В сво­ем пра­ве

Profil - - МНЕНИЕ - Текст: Па­вел Гу­дев, ве­ду­щий на­уч­ный со­труд­ник ИМЭМО РАН

Со­глас­но нор­мам меж­ду­на­род­но­го мор­ско­го пра­ва, лю­бое граж­дан­ское суд­но и во­ен­ный ко­рабль мо­гут зай­ти в тер­ри­то­ри­аль­ные во­ды при­бреж­но­го го­су­дар­ства, ес­ли их цель – мир­ный про­ход. Но мир­ный про­ход не дол­жен угро­жать ми­ру и без­опас­но­сти при­бреж­но­го го­су­дар­ства, и во вре­мя это­го про­хо­да нель­зя осу­ществ­лять лю­бые ма­нев­ры или уче­ния с ору­жи­ем. В слу­чае с укра­ин­ски­ми ка­те­ра­ми и бук­си­ром все бы­ло ров­но на­о­бо­рот: они не толь­ко не по­да­ли за­бла­го­вре­мен­но за­яв­ку на про­хож­де­ние по Керчь-Ени­каль­ско­му ка­на­лу, но и со­вер­ша­ли опас­ное ма­нев­ри­ро­ва­ние, не ре­а­ги­ро­ва­ли на пре­ду­пре­жде­ния по­гра­нич­ни­ков по ра­дио­свя­зи. При этом укра­ин­цы рас­чех­ли­ли ар­тил­ле­рий­ские уста­нов­ки и на­пра­ви­ли их в сто­ро­ну рос­сий­ских ка­те­ров при за­хо­де в тер­ри­то­ри­аль­ное мо­ре Рос­сий­ской Фе­де­ра­ции. Это поз­во­ля­ло трак­то­вать та­кой про­ход как немир­ный, а зна­чит, он мог быть при­оста­нов­лен.

Но по­гра­нич­ни­ки за­дер­жа­ли укра­ин­ские ка­те­ра и бук­сир по дру­гим пра­во­вым ос­но­ва­ни­ям, го­раз­до бо­лее вес­ким! Ак­ва­то­рия рос­сий­ско­го 12-миль­но­го тер­ри­то­ри­аль­но­го мо­ря пе­ред Кер­чен­ским про­ли­вом бы­ла вре­мен­но за­кры­та для су­до­ход­ства ра­ди обес­пе­че­ния без­опас­но­сти. Это до­пус­ка­ет­ся в рам­ках Кон­вен­ции ООН по мор­ско­му пра­ву 1982 г. (ст. 25.3). Ве­ро­ят­но, огра­ни­че­ния бы­ли вве­де­ны из-за ин­фор­ма­ции о воз­мож­ных ди­вер­си­ях и про­во­ка­ци­ях – из Ки­е­ва ре­гу­ляр­но до­но­сят­ся угро­зы взо­рвать Крым­ский мост.

По­это­му иг­но­ри­ро­ва­ние укра­ин­ца­ми пре­ду­пре­жде­ний бы­ло рас­це­не­но как на­ру­ше­ние су­ве­ре­ни­те­та Рос­сии. Нет со­мне­ний, что так оно и бы­ло за­ду­ма­но. Нас пы­та­лись спро­во­ци­ро­вать на как мож­но бо­лее жест­кие ме­ры, и хо­ро­шо, что все за­кон­чи­лось так, как за­кон­чи­лось.

«Агрес­сив­ные дей­ствия» Рос­сии осу­ди­ли и ЕС, и НАТО, и США. Миф о ми­ли­та­ри­за­ции Рос­си­ей ре­ги­о­на по­лу­чил но­вый им­пульс. Но нам не при­вы­кать: Моск­ву тра­ди­ци­он­но об­ви­ня­ют в ми­ли­та­ри­за­ции Арк­ти­ки, Бал­тий­ско­го мо­ря, те­перь сю­да до­ба­вил­ся и Азо­во-Чер­но­мор­ский ре­ги­он. Но­вый тренд – это оза­бо­чен­ность ев­ро­пей­цев ре­ги­о­наль­ной про­бле­ма­ти­кой, буд­то бы Азов­ское мо­ре и Кер­чен­ский про­лив – это ев­ро­пей­ские ак­ва­то­рии. Од­на­ко ре­жим су­до­ход­ства здесь опре­де­ля­ет­ся рос­сий­ско-укра­ин­ским Со­гла­ше­ни­ем 2003 г. о сов­мест­ном ис­поль­зо­ва­нии. Толь­ко рос­сий­ские и укра­ин­ские граж­дан­ские су­да и во­ен­ные ко­раб­ли об­ла­да­ют здесь пол­ной сво­бо­дой су­до­ход­ства. За­ру­беж­ные граж­дан­ские су­да мо­гут за­хо­дить в Азов­ское мо­ре, сле­дуя в рос­сий­ские или укра­ин­ские пор­ты, а ино­стран­ные во­ен­ные ко­раб­ли – сле­дуя в пор­ты од­ной из сто­рон, но лишь по­лу­чив офи­ци­аль­ное со­гла­сие дру­гой сто­ро­ны. Бо­лее то­го, Азов­ское мо­ре име­ет пра­во­вой ста­тус внут­рен­них ис­то­ри­че­ских вод, на­хо­дя­щих­ся под пол­ным го­су­дар­ствен­ным су­ве­ре­ни­те­том двух го­су­дарств.

Ки­ев, прав­да, пы­та­ет­ся де­нон­си­ро­вать Со­гла­ше­ние 2003 г. Это про­ти­во­ре­чит на­ци­о­наль­ным ин­те­ре­сам Укра­и­ны, за­то ин­тер­на­ци­о­на­ли­за­ция этой ак­ва­то­рии вы­год­на вне­ре­ги­о­наль­ным иг­ро­кам. Но по это­му со­гла­ше­нию лю­бые од­но­сто­рон­ние дей­ствия Ки­е­ва – будь то пе­ре­смотр пра­во­во­го ста­ту­са, фор­ми­ро­ва­ние мор­ских зон в со­от­вет­ствии с Кон­вен­ци­ей 1982 г. или про­ве­де­ние ка­ких-ли­бо ли­ний раз­гра­ни­че­ния– мо­гут иг­но­ри­ро­вать­ся Москвой. Ко­неч­но, не­дав­ние со­бы­тия Укра­и­на ис­поль­зу­ет в ка­че­стве «до­пол­не­ния» к ис­ку про­тив Рос­сии, ко­то­рый рас­смат­ри­ва­ет По­сто­ян­ная па­ла­та тре­тей­ско­го су­да. На­пом­ним, Ки­ев на­ста­и­ва­ет, что Москва на­ру­ши­ла в ак­ва­то­ри­ях во­круг Крым­ско­го по­лу­ост­ро­ва пра­ва Укра­и­ны, га­ран­ти­ро­ван­ные Кон­вен­ци­ей 1982 г. Да и сей­час Укра­и­на за­яви­ла, что за­дер­жа­ние про­изо­шло не в рос­сий­ских, а в укра­ин­ских во­дах! Фак­ти­че­ски речь идет об оспа­ри­ва­нии при­над­леж­но­сти Кры­ма. Од­на­ко меж­ду­на­род­ные су­деб­ные ин­стан­ции не на­де­ле­ны юрис­дик­ци­ей рас­смат­ри­вать де­ла, где во­прос о су­ве­ре­ни­те­те яв­ля­ет­ся не вспо­мо­га­тель­ным, а до­ми­ни­ру­ю­щим, как в дан­ном слу­чае. Пра­во­вой прин­цип Land dominates the Sea ни­кто не от­ме­нял. По­это­му не мо­жет быть укра­ин­ских мор­ских зон во­круг рос­сий­ско­го Кры­ма.

Арест укра­ин­ских ка­те­ров и бук­си­ра мо­жет так­же стать ос­но­вой для но­во­го укра­ин­ско­го ис­ка – уже в Меж­ду­на­род­ный три­бу­нал по мор­ско­му пра­ву. И к это­му Рос­сии не при­вы­кать – мож­но вспом­нить ис­то­рию с аре­стом суд­на Greenpeace Arctic Sunrise, суд по ко­то­ро­му Москва про­иг­ра­ла, но не оста­лась без бла­го­дар­но­сти от ве­ду­щих неф­те­га­зо­вых кор­по­ра­ций, ко­то­рых раз­дра­жа­ло по­ве­де­ние эко­ло­ги­че­ских ак­ти­ви­стов. В дан­ном же слу­чае ин­те­ре­сы обес­пе­че­ния на­ци­о­наль­ной без­опас­но­сти для Рос­сии ку­да важ­нее, чем воз­мож­ные ре­пу­та­ци­он­ные из­держ­ки от про­иг­ран­ных су­дов.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.