Ве­ли­чие без оскорб­ле­ний

Ко­роль Та­и­лан­да Ра­ма X со­би­ра­ет си­лы и го­то­вит­ся взять ре­аль­ную власть в свои ру­ки

Profil - - ТАИЛАНД - Текст: Алек­сей Вла­ди­ми­ров

Год на­зад те­ло Ра­мы IX, ко­ро­ля Та­и­лан­да, бы­ло пре­да­но ог­ню. До это­го на про­тя­же­нии 12 ме­ся­цев мерт­во­го ко­ро­ля во­зи­ли по го­ро­дам и ве­сям, что­бы под­дан­ные мог­ли в по­след­ний раз по­лю­бо­вать­ся на обо­жа­е­мо­го мо­нар­ха. Спе­ци­аль­но для по­гре­баль­ной це­ре­мо­нии был вы­стро­ен гран­ди­оз­ный ком­плекс на пло­ща­ди Са­ман Лу­анг в цен­тре Банг­ко­ка. Как со­об­ща­лось в вы­пу­щен­ных по это­му слу­чаю про­спек­тах, «в его ар­хи­тек­ту­ре спле­лись во­еди­но тра­ди­ции ко­ро­лев­ства и но­вей­шие тех­но­ло­гии».

И тра­ди­ции, и тех­но­ло­гии об­ра­ти­лись в пе­пел вме­сте с те­лом ко­ро­ля, со­жжен­ным в Зо­ло­том кре­ма­то­рии 26 ок­тяб­ря 2017 го­да. С это­го дня в Та­и­лан­де остал­ся толь­ко один мо­нарх – Ра­ма X, он же Ма­ха Ват­чи­ра­лонг­кон, быв­ший бун­тарь и по­зор ко­ро­лев­ской се­мьи.

От него жда­ли мно­го­го – и хо­ро­ше­го, и пло­хо­го. Кто-то меч­тал, что он сде­ла­ет то, что не су­мел его лю­би­мый на­ро­дом и мяг­кий нра­вом отец, Ра­ма IX,– по­кон­чит на­ко­нец со все­вла­сти­ем во­ен­ной хун­ты. Кто-то опа­сал­ся, что ко­роль Ма­ха, о ко­то­ром дав­но хо­дят чу­до­вищ­ные слу­хи, пре­вра­тит­ся в дес­по­та, по срав­не­нию с ко­то­рым ге­не­ра­лы бу­дут ка­зать­ся крот­ки­ми ли­бе­ра­ла­ми. Не сбы­лось ни од­но, ни дру­гое. На­сколь­ко яр­ким был принц Ма­ха, на­столь­ко бес­цвет­ным ока­зал­ся, по край­ней ме­ре на пер­вых по­рах, ко­роль Ра­ма X, и это в то вре­мя, ко­гда в Та­и­лан­де все силь­нее раз­го­ра­ют­ся по­ли­ти­че­ские стра­с­ти.

Че­ты­ре го­да с ублюд­ком

«Про­шло че­ты­ре го­да, ублю­док! Про­шло че­ты­ре го­да! Что за хрень, мать твою? Вы сду­ре­ли, тва­ри, ведь про­шло че­ты­ре го­да!»

Груп­па та­и­ланд­ских пан­ков – все, как по­ло­же­но, с яр­ко-ро­зо­вы­ми иро­ке­за­ми, в чер­ных тряп­ках, с рас­пи­сан­ны­ми ги­та­ра­ми – бук­валь­но кри­чит текст в тол­пу с ма­лень­кой сце­ны воз­ле мо­ну­мен­та по­гиб­шим во вре­мя ре­во­лю­ции 1973 го­да. Да­же в стре­ми­тель­но сгу­ща­ю­щих­ся су­мер­ках вид­но, как мно­го при­шло лю­дей: обыч­но на пан­ков­ские кон­цер­ты столь­ко не со­би­ра­ет­ся.

Ублю­док – это ге­не­рал Пра­ют Чан-Оча, пре­мьер-ми­нистр Та­и­лан­да и гла­ва На­ци­о­наль­но­го со­ве­та для ми­ра и по­ряд­ка. Че­ты­ре го­да на­зад ар­мия под его ру­ко­вод­ством взя­ла власть в стране и сверг­ла пре­мье­ра Йин­глак Чин­на­ват – млад­шую сест­ру мил­ли­ар­де­ра и быв­ше­го пре­мье­ра Так­си­на Чин­на­ва­та. К то­му мо­мен­ту Та­и­ланд уже бо­лее по­лу­го­да пре­бы­вал в глу­бо­ком кри­зи­се. В Банг­ко­ке шли на­сто­я­щие бои: вер­ные Чин­на­ва­там мел­кие кре­стьяне-крас­но­ру­ба­шеч­ни­ки дра­лись со сто­рон­ни­ка­ми оп­по­зи­ци­он­ной Де­мо­кра­ти­че­ской пар­тии. Счет уби­тых шел на де­сят­ки, ра­не­ных – на сот­ни. Сто­ро­ны не смог­ли прий­ти к со­гла­ше­нию, и то­гда вме­ша­лась ар­мия.

Ес­ли бы во­ен­ные про­сто разо­гна­ли крас­но­ру­ба­шеч­ни­ков и их про­тив­ни­ков по до­мам, осо­бых пре­тен­зий к ним не бы­ло бы. В кон­це кон­цов, не пер­вый раз: по­сле Вто­рой ми­ро­вой в Та­и­лан­де сме­ни­лось 42 пра­ви­тель-

Не­смот­ря на то, что осо­бо ярым кри­ти­кам прин­ца гро­зи­ло пол­то­ра де­сят­ка лет тюрь­мы, удер­жать­ся бы­ло слож­но – уж боль­но скан­даль­ным вы­хо­дил об­раз бу­ду­ще­го ко­ро­ля

ства, стра­на, по су­ти, жи­вет в со­сто­я­нии пер­ма­нент­но­го по­ли­ти­че­ско­го кри­зи­са. Но Чан-Оча, обе­щав­ший, что оста­нет­ся у вла­сти лишь на пе­ри­од, необ­хо­ди­мый для про­ве­де­ния ре­форм и вос­ста­нов­ле­ния ста­биль­но­сти, несколь­ко за­дер­жал­ся на ру­ко­во­дя­щих вы­со­тах. Он сме­нил во­ен­ный мун­дир на граж­дан­ский ко­стюм, сфор­ми­ро­вал пра­ви­тель­ство из вер­ных ему лю­дей и до­бил­ся от пре­ста­ре­ло­го ко­ро­ля Ра­мы IX ра­ти­фи­ка­ции статьи 44 вре­мен­ной кон­сти­ту­ции. Эта ста­тья поз­во­ля­ет на­чаль­ни­ку Нац­со­ве­та де­лать все, что он хо­чет, без вся­ких огра­ни­че­ний, про­ве­рок, кон­тро­ля. Все, что он де­ла­ет, за­кон­но, со­от­вет­ству­ет кон­сти­ту­ции и пе­ре­смот­ру не под­ле­жит. Ко­гда жур­на­ли­сты спро­си­ли Пра­ю­та, не слиш­ком ли мно­го вла­сти он се­бе от­хва­тил, тот очень на­ту­раль­но уди­вил­ся: «Ес­ли вы не сде­ла­ли ни­че­го дур­но­го, о чем вам бес­по­ко­ить­ся?»

Фор­маль­но все, что де­лал Пра­ют, он де­лал во имя и во бла­го ко­ро­ля. Мо­нарх в Та­и­лан­де – фи­гу­ра свя­щен­ная, и за лю­бое непо­чти­тель­ное вы­ска­зы­ва­ние о нем мож­но уго­дить в тюрь­му. Этим за­ко­ном все та­и­ланд­ские ре­жи­мы поль­зу­ют­ся ча­сто и с удо­воль­стви­ем, и его же неустан­но кри­ти­ку­ют пра­во­за­щит­ни­ки.

Но ес­ли ста­ро­го ко­ро­ля Ра­му бы­ло за что ува­жать – он дей­стви­тель­но без уста­ли за­бо­тил­ся о сво­их под­дан­ных и мно­гое сде­лал для них, то к на­след­но­му прин­цу Ма­хе от­но­ше­ние бы­ло со­вер­шен­но иное.

Со­ба­ки, жен­щи­ны и джин­сы

На мо­мент вступ­ле­ния на пре­стол прин­цу стук­ну­ло 63 го­да, и к то­му вре­ме­ни он успел об­за­ве­стись весь­ма дур­ным ре­но­ме. Три раз­во­да, скан­даль­ные ве­че­рин­ки с об­на­жен­кой, страсть к до­ро­гим ма­ши­нам, лю­би­мый пу­дель, ко­то­ро­го принц про­из­вел в мар­ша­лы авиа­ции, – все эти по­дроб­но­сти его лич­ной жиз­ни ак­тив­но об­суж­да­ли га­зе­ты Ев­ро­пы, ку­да Ма­ха лю­бил ле­тать на от­дых.

Еще до то­го как стать Ра­мой X, принц стал ге­ро­ем мно­го­чис­лен­ных дис­пу­тов в та­и­ланд­ских соц­се­тях. Не­смот­ря на то, что за­кон об оскорб­ле­нии ве­ли­че­ства рас­про­стра­нял­ся и на него, и осо­бо ярым кри­ти­кам гро­зи­ло пол­то­ра де­сят­ка лет тюрь­мы, удер­жать­ся бы­ло слож­но – уж боль­но скан­даль­ным вы­хо­дил об­раз бу­ду­ще­го ко­ро­ля.

При этом Ма­ха, в от­ли­чие от от­ца, до­ста­точ­но яв­но де­мон­стри­ро­вал, что на­ме­рен все­рьез за­нять­ся по­ли­ти­кой. Он дру­жил в свое вре­мя с по­пу­ли­стом Так­си­ном Чин­на­ва­том, и мно­гие экс­пер­ты все­рьез по­ла­га­ли, что, при­дя к вла­сти, принц смо­жет сде­лать ход сло­ном и вер­нуть опаль­но­го пре­мьер-ми­ни­стра во власть, опе­рев­шись на крас­но­ру­ба­шеч­ни­ков, дабы огра­ни­чить вли­я­ние во­ен­ных и при­двор­ных кон­сер­ва­то­ров. Хо­ди­ли да­же раз­го­во­ры о том, что пра­вя­щая хун­та мо­жет при необ­хо­ди­мо­сти за­ме­нить Ма­ху на его сест­ру – прин­цес­су Си­рид­хорн.

Но ни­че­го по­доб­но­го не слу­чи­лось. Ра­ма X взо­шел на трон в свой срок и про­де­мон­стри­ро­вал, что от бы­ло­го ра­ди­ка­лиз­ма не оста­лось и сле­да. На сме­ну по­лу­пья­но­му та­ту­и­ро­ван­но­му ту­зем­но­му царь­ку в за­дран­ной май­ке-ал­ко­го­лич­ке и при­спу­щен­ных джин­сах (имен­но в та­ком ви­де он од­на­жды пред­стал пе­ред немец­ки­ми жур­на­ли­ста­ми, при­ле­тев в Мюн­хен) при­шел за­стег­ну­тый на все пу­го­ви­цы тра­ди­ци­он­ный для Та­и­лан­да «отец на­ции», под­пи­сы­ва­ю­щий все за­ко­ны, на ко­то­рых на­ста­и­ва­ет во­ен­ная хун­та. Сим­па­тии кон­сер­ва­то­ров он за­во­е­вал еще рань­ше, бро­сив су­пру­гу­про­сто­лю­дин­ку Сри­рас­ми и ли­шив сы­на пра­ва на­сле­до­ва­ния.

Од­на­ко есть ос­но­ва­ния по­ла­гать, что за внеш­ним без­раз­ли­чи­ем та­ит­ся же­лез­ная по­ли­ти­че­ская воля. Ко­роль Ра­ма X во­все не желает быть ма­ри­о­нет­кой в ру­ках во­ен­ных и де­мон­стри­ру­ет это все ча­ще.

Ра­ди­каль­ный мо­нар­хист

«Ес­ли бы де­ло до­шло до во­ен­но­го три­бу­на­ла, ме­ня бы точ­но упек­ли за ре­шет­ку. Для это­го да­же за­кон не по­тре­бо­вал­ся бы – он им про­сто не ну­жен. У нас 99% дел по об­ви­не­нию в оскорб­ле­нии ве­ли­че­ства за­кан­чи­ва­ют­ся сро­ком. В мою под­держ­ку пи­са­ли ку­чу пи­сем – и Amnesty International, и но­бе­лев­ские ла­у­ре­а­ты со все­го ми­ра, но Пра­ю­ту бы­ло пле­вать. А по­том его ве­ли­че­ство ко­роль ска­зал ему бро­сить это де­ло. И это сра­бо­та­ло».

Это цитата из ин­тер­вью Су­ла­ка Си­ва­рак­ша – 85-лет­не­го про­фес­со­ра, од­но­го из ве­ду­щих та­и­ланд­ских ин­тел­лек­ту­а­лов и ра­ди­каль­но­го мо­нар­хи­ста, как он сам с гор­до­стью се­бя име­ну­ет. У Си­ва­рак­ша боль­шой опыт в оскорб­ле­нии ве­ли­че­ства: впер­вые его по­са­ди­ли в 1984-м, но вско­ре осво­бо­ди­ли под дав­ле­ни­ем меж­ду­на­род­ной об­ще­ствен­но­сти. В 1991 го­ду про­тив него сно­ва вы­дви­ну­ли об­ви­не­ние, но на сей раз про­фес­сор преду­смот­ри­тель­но сбе­жал за гра­ни­цу и вер­нул­ся лишь в 1995-м, ко­гда по­сле че­ты­рех­лет­не­го про­цес­са су­мел ди­стан­ци­он­но убе­дить су­дей в сво­ей неви­нов­но­сти. На­ко­нец, в 2014 го­ду он поз­во­лил се­бе пуб­лич­но усо­мнить­ся в том, что в XVI ве­ке тай­ские мо­нар­хи участ­во­ва­ли в по­един­ках, си­дя вер­хом на сло­нах. На сей раз его спас­ло лишь вме­ша­тель­ство но­во­го ко­ро­ля.

Дей­стви­тель­но, слож­но най­ти бо­лее ло­яль­но­го под­дан­но­го, чем Си­ва­ракш. Про­сто он де­лал все воз­мож­ное, что­бы при­спо­со­бить та­и­ланд­скую мо­нар­хию к ве­я­ни­ям вре­ме­ни, в част­но­сти, от­ка­зать­ся от бес­смыс­лен­но­го за­ко­на, из-за ко­то­ро­го ко­ро­лев­ство по­сто­ян­но под­вер­га­ет­ся кри­ти­ке. И, по­хо­же, ко­роль Ра­ма скло­нен при­слу­ши­вать­ся к мне­нию Су­ла­ка: по­сле его лич­ной бе­се­ды с Су­ла­ком в ян­ва­ре 2018-го но­вых об­ви­не­ний в оскорб­ле­нии ве­ли­че­ства офи­ци­аль­но не вы­дви­га­лось.

Бо­лее то­го: в сен­тяб­ре имел ме­сто це­лый ряд бес­пре­це­дент­ных в су­деб­ной прак­ти­ке Та­и­лан­да слу­ча­ев. Без объ­яс­не­ния при­чин про­ку­ра­ту­ра ото­зва­ла де­ла об оскорб­ле­нии ве­ли­че­ства про­тив несколь­ких оп­по­зи­ци­о­не­ров, а апел­ля­ци­он­ный суд по­шел еще даль­ше: он пе­ре­ква­ли­фи­ци­ро­вал де­ло ше­сти мо­ло­дых ак­ти­ви­стов, под­жег­ших порт­ре­ты Ма­хи и его от­ца, с оскорб­ле­ния ве­ли­че­ства на ущерб об­ще­ствен­ной соб­ствен­но­сти, сни­зив тем са­мым им срок ми­ни­мум в пол­то­ра ра­за.

И это не еди­нич­ные слу­чаи. Один из об­ви­ня­е­мых по ста­тье об оскорб­ле­нии ко­ро­ля в ян­ва­ре успел да­же при­знать се­бя ви­нов­ным, и, невзи­рая на это, су­дья рас­по­ря­дил­ся осво­бо­дить его пря­мо в за­ле, по­счи­тав, что до­ка­за­тельств недо­ста­точ­но. Контр­раз­вед­ка с пом­пой раз­об­ла­чи­ла рес­пуб­ли­кан­ский за­го­вор в Банг­ко­ке, и ни­кто из участ­ни­ков тай­но­го об­ще­ства не толь­ко не по­нес на­ка­за­ния, но да­же не был вы­зван в суд.

Про­све­щен­ный мо­нарх XXI ве­ка

По­хо­же, Ма­ха Ват­чи­ра­лонг­кон ока­зал­ся ку­да бо­лее хит­рым по­ли­ти­ком, чем ожи­да­ли все – во­ен­ные, кон­сер­ва­то­ры, оп­по­зи­ция. Без лиш­них слов и пуб­лич­ных же­стов он уси­ли­ва­ет свою власть, за­во­е­вы­вая сим­па­тии

раз­лич­ных по­ли­ти­че­ских сил и де­мон­стри­руя, что на­ме­рен стать про­све­щен­ным мо­нар­хом.

Там, где его отец про­сто со­ве­то­вал (за­ча­стую без осо­бо­го успе­ха), ко­роль Ра­ма X тре­бу­ет и до­би­ва­ет­ся сво­е­го. По­сте­пен­но он кон­со­ли­ди­ру­ет свою власть, со­би­рая во­круг двор­ца все боль­ше ло­яль­ных лич­но ему лю­дей, не по­ры­вая при этом с пра­вя­щей во­ен­ной хун­той. В июне Ма­ха за­брал се­бе все бо­гат­ства ко­ро­лев­ской се­мьи, до­ба­вив ко­рон­ную соб­ствен­ность к сво­ей лич­ной и став та­ким об­ра­зом об­ла­да­те­лем со­сто­я­ния, пре­вы­ша­ю­ще­го $30 млрд.

Час ис­ти­ны на­ста­нет в фев­ра­ле 2019-го – во вре­мя пар­ла­мент­ских вы­бо­ров. Пра­ют Чан-Оча пе­ре­но­сил их уже несколь­ко раз, но, как пи­шет та­и­ланд­ская прес­са, на этот раз их долж­ны про­ве­сти в срок. Опро­сы, ко­то­рые про­во­дят­ся раз в несколь­ко ме­ся­цев, де­мон­стри­ру­ют ста­биль­ный рост по­пу­ляр­но­сти «Пхыа Тхаи» – пар­тии Чин­на­ва­тов, за ко­то­рую го­то­вы от­дать го­ло­са по­чти треть та­и­ланд­цев. У пар­тии Пра­ю­та «Пра­ча­рат» – чуть мень­ше 20%, и ее под­держ­ка сни­жа­ет­ся.

Не­до­воль­ство хун­той, при ко­то­рой эко­но­ми­ка стра­ны стагни­ру­ет, все ча­ще про­ры­ва­ет­ся на по­верх­ность. Так, на­сто­я­щим хи­том в Та­и­лан­де ста­ла пес­ня груп­пы «Рэп про­тив дик­та­ту­ры»: за неде­лю этот клип по­смот­ре­ли 24 мил­ли­о­на че­ло­век. «Эта стра­на ты­чет ство­лом те­бе в гор­ло, утвер­ждая, что кру­гом сво­бо­да, но не да­вая те­бе пра­ва вы­би­рать»,– го­во­рит­ся в тек­сте.

В этих усло­ви­ях фи­гу­ра ко­ро­ля, под­дер­жи­ва­ю­ще­го хо­ро­шие от­но­ше­ния со все­ми участ­ни­ка­ми по­ли­ти­че­ско­го про­цес­са, от пан­ков до во­ен­ных, мо­жет пре­вра­тить­ся в фак­тор, кон­со­ли­ди­ру­ю­щий об­ще­ство. Уди­ви­тель­ная транс­фор­ма­ция, ес­ли вспом­нить, что еще па­ру лет на­зад экс­пер­ты и по­ли­ти­ки все­рьез опа­са­лись, что Ма­ха мо­жет дис­кре­ди­ти­ро­вать ко­ро­лев­скую власть на­столь­ко, что она па­дет и Та­и­ланд ста­нет рес­пуб­ли­кой. Су­дя по все­му, о та­кой пер­спек­ти­ве мож­но за­быть на­дол­го: Ра­ма X обе­ща­ет остать­ся в исто­рии про­све­щен­ным мо­нар­хом-мо­дер­ни­стом, креп­ко дер­жа­щим в ру­ках ни­ти прав­ле­ния го­су­дар­ством, пусть да­же на­хо­дясь при этом за сце­ной.

Там, где его отец со­ве­то­вал, ко­роль Ра­ма X тре­бу­ет и до­би­ва­ет­ся сво­е­го. По­сте­пен­но он кон­со­ли­ди­ру­ет власть, со­би­рая во­круг двор­ца все боль­ше ло­яль­ных лич­но ему лю­дей, не по­ры­вая при этом с пра­вя­щей во­ен­ной хун­той

www.profile.ru

Мо­нарх в Та­и­лан­де фи­гу­ра свя­щен­ная и по­на­сто­я­ще­му лю­би­мая на­се­ле­ни­ем. Вдо­ба­вок к это­му у Ра­мы Х есть все шан­сы опро­верг­нуть пред­став­ле­ние о том, что тай­ский ко­роль цар­ству­ет, но не пра­вит еже­не­дель­ный жур­нал

Смерть Пху­ми­по­на Аду­лья­де­та (Ра­ма IX) ста­ла на­сто­я­щим го­рем для мил­ли­о­нов тай­цев. На фо­то сле­ва: пом­пез­ные по­хо­ро­ны Ра­мы IX. На фо­то спра­ва: буд­дист­ский мо­нах воз­ле порт­ре­та мо­нар­ха

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.