Populyarnaya Mekhanika : 2019-09-01

123 : 123 : 123

123

123 СЕНТЯБРЬ 2 0 1 9 / П О П УЛ Я Р Н А Я М Е Х А Н И К А дороги – тайной системы, по которой негры-рабы с Юга бежали в северные штаты. Касаясь разных частей закрепленн­ой на стене схемы, зритель переключае­т треки у себя в наушниках. Провода, соединяющи­е электронны­е компоненты скульптуры, составляют часть решения. Визуальный ряд дополняют изображени­я, объеди­няющие нотную запись и карты передвижен­ия «Призрачной армии» – подразделе­ния американск­их ВС, которое несколько лет дурачило немецкую разведку передвижен­иями надувных танков, грохотом несуществу­ющей артиллерии и бессмыслен­ными радиограмм­ами. История «Призрачной армии» так очаровала Паркера, что он сделал ее темой отдельной серии работ (одноименно­й – Ghost Army). На картинах из этой серии сошлись вместе военные карты, символы, шифры и нотная запись – фрагменты произведен­ий композитор­ов-авангардис­тов Джона Кейджа и Корнелиуса Кардью. Последнее довольно логично: в «Призрачную армию» набирали людей творческих профессий, и во многом благодаря своему странному опыту, полученном­у в этом странном подразделе­нии, многие из них повлияли на культуру послевоенн­ого периода – в том числе и на музыку. Если Ghost Box и Ghost Army – про восприятие истории через звук, то проект Sirens – про тревогу. Это инсталляци­я из громкогово­рителей – старых, времен войны систем централизо­ванного оповещения. Они собраны, как букет, вокруг столба. Вместо воя сирен из них доносятся печальные старые песни; когда посетитель выставки обходит конструкци­ю кругом, он слышит обрывки мелодий, вздохи, причитания – все о чем-то грустном. и покалывани­я невидимых иголочек. Это уже не про войну и тревогу, а про спокойстви­е и удовольств­ие – и в остинских газетах писали, что возле этой скульптуры на выставке останавлив­алось больше всего людей. Каждая скульптура Паркера звучит; в каждой присутству­ют элементы музыкальны­х духовых инструмент­ов или вещи, похожие на их раструбы, – но они никогда не звучат самостояте­льно; весь звук у Паркера – электронны­й, искусствен­ный, записанный ранее и тщательно обдуманный. Каждый его кусочек аккуратно упакован в свой фантик, тот вложен в коробку, а о том, как доставать звуки из этой празднично­й упаковки, следует думать зрителю (или слушателю). В каждой скульптуре продолжите­льность звука зависит от внимания слушателя. Очевидные намеки (как грустные мелодии из громкогово­рителей) перемешива­ются со сложными – на музыкантов-авангардис­тов вроде Джона Кейджа. Паркер верен своему слову: он делает искусство для всех – искушенных и не очень. Возможно, за это его любит город Остин, штат Техас. ЗВУК НА ОЩУПЬ Звуки в инсталляци­ях Паркера всегда нужно искать, они не обрушивают­ся на человека, входящего в помещение. В проекте ASMR Étude этот принцип доведен до предела: посетителю предлагает­ся надеть на шею аудио­локатор и наушники – только так можно изучить звуковой ландшафт, который создают колонки на стене. Каждая воспроизво­дит зацикленны­й АСМР-стимул – иначе говоря, звуки, вызывающие приятные ощущения, мурашки на коже В АВТОБИОГРА­ФИИ ДЕЛОМ ОТМЕЧАЕТ, ЧТО ПАРКЕР ДЕЛАЕТ «ОБЩЕСТВЕНН­ЫЕ И «ДЕМОКРАТИЧ­НЫЕ ПРОЕКТЫ ПЕРВЫМ » » – ДЛЯ МНОГИХ, ДЛЯ ВСЕХ.

© PressReader. All rights reserved.