Персона

Алек­сан­дер Керс­се­ман­керс, стар­ший ви­це-пре­зи­дент Volvo Cars, от­ве­ча­ю­щий за ре­ги­он EMEA (Ев­ро­па, Ближ­ний Во­сток и Аф­ри­ка)

Quattroruote - - Июль 2019 | Содержание -

Офи­ци­аль­ная долж­ность Алек­сан­де­ра Керс­се­ма­кер­са в Volvo — стар­ший ви­це-пре­зи­дент по EMEA & Global commercial operations. На са­мом де­ле сра­зу по несколь­ким при­чи­нам его мож­но счи­тать вто­рым че­ло­ве­ком по­сле гла­вы ком­па­нии Хо­ка­на Са­му­эльс­со­на. Во-пер­вых, ре­ги­он EMEA до сих пор важ­ней­ший для мар­ки — 340 000 про­даж при 642 000 об­щих в 2018 го­ду, а это ре­корд для брен­да. Во­вто­рых, по про­дол­жи­тель­но­сти ра­бо­ты в ру­ко­вод­стве с ним ма­ло кто срав­нит­ся. И, на­ко­нец, имен­но Керс­се­ма­керс раз­ра­бо­тал про­дук­то­вый план, ко­то­рый изменил имидж мар­ки.

Вы бы­ли сви­де­те­лем и сто­рон­ни­ком важ­ной транс­фор­ма­ции...

В 2010 го­ду, ко­гда Ford пе­ре­дал нас Geely, мы толь­ко-толь­ко за­пу­сти­ли XC60, в то вре­мя как XC90 уже на­чи­нал чув­ство­вать груз лет. Бы­ло по­нят­но, что по­ра от­ка­зать­ся от ста­рой ме­ха­ни­ки. В тот мо­мент мы при­ня­ли стра­те­ги­че­ски важ­ные ре­ше­ния: от­каз от ше­стии пя­ти­ци­лин­дро­вых мо­то­ров; дви­же­ние в сто­ро­ну элек­три­фи­ка­ции; раз­ра­бот­ка «с ну­ля» плат­форм и мо­то­ров, что­бы пол­но­стью об­но­вить мо­дель­ный ряд в пе­ри­од с 2015 по 2018 год; стро­и­тель­ство за­во­да в Ки­тае. В об­щем, пол­но­стью пе­ре­трях­ну­ли ком­па­нию. Обыч­но та­кие ре­ше­ния при­во­дят к про­бле­мам. Но дру­го­го вы­бо­ра не бы­ло. При этом мы вы­пол­ни­ли все обе­ща­ния, что, по-мо­е­му, вес­кий по­вод для гор­до­сти.

Как вы оце­ни­ва­е­те ме­недж­мент Ford?

Мне не в чем упрек­нуть аме­ри­кан­цев. В те вре­ме­на они са­ми бо­ро­лись за вы­жи­ва­ние. Я це­ню, что они не ста­ли пе­ре­да­вать Volvo ин­ве­сти­ци­он­но­му фон­ду, а до­го­во­ри­лись с ав­то­про­из­во­ди­те­лем, во гла­ве ко­то­ро­го та­кой ви­зи­о­нер, как Ли Шу­фу, предо­ста­вив­ший нам ши­ро­кую сво­бо­ду дей­ствий. Но не все бы­ло глад­ко. До сих пор пом­ню ужа­са­ю­щую ре­ак­цию на на­ше за­яв­ле­ние о на­ме­ре­нии от­ка­зать­ся от ико­ны Volvo — пя­ти­ци­лин­дро­во­го дви­га­те­ля. Страш­но пред­ста­вить, что про­изо­шло бы, ес­ли бы но­вый че­ты­рех­ци­лин­дро­вый мо­тор ока­зал­ся не на уровне вто­ро­го по­ко­ле­ния XC90...

Ожи­да­ли та­кой даль­но­вид­но­сти со сто­ро­ны Geely?

В то вре­мя аб­со­лют­но все про­яв­ля­ли скеп­сис: мол, ки­тай­цы раз­ру­шат ис­то­ри­че­ский швед­ский бренд. Схо­жие ком­мен­та­рии со­про­вож­да­ли пе­ре­ход Jaguar Land Rover под кры­ло Tata. Ли Шу­фу, как и Ра­тан Та­та, до­ста­точ­но мудр и при­знал: у Volvo огром­ный опыт, и мож­но про­сто поз­во­лить нам де­лать то, что мы уме­ем де­лать хо­ро­шо. Да­же сей­час, ко­гда Geely про­из­во­дит око­ло 2 млн ав­то­мо­би­лей, мы со­труд­ни­ча­ем в очень ин­те­рес­ных и важ­ных про­ек­тах, как на­при­мер, Lynk&co. Но и в нем у нас нет жест­ких ра­мок. Мы неза­ви­си­мая ком­па­ния, вер­ная сво­им тра­ди­ци­ям. Дай­те нам па­ру лет, и са­ми все уви­ди­те.

Как ду­ма­е­те, по­доб­ная ис­то­рия воз­мож­на с ка­ким-ни­будь дру­гим пред­при­ни­ма­те­лем из Ки­тая?

Труд­но ска­зать. У Ли Шу­фу есть свой взгляд на ве­щи. Он со­би­ра­ет порт­фо­лио брен­дов, смот­рит впе­ред, его ин­те­ре­сы про­сти­ра­ют­ся от Lotus и smart до ле­та­ю­щих так­си. Его цель яв­но не в том, что­бы за­ра­бо­тать деньги быст­ро. За его ре­ше­ни­я­ми сто­ит дол­го­сроч­ное ви­де­ние. И с Volvo он был очень тер­пе­лив. Нам да­ли вре­мя, что­бы пе­ре­за­пу­стить­ся с чи­сто­го ли­ста. А ведь для ра­ди­каль­ной транс­фор­ма­ции брен­да нуж­но ми­ни­мум два по­ко­ле­ния про­дук­та.

На­учи­лись ли вы че­му-то у ки­тай­цев?

До 2010 го­да, пре­жде чем при­ни­мать лю­бое ре­ше­ние, Volvo все­гда по несколь­ко раз пе­ре­про­счи­ты­ва­ла каж­дый шаг. Это за­ни­ма­ло столь­ко вре­ме­ни, что нас, бы­ва­ло, опе­ре­жа­ли кон­ку­рен­ты. И мы упус­ка­ли мно­го воз­мож­но­стей... Ки­тай­цы, на­обо­рот, все де­ла­ют быст­ро. За­вод в Ки­тае? Мы счи­та­ем и пе­ре­счи­ты­ва­ем. Они го­во­рят: да­вай­те стро­ить. От Geely мы по­лу­чи­ли фан­та­сти­че­ские уро­ки пред­при­ни­ма­тель­ства, сме­ло­сти в при­ня­тии ре­ше­ний, спо­соб­но­сти быст­ро дей­ство­вать. Они убе­ди­ли нас от­ка­зать­ся от на­шей ти­пич­ной скан­ди­нав­ской скром­но­сти и при­нять бо­лее ор­га­нич­ный ки­тай­ско­му рын­ку под­ход, под­ра­зу­ме­ва­ю­щий, что ав­то­мо­биль до сих пор — по­ка­за­тель ста­ту­са.

По­вре­дил ли вам в ка­кой-ли­бо ме­ре кон­троль со сто­ро­ны Geely?

Ни­сколь­ко. Да­же в США, где Ки­тай не поль­зу­ет­ся осо­бой лю­бо­вью. В 2015-м, ко­гда я ра­бо­тал в Шта­тах (на по­сту гла­вы Volvo Cars of North

America. — Прим. ред), мы ре­ши­ли им­пор­ти­ро­вать S60, по­стро­ен­ные на за­во­де в Чэн­ду. Эти ма­ши­ны про­стор­нее бла­го­да­ря длин­ной ба­зе, так что боль­ше под­хо­дят аме­ри­кан­ско­му рын­ку. Но мы опа­са­лись, что пуб­ли­ка нега­тив­но вос­при­мет мо­дель, про­из­ве­ден­ную в Ки­тае. И по­то­му вы­ра­зи­ли ди­ле­рам го­тов

ность по­лу­чить ма­ши­ны об­рат­но, ес­ли се­да­ны по­ка­жут­ся по­ку­па­те­лям неубе­ди­тель­ны­ми. Ни­кто так не сде­лал.

Ав­то­мо­биль­ный мир пе­ре­жи­ва­ет эпо­халь­ные из­ме­не­ния. Что вас вол­ну­ет боль­ше все­го?

Сей­час за­да­ча — по­став­лять на рын­ки то, что хо­тят по­ку­па­те­ли. Ме­ня не тре­во­жит, как сце­на­рии но­вой мо­биль­но­сти по­вли­я­ют на объ­е­мы про­из­вод­ства и уро­вень за­ня­то­сти. Есть еще мно­го об­ла­стей, где мы мо­жем вы­рас­ти. И нель­зя огра­ни­чи­вать­ся про­из­вод­ством ав­то­мо­би­лей. Необ­хо­ди­мо пред­ла­гать бо­лее ши­ро­кие ре­ше­ния, брать на се­бя пол­ную от­вет­ствен­ность за продукт. Имен­но по­это­му ав­то­про­из­во­ди­те­лям ну­жен пря­мой и ко­рот­кий кон­такт с кли­ен­та­ми. Ис­чез­нут ли в этой свя­зи ди­ле­ры? Со­всем нет, но их роль транс­фор­ми­ру­ет­ся. И на­ша за­да­ча сов­мест­но с ни­ми взять под кон­троль все про­цес­сы ком­му­ни­ка­ции с кли­ен­та­ми, ина­че эту сфе­ру за­хва­тят ком­па­нии из со­всем дру­го­го сек­то­ра.

АЛЕК­САН­ДЕР ПО ПРО­ЗВИ­ЩУ ЛЕКС У ро­див­ше­го­ся в Ни­дер­лан­дах в 1960 го­ду Керс­се­ма­кер­са трид­ца­ти­лет­ний опыт ра­бо­ты в ав­то­мо­биль­ном сек­то­ре, и по­чти вся ка­рье­ра свя­за­на с Volvo (точ­нее — с 1984-го). Он от­ста­и­вал ин­те­ре­сы швед­ской мар­ки по все­му ми­ру, а крес­ло в выс­шем ру­ко­вод­стве по­лу­чил 16 лет на­зад. С 2017-го — стар­ший ви­це-пре­зи­дент по EMEA & Global commercial operations.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.