Ту­ман вой­ны

В ка­ком со­сто­я­нии на­хо­дят­ся во­ору­жен­ные си­лы Укра­и­ны, и по ка­ко­му сце­на­рию мог бы раз­ви­вать­ся во­ен­ный кон­фликт Моск­вы и Ки­е­ва

Profil - - АРМИЯ - Текст: Илья Крам­ник

Об­суж­дать воз­мож­ные сце­на­рии ги­по­те­ти­че­ско­го кон­флик­та Рос­сии и Укра­и­ны на­ча­ли прак­ти­че­ски сра­зу по­сле рас­па­да СССР. Де­ло до­хо­ди­ло да­же до то­го, что та­кие сце­на­рии по­па­да­ли в по­пу­ляр­ные ком­пью­тер­ные иг­ры – на­при­мер, си­му­ля­тор так­ти­че­ских на­зем­ных бо­ев Steel Panthers II, где бы­ла от­дель­ная «Крым­ская кам­па­ния». Каж­дый но­вый кри­зис в от­но­ше­ни­ях Моск­вы и Ки­е­ва про­во­ци­ро­вал всплеск ин­те­ре­са к этой те­ме. Не­дав­ний ин­ци­дент в Кер­чен­ском про­ли­ве не стал ис­клю­че­ни­ем. «Про­филь» про­ана­ли­зи­ро­вал со­сто­я­ние во­ору­жен­ных сил Укра­и­ны и их шан­сы в слу­чае столк­но­ве­ния с рос­сий­ской ар­ми­ей.

Ма­те­ри­аль­ное и мо­раль­ное

Про­сто под­счи­ты­вать тан­ки, пуш­ки, са­мо­ле­ты и дру­гие пред­ме­ты во­ен­но­го сна­ря­же­ния, что­бы по­нять, кто силь­нее, – за­ня­тие пу­стое. Во-пер­вых, эти циф­ры для неболь­ших стран мо­гут опе­ра­тив­но ме­нять­ся бла­го­да­ря по­став­кам со сто­ро­ны силь­ных со­юз­ни­ков. А во-вто­рых, мат­часть – лишь один из фак­то­ров, опре­де­ля­ю­щих бое­спо­соб­ность ар­мии.

Тем не ме­нее на­чать наш ана­лиз сто­ит имен­но с по­пыт­ки опре­де­лить бое­спо­соб­ность во­ору­жен­ных сил Укра­и­ны (ВСУ), ис­хо­дя из ос­нов­ных тен­ден­ций их раз­ви­тия в по­след­ние го­ды.

Сре­ди про­цес­сов, ра­бо­та­ю­щих на укреп­ле­ние во­ору­жен­ных сил Укра­и­ны, мож­но вы­де­лить сле­ду­ю­щие:

во-пер­вых, это, ко­неч­но, ко­ли­че­ствен­ный рост. С при­мер­но 150 ты­сяч че­ло­век в на­ча­ле 2014-го ВСУ вы­рос­ли до 255 ты­сяч че­ло­век. Это поз­во­ля­ет и дер­жать в штат­ном со­ста­ве бо­е­вые под­раз­де­ле­ния, и фор­ми­ро­вать но­вые ча­сти;

во-вто­рых, это рост опы­та ко­манд­но­го со­ста­ва. За че­ты­ре с лиш­ним го­да кон­флик­та по­дав­ля­ю­щее боль­шин­ство офи­це­ров по­лу­чи­ли бо­е­вой опыт. Кро­ме то­го, мно­гие из них про­шли до­пол­ни­тель­ное обу­че­ние как на соб­ствен­ных по­ли­го­нах ВСУ, так и на За­па­де;

в-тре­тьих, в ря­де ча­стей ВСУ сфор­ми­ро­вал­ся ко­стяк идео­ло­ги­че­ски мо­ти­ви­ро­ван­ных стой­ких кад­ров, вклю­чая как офи­це­ров, так и ря­до­вых с сер­жан­та­ми-кон­тракт­ни­ка­ми;

на­ко­нец, в-чет­вер­тых, про­шед­шие го­ды се­рьез­но из­ме­ни­ли си­ту­а­цию с мат­ча­стью укра­ин­ской ар­мии: в ря­ды ВСУ по­па­ли как сня­тые с хра­не­ния ма­ши­ны вре­мен СССР, так и тех­ни­ка но­во­го про­из­вод­ства. Кро­ме то­го, Укра­и­на по­лу­чи­ла се­рьез­ные за­па­сы тех­ни­ки со­вет­ско­го про­из­вод­ства, в ос­нов­ном за­куп­лен­ной в стра­нах Во­сточ­ной Ев­ро­пы – быв­ших чле­нах Ор­га­ни­за­ции Вар­шав­ско­го до­го­во­ра.

До­ля ис­прав­ной тех­ни­ки в це­лом за­мет­но вы­рос­ла. Си­ту­а­ции, ко­гда из 10 по­ло­жен­ных ро­те бро­не­транс­пор­те­ров ез­дят лишь три за счет «кан­ни­ба­ли­за­ции» се­ми осталь­ных, оста­лись в про­шлом.

Спи­сок нега­тив­ных фак­то­ров, од­на­ко, за­мет­но длин­нее.

От­кры­ва­ет его рез­ко ухуд­шив­ша­я­ся со­ци­аль­ная об­ста­нов­ка в стране. Крах на­дежд на эко­но­ми­че­ский рост, по­яв­ле­ние но­вых воз­мож­но­стей и умень­ше­ние кор­руп­ции, с ко­то­ры­ми свя­зы­ва­лась ве­ра в «май­дан­ный» про­ект, се­рьез­но по­вли­ял на мо­ти­ва­цию и мо­раль­ное со­сто­я­ние ос­нов­ной ча­сти во­ен­но­слу­жа­щих. Ис­клю­че­ни­ем здесь слу­жит лишь упо­мя­ну­тый вы­ше идео­ло­ги­че­ски мо­ти­ви­ро­ван­ный ко­стяк.

Ма­те­ри­аль­ная часть ВСУ, хоть и на­хо­дит­ся в луч­шем со­сто­я­нии, чем в 2014–2015 го­дах, в це­лом силь­но уста­ре­ла, от­ве­ча­ет тре­бо­ва­ни­ям бо­е­вых дей­ствий 1970–1980-х го­дов, но не се­го­дняш­не­го дня. Во­ору­жен­ные си­лы в це­лом ис­пы­ты­ва­ют де­фи­цит бо­е­при­па­сов (усу­губ­ля­е­мый пе­ри­о­ди­че­ски­ми по­жа­ра­ми и взры­ва­ми на ар­се­на­лах), что не поз­во­ля­ет рас­счи­ты­вать на бо­лее-ме­нее дли­тель­ную кам­па­нию. «Ка­пель­ные» по­став­ки от­дель­ных со­вре­мен­ных об­раз­цов тех­ни­ки и во­ору­же­ния с За­па­да си­ту­а­цию в со­от­но­ше­нии с Рос­си­ей не ме­ня­ют.

Во­ен­ная про­мыш­лен­ность Укра­и­ны де­гра­ди­ру­ет вслед за эко­но­ми­кой стра­ны, и успе­хи в под­дер­жа­нии ис­прав­но­сти тех­ни­ки для по­треб­но­стей вя­ло­те­ку­ще­го кон­флик­та со­вер­шен­но не га­ран­ти­ру­ют спо­соб­но­сти обо­рон­ных пред­при­я­тий обес­пе­чить под­дер­жа­ние это­го уров­ня в слу­чае обостре­ния кон­флик­та. Пе­ре­чис­лять глав­ные пробле­мы укра­ин­ско­го ВПК бес­смыс-

лен­но, про­ще ска­зать, что не хва­та­ет все­го – от ква­ли­фи­ци­ро­ван­ных кад­ров до ком­плек­ту­ю­щих.

Неко­то­рое улуч­ше­ние осна­щен­но­сти укра­ин­ских войск тех­ни­кой не за­тро­ну­ло ин­фра­струк­ту­ры во­ору­жен­ных сил в це­лом. ВСУ, как и в 2014 го­ду, стра­да­ют от де­фи­ци­та бла­го­устро­ен­ных во­ен­ных го­род­ков, ме­ди­цин­ских учре­жде­ний, по­ли­го­нов, вспо­мо­га­тель­ной тех­ни­ки и т.д.

Во­ору­жен­ные си­лы Укра­и­ны по­преж­не­му кри­ти­че­ски за­ви­сят от по­ста­вок ком­плек­ту­ю­щих со­вет­ско­го/рос­сий­ско­го про­из­вод­ства. О чем бо­лее слож­ной тех­ни­ке идет речь, тем вы­ше сте­пень этой за­ви­си­мо­сти. Осо­бен­но для ВВС и сил про­ти­во­воз­душ­ной обо­ро­ны.

В по­ли­ти­че­ском плане ак­тив­ность ВСУ обу­слов­ле­на в первую оче­редь по­зи­ци­ей НАТО и США, фак­ти­че­ски пре­вра­тив­ших выс­шее управ­ле­ние укра­ин­ской ар­мии в ма­ри­о­не­ток. В со­че­та­нии с край­ней кор­рум­пи­ро­ван­но­стью выс­ше­го и сред­не­го ком­со­ста­ва это так­же ока­зы­ва­ет се­рьез­ней­шее вли­я­ние на об­щее мо­раль­ное со­сто­я­ние войск.

По­ми­мо на­зван­ных осо­бен­но­стей, об­щих для Во­ору­жен­ных сил Укра­и­ны в це­лом, мож­но вы­де­лить и де­та­ли, ха­рак­тер­ные для тех­ни­че­ски слож­ных ви­дов во­ору­жен­ных сил – ВВС Укра­и­ны и ее во­ен­но-мор­ских сил. Для обо­их ви­дов ВС ха­рак­тер­на ост­рей­шая нехват­ка мат­ча­сти во­об­ще – и со­вре­мен­ной, и уста­рев­шей. Ма­ло­чис­лен­ная тех­ни­ка про­ти­во­воз­душ­ной обо­ро­ны вся про­из­ве­де­на в СССР, ее рас­по­ло­же­ние и бо­е­вые воз­мож­но­сти де­таль­но из­вест­ны. Что ка­са­ет­ся во­ен­но-мор­ских сил, сто­ит упо­мя­нуть неве­ро­ят­но низ­кий уро­вень по­ли­ти­ко-мо­раль­но­го со­сто­я­ния, обу­слов­лен­ный сре­ди про­че­го ши­ро­чай­ши­ми род­ствен­ны­ми и дру­же­ски­ми свя­зя­ми кад­ро­во­го со­ста­ва ВМСУ с ВМФ Рос­сии и на­се­ле­ни­ем Кры­ма и Се­ва­сто­по­ля. По­это­му, по мне­нию неко­то­рых рос­сий­ских спе­ци­а­ли­стов, бое­спо­соб­ность ВМС Укра­и­ны мож­но оце­ни­вать как от­ри­ца­тель­ную ве­ли­чи­ну – сред­ства, по­тра­чен­ные на их со­дер­жа­ние, бы­ли бы по­лез­нее, будь они из­рас­хо­до­ва­ны на дру­гие ви­ды ВС.

Об­лик вой­ны

Пред­ска­зы­вать ход и фи­нал бо­е­вых дей­ствий в слу­чае, ес­ли Рос­сия и Укра­и­на дей­стви­тель­но столк­нут­ся в пря­мом во­ору­жен­ном кон­флик­те, – за­ня­тие небла­го­дар­ное в прин­ци­пе и со­вер­шен­но бес­смыс­лен­ное в слу­чае, ес­ли пред­ска­за­те­лю неиз­вест­но, ка­ки­ми бу­дут це­ли вой­ны хо­тя бы для од­ной из сто­рон.

Мы не пре­тен­ду­ем на это зна­ние. Но мы вполне мо­жем, ос­но­вы­ва­ясь на за­яв­ле­ни­ях рос­сий­ских офи­ци­аль­ных лиц, пред­по­ло­жить, ка­ко­вы эти це­ли для Моск­вы. Бу­дем ис­хо­дить из то­го, что рос­сий­ское ру­ко­вод­ство оста­нет­ся вер­ным офи­ци­аль­но де­кла­ри­ру­е­мым при­о­ри­те­там, вклю­чая тер­ри­то­ри­аль­ную це­лост­ность и су­ве­ре­ни­тет Укра­и­ны в ее ныне при­знан­ных Рос­си­ей гра­ни­цах – то есть без Кры­ма и Се­ва­сто­по­ля.

В то же вре­мя мож­но обос­но­ван­но пред­по­ло­жить, что Москва бу­дет стре­мить­ся обес­пе­чить ре­фор­му укра­ин­ско­го го­су­дар­ствен­но­го устрой­ства. В первую оче­редь речь идет о пе­ре­смот­ре си­сте­мы от­но­ше­ний меж­ду Ки­е­вом и ре­ги­о­на­ми. Рос­сия за­ин­те­ре­со­ва­на в том, что­бы их по­ли­ти­че­ский вес уве­ли­чи­вал­ся, вклю­чая опре­де­ле­ние на­ци­о­наль­ной и язы­ко­вой по­ли­ти­ки,

Во­ору­жен­ные си­лы Укра­и­ны по-преж­не­му кри­ти­че­ски за­ви­сят от по­ста­вок ком­плек­ту­ю­щих со­вет­ско­го/ рос­сий­ско­го про­из­вод­ства. О чем бо­лее слож­ной тех­ни­ке идет речь, тем вы­ше сте­пень этой за­ви­си­мо­сти

а так­же внеш­них эко­но­ми­че­ских свя­зей. Все это нуж­но для обес­пе­че­ния по­ли­ти­че­ских и эко­но­ми­че­ских ин­те­ре­сов Рос­сии в ре­ги­оне.

Мож­но ска­зать, ка­кой це­ли у Рос­сии в этой войне точ­но быть не долж­но. Без­услов­но, ве­сти вой­ну ра­ди то­го, что­бы по­са­дить в Ки­е­ве «мос­ков­ско­го на­мест­ни­ка», не име­ет смыс­ла: это не ре­шит ни од­ной из дол­го­сроч­ных за­дач.

Из вы­ше­ска­зан­но­го сле­ду­ет, что ввод рос­сий­ских су­хо­пут­ных войск на тер­ри­то­рию Укра­и­ны с ее по­сле­ду­ю­щей ок­ку­па­ци­ей крайне неже­ла­те­лен. По­это­му наи­бо­лее ве­ро­ят­ный для Моск­вы сце­на­рий вой­ны сво­дит­ся к воз­душ­ной на­сту­па­тель­ной опе­ра­ции в адап­ти­ро­ван­ном «юго­слав­ском» ва­ри­ан­те, где Рос­сии при­дет­ся сыг­рать роль НАТО. Клю­че­вая цель та­кой опе­ра­ции – ли­шить Ки­ев воз­мож­но­сти си­ло­вым об­ра­зом воз­дей­ство­вать на ре­ги­о­ны.

На прак­ти­ке это озна­ча­ет, что лю­бые пе­ре­ме­ще­ния войск чис­лен­но­стью от ро­ты и вы­ше долж­ны пре­кра­щать­ся уда­ра­ми ВКС РФ. Це­ля­ми этих уда­ров ста­но­вят­ся в первую оче­редь во­ен­ные объ­ек­ты – сред­ства ПВО, ко­манд­ные пунк­ты, аэро­дро­мы, скла­ды, пар­ки бо­е­вой и вспо­мо­га­тель­ной тех­ни­ки.

По­доб­ный под­ход вполне ре­а­лен, учи­ты­вая со­став и бо­е­вые воз­мож­но­сти ВВС РФ, и с вы­со­чай­шей ве­ро­ят­но­стью он ли­шит Ки­ев ин­стру­мен­тов си­ло­во­го воз­дей­ствия, за­ста­вив его до­го­ва­ри­вать­ся с ре­ги­о­на­ми.

Про­ти­во­по­ста­вить воз­душ­ным ата­кам Укра­ине, по су­ти, нече­го в си­лу крайне низ­ких воз­мож­но­стей ВВС и ПВО. Уже че­рез два-три дня та­кой опе­ра­ции пробле­мы со снаб­же­ни­ем на­пря­мую за­тро­нут укра­ин­ские су­хо­пут­ные вой­ска – да­же без уче­та воз­душ­ных атак на них са­мих и их ин­фра­струк­ту­ру. По­сле­ду­ю­щий пе­ре­нос цен­тра тя­же­сти воз­душ­но­го на­ступ­ле­ния с сил ПВО и аэро­дро­мов на объ­ек­ты су­хо­пут­ных войск дол­жен в те­че­ние несколь­ких недель лик­ви­ди­ро­вать их как ор­га­ни­зо­ван­ную си­лу. Ес­ли воз­ник­нет необ­хо­ди­мость за­дей­ство­вать су­хо­пут­ные вой­ска, то мож­но бу­дет за­дей­ство­вать во­ору­жен­ные си­лы рес­пуб­лик Дон­бас­са – при на­ли­чии

под­держ­ки с воз­ду­ха они по­лу­чат пре­вос­ход­ство над укра­ин­ски­ми фор­ми­ро­ва­ни­я­ми.

Судь­ба Укра­и­ны в слу­чае успеш­ной ре­а­ли­за­ции дан­но­го сце­на­рия до­ста­точ­но ту­ман­на – ли­шив­шись си­ло­вых ин­стру­мен­тов, Ки­ев рез­ко по­те­ря­ет по­ли­ти­че­ский вес, и для него бу­дет огром­ным успе­хом, ес­ли Укра­и­на смо­жет со­хра­нить­ся хо­тя бы в ви­де кон­фе­де­ра­ции. При этом в ря­де на­се­лен­ных пунк­тов, ве­ро­ят­но, раз­го­рят­ся кон­флик­ты меж­ду про­ки­ев­ски­ми и про­мос­ков­ски­ми си­ла­ми, осо­бен­но в Харь­ко­ве, Одес­се и кон­тро­ли­ру­е­мых в на­сто­я­щее вре­мя Укра­и­ной го­ро­дах До­нец­кой и Лу­ган­ской об­ла­стей. Не ис­клю­че­на и ак­ти­ви­за­ция вен­гер­ских груп­пи­ро­вок на за­па­де стра­ны. Во всех этих слу­ча­ях глав­ной це­лью Рос­сии бу­дет ли­шить Ки­ев воз­мож­но­сти по­да­вить эти вы­ступ­ле­ния, по­сле че­го по­ли­ти­че­ское ру­ко­вод­ство Укра­и­ны бу­дет вы­нуж­де­но при­сту­пить к пе­ре­го­во­рам с ре­ги­о­наль­ны­ми си­ла­ми.

Ра­зу­ме­ет­ся, план воз­мож­но­го во­ен­но­го кон­флик­та дол­жен иметь и за­пас­ные ва­ри­ан­ты раз­ви­тия со­бы­тий. В слу­чае с Укра­и­ной речь идет преж­де все­го о предот­вра­ще­нии непо­сред­ствен­но­го вме­ша­тель­ства за­пад­ных стран – от мас­си­ро­ван­ных по­ста­вок во­ору­же­ний до вво­да войск. В этом слу­чае рос­сий­ско­му во­ен­но­му ру­ко­вод­ству при­дет­ся, при всем неже­ла­нии, вве­сти вой­ска на тер­ри­то­рию Укра­и­ны. В первую оче­редь на зем­ли ис­то­ри­че­ской Но­во­рос­сии – в се­вер­ное При­чер­но­мо­рье, а так­же в Харь­ков­скую, За­по­рож­скую и Дне­про­пет­ров­скую об­ла­сти, что­бы га­ран­ти­ро­вать пра­во на­се­ле­ния этих

Ли­шив­шись си­ло­вых ин­стру­мен­тов, Ки­ев рез­ко по­те­ря­ет по­ли­ти­че­ский вес, и для него бу­дет огром­ным успе­хом, ес­ли Укра­и­на смо­жет со­хра­нить­ся хо­тя бы в ви­де кон­фе­де­ра­ции

об­ла­стей на са­мо­сто­я­тель­ное опре­де­ле­ние сво­е­го бу­ду­ще­го, по­доб­но то­му, как это бы­ло сде­ла­но в Кры­му и Се­ва­сто­по­ле в фев­ра­ле–мар­те 2014 го­да.

Соб­ствен­но, на этом об­ласть, бо­лее-ме­нее до­ступ­ная для про­гно­за, за­кан­чи­ва­ет­ся. Все осталь­ное скры­ва­ет ту­ман ис­то­ри­че­ской неопре­де­лен­но­сти, так лег­ко об­ра­ща­ю­щий­ся в ту­ман вой­ны. Ес­ли пы­тать­ся опре­де­лить судь­бу Укра­и­ны в слу­чае та­ко­го во­ен­но­го столк­но­ве­ния, ис­хо­дя из пред­ше­ству­ю­щих ис­то­ри­че­ских при­ме­ров, то про­ще все­го про­ве­сти ана­ло­гии с со­бы­ти­я­ми се­ре­ди­ны XVII ве­ка (в ро­ли Хмель­ниц­ко­го – рес­пуб­ли­ки Дон­бас­са).

Удаст­ся ли при этих ввод­ных удер­жать вой­ну в за­дан­ных рам­ках, не до­пу­стив ее пе­ре­рас­та­ния в кон­фликт с НАТО? Ско­рее все­го, да, учи­ты­вая, что аль­янс на са­мом де­ле не рвет­ся в бой. Удаст­ся ли по ито­гам обес­пе­чить нуж­ный уро­вень за­щи­ты ин­те­ре­сов Рос­сии в клю­че­вых ре­ги­о­нах? К это­му есть все пред­по­сыл­ки.

Са­мое важ­ное, впро­чем, сле­ду­ет осо­зна­вать в лю­бом слу­чае, неза­ви­си­мо от то­го, бу­дет судь­ба Укра­и­ны ре­ше­на в ито­ге во­ен­ным пу­тем или нет: Рос­сия не име­ет ни пра­ва, ни воз­мож­но­сти по­вто­рять по­ли­ти­ку Со­вет­ско­го Со­ю­за, пы­тав­ше­го­ся за­кре­пить за со­бой ре­ги­он че­рез спон­си­ро­ва­ние укра­ин­ско­го на­ци­о­наль­но­го про­ек­та с «со­ци­а­ли­сти­че­ским ли­цом». Де­ся­ти­ле­тия спу­стя эта по­ли­ти­ка аук­ну­лась мас­со­вым ра­ди­каль­ным на­ци­о­на­лиз­мом, ко­то­рый и сей­час опре­де­ля­ет умо­на­стро­е­ния зна­чи­тель­ной ча­сти укра­ин­ских по­ли­ти­ков. Рас­смат­ри­вать всю укра­ин­скую тер­ри­то­рию как ат­ри­бут укра­ин­ской же по­лит­субъ­ект­но­сти Москва боль­ше не долж­на да­же при фор­маль­ном при­зна­нии тер­ри­то­ри­аль­ной це­лост­но­сти Укра­и­ны как го­су­дар­ства.

Ос­нов­ной по­ли­ти­че­ской це­лью как для во­ен­ных, так и для мир­ных уси­лий долж­но стать воз­вра­ще­ние рус­ской по­ли­ти­че­ской субъ­ект­но­сти клю­че­вым для ин­те­ре­сов Рос­сии ре­ги­о­нам, и, ко­неч­но, в первую оче­редь речь идет о Но­во­рос­сии, то есть во­сто­ке со­вре­мен­ной Укра­и­ны и се­вер­ном При­чер­но­мо­рье. В про­шлый раз для об­ре­те­ния кон­тро­ля над этим ре­ги­о­ном Рос­сии по­тре­бо­ва­лось сто лет – от го­ли­цын­ских по­хо­дов до Яс­ско­го мир­но­го до­го­во­ра.

Го­во­рят, в со­вре­мен­ном ми­ре по­ли­ти­че­ские про­цес­сы уско­ри­лись.

www.profile.ru

В це­лом ма­те­ри­аль­но-тех­ни­че­ское и мо­раль­ное со­сто­я­ние укра­ин­ской ар­мии остав­ля­ет же­лать луч­ше­го (фо­то вни­зу). Од­на­ко то­го же нель­зя ска­зать про вы­со­ко­мо­ти­ви­ро­ван­ный и идео­ло­ги­зи­ро­ван­ный ко­стяк доб­ро­воль­че­ских ба­та­льо­нов (ввер­ху – бо­ец ба­та­льо­на «Азов») еже­не­дель­ный жур­нал

По­лу­че­ние аме­ри­кан­ских про­ти­во­тан­ко­вых ком­плек­сов «Джа­ве­лин» бы­ло рас­це­не­но Ки­е­вом как боль­шой успех. Впро­чем, экс­пер­ты со­мне­ва­ют­ся, что это ору­жие за­мет­ным об­ра­зом ска­жет­ся на бое­спо­соб­но­сти укра­ин­ской ар­мии

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.