«Хле­ба­ли ко­фе лож­ка­ми, как щи…»

Исто­рия бод­ря­ще­го на­пит­ка в Рос­сии

Profil - - СОДЕРЖАНИЕ - Алек­сей Во­лы­нец

Исто­рия аро­мат­но­го и то­ни­зи­ру­ю­ще­го на­пит­ка, ко­то­рый три­ум­фаль­но ше­ству­ет по Рос­сии уже чет­вер­тое сто­ле­тие

Да­же в раз­гар но­во­год­них празд­ни­ков, по­сре­ди шам­пан­ско­го с оли­вье, най­дет­ся ме­сто ча­шеч­ке ко­фе. На­вер­ня­ка бод­ря­щий на­пи­ток для мно­гих ста­нет и пер­вым спут­ни­ком пер­во­го утра но­во­го, 2019 го­да. И уж тем бо­лее мно­го­чис­лен­ные ста­ка­ны и чаш­ки ко­фе ждут нас в ра­бо­чие буд­ни, ко­то­рые неиз­беж­но по­сле­ду­ют за празд­ни­ка­ми. Жур­нал «Про­филь» рас­ска­зы­ва­ет ис­то­рию аро­мат­но­го и то­ни­зи­ру­ю­ще­го на­пит­ка, ко­то­рый три­ум­фаль­но ше­ству­ет по Рос­сии уже чет­вер­тое сто­ле­тие.

Пол­пу­да ко­фе для ца­ря

«С сим ку­ри­е­ром по­слал я ва­ше­му ве­ли­че­ству пол­пу­да ко­фе», – пи­сал вес­ной 1709 го­да бо­ярин Иван Тол­стой, пер­вый ко­мен­дант Та­ган­ро­га. Имен­но этот го­род, ос­но­ван­ный Пет­ром I за несколь­ко лет до Пе­тер­бур­га, стал пер­вой во­ен­но-мор­ской ба­зой и пер­вым мор­ским пор­том Рос­сии.

От­прав­лен­ный бо­яри­ном Тол­стым ко­фе пред­на­зна­чал­ся лич­но ца­рю, в те дни го­то­вив­ше­му­ся к ре­ша­ю­щей схват­ке с ко­ро­лем Шве­ции под Пол­та­вой. Ко­фе в Та­ган­рог той эпо­хи мог по­пасть лишь от ту­рец­ких куп­цов – Осман­ская им­пе­рия то­гда еще проч­но кон­тро­ли­ро­ва­ла под­сту­пы к Ара­вий­ско­му по­лу­ост­ро­ву и бы­ла ос­нов­ным по­став­щи­ком ко­фе в Ев­ро­пу, так что ца­рю на­вер­ня­ка до­стал­ся один из луч­ших в мире йе­мен­ских сор­тов…

Имен­но Петр Ве­ли­кий по пра­ву счи­та­ет­ся пер­вым за­ко­но­да­те­лем мо­ды на ко­фе в на­шей стране. Хо­тя этот на­пи­ток впер­вые по­пал в Рос­сию еще при его от­це. Впро­чем, то­гда ко­фе, как и чай, счи­тал­ся преж­де все­го ле­кар­ствен­ным сред­ством – один из ев­ро­пей­ских ле­ка­рей про­пи­сал ца­рю Алек­сею Ми­хай­ло­ви­чу пить ко­фе от «гла­во­бо­ле­ния». И толь­ко Петр I на­чал упо­треб­лять от­вар мо­ло­тых ко­фей­ных зе­рен для бод­ро­сти и удо­воль­ствия.

Ко­гда царь-ре­фор­ма­тор от­кры­вал в Пе­тер­бур­ге зна­ме­ни­тую Кунст­ка­ме­ру, то рас­по­ря­дил­ся так: «При­ка­зы­ваю не толь­ко вся­ко­го пус­кать сю­да да­ром, но ес­ли кто при­е­дет с ком­па ни­ею смот­реть ред­ко­сти, то уго­щать их на мой счет чаш­кою ко­фе ли­бо рюм­кою вод­ки…» На по­доб­ное уго­ще­ние еже­год­но из каз­ны от­пус­ка­лась зна­чи­тель­ная по тем вре­ме­нам сум­ма – 400 руб­лей. К со­жа­ле­нию, не со­хра­ни­лось ста­ти­сти­ки, сколь­ко пер­вых по­се­ти­те­лей пер­во­го рус­ско­го му­зея пред­по­чли ча­шеч­ку ко­фе, а сколь­ко – рюм­ку вод­ки…

Счи­та­ет­ся, что сам Петр I по­зна­ко­мил­ся с упо­треб­ле­ни­ем ко­фе в Гол­лан­дии, в до­ме Ни­ко­ла­а­са Вит­се­на, бур­го­мист­ра Ам­стер­да­ма. Ку­пец Вит­сен по­ми­мо про­че­го за­ни­мал­ся экс­пор­том ко­фе из пор­тов Ин­дий­ско­го оке­а­на, преж­де все­го из Мо­хи, йе­мен­ско­го пор­та, от име­ни ко­то­ро­го про­ис­хо­дит на­зва­ние од­но­го из са­мых зна­ме­ни­тых сор­тов ко­фе – «мок­ка». К то­му вре­ме­ни пред­при­им­чи­вые гол­ланд­цы и са­ми за­ве­ли пер­вые ко­фей­ные план­та­ции в сво­их ко­ло­ни­ях на Цей­лоне, Яве и Су­мат­ре. Не­уди­ви­тель­но, что по­чти весь по­сле­ду­ю­щий XVIII век боль­шая часть ко­фе по­па­да­ла в Рос­сию че­рез гол­ланд­ских куп­цов.

«Пой­ло, что шлет Ин­дия…»

По­сле Пет­ра упо­треб­ле­ние ко­фе проч­но уко­ре­ни­лось в сре­де рус­ской ари­сто­кра­тии. Про «пой­ло, что шлет Ин­дия», пи­сал Ан­тиох Кан­те­мир, один из пер­вых рус­ских са­ти­ри­ков XVIII сто­ле­тия: «Всем уж у нас из­вест­но, что тот овощ, сжа­рив, смо­лов мел­ко и сва­ря в во­де, вме­сто зав­тра­ка слу­жит, а при­хот­ли­вым и за­ба­вой по­сле обе­да. Луч­ший ко­фе при­хо­дит из Ара­вии, но и во всех Ин­ди­ях тот овощ оби­лен…»

Как ви­дим, уже три ве­ка на­зад в Рос­сии хо­ро­шо раз­ли­ча­ли сор­та ко­фе по ре­ги­о­нам – от ара­вий­ско­го до зе­рен из Бра­зи­лии, ко­то­рая то­гда счи­та­лась «Вест-Ин­ди­ей». Кста­ти, на за­па­де Ев­ро­пы от­но­ше­ние к ко­фе в те де­ся­ти­ле­тия бы­ло раз­ным – от по­валь­но­го увле­че­ния мод­ным на­пит­ком в Ита­лии, Фран­ции, Ав­стрии или Гол­лан­дии до по­пы­ток за­ко­но­да­тель­но­го за­пре­та в неко­то­рых гер­ман­ских кня­же­ствах.

В при­стра­стии к ко­фе от­ме­че­ны все, без ис­клю­че­ния, вен­це­нос­ные на­след­ни­ки Пет­ра I. Осо­бен­но этим от­ли­ча­лась Ека­те­ри­на II, неиз­мен­но на­чи­нав­шая ра­бо­чий день с чаш-

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.