Пер­вое ин­тер­вью СЕО Аль­фа-Бан­ка Вла­ди­ми­ра Вер­хо­шин­ско­го в но­вой долж­но­сти

RBC Magazine - - СОДЕРЖАНИЕ - БЕ­СЕ­ДО­ВАЛ Ва­ле­рий Игу­ме­нов

Вла­ди­мир Вер­хо­шин­ский, ра­нее воз­глав­ляв­ший роз­нич­ный биз­нес ВТБ, в ав­гу­сте был на­зна­чен глав­ным управ­ля­ю­щим директором (CEO) Аль­фа-Бан­ка, круп­ней­ше­го частного бан­ка стра­ны. «Пе­ред на­ми сто­ят ам­би­ци­оз­ные за­да­чи — удво­ить до­лю рын­ка и вновь стать неоспо­ри­мым тех­но­ло­ги­че­ским ли­де­ром», — эта его ци­та­та бы­ла при­ве­де­на в пресс-ре­ли­зе о на­зна­че­нии. В сво­ем пер­вом ин­тер­вью в но­вой долж­но­сти Вер­хо­шин­ский рас­ска­зал жур­на­лу РБК, как имен­но Аль­фа-Банк бу­дет вы­пол­нять эти за­да­чи.

«Раз­мер — один из фак­то­ров успе­ха»

— В по­след­нее вре­мя мно­го раз­го­во­ров, что Аль­фа-Банк мо­жет быть про­дан, в том чис­ле круп­но­му гос­бан­ку, на­при­мер ВТБ. Это свя­за­но еще и с ло­ги­кой биз­не­са ва­ших ак­ци­о­не­ров, ко­то­рые про­да­ва­ли рос­сий­ские ак­ти­вы.

— Это слух, ко­то­рый ак­ти­ви­зи­ро­вал­ся на сле­ду­ю­щий день по­сле ин­фор­ма­ции, что я пе­ре­хо­жу в Аль­фа-Банк. Слу­хи о про­да­же Аль­фа-Бан­ка ВТБ или ко­му-то другому не име­ют ни­че­го общего с ре­аль­но­стью. По­зи­ция ак­ци­о­не­ров в том, что лю­бой ак­тив все­гда дол­жен быть в та­ком со­сто­я­нии, что­бы он мог быть про­дан. Но сей­час нет ни­ка­ких пла­нов, я за­яв­ляю это от­вет­ствен­но.

— С обы­ва­тель­ской точ­ки зре­ния го­су­дар­ствен­ные банки вы­гля­дят сей­час бо­лее на­деж­ны­ми, чем частные. — На­деж­ность, успех, эф­фек­тив­ность, и ряд фи­нан­со­вых по­ка­за­те­лей в бан­ков­ском биз­не­се за­ви­сят в зна­чи­тель­ной сте­пе­ни от раз­ме­ра кре­дит­ной ор­га­ни­за­ции. Для ме­ня это не во­прос го­су­дар­ствен­ных или него­су­дар­ствен­ных банков, для ме­ня это во­прос круп­ных банков и не круп­ных. Аль­фа-Банк вхо­дит в пя­тер­ку крупн йших банков стра­ны. Я ду­маю об удво­е­нии биз­не­са как о драй­ве­ре не толь­ко аб­со­лют­но­го объ­е­ма при­бы­ли, до­ход­но­сти, но и как о драй­ве­ре улуч­ше­ния на­шей внут­рен­ней эф­фек­тив­но­сти.

— Вы сей­час в топ-5 банков, но ведь ни­ко­гда не бу­де­те в топ-3?

— Это со­вер­шен­но не ис­клю­че­но. По­че­му нет?

— Слиш­ком боль­шой от­рыв ли­де­ров от всех осталь­ных.

— Не та­кой боль­шой. У нас как устро­ен ры­нок: меж­ду пер­вым, вто­рым и тре­тьим бан­ка­ми дву­крат­ный раз­рыв, а вот чет­вер­тый, пя­тый, ше­стой не в та­ком уж боль­шом от­ры­ве идут, где-то 20%, где-то 10% гэп. По­это­му для Аль­фа-Бан­ка из пя­то­го стать чет­вер­тым, из чет­вер­то­го — тре­тьим, это вполне ре­аль­но. Дру­гое де­ло, что мы не хо­тим быть боль­ши­ми про­сто ра­ди то­го, что­бы быть боль­ши­ми. Мы хо­тим за­ни­мать­ся толь­ко те­ми сег­мен­та­ми, регионами или тех­но­ло­ги­я­ми, ко­то­рые счи­та­ем при­вле­ка­тель­ны­ми. Ес­ли, удво­ив биз­не­сы в при­вле­ка­тель­ных для нас сфе­рах, мы ста­нем тре­тьим бан­ком — пре­крас­но. Ес­ли не ста­нем, это не яв­ля­ет­ся ни­ка­кой са­мо­це­лью, ни­ка­ким го­рем.

— В пресс-ре­ли­зе о ва­шем на­зна­че­нии вы за­яви­ли, что од­на из глав­ных за­дач для вас — удво­е­ние до­ли рын­ка. Как, за счет че­го или ко­го?

— Для нас кон­ку­рен­ция де­лит­ся на три со­став­ля­ю­щие: с бо­лее круп­ны­ми бан­ка­ми, с ме­нее круп­ны­ми и с циф­ро­вы­ми иг­ро­ка­ми. И так­ти­ка конкуренции с ни­ми раз­ная. С круп­ны­ми бан­ка­ми мы кон­ку­ри­ру­ем гиб­ко­стью, скоростью. И в роз­ни­це, и в сред­нем биз­не­се, и в CIB. У них на­до за­би­рать их недо­воль­ных кли­ен­тов, ко­то­рые од­но­вре­мен­но бу­дут и са­мы­ми тре­бо­ва­тель­ны­ми, и са­мы­ми фи­нан­со­во при­вле­ка­тель­ны­ми. Ес­ли мы у круп­но­го бан­ка за­бе­рем, ска­жем, 1–2% его биз­не­са, то для нас это эк­ви­ва­лент­но уве­ли­че­нию биз­не­са на 10–20%. Что до мел­ких банков, то их мы по­беж­да­ем раз­ме­ром, опять же. Они не мо­гут дать пол­но­го про­дук­то­во­го сер­ви­са и ка­че­ства об­слу­жи­ва­ния, ко­то­рые да­ем мы. На­ша на­деж­ность са­ма при­во­дит к нам кли­ен­тов из ма­лень­ких банков. В Рос­сии сей­час, по-мо­е­му, око­ло 500 банков, а в ка­кой-то мо­мент их бы­ло по­ряд­ка 1000. На мой взгляд, для эко­но­ми­ки на­ше­го раз­ме­ра до­ста­точ­но не бо­лее 100–200 банков.

А вот с циф­ро­вы­ми бан­ка­ми кон­ку­рен­ция са­мая пря­мая. И с ни­ми на­до кон­ку­ри­ро­вать циф­ро­вы­ми ин­стру­мен­та­ми, со­вре­мен­ны­ми ме­то­ди­ка­ми раз­ви­тия биз­не­са, тем, что се­го­дня уже яв­ля­ет­ся при­выч­ной нор­мой на рын­ке и у кли­ен­тов.

«На­ша цель — 8–10% рын­ка, и мы мо­жем вы­брать сег­мент, где хо­тим ра­бо­тать»

— Мно­го об­суж­да­ет­ся, что банки как та­ко­вые во­об­ще бу­дут не нуж­ны, все уй­дет в фин­тех-ком­па­нии, ес­ли не зав­тра, то в обо­зри­мом бу­ду­щем.

— Я об этом ду­маю в крат­ко­сроч­ной, сред­не­сроч­ной и дол­го­сроч­ной пер­спек­ти­вах. Крат­ко­сроч­ная пер­спек­ти­ва на па­ру лет впе­ред со­вер­шен­но точ­но по­нят­на, по край­ней ме­ре про­фес­си­о­на­лам бан­ков­ско­го де­ла: это всем из­вест­ные уже кон­цеп­ции кли­ент­ско­го пу­ти, ди­зайн-мыш­ле­ния, гиб­кой раз­ра­бот­ки, боль­ших дан­ных, это пе­ре­вод опе­ра­ций в циф­ро­вые ка­на­лы и ак­ти­ви­за­ция кли­ен­тов, фо­кус на ка­че­стве об­слу­жи­ва­ния и так да­лее.

Ес­ли брать дол­го­сроч­ную пер­спек­ти­ву, че­рез 20 или 30 лет, мно­гие фу­ту­ри­сты пи­шут, что банков не бу­дет, лю­ди са­ми бу­дут друг дру­га кре­ди­то­вать, об­слу­жи­вать и т.д. В луч­шем слу­чае банки со­хра­нят­ся в силу ре­гу­ля­тор­ных ба­рье­ров. И, на­вер­ное, фу­ту­ри­сты ока­жут­ся бо­лее или ме­нее пра­вы. Ес­ли вам кто-то ска­жет, что зна­ет, как бу­дет вы­гля­деть банк и мир че­рез 20 лет, — сме­ло верь­те ему. А вот ес­ли ска­жет, что зна­ет, как бу­дет вы­гля­деть банк че­рез пять лет — это, мяг­ко го­во­ря, пре­уве­ли­че­ние. Сред­не­сроч­ная пер­спек­ти­ва, трех-пя­ти лет — са­мая слож­ная. В об­щем-то, это го­ри­зонт нор­маль­ной стра­те­гии. Это и есть во­прос, над ко­то­рым в бли­жай­шее вре­мя вся на­ша ко­ман­да долж­на бу­дет ду­мать.

Но од­но уже яс­но од­но­знач­но — Аль­фаБанк ста­нет еще бо­лее циф­ро­вым. Хо­тя при этом че­ло­ве­че­ский кон­такт ни­ку­да не де­нет­ся, про­сто он ста­нет дру­гим: до­ро­же, важ­нее, ре­же для из­би­ра­тель­ных кли­ен­тов. Я ду­маю, и бан­ков­ские от­де­ле­ния оста­нут­ся, про­сто бу­дет най­ден дру­гой фор­мат. Ес­ли по­смот­реть на Apple: они точ­но мо­гут все про­да­вать он­лайн. Вы ви­де­ли, как вы­гля­дит Apple Store в Аме­ри­ке? Двор­цы из хру­ста­ля и бе­то­на, с боль­ши­ми пло­ща­дя­ми, с мо­ло­ды­ми мод­но оде­ты­ми про­дав­ца­ми. По­че­му-то они не закрывают эти ма­га­зи­ны, а от­кры­ва­ют и раз­ви­ва­ют.

— Но те же «Тинь­кофф» и Ро­кет­банк при­учи­ли лю­дей к то­му, что за кар­точ­кой не на­до ни­ку­да ехать, ее при­ве­зут, и лю­дям нра­вит­ся, это удобно.

— Это не во­прос или-или. Я счи­таю на­ли­чие фи­зи­че­ской се­ти боль­шим кон- ку­рент­ным пре­иму­ще­ством, толь­ко се­ти класс­ной, про­дви­ну­той и эф­фек­тив­ной. Пол­но­стью циф­ро­вые банки в сво­ем ро­сте упрут­ся в от­сут­ствие этой се­ти. Для нас не сто­ит во­прос — быть се­те­вым или циф­ро­вым бан­ком — мы долж­ны встре­тить, об­слу­жить кли­ен­та там, где ему удобно. И луч­ший кли­ент­ский сер­вис — это пре­сло­ву­тая ом­ни­ка­наль­ная модель, ко­гда неза­ви­си­мо от то­го, где ты по­лу­ча­ешь услу­гу — в офи­се, кол­цен­тре, мо­биль­ном или ин­тер­нет-бан­ке, в бан­ко­ма­те или на сай­те, — удоб­ство и комфорт не те­ря­ют­ся.

— По ко­ли­че­ству отделений вы ведь все рав­но не по­бе­ди­те, на­при­мер, Сбер­банк или Поч­та Банк. По­лу­ча­ет­ся, что вы не хо­ти­те ни от че­го от­ка­зы­вать­ся, но это тот же путь, по ко­то­ро­му Аль­фа-Банк шел до сих пор.

— Те, кто хо­чет или вы­нуж­ден ра­бо­тать с мас­со­вым сег­мен­том, долж­ны за­хо­дить на мно­го­чис­лен­ную ауди­то­рию. Чем вы­ше сег­мент, тем мень­ше то­чек кон­так­та нуж­но, тем боль­ше це­нен каж­дый кли­ент, и тем боль­ше банк за­ра­ба­ты­ва­ет. «Аль­фа» тра­ди­ци­он­но спе­ци­а­ли­зи­ро­вал­ся на со­сто­я­тель­ном и верх­не­мас­со­вом сег­мен­тах.

Ес­ли го­во­рить о на­шей за­да­че удво­е­ния биз­не­са, до­сти­же­ния до­ли рын­ка 8–10% по раз­ным по­ка­за­те­лям, то это все еще та­кой объ­ем биз­не­са, где мы мо­жем за­ни­мать­ся чер­ри пи­кин­гом [от ан­гл. cherry picking, бук­валь­но «сбор ви­ше­нок», или «сня­тие сли­вок». — РБК]. Ес­ли бы мы име­ли 30–40% рын­ка, это бы­ло бы, как за­гре­бать бред­нем, — вы­та­щил и круп­ную ры­бу, и мел­кую, и сор­ную, и по­ро­ди­стую. На­ша цель — 8–10%, и мы по­это­му мо­жем вы­би­рать сег­мент, с ко­то­рым хо­тим ра­бо­тать. В ос­нов­ном это крупные го­ро­да (мы не пой­дем в ма­лые на­се­лен­ные пунк­ты) и это про­дви­ну­тое на­се­ле­ние, это верх­не­мас­со­вый сег­мент, сред­ний класс и вы­ше. Для ра­бо­ты с этим сег­мен­том нуж­на сеть, но не ко­лос­саль­но боль­шая, и необ­хо­ди­мы пе­ре­до­вые циф­ро­вые ди­стан­ци­он­ные ка­на­лы и сер­ви­сы.

Фи­зи­че­ское при­сут­ствие, че­ло­ве­че­ский кон­такт в те­че­ние сле­ду­ю­щих трех-пя­ти лет ни­ку­да не де­нут­ся, про­сто фор­мат из­ме­нит­ся. Тут я не ска­жу ни­че­го но­во­го — ру­тин­ные опе­ра­ции долж­ны стать как мож­но бо­лее неза­мет­ны­ми. Слож­ные опе­ра­ции, на ко­то­рых за­ра­ба­ты­ва­ет банк, и опе­ра­ции, ко­то­рые тре­бу­ют бо­лее де­таль­но­го изу­че­ния кли­ен­том, долж­ны быть с уча­сти­ем че­ло­ве­ка. За всем этим бу­дут сто­ять циф­ро­вые из­ме­не­ния, ко­то­рые под­ра­зу­ме­ва­ют не толь­ко тех­но­ло­ги­че­скую, но и опе­ра­ци- он­ную, ор­га­ни­за­ци­он­ную и куль­тур­ную транс­фор­ма­цию.

— По­чти год на­зад по­яви­лись пер­вые со­об­ще­ния о том, что Аль­фа-Банк по сво­ей ли­цен­зии за­пу­стит от­дель­ный циф­ро­вой банк. Что-то сдви­ну­лось в этом смыс­ле?

— Аль­фа-Банк уже дав­но циф­ро­вой банк, и с каж­дым го­дом в сво­ей циф­ро­ви­за­ции бу­дет про­грес­си­ро­вать. Мы во­шли в та­кой пе­ри­од, ко­гда раз­ви­тие тех­но­ло­гий шаг­ну­ло на прин­ци­пи­аль­но но­вый уро­вень, и мы обя­за­ны на­чать по-другому ра­бо­тать. Ес­ли го­во­рить про циф­ро­вой банк как суб­бренд на ли­цен­зии Аль­фаБан­ка, ли­бо до­чер­ний банк с от­дель­ной ли­цен­зи­ей и с са­мо­сто­я­тель­ным брен­дом — та­кие об­суж­де­ния идут. В рам­ках раз­ра­бот­ки но­вой стра­те­гии мы на этот во­прос долж­ны бу­дем от­ве­тить вме­сте с со­ве­том ди­рек­то­ров.

— Ко­гда имен­но?

— Тут я бо­юсь ка­кие-то кон­крет­ные сро­ки на­зы­вать. Но пред­ста­вить со­ве­ту ди­рек­то­ров но­вую стра­те­гию в це­лом мы пла­ни­ру­ем в мае.

«Есть хайп, а есть ре­аль­ные биз­нес-угро­зы»

— У бан­ка бы­ло под­раз­де­ле­ние «Аль­фа Лаб», ко­то­рое за­ни­ма­лось раз­ны­ми пе­ре­до­вы­ми ве­ща­ми, по­том его закрыли, а со­труд­ни­ков рас­пре­де­ли­ли внут­ри бан­ка. Вы не со­би­ра­е­тесь вновь открыть его или что-то по­доб­ное?

— Ре­ше­ния об от­кры­тии «Аль­фа Лаб» и о по­сле­ду­ю­щей ин­те­гра­ции «Аль­фа Лаб» внутрь бан­ка бы­ли при­ня­ты несколь­ко лет на­зад, в том со­сто­я­нии и кон­тек­сте рын­ка. Мое лич­ное мне­ние — по­ни­ма­ние digital, уме­ние ра­бо­тать с digital ста­но­вит­ся не от­дель­ным на­вы­ком, ко­то­рый при­но­сят внеш­ние или внут­рен­ние кон­суль­тан­ты. Это сей­час ква­ли­фи­ка­ци­он­ный ми­ни­мум для со­труд­ни­ков от ма­ла до ве­ли­ка, ну как ми­ни­мум от мидл- до топ-ме­недж­мен­та. Циф­ро­вые ка­на­лы не долж­ны быть от­дель­но от биз­не­са, они долж­ны быть ча­стью ре­гу­ляр­но­го биз­не­са.

В Аль­фа-Бан­ке уже мно­го плат­фор­мен­ных, тех­но­ло­ги­че­ских, биз­не­со­вых ре­ше­ний из эры digital, ко­то­рые опе­ре­жа­ют конкурентов. На­ша АБС да­ет воз­мож­ность пе­ре­за­креп­лять кар­ты, ва­лю­ты, осу­ществ­лять рас­че­ты он­лайн — что до сих пор мно­гие пы­та­ют­ся и не мо­гут по­вто­рить. Кли­ент­ские ме­не­дже­ры еже­днев­но по­лу­ча­ют кон­суль­та­ции от

чат-бо­тов, ко­то­рые по­ни­ма­ют во­про­сы, сфор­му­ли­ро­ван­ные жи­вым, нефор­маль­ным язы­ком. Уже ав­то­ма­ти­зи­ро­ван еди­ный P&L кли­ен­та в кор­по­ра­тив­ном биз­не­се. Элек­трон­ная циф­ро­вая под­пись, ор­га­ни­за­ци­он­но-юри­ди­че­ская ос­но­ва ко­то­рой по­ка не до­ступ­на круп­ным бан­кам, в «Аль­фе» уже го­то­ва к внед­ре­нию во всех ка­на­лах — от мобильного бан­ка до отделений, бе­ри и де­лай.

— На ваш взгляд, ка­кие стра­ны или кон­крет­ные банки про­дви­ну­лись в digital даль­ше всех?

— Во­об­ще Рос­сия в ча­сти фи­нан­со­во­го, бан­ков­ско­го рын­ка, на мой взгляд, на­хо­дит­ся на острие но­жа. В ми­ре ма­ло при­ме­ров, что­бы це­лая стра­на и це­лый ры­нок был для нас ори­ен­ти­ром, ес­ли есть ка­кие-то луч­шие прак­ти­ки, то это то­чеч­ные ис­то­рии. Рос­сий­ский бан­ков­ский биз­нес один из са­мых про­дви­ну­тых: и тех­но­ло­ги­че­ски, и с точ­ки зре­ния циф­ро­вой без­опас­но­сти. США, мне ка­жет­ся, от­ста­ют от нас на 20 лет, Ев­ро­па — ми­ни­мум на 10, осо­бен­но За­пад­ная. Рос­сия, Азия и ка­кие-то бо­лее пред­при­им­чи­вые стра­ны Во­сточ­ной Ев­ро­пы мо­гут быть драй­ве­ра­ми пе­ре­хо­да от наличных и че­ков на кар­точ­ки, с кар­то­чек к бес­кон­так­ту и к те­ле­фон­ным пла­те­жам, и в це­лом внед­ре­ния со­вре­мен­ных тех­но­ло­гий.

— Ки­тай, на­вер­ное, все же опе­ре­жа­ет нас в этом смыс­ле.

— Там ско­рее не банки, а бан­ков­ские струк­ту­ры и фи­нан­со­вые сер­ви­сы, но к это­му долж­на быть со­от­вет­ству­ю­щая ре­гу­ля­тор­ная сре­да, у нас все-та­ки она дру­гая. Но ес­ли воз­вра­щать­ся к те­ме про­дви­ну­то­сти рын­ка в це­лом, у нас ре­гу­ля­тор со­зда­ет еди­ную био­мет­ри­че­скую си­сте­му, так на­зы­ва­е­мую ЕБС. Со­глас­но за­ко­но­да­тель­ным ини­ци­а­ти­вам, она долж­на за­ра­бо­тать до кон­ца сле­ду­ю­ще­го го­да во всех бан­ках. Мы па­рал­лель­но с этим раз­ви­ва­ем и бу­дем даль­ше раз­ви­вать у се­бя внут­ри все, что свя­за­но с био­мет­ри­че­ской иден­ти­фи­ка­ци­ей, аутен­ти­фи­ка­ци­ей.

— В про­шлом но­ме­ре у нас был ма­те­ри­ал о ком­па­нии «Связ­ной», боль­шая часть вы­руч­ки ко­то­рой уже сей­час при­хо­дит­ся на фи­нан­со­вые услу­ги, в том чис­ле в ча­сти бан­ков­ских карт, стра­хо­вок и так да­лее. Вы не бо­и­тесь, что мел­кие кон­ку­рен­ты с по­мо­щью по­сред­ни­ков вос­пол­нят нехват­ку отделений и бу­дут тес­нить вас?

— Мы то­же работаем с се­те­вы­ми парт­не­ра­ми, это бо­га­тая идея — со «Связ­ным» де­ла­ем про­ект, по ко­то­ро­му сеть «Связ­но­го» яв­ля­ет­ся по­след­ней ми­лей в вы­да­че на­ших карт. Это один из при­ме­ров парт­нерств, за ко­то­ры­ми часть бу­ду­ще­го. Банки — это та­кой по­зво­ноч­ник, а даль­ше парт­не­ры ло­ги­сти­че­ские, парт­не­ры «лайф­стайл», с фи­зи­че­ской се­тью или с циф­ро­вы­ми ба­за­ми дан­ных встра­и­ва­ют­ся в эту сре­ду во­круг банков. Я ду­маю, что у круп­ных банков вро­де Аль­фа-Бан­ка есть пре­иму­ще­ство в ра­бо­те с эти­ми парт­не­ра­ми, и на­обо­рот — для партнеров в ра­бо­те с Аль­фа-Бан­ком си­нер­гии го­раз­до боль­ше, чем в ра­бо­те с мел­ки­ми иг­ро­ка­ми.

Есть хайп, а есть ре­аль­ный биз­нес и ре­аль­ные биз­нес-угро­зы. Лет пять-семь на­зад ма­ло кто ду­мал, что та­кое кли­ент­ский путь, гиб­кая про­дук­то­вая раз­ра­бот­ка, мо­биль­ный банк, ин­тер­нет-банк. И по­явил­ся «Тинь­кофф», по­яви­лись «Точ­ка», «Ро­кет», «Мо­дуль», Tocuh Bank — несколь­ко циф­ро­вых иг­ро­ков, ко­то­рые взя­ли и сде­ла­ли это, как по­ло­же­но. Это ста­ло до­ста­точ­но важ­ным кон­ку­рент­ным пре­иму­ще­ством в их ро­сте. И это был не толь­ко хайп, бы­ла и сущ­ность, оче­вид­ное от­ли­чие в том, как ор­га­ни­зо­ва­ны про­цес­сы: бы­ст­рее, удоб­нее, гиб­че.

Сей­час крупные иг­ро­ки отыг­ра­ли это от­ста­ва­ние, уже и го­су­дар­ствен­ные банки вполне хо­ро­шо се­бе пред­став­ля­ют, что та­кое UX/UI и строят кли­ент­ский опыт не ху­же циф­ро­вых банков. Для ме­нее круп­ных циф­ро­вых банков про­счи­тать, что бу­дет че­рез три-пять лет так же слож­но, как и для круп­ных банков. У ме­ня нет ощу­ще­ния, что кто-то на­щу­пал идею, ко­то­рая вы­ве­дет в од­но­знач­ные тех­но­ло­ги­че­ские лидеры че­рез пять лет.

— Ну, ска­жем, Revolut — это для вас боль­ше хайп или ре­аль­но важ­ный про­ект?

— Мне не нра­вит­ся ни хва­лить, ни ру­гать кол­лег по це­ху. Ска­жу так — каж­дый кон­крет­ный фин­тех-стар­тап, бан­ков­ская или око­ло­бан­ков­ская циф­ро­вая ком­па­ния — это, ско­рее, хайп. А всё фин­тех-со­об­ще­ство вме­сте — это со­вер­шен­но точ­но тренд. Это то, с чем нам на­до учить­ся ра­бо­тать. Со­труд­ни­че­ство не с каждой кон­крет­ной фин­тех-организацией, а с фин­тех­сре­дой, ко­неч­но, про­пу­стить нель­зя. Из со­тен, ты­сяч та­ких мел­ких ком­па­ний бу­дут еди­ни­цы, ко­то­рые в пя­ти­лет­ней пер­спек­ти­ве точ­но силь­но из­ме­нят по­ни­ма­ние, что та­кое банк.

— В этом смыс­ле к вам все­гда был во­прос: по­че­му Аль­фа-Банк не сде­ла­ет свой вен­чур­ный фонд и сам не нач­нет вкла­ды­вать в пер­спек­тив­ные стартапы? — Он уже есть. Недав­но был со­здан спе­ци­а­ли­зи­ро­ван­ный фонд Corviglia Capital Fund, где «Аль­фа» вы­сту­па­ет якор­ным ин­ве­сто­ром с до­ста­точ­но су­ще­ствен­ным га­ран­ти­ро­ван­ным ка­пи­та­лом. За­да­ча это­го фон­да, с од­ной сто­ро­ны — воз­врат на ин­ве­сти­ции, с дру­гой — по­иск идей, про­дук­тов, про­ек­тов, ком­па­ний, ко­то­рые мо­гут быть по­лез­ны для бан­ка и ко­то­рые нам невы­год­но раз­ра­ба­ты­вать внут­ри.

— А ка­кой объ­ем ин­ве­сти­ций?

— Объ­ем не хо­тел бы озву­чи­вать, но это зна­чи­мая циф­ра и пя­ти­лет­ний го­ри­зонт ин­ве­сти­ций. По­сто­ян­ные ин­но­ва­ции и ак­тив­ные вен­чур­ные ин­ве­сти­ции для нас — осо­знан­ная необ­хо­ди­мость, но они долж­ны ра­бо­тать на при­быль в дол­го­сроч­ной пер­спек­ти­ве. Мы ком­мер­че­ский банк во всех смыс­лах и не раз­бра­сы­ва­ем­ся день­га­ми на волне хай­па, мы вкла­ды­ва­ем в на­ше бу­ду­щее.

2,74

трлн руб. раз­мер чи­стых ак­ти­вов бан­ка (5-е ме­сто в Рос­сии)

В 2005 го­ду банк мо­биль­ное пер­вым приложение в Рос­сии за­пу­стил

6

млрд внут­рен­них про­во­док в год (до 20 тыс. в се­кун­ду) про­во­дит банк

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.