мо про­ра­бо­тать гра­мот­ные юри­ди­че­ские спо­со­бы смяг­че­ния по­след­ствий оши­бок. В этом слу­чае гиб­кость «ана­ло­го­во­го» пра­ва — это его цен­ное свой­ство. Ведь пра­во и юри­ди­че­ские ме­ха­низ­мы фор­ми­ро­ва­лись дол­гое вре­мя и рас­счи­та­ны имен­но на от­ра­бот­ку спо­ров и кон­флик­тов, воз­ни­ка­ю­щих меж­ду сто­ро­на­ми с раз­ны­ми ин­те­ре­са­ми. По­движ­ные гра­ни­цы норм поз­во­ля­ют луч­ше опе­ри­ро­вать с за­ра­нее неиз­вест­ны­ми фак­то­ра­ми и си­ту­а­ци­я­ми. На­при­мер, в уго­лов­ном пра­ве кон­текст име­ет зна­чи­тель­ное вли­я­ние на по­след­ствия: при­чи­не­ние вре­да при необ­хо­ди­мой обо­роне не пре­ступ­ле­ние. По­это­му наи­бо­лее эф­фек­тив­ным под­хо­дом бу­дет объ­еди­не­ние силь­ных сто­рон «ана­ло­го­во­го» и «циф­ро­во­го» ме­то­дов — со­зда­ние сме­шан­ных до­го­вор­ных от­но­ше­ний, где наи­бо­лее ча­сто ис­поль­зу­е­мые ша­ги пред­став­ле­ны в «оциф­ро­ван­ном» ви­де, а спор­ные си­ту­а­ции, тре­бу­ю­щие ана­ли­за боль­шо­го ко­ли­че­ства до­пол­ни­тель­ных фак­то­ров, ре­ша­ют­ся не че­рез слож­ные «циф­ро­вые» кон­струк­ции, а по от­ра­бо­тан­ной пра­во­вой прак­ти­ке.

Сле­ду­ет ска­зать еще о тех­но­ло­гии, в кон­тек­сте ко­то­рой ак­тив­но упо­ми­на­ют­ся и ис­поль­зу­ют­ся ум­ные кон­трак­ты, — о под­хо­де к ре­ше­нию за­да­чи рас­пре­де­лен­но­го уче­та и ис­пол­не­ния обя­за­тельств сто­рон, о блок­чейне. По­тен­ци­ал блок­чей­на как тех­но­ло­гии вы­хо­дит да­ле­ко за рам­ки фи­нан­со­вых ин­стру­мен­тов. В свою оче­редь, крип­то­ва­лю­ты — это ре­а­ли­зо­ван­ные на блок­чейне пред­ста­ви­те­ли но­во­го клас­са «циф­ро­вой соб­ствен­но­сти», ко­то­рый по­сте­пен­но оформ­ля­ет­ся в раз­лич­ных об­ла­стях и ин­ду­стри­ях.

Несмот­ря на то что блок­чейн и ум­ные кон­трак­ты обыч­но идут вме­сте, как тех­но­ло­гии они неза­ви­си­мы. На­при­мер, плат­фор­ма RST обес­пе­чи­ва­ет под­держ­ку ум­ных кон­трак­тов на язы­ке Solidity (часть плат­фор­мы Ethereum) в при­вяз­ке к блок­чейн-плат­фор­ме Bitcoin. Од­на­ко со­че­та­ние блок­чей­на и ум­ных кон­трак­тов неспро­ста поль­зу­ет­ся та­кой по­пу­ляр­но­стью. С од­ной сто­ро­ны, до­бав­ле­ние ум­ных кон­трак­тов к блок­чей­ну — это воз­мож­ность ав­то­ма­ти­зи­ро­вать ра­бо­ту и кон­троль тех прав, ко­то­рые учи­ты­ва­ют­ся на ос­но­ве блок­чей­на. С дру­гой сто­ро­ны, до­бав­ле­ние блок­чей­на к ум­ным кон­трак­там — это воз­мож­ность при­вя­зать усло­вия и дей­ствия ум­но­го кон­трак­та к ре­аль­ной по­сле­до­ва­тель­но­сти со­бы­тий без воз­мож­но­сти вме­ша­тель­ства зад­ним чис­лом, ко­то­рую ча­сто рас­смат­ри­ва­ют как про­ти­во­ре­чие «пра­ву на за­бве­ние» или «при­зна­ние ни­чтож­ным». Но в тра­ди­ци­он­ной, ана­ло­го­вой пра­во­вой си­сте­ме при пре­кра­ще­нии дей­ствия до­го­во­ра сам до­го­вор и все свя­зан­ные с ним за­пи­си не уда­ля­ют­ся: по­яв­ля­ют­ся но­вые до­ку­мен­ты, ко­то­рые из­ме­ня­ют фак­ти­че­ское по­ло­же­ние ве­щей, но не преды­ду­щие бу­ма­ги. Исто­рия не уни­что­жа­ет­ся, а скры­ва­ет­ся, и уже со­вер­шен­ное от­ме­нить нель­зя, но мож­но ис­пра­вить по­след­ствия. Так что при­ме­не­ние тех­но­ло­гии блок­чей­на для ум­ных кон­трак­тов оправ­дан­но.

Хо­те­лось бы на­пом­нить о несколь­ких клю­че­вых осо­бен­но­стях ум­ных кон­трак­тов в плане их прак­ти­че­ско­го при­ме­не­ния. • Ни один до­го­вор, свя­зан­ный с фи­зи­че­ским ми­ром, не мо­жет быть пред­став­лен в пол­но­стью ав­то­ма­ти­че­ской фор­ме, непре­мен­но бу­дут «ора­ку­лы», трак­ту­ю­щие нуж­ные по до­го­во­ру со­бы­тия фи­зи­че­ско­го ми­ра, а лю­бая трак­тов­ка — это по­вод для оспа­ри­ва­ния, по­это­му пол­но­стью од­но­знач­ных ум­ных кон­трак­тов нет.

• Ум­ные кон­трак­ты не мо­гут быть ло­ги­че­ски ав­то­ном­ны­ми: не все мо­жет быть точ­но и од­но­знач­но оце­не­но, да и не сто­ит пы­тать­ся за­про­грам­ми­ро­вать все со­пут­ству­ю­щее за­ко­но­да­тель­ство, до­ста­точ­но ав­то­ма­ти­зи­ро­вать лишь его часть. Но да­же ча­стич­ная ав­то­ма­ти­за­ция даст ощу­ти­мый эко­но­ми­че­ский эф­фект, ведь боль­шин­ство до­го­во­ров ис­пол­ня­ют­ся по некон­фликт­но­му пу­ти.

• Рас­смат­ри­вать ум­ные кон­трак­ты как за­ме­ну за­ко­нов мож­но, но толь­ко в той ча­сти, где воз­мож­на од­но­знач­ная трак­тов­ка. Осо­бен­но по­лез­но это бу­дет там, где тре­бу­ет­ся мас­со­вая об­ра­бот­ка од­но­тип­ных ис­ков, силь­но пе­ре­гру­жа­ю­щая су­деб­ную си­сте­му. И здесь ум­ные кон­трак­ты ста­нут хо­ро­шим под­спо­рьем.

Итак, ум­ные кон­трак­ты — это по­лез­ный ин­стру­мент, в первую оче­редь для биз­не­са с боль­шим ко­ли­че­ством до­го­во­ров. Но, как и в слу­чае с лю­бым вы­со­ко­тех­но­ло­гич­ным ин­стру­мен­том, под­хо­дить к его ис­поль­зо­ва­нию на­до вдум­чи­во — как с тех­ни­че­ской, так и с юри­ди­че­ской точ­ки зре­ния.

За рам­ка­ми об­суж­де­ния оста­лась близ­кая к ум­ным кон­трак­там об­шир­ная те­ма «оциф­ров­ки» об­ще­го пра­ва и ра­бо­ты с субъ­ек­тив­ны­ми це­ля­ми. Глав­ный во­прос в этой еще не осво­ен­ной об­ла­сти: как сто­ро­ны с раз­ны­ми це­ля­ми мо­гут прий­ти к че­му-то об­ще­му? Это ка­са­ет­ся не толь­ко лю­дей. Раз­ви­тие Ин­тер­не­та ве­щей неиз­беж­но при­ве­дет к кон­ку­рен­ции, на­при­мер, хо­ло­диль­ни­ка и те­ле­ви­зо­ра за элек­три­че­ство — и кто из них бу­дет прав?

ЛИТЕРАТУРА ***

1. Ки­рон О’ха­ра. Ум­ные кон­трак­ты — глу­пая идея // От­кры­тые си­сте­мы.субд. — 2017. — №2. — С. 42–44. URL: http: www.osp.ru/os/2017/02/13052227 (да­та об­ра­ще­ния: 18.09.2017).

2. Алек­сандр Про­хо­ров, Ва­си­лий Бу­ров. Блок­чейн: что за цепь и ку­да она ве­дет? // От­кры­тые си­сте­мы.субд. — 2016. — №4. — С. 14–16. URL: https://www.osp.ru/os/2016/04/13050985 (да­та об­ра­ще­ния: 18.09.2017).

Ки­рилл Ив­куш­кин (kirill@ivkushkin.name) — ру­ко­во­ди­тель на­прав­ле­ния,

Сбер­банк. Ан­тон Ваш­ке­вич (anton.vashkevich@simplawyer.com) — управ­ля­ю­щий парт­нер, юри­ди­че­ско­тех­но­ло­ги­че­ская ком­па­ния «Сим­пло­ер» (Москва).

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.