Боль­шая меч­та Смо­жет ли Mundfish сде­лать иг­ру Atomic Heart гло­баль­ной фран­ши­зой

В мае 2018-го Twitter взо­рвал­ся пе­ре­по­ста­ми трей­ле­ра иг­ры Atomic Heart про­из­вод­ства рос­сий­ской сту­дии Mundfish. «Про­да­но!», «Аб­со­лют­но ди­кая шту­ка», «Так долж­ны се­год­ня вы­гля­деть иг­ры», — трей­лер по­нра­вил­ся и поль­зо­ва­те­лям, и за­пад­ным иг­ро­вым СМИ. Поз­же к

RBC Magazine - - ТЕМА НОМЕРА - ТЕКСТ Ан­на Ле­вин­ская, Па­вел Ка­ра­сев

В трей­ле­ре — аль­тер­на­тив­ная исто­рия СССР: 1930-е го­ды, стра­на пе­ре­жи­ва­ет тех­ни­че­скую ре­во­лю­цию, ко­то­рая со­про­вож­да­ет­ся по­валь­ной ро­бо­ти­за­ци­ей. Всю­ду со­вет­ская эс­те­ти­ка: пла­ка­ты вро­де «Мир­ный атом — серд­це ро­бо­та!», ков­ры-до­рож­ки, чай­ный сер­виз в го­ро­шек, саунд­тре­ком идет тан­го «Утом­лен­ное солн­це», и на сло­вах «рас­ста­ем­ся, я не ста­ну злить­ся, ви­но­ва­ты в этом ты и я» ге­рой трей­ле­ра про­ты­ка­ет зом­би чем-то вро­де ар­ма­ту­ры.

Atomic Heart — пер­вая иг­ра сту­дии Mundfish, ко­то­рую в 2016 го­ду ос­но­ва­ли вы­ход­цы из ре­клам­но­го биз­не­са Ро­берт Ба­гра­ту­ни (пре­зи­дент ком­па­нии), Ев­ге­ния Се­до­ва (фи­нан­со­вый ди­рек­тор) и Артем Га­ле­ев (арт-ди­рек­тор). Жур­на­лу РБК Ба­гра­ту­ни за­явил, что в на­ча­ле ян­ва­ря 2019 го­да Mundfish вы­пу­стит пер­вый гейм­плей­ный трей­лер иг­ры, для ко­то­ро­го уже от­сня­то око­ло ше­сти ча­сов иг­ры.

Из ре­кла­мы в гейм­дев

Все­лен­ную иг­ры и ее клю­че­вых пер­со­на­жей Артем Га­ле­ев при­ду­мал око­ло се­ми лет на­зад: сре­ди гра­фи­че­ских ра­бот и шоу-ри­лов на его сай­те мож­но об­на­ру­жить, что эс­ки­зы неко­то­рых пер­со­на­жей бы­ли от­ри­со­ва­ны в 2012 го­ду. «Под гне­том российского об­ще­ствен­но­го мен­та­ли­те­та и та­бу на иг­ры, которые вос­при­ни­ма­ют­ся как что-то схо­жее с ма­стур­ба­ци­ей или мак­си­маль­ным ту­не­яд­ством, я скры­вал, что раз­ра­ба­ты­ваю иг­ру, — го­во­рил всем, что сде­лаю ки­нош­ку», — объ­яс­ня­ет Га­ле­ев.

С Ба­гра­ту­ни они зна­ко­мы око­ло 17 лет. В на­ча­ле 2000-х, еще сту­ден­том МФТИ, Ро­берт слу­чай­но по­пал на пе­ре­да­чу «Мо­дель для сбор­ки», по­зна­ко­мил­ся с со­труд­ни­ка­ми Муз-ТВ и поз­же устро­ил­ся ди­зай­не­ром на те­ле­ка­нал. Там он уви­дел ра­бо­ты Га­ле­е­ва, ко­то­рый то­гда за­ни­мал­ся ви­део­ди­зай­ном, со­зда­вая оформ­ле-

ние пе­ре­дач. «Я уви­дел, что это на­сто­я­щий арт, и по­нял, что хо­чу раз­ви­вать­ся в на­прав­ле­нии ком­пью­тер­ной гра­фи­ки», — рас­ска­зы­ва­ет Ба­гра­ту­ни.

Но боль­шую часть 2000-х дру­зья ра­бо­та­ли в раз­ных ком­па­ни­ях, за­ни­ма­ю­щих­ся ре­кла­мой, в ос­нов­ном для FMCG-брен­дов. В кри­зис 2008 го­да рекламный ры­нок об­ва­лил­ся, за­ка­зов по­чти не ста­ло, рас­ска­зы­ва­ет Ба­гра­ту­ни. За­то на­чал рас­ти сег­мент игр в со­ци­аль­ных се­тях и мо­биль­ных игр, по­это­му Ро­берт, сам увле­ка­ю­щий­ся иг­ра­ми, ушел в их раз­ра­бот­ку. В част­но­сти, про­бо­вал си­лы в со­зда­нии эк­ше­на и ло­ги­че­ских игр для iPhone в Pulsar Galaxy, ра­бо­тал в ком­па­нии Newmedia Stars (вы­пус­ка­ла иг­ру «До­зо­ры. За­пре­щен­ная иг­ра»). В по­след­ней по­зна­ко­мил­ся с Ев­ге­ни­ей Се­до­вой: Ба­гра­ту­ни за­ни­мал­ся ви­део­ди­зай­ном, а Се­до­ва воз­глав­ля­ла от­дел ком­пью­тер­ной гра­фи­ки. В 2011 го­ду Ро­берт стал кре­а­тив­ным ди­рек­то­ром ком­па­нии Drimmi Ни­ки­ты Шер­ма­на, поз­же ра­бо­тал в мар­ке­тин­го­вой ко­ман­де иг­ро­во­го под­раз­де­ле­ния Mail.Ru Group.

Со временем из ре­клам­ной ин­ду­стрии в гейм­дев ушел и Артем Га­ле­ев, ко­то­рый ре­шил, что этот биз­нес мо­жет стать ис­точ­ни­ком при­бы­ли на бли­жай­шие де­ся­ти­ле­тия, и поз­во­лит «твор­че­скую гор­ды­ню транс­фор­ми­ро­вать в тихую при­быль­ную га­вань».

Еще до со­зда­ния в 2016 го­ду ком­па­нии Mundfish Се­до­ва и Ба­гра­ту­ни сде­ла­ли несколь­ко сов­мест­ных про­ек­тов. Вме­сте с еще од­ним партне- ром Гле­бом Ни­ки­ти­ным и ко­ман­дой мин­ских раз­ра­бот­чи­ков Belprog (сей­час BP Mobile) ра­бо­та­ли над иг­рой аудио­мик­ше­ром для iPad MixxMuse. По сло­вам Се­до­вой, в пер­вый год поль­зо­ва­те­ли ска­ча­ли при­ло­же­ние бо­лее 1 млн раз, но для ро­ста нуж­но бы­ло мно­го ли­цен­зи­он­но­го кон­тен­та: ку­пить его у му­зы­кан­тов бы­ло невоз­мож­но, до­го­ва­ри­вать­ся с лей­б­ла­ми — дол­го и до­ро­го, по­это­му про­ект пе­ре­ста­ли под­дер­жи­вать но­вы­ми об­нов­ле­ни­я­ми.

За­то «по­ле­тел» про­ект мо­биль­ной плат­фор­мы бро­кер­ских услуг «Ис­точ­ник», ко­то­рый раз­ра­ба­ты­ва­ли с 2014 го­да. В 2016-м «От­кры­тие Бро­кер» и нена­зван­ный ин­ве­стор вло­жи­ли в про­ект $1 млн. Поз­же про­ект был пе­ре­де­лан для ра­бо­ты с крип­то­ва­лю­та­ми и, как ска­за­ла Се­до­ва, про­дан од­ной из ко­рей­ских крип­то­бирж. В «От­кры­тии Бро­кер» РБК под­твер­ди­ли, что вы­шли из про­ек­та во 2-м вто­ром по­лу­го­дии 2017 го­да. «Уча­стие в нем пе­ре­ста­ло со­от­вет­ство­вать це­лям раз­ви­тия биз­не­са ком­па­нии», — по­яс­нил PR-ди­рек­тор бро­ке­ра Алек­сандр Ле­бе­дев. По­ку­па­тель и це­на про­да­жи не раз­гла­ша­лись.

Еще во вре­мя ра­бо­ты над «Ис­точ­ни­ком» Ба­гра­ту­ни ле­ле­ял идею от­крыть иг­ро­вую ком­па­нию, вме­сте с Се­до­вой они ис­ка­ли про­ек­ты. «Ко­гда я уви­дел кон­цеп­ты Ар­те­ма, у ме­ня, ска­жем так, немнож­ко от­вис­ла че­люсть. Мы по­ня­ли, что имен­но это и ста­нет но­вой иг­рой», — вспо­ми­на­ет Ро­берт.

Боль­шая фран­ши­за

Ба­гра­ту­ни ре­шил, что це­лью сту­дии бу­дет со­зда­ние боль­шой фран­ши­зы, ко­то­рая вста­нет в ряд с та­ки­ми иг­ра­ми, как BioShock и Fallout. «Мы не рас­смат­ри­ва­ли мо­биль­ные или ка­зу­аль­ные иг­ры, не по­то­му что они пло­хие или мы ка­кие-то осо­бен­ные, про­сто мне нра­вит­ся де­лать то, во что я бы сам хо­тел иг­рать. Ни од­ной мо­биль­ной иг­ры у ме­ня нет», — рас­ска­зы­ва­ет Ба­гра­ту­ни.

Боль­шая иг­ра тре­бу­ет боль­ших ин­ве­сти­ций: сколь­ко де­нег бу­дет вло­же­но в Atomic Heart, ко­ман­да не рас­кры­ва­ет. Се­до­ва лишь го­во­рит, что «речь идет о несколь­ких мил­ли­о­нах дол­ла­ров». Ро­ман Го­рош­кин из EpicGames оце­ни­ва­ет сто­и­мость раз­ра­бот­ки в по­доб­ный про­ект в вил­ке от $5 млн до $15 млн. Где но­вая ком­па­ния возь­мет та­кие день­ги?

По сло­вам Ба­гра­ту­ни и Се­до­вой, в ком­па­нию они вло­жи­ли соб­ствен­ные сред­ства. У Mundfish так­же есть ак­ци­о­нер, не при­ни­ма­ю­щий уча­стия в опе­ра­ци­он­ном управ­ле­нии. По дан­ным СПАРК, 50,5% ком­па­нии кон­тро­ли­ру­ет Та­тья­на Кор­ча­ги­на, осталь­ные до­ли при­над­ле­жат Се­до­вой. Муж Та­тья­ны, Сер­гей Кор­ча­гин, вла­де­ет «Май­ма-Мо­ло­ко», од­ним из круп­ней­ших мо­ло­ко­пе­ре­ра­ба­ты­ва­ю­щих пред­при­я­тий Ал­тая, рань­ше он был ми­но­ри­та­ри­ем «Ай­Ма­ниБан­ка». Кор­ча­гин так­же ос­нов­ной вла­де­лец российского юр­ли­ца «Ис­точ­ни­ка». С ос­но­ва­те­ля­ми Mundfish Кор­ча­ги-

ны зна­ко­мы дав­но. «Пе­ри­о­ди­че­ски мы де­ла­ем сов­мест­ные про­ек­ты», — со­об­щи­ла Се­до­ва без по­дроб­но­стей, со­слав­шись на то, что парт­не­ры не пуб­лич­ные лю­ди. Свя­зать­ся с ни­ми жур­на­лу РБК не уда­лось. У Mundfish есть еще один важ­ный парт­нер, ко­то­рый вкла­ды­ва­ет­ся в со­зда­ние Atomic Heart — прав­да, не день­га­ми.

Парт­не­ры с За­па­да

Ле­том 2018 го­да к Mundfish с пред­ло­же­ни­ем о со­труд­ни­че­стве об­ра­ти­лась аме­ри­кан­ская Nvidia, один из круп­ней­ших в ми­ре про­из­во­ди­те­лей гра­фи­че­ских уско­ри­те­лей и про­цес­со­ров. Как со­об­щил жур­на­лу РБК ви­це-пре­зи­дент по раз­ра­бот­ке Nvidia Джон Спит­цер, они са­ми вы­шли на рос­сий­скую ком­па­нию. Для ко­ман­ды это бы­ло пол­ной неожи­дан­но­стью, го­во­рит Ба­гра­ту­ни.

Atomic Heart бу­дет ра­бо­тать на плат­фор­ме RTX, ко­то­рая под­дер­жи­ва­ет тех­но­ло­гию трас­си­ров­ки лу­чей в ре­аль­ном вре­ме­ни. Для раз­ра­бот­ки Mundfish по­лу­чил от парт­не­ра «же­ле­зо», до­ступ к спе­ци­аль­ной вер­сии движ­ка Unreal Engine 4 и ин­стру­мен­ты для им­пле­мен­та­ции. Ин­же­не­ры ком­па­нии кон­суль­ти­ру­ют иг­ро­вую сту­дию в Москве. Nvidia так­же ча­стич­но взя­ла на се­бя мар­ке­тин­го­вое про­дви­же­ние иг­ры. На иг­ро­вой вы­став­ке Gamescom в Кельне ком­па­нии вы­пу­сти­ли об­нов­лен­ный трей­лер Atomic Heart, де­мон­стри­ру­ю­щий воз­мож­но­сти RTX, пла­ни­ру­ют­ся но- вые сов­мест­ные мар­ке­тин­го­вые ме­ро­при­я­тия, го­во­рит Спит­цер. «Нам нра­вит­ся ра­бо­тать с раз­ра­бот­чи­ка­ми ин­ди-игр: они пред­ла­га­ют све­жие идеи, пол­ны эн­ту­зи­аз­ма и го­то­вы к про­ры­вам, что неча­сто встре­ча­ет­ся в боль­ших сту­ди­ях», — по­яс­нил он.

Ос­но­ва­те­ли Mundfish го­во­рят, что у ком­па­нии уже есть за­пад­ное пред­ста­ви­тель­ство, но от­ка­зы­ва­ют­ся на­звать его и да­же стра­ну ре­ги­стра­ции. «Не все хо­тят вза­и­мо­дей­ство­вать с ком­па­ни­я­ми из Рос­сии, у неко­то­рых за­ру­беж­ных хол­дин­гов стра­на под за­пре­том для со­труд­ни­че­ства, в од­ном ря­ду с Ира­ном и Ира­ком», — объ­яс­ня­ет Се­до­ва.

Но на ан­гло­языч­ной вер­сии сай­та в до­ку­мен­тах, ка­са­ю­щих­ся поль­зо­ва­тель­ских со­гла­ше­ний и пра­вил ком­мью­ни­ти, фи­гу­ри­ро­ва­ла ком­па­ния Mundfish Media с ад­ре­сом в го­ро­де Ро­квилл, шта­та Мэ­ри­л­энд. В ре­ест­ре окру­га Монт­го­ме­ри, к ко­то­ро­му от­но­сит­ся Ро­квилл, ре­ги­стра­ции та­кой ком­па­нии нет. Тем уди­ви­тель­нее, что пол­ный ад­рес, ко­то­рый Mundfish ука­за­ла на сай­те, пол­но­стью сов­па­да­ет с ад­ре­сом ком­па­нии Zenimax media, вла­дель­ца Bethesda — раз­ра­бот­чи­ка се­рии игр Fallout и The Elder Scrolls. По­сле во­про­сов о том, что озна­ча­ет эта ин­фор­ма­ция, Mundfish уда­лил все дан­ные, ка­са­ю­щи­е­ся Mundfish Media из Ро­квил­ла (скрин­шо­ты ста­рых вер­сий сай­та есть в рас­по­ря­же­нии РБК). Иг­ро­ки ин­ду­стрии со­об­щи­ли РБК, что сре­ди ин­ди-раз­ра­бот­чи­ков прак­ти­ка ис­поль­зо­ва­ния до­ку­мен- тов круп­ных ком­па­ний как шаб­ло­на не ред­кость. Ба­гра­ту­ни не про­ком­мен­ти­ро­вал си­ту­а­цию. В ZeniMax не от­ве­ти­ли на за­прос РБК.

Пла­ны и VR

Бе­та-вер­сия Atomic Heart долж­на быть го­то­ва в де­каб­ре 2019-го, ре­лиз дол­жен вый­ти поз­же на ин­тер­нет-плат­фор­ме Steam. Во вто­ром квар­та­ле ко­ман­да при­мет ре­ше­ние о по­ряд­ке и сро­ках вы­пус­ка ре­ли­за иг­ры на дру­гих пло­щад­ках.

Пред­про­да­жи иг­ры, которые ком­па­ния от­кры­ла око­ло двух ме­ся­цев на­зад, по­ка­за­ли боль­шой ин­те­рес со сто­ро­ны ази­ат­ских рын­ков, от­ме­ча­ет Се­до­ва. Боль­шин­ство по­ку­пок идет из Япо­нии и США, на тре­тьем ме­сте Ко­рея, за­тем Гер­ма­ния, Ка­на­да и Рос­сия. В пер­вый год по­сле вы­хо­да иг­ры ко­ман­да рас­счи­ты­ва­ет про­дать око­ло 1 млн ко­пий.

Mundfish уже уда­лось про­дать неболь­шой сайд-про­ект — VR-иг­ру Soviet Lunapark, на ко­то­рой те­сти­ро­ва­ли тех­но­ло­гию VR, ис­поль­зуя неко­то­рые ма­те­ри­а­лы Atomic Heart. В 2017-м го­ду про­ект был про­дан за несколь­ко де­сят­ков млн руб. рос­сий­ской ком­па­нии District Zero, VR-пар­ку раз­вле­че­ний. Экс­пе­ри­мен­ти­руя с VR, ко­ман­да хо­те­ла про­ве­рить ем­кость это­го рын­ка и уни­каль­ные тех­но­ло­ги­че­ские осо­бен­но­сти, но, как от­ме­ча­ет Ба­гра­ту­ни, ее не устро­и­ла низ­кая ско­рость раз­ра­бот­ки, и даль­ше неболь­шой ар­ка­ды раз­ра­бот­чи­ки не по­шли.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.