Вход – рубль, вы­ход – два

Рус­ская по­го­вор­ка хо­ро­шо под­хо­дит к си­ту­а­ции, в ко­то­рую по­па­ла Ве­ли­ко­бри­та­ния по­сле ре­фе­рен­ду­ма о член­стве в Ев­ро­пей­ском со­ю­зе. По­бед­ный клич про­тив­ни­ков ЕС «Вер­нем се­бе кон­троль!» обер­нул­ся цу­г­ц­ван­гом му­чи­тель­ных пе­ре­го­во­ров об усло­ви­ях вы­хо­да

Profil - - СОДЕРЖАНИЕ - Фе­дор Лу­кья­нов

Вы­не­сен­ная в за­го­ло­вок рус­ская по­го­вор­ка из ма­фи­оз­но­го лек­си­ко­на хо­ро­шо под­хо­дит к си­ту­а­ции, в ко­то­рую по­па­ла Ве­ли­ко­бри­та­ния по­сле ре­фе­рен­ду­ма о член­стве в Ев­ро­пей­ском со­ю­зе. По­бед­ный клич про­тив­ни­ков ЕС «Вер­нем се­бе кон­троль!» обер­нул­ся цу­г­ц­ван­гом му­чи­тель­ных пе­ре­го­во­ров об усло­ви­ях вы­хо­да. До­го­во­рен­ность, ко­то­рой уда­лось до­стичь с Брюс­се­лем Те­ре­зе Мэй, не нра­вит­ся ни­ко­му – ни сто­рон­ни­кам брекзи­та, ни тем, кто хо­тел бы остать­ся в еди­ной Ев­ро­пе. При­чи­ны недо­воль­ства, по­нят­ное де­ло, диа­мет­раль­но про­ти­во­по­лож­ные, что и дер­жит пра­ви­тель­ство на пла­ву. За два с лиш­ним го­да пре­бы­ва­ния в долж­но­сти пре­мьер-ми­нистр про­буж­да­ла у на­блю­да­те­лей раз­ные чув­ства – от до­ве­рия и на­дежд до пре­зре­ния и жа­ло­сти, сей­час она ско­рее вы­зы­ва­ет ува­же­ние: хо­зяй­ка Да­у­нинг-стрит, 10 де­мон­стри­ру­ет си­лу ха­рак­те­ра и твер­дость нер­вов, на­хо­дясь в от­ча­ян­ном по­ло­же­нии. Осталь­ные фи­гу­ран­ты сло­жив­шей­ся кол­ли­зии про­из­во­дят ка­кое угод­но впе­чат­ле­ние, но толь­ко не со­лид­ных, от­вет­ствен­ных го­су­дар­ствен­ных му­жей и жен.

На кон­ти­нен­те про­ис­хо­дя­щее бу­дит раз­но­ре­чи­вые чув­ства. Бри­тан­ские по­ли­ти­че­ские кон­вуль­сии слу­жат пу­га­ю­щим на­зи­да­ни­ем тем внут­ри ЕС, кто ле­том 2016-го за­ду­мал­ся, не по­вто­рить ли кун­штюк Лон­до­на. А ведь Ве­ли­ко­бри­та­ния – тре­тья по ве­ли­чине эко­но­ми­ка в Со­ю­зе, что уж го­во­рить о ги­по­те­ти­че­ских по­полз­но­ве­ни­ях мень­ших иг­ро­ков. Ев­рос­кеп­ти­ки по всей Ев­ро­пе – от Бу­да­пешта и Вар­ша­вы до Ри­ма и Па­ри­жа, – сколь по­пу­лист­ски они ни бы­ли бы на­стро­е­ны, не риск­нут ста­вить во­прос об эк­зи­те.

У это­го, од­на­ко, есть и дру­гая сто­ро­на. Па­фос ев­рос­кеп­ти­ков те­перь на­це­лен на транс­фор­ма­цию ЕС, его воз­вра­ще­ние к «ста­ро­му доб­ро­му» ев­ро­пей­ско­му со­об­ще­ству. То­му, в ко­то­ром су­ще­ство­ва­ли Об­щий ры­нок и эко­но­ми­че­ская ко­ор­ди­на­ция, но не бы­ло над­го­су­дар­ствен­ной по­ли­ти­че­ской вла­сти и то­таль­но­го ре­гу­ли­ро­ва­ния. Рост под­держ­ки пар­тий, чьи ло­зун­ги со­че­та­ют на­ци­о­нал-са­мо­быт­ность и от­тор­же­ние пра­вя­щих элит, фик­си­ру­ет­ся на каж­дых вы­бо­рах в лю­бой ев­ро­пей­ской стране. Со­глас­но ис­сле­до­ва­нию, про­ве­ден­но­му по за­ка­зу га­зе­ты The Guardian, за 20 лет ба­за по­пу­лист­ских пар­тий рас­ши­ри­лась по­чти в че­ты­ре ра­за, до­сти­гая те­перь чет­вер­ти ев­ро­пей­ских из­би­ра­те­лей. Пред­сто­я­щих в мае сле­ду­ю­ще­го го­да вы­бо­ров в Ев­ро­пар­ла­мент уме­рен­ные кру­ги ждут ед­ва ли не с ужа­сом. Пар­тии же ан­ти­истеб­лиш­мен­та, вдох­нов­ля­е­мые неуго­мон­ным экс-стра­те­гом Трам­па Сти­вом Бэн­но­ном, на­ме­ре­ны со­гла­со­вы­вать свои дей­ствия во вре­мя кам­па­нии и по­сле, что­бы об­ре­сти ре­аль­ное вли­я­ние в глав­ном пред­ста­ви­тель­ном ор­гане Ев­ро­со­ю­за. И на­чать ме­нять его в со­от­вет­ствии со сво­и­ми пред­став­ле­ни­я­ми.

Есть еще один ас­пект ха­о­ти­че­ско­го брекзи­та для кон­ти­нен­та. Хо­тя в Брюс­се­ле и дру­гих сто­ли­цах убеж­де­ны, что Ве­ли­ко­бри­та­ния по­стра­да­ет от него го­раз­до боль­нее, он уда­рит и по всей ев­ро­пей­ской эко­но­ми­ке. В Ев­ро­пе сей­час нет силь­ных по­ли­ти­че­ских ли­де­ров, ко­то­рые мог­ли бы быть уве­ре­ны в том, что лег­ко спра­вят­ся с кри­зи­сом. Мер­кель ухо­дит. Рей­тинг Ма­кро­на бли­зит­ся к то­му, что­бы по­бить ан­ти­ре­корд его пред­ше­ствен­ни­ка Ол­лан­да. Не те­ря­ет под­держ­ки Саль­ви­ни, но Ита­лия в та­ких дол­гах, что свя­зать ему ру­ки неслож­но. Со­ци­а­ли­сти­че­ское пра­ви­тель­ство Ис­па­нии му­же­ствен­но про­ти­во­сто­ит трен­ду на ис­чез­но­ве­ние силь­ных ле­вых пар­тий, но ед­ва ли спо­соб­но брать на се­бя об­ще­ев­ро­пей­ские функ­ции. Ес­ли к во­ро­ху про­блем до­ба­вят­ся и по­след­ствия от­ча­ли­ва­ния Ве­ли­ко­бри­та­нии, все толь­ко боль­ше за­пу­та­ет­ся.

На­и­луч­шим вы­хо­дом для Ев­ро­со­ю­за, ве­ро­ят­но, стал бы по­втор­ный ре­фе­рен­дум, на ко­то­ром бри­тан­цы, ес­ли ве­рить све­жим опро­сам, ско­рее все­го, про­го­ло­со­ва­ли бы за член­ство. Но, во-пер­вых, га­ран­тий ре­зуль­та­та ни­кто не да­ет – раз­дра­же­ние на Брюс­сель очень ве­ли­ко. Во-вто­рых, он ста­нет по­зо­ром для Ве­ли­ко­бри­та­нии, ко­то­рая по­ста­вит се­бя в ряд ма­лых стран, – это в Сло­ва­кии, Ир­лан­дии или Да­нии граж­да­нам пред­ла­га­ли пе­ре­го­ло­со­вать «непра­виль­ное» ре­ше­ние. Да и мас­штаб дис­кре­ди­та­ции по­ли­ти­че­ской си­сте­мы труд­но бу­дет пе­ре­оце­нить. Ско­рее, до­го­во­рен­но­сти с ЕС ни­кто уже все­рьез кор­рек­ти­ро­вать не бу­дет, брекзит со­сто­ит­ся на этих или по­чти этих усло­ви­ях, и осу­ще­ствит его пра­ви­тель­ство Те­ре­зы Мэй. По­том раз­вер­нет­ся но­вый ра­унд борь­бы, воз­мож­ны вне­оче­ред­ные вы­бо­ры и про­чее. А вот бу­ду­щие от­но­ше­ния Лон­до­на с Ев­ро­со­ю­зом бу­дут уже боль­ше за­ви­сеть от то­го, ка­ким он ста­нет. По­то­му что по­сле ухо­да Ве­ли­ко­бри­та­нии, как бы он ни был ор­га­ни­зо­ван, для нее на­сту­пит яс­ность. А вот на кон­ти­нен­те ре­ша­ю­щие про­цес­сы толь­ко нач­нут­ся.Q

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.