«Ке­фир» ди­рек­то­ра Пря­хи­на

Вол­го­град­ская сту­дия по­ко­ря­ет Рос­сию, мир и стра­то­сфе­ру

RBC Magazine - - ТЕМА НОМЕРА - ТЕКСТ Ири­на Юз­бе­ко­ва ФО­ТО: Вла­ди­слав Ша­ти­ло для РБК

«Ка­кие толь­ко слу­хи про нас не хо­дят, ско­ро будут го­во­рить, что мы ку­пи­ли весь го­род», — сме­ет­ся со­труд­ни­ца «Ке­фи­ра» Яна, ко­то­рая встре­ча­ет кор­ре­спон­ден­та и фо­то­гра­фа жур­на­ла РБК на слу­жеб­ном ав­то­мо­би­ле Maybach. На нем же два дня со­труд­ни­ки жур­на­ла ез­дят на ин­тер­вью и съем­ки. «Еще па­ру лет на­зад Maybach был один в го­ро­де, се­год­ня уже несколь­ко», — го­во­рит во­ди­тель Алек­сандр.

34-лет­ний Пря­хин ос­но­вал «Ке­фир» вме­сте с несколь­ки­ми дру­зья­ми в 2009 го­ду. Сей­час в вол­го­град­ском офи­се ком­па­нии ра­бо­та­ют 145 че­ло­век, еще око­ло 25 — в Санкт­Пе­тер­бур­ге, в ос­нов­ном раз­ра­бот­чи­ки. Пер­вый боль­шой хит сту­дии, со­ци­аль­ная иг­ра «Тюря­га», вы­шел в 2010 го­ду и до сих пор вхо­дит в топ25 са­мых по­пу­ляр­ных игр «ВКон­так­те». Но боль­шую часть де­нег — 60–65% всей вы­руч­ки — «Ке­фи­ру» при­но­сит вы­шед­шая в 2017 го­ду он­лайн-стра­те­гия Last Day on Earth: Survival.

Встречаться в офи­се «Ке­фи­ра» в цен­тре Вол­го­гра­да Пря­хин не за­хо­тел: «Страш­ный… стыд­но по­ка­зы­вать». Не­дав­но ком­па­ния ку­пи­ла за 260 млн руб. но­вое зда­ние пло­ща­дью 4,2 тыс кв. м., то­же в цен­тре, и вот-вот долж­на пе­ре­ехать. Ин­тер­вью про­хо­дит в лоф­те на 22-м эта­же в од­ной из но­востро­ек. «Ку­пи­ли это ме­сто толь­ко ра­ди ве­ран­ды», — го­во­рит Пря­хин. На ве­ран­де со­труд­ни­ки «Ке­фи­ра» со­би­ра­ют­ся ле­том, что­бы по­ра­бо­тать с ви­дом на го­род или про­ве­сти ве­че­рин­ку. От­кры­тую пло­щад­ку за­пол­ня­ют несколь­ко сто­лов и кре­сел, ря­дом — джа­ку­зи. Ино­гда го­сти ком­па­нии оста­нав­ли­ва­ют­ся в лоф­те вме­сто го­сти­ни­цы: в по­ме­ще­нии есть кро­вать, неболь­шая кух­ня, ка­мин.

До «Ке­фи­ра»

Отец Ан­дрея Пря­хи­на слу­жил в ФСБ, ушел в от­став­ку под­пол­ков­ни­ком, ма­ма ра­бо­та­ла мо­де­лье­ром-кон­струк­то­ром, по­том ста­ла до­мо­хо- зяй­кой. По­сле служ­бы Пря­хин-стар­ший за­нял­ся биз­не­сом и по­нял, что в тех­но­ло­ги­ях — бу­ду­щее, го­во­рит Ан­дрей: «На­вер­ное, бла­го­да­ря ему все так по­лу­чи­лось». Ро­ди­те­ли не пы­та­лись бо­роть­ся с лю­бо­вью сы­на к ком­пью­тер­ным иг­рам, хо­тя у его друзей, бы­ва­ло, и шну­ры от ком­пью­те­ра пря­та­ли, что­бы те не про­во­ди­ли за ним все вре­мя. «Мои, на­обо­рот, все­гда под­дер­жи­ва­ли: отец во­зил на ком­пью­тер­ные кон­фе­рен­ции», — вспо­ми­на­ет Пря­хин.

Са­мым пре­стиж­ным учеб­ным за­ве­де­ни­ем Вол­го­гра­да бы­ла Ака­де­мия гос­служ­бы, по­это­му Пря­хин по­сту­пил ту­да на юри­ди­че­ский фа­куль­тет. «До сих пор не люб­лю стро­и­тель­ство и юри­стов — это уны­лые за­ня­тия для ме­ня», — ка­те­го­ри­чен он. Ра­бо­тать по про­фес­сии он да­же не со­би­рал­ся. Еще в школь­ные го­ды, в кон­це 1990-х Пря­хин на­чал ин­те­ре­со­вать­ся биз­не­сом: отец учил его пи­сать биз­нес-пла­ны и стро­ить от­но­ше­ния с людь­ми — «фун­да­мен­ту каж­до­го биз­не­сме­на».

«Если мы не бу­дем но­ме­ром один, для нас это не счи­та­ет­ся», — так ос­но­ва­тель

вол­го­град­ской сту­дии «Ке­фир» Ан­дрей Пря­хин обо­зна­ча­ет глав­ный по­сту­лат

ком­па­нии. Он на­стро­ен се­рьез­но: в 2017 го­ду вы­руч­ка «Ке­фи­ра» со­ста­ви­ла

$100 млн, в 2018-м она бу­дет лишь «чуть-чуть по­мень­ше», го­во­рит Пря­хин

Пер­вый биз­нес Пря­хи­на был спе­ци­фи­че­ским. «Я да­же не знаю, мож­но ли об этом го­во­рить. Про­да­ва­ли жид­кость для раз­жи­га­ния ка­ми­на, но ее бра­ли ал­ка­ши и пи­ли», — вспо­ми­на­ет биз­нес­мен. В на­ча­ле 2000-х Пря­хин за­нял­ся ринг­то­на­ми и му­зы­кой для мо­биль­ных те­ле­фо­нов, по­том про­да­вал пер­вые вер­сии iPhone, про­из­во­дил и уста­нав­ли­вал пла­теж­ные улич­ные тер­ми­на­лы. «В от­ли­чие от се­го­дняш­не­го биз­не­са, ко­гда ты не мо­жешь по­тро­гать про­дукт, в том биз­не­се был ис­тин­ный кайф: у те­бя сто­ит мно­го Ка­мАЗов, за­гру­жен­ных эти­ми тер­ми­на­ла­ми, и они от­прав­ля­ют­ся с за­во­да», — вспо­ми­на­ет он. Но все это бы­ло толь­ко ра­ди де­нег и ни­ка­ко­го удо­воль­ствия не при­но­си­ло, призна­ет­ся Пря­хин.

Од­ним из биз­не­сов от­ца Ан­дрея бы­ли по­пу­ляр­ные в то вре­мя ин­тер­нет-ка­фе, где еще под­рост­ком Пря­хин по­зна­ко­мил­ся со мно­ги­ми дру­зья­ми, которые то­же бы­ли увле­че­ны ком­пью­тер­ны­ми иг­ра­ми. Первую иг­ру под на­зва­ни­ем «Мис­сия Са­а­ка­шви­ли» Пря­хин при­ду­мал в 2009 го­ду, сде­лал с по­мо­щью про­грам­ми­стов на аут­сор­се, а по­том с дру­гом за­пу­стил ее в соцсети «ВКон­так­те». Вско­ре по­сле это­го бы­ла со­зда­на сту­дия «Ке­фир».

Сре­ди тех, кто вме­сте с ним на­чи­нал де­лать «Ке­фир», — про­грам­мист Ми­ха­ил Та­ла­ла­ев и ав­тор ло­го­ти­па сту­дии, ди­зай­нер Илья Ел­гин. Чет­вер­тый ра­бот­ник «Ке­фи­ра», сто­яв­ший у ис­то­ков, — Вик­тор Ки­рил­лов: он был ар­хи­тек­то­ром и поз­же по­ки­нул ко­ман­ду. Ко­гда иг­ра ста­ла по­пу­ляр­на (ее ска­ча­ли око­ло 1,5 млн че­ло­век), дру­зья ре­ши­ли до­ба­вить мо­не­ти­за­цию: ока­за­лось, что иг­ро­ки го­то­вы пла­тить.

Мо­ло­дые лю­ди сня­ли квар­ти­ру и пре­вра­ти­ли ее в офис: сто­лы сде­ла­ли сво­и­ми ру­ка­ми из две­рей, которые ку­пи­ли в толь­ко что от­крыв­шем­ся в Вол­го­гра­де OBI. В этом по­ме­ще­нии ком­па­ния и со­зда­ла «Тюря­гу».

«Тюря­га»

«Мож­но бы­ло то­гда вклю­чить те­ле­ви­зор, и по­смот­реть, что пред­по­чи­та­ет рос­сий­ская ауди­то­рия», — вспо­ми­на­ет Пря­хин 2010 год. По те­ле­ви­зо­ру шли в ос­нов­ном кри­ми­наль­ные се­ри­а­лы — «Ули­цы раз­би­тых фо­на­рей», «Глу­харь», «Тай­ны след­ствия». Соз­дан­ная ме­нее чем за пол­го­да иг­ра «Тюря­га» ор­га­нич­но впи­сы­ва­лась в окру­жа­ю­щую ре­аль­ность. «Уви­де­ли, что ни­ша сво­бод­на, и ре­ши­ли сде­лать лю­дям иг­ру про то, что они смот­рят, чи­та­ют и слы­шат на ули­це», — вспо­ми­на­ет Пря­хин.

Дей­ствие «Тюря­ги» раз­во­ра­чи­ва­ет­ся в тюрь­ме, иг­рок дол­жен вы­бить­ся из ря­до­во­го зэка в ав­то­ри­те­ты, вы­пол­няя за­да­ния: на­би­вать на­кол­ки, ка­чать­ся, устра­и­вать раз­бор­ки, за­ра­ба­ты­вая иг­ро­вую ва­лю­ту — па­пи­ро­сы. «Бы­ло мно­го жа­лоб на то, что мы про­па­ган­ди­ру­ем в иг­ре во­ров­скую жизнь. Но мак­си­мум, что мож­но там услы­шать, это дво­ро­вый сленг — нет ни фе­ни, ни­че­го та­ко­го», — раз­во­дит ру­ка­ми Пря­хин.

Око­ло двух лет иг­ра дер­жа­лась в то­пе игр «ВКон­так­те» и при­но­си­ла со­зда­те­лям бо­лее $1 млн в ме­сяц. «Ко­гда пер­вый мил­ли­он дол­ла­ров при­е­хал к нам на сче­та, мы ку­пи­ли неболь­шое офис­ное зда­ние в Вол­го­гра­де и на­ча­ли ак­тив­но на­би­рать лю­дей», — вспо­ми­на­ет Пря­хин. Раз­ра­бот­ку игр он срав­ни­ва­ет со спор­тив­ны­ми со­рев­но­ва­ни­я­ми, где мо­жет быть толь­ко од­на цель — пер­вое ме­сто. «Вто­рое и тре­тье — это уже для сла­ба­ков. То­гда са­мой по­пу­ляр­ной иг­рой бы­ла «Счаст­ли­вый фер­мер», и мы по­ста­ви­ли се­бе за­да­чу со­здать иг­ру, ко­то­рая уни­что­жит ее», — вспо­ми­на­ет он.

Ауди­то­рия «Фер­ме­ра» в июне 2010 го­да пре­вы­ша­ла 8 млн че­ло­век, но уже в сле­ду­ю­щем го­ду «Ке­фир» вы­рвал­ся впе­ред — в 2011-м в «Тюря­гу» иг­ра­ли 13 млн че­ло­век. Но еще в 2010 го­ду, ко­гда ко­ман­да «Ке­фи­ра» пе­ре­еха­ла в но­вое зда­ние, Пря­хин по­ста­вил пе­ред со­бой за­да­чу сде­лать вто­рую иг­ру, ко­то­рая пре­взой­дет «Тюря­гу».

Сце­на­рий и план во­ен­но­го си­му­ля­то­ра «В око­пе», ко­то­рый вы­шел в 2013 го­ду, Пря­хин на­пи­сал лич­но, но был им недо­во­лен. «Од­на­ко ре­бя­та до­кру­ти­ли его так, что в ка­кой-то мо­мент иг­ра обо­шла «Тюря­гу». Хо­тя это бы­ло не со­всем так, как мы рас­счи­ты­ва­ли: к то­му вре­ме­ни «Тюря­га» уже немнож­ко ста­ла сду­вать­ся», — вспо­ми­на­ет ос­но­ва­тель «Ке­фи­ра». Как рас­ска­зал жур­на­лу РБК пред­ста­ви­тель «ВКон­так­те», с 2013 го­да

по на­сто­я­щее вре­мя «Тюря­га» вхо­дит в топ-25 са­мых по­пу­ляр­ных игр со­ци­аль­ной се­ти. Но сколь­ко за­ра­ба­ты­ва­ет иг­ра сей­час, Пря­хин го­во­рить не хо­чет: «Я уже не смот­рю, мне неин­те­рес­но. Со­ци­аль­ные се­ти — уже про­шед­ший этап».

Пик по­пу­ляр­но­сти со­ци­аль­ных игр при­шел­ся на 2012-2014 го­ды, по­сле че­го ко­ли­че­ство их по­клон­ни­ков на­ча­ло сни­жать­ся, ска­зал жур­на­лу РБК ру­ко­во­ди­тель иг­ро­во­го на­прав­ле­ния Mail.Ru Group Василий Ма­гу­рян. Если в 2014 го­ду объ­ем рын­ка со­став­лял 14 млрд руб., то в 2017 го­ду — уже 9,8 млрд руб. Поль­зо­ва­те­ли на­ча­ли от­да­вать пред­по­чте­ние мо­биль­ным плат­фор­мам, которые по срав­не­нию с ПК ока­за­лись во всех смыс­лах бо­лее до­ступ­ны­ми. Са­ми со­ци­аль­ные иг­ры до­ста­точ­но пло­хо адап­ти­ро­ва­лись к мо­биль­ной плат­фор­ме и не смог­ли пол­но­цен­но пе­ре­не­сти ту­да свой функ­ци­о­нал, за­ме­ча­ет экс­перт.

По­сколь­ку у «Ке­фи­ра» де­ла шли от­лич­но имен­но в со­ци­аль­ных се­тях, сту­дия бы­ла «са­мой от­ста­лой в плане пе­ре­хо­да на мо­биль­ный ры­нок», се­ту­ет Пря­хин. В 2015–2016 го­ду ком­па­ния сде­ла­ла несколь­ко про­то­ти­пов игр и все же дви­ну­лась в сто­ро­ну мо­биль­но­го рын­ка.

«Кон­ские день­ги»

Де­бю­том «Ке­фи­ра» в мо­биль­ных иг­рах ста­ла фэнт­э­зий­ная эк­шен-RPG Forge of Glory. Ее раз­ра­ба­ты­ва­ли пол­то­ра го­да, вес­ной 2016 го­да со­сто­ял­ся за­пуск в Ав­стра­лии и в Ка­на­де, год спу­стя — в осталь­ном ми­ре.

Но боль­шой успех при­шел лишь со вто­рой мо­биль­ной иг­рой: Last Day on Earth, ре­лиз ко­то­рой со­сто­ял­ся в мае 2017 го­да, за пол­то­ра го­да с уче­том до­хо­дов от ре­кла­мы при­нес­ла «Ке­фи­ру» бо­лее $150 млн. В июне 2018-го у ком­па­нии по­яви­лась еще од­на иг­ра в том же жанре — Grim Soul: Survival, но по­бить по­ка­за­те­ли Last Day ей не уда­лось (см. ин­фо­гра­фи­ку).

«Иг­ра, ко­то­рая за­ра­ба­ты­ва­ет кон­ские день­ги бла­го­да­ря Пет­ру и его ко­ман­де», — так опи­сы­ва­ет Пря­хин Last Day on Earth. Петр — это про­дю­сер Last Day on Earth Петр Ко­сты­лев, ко­то­рый при­шел в «Ке­фир» в 2012 го­ду. Он и еще 17 че­ло­век сде­ла­ли про­ект за три ме­ся­ца — ре­корд для ком­па­нии. По сю­же­ту иг­рок ока­зы­ва­ет­ся в по­ста­по­ка­лип­ти­че­ском ми­ре, где ему нуж­но бо­роть­ся за ре­сур­сы, еду и ору­жие, сра­жа­ясь с зом­би и дру­ги­ми иг­ро­ка­ми.

С кон­тро­лем за «ка­че­ством и на­прав­ле­ни­ем раз­ви­тия иг­ры» Ко­сты­лев сов­ме­ща­ет долж­ность арт-ди­рек­то­ра и отве­ча­ет за ви­зу­аль­ную часть про­дук­та. По­ка ко­ман­да раз­ра­бот­ки бы­ла неболь­шой, ему при­хо­ди­лось за­ни­мать­ся ани­ма­ци­ей и мо­де­ли­ро­ва­ни­ем ас­се­тов (ре­сур­сов) в иг­ре. «По­тра­тил, на­вер­ное, две неде­ли толь­ко на ани­ма­цию кро­ви и от­ле­та­ю­щих ко­неч­но­стей», — улы­ба­ет­ся он.

На рос­сий­ском иг­ро­вом рын­ке са­мы­ми вы­со­ки­ми все­гда бы­ли до­хо­ды от про­да­жи игр для пер­со­наль­ных ком­пью­те­ров (ПК), но в 2018 го­ду ры­нок мо­биль­ных игр в Рос­сии до­стиг­нет $635 млн, что по­чти рав­но до­хо­дам от игр для ПК, рас­ска­за­ла жур­на­лу РБК пред­ста­ви­тель ис­сле­до­ва­тель­ской ком­па­нии Newzoo Клео Сар­де­лис. До 2021 го­да еже­год­но вы­руч­ка мо­биль­ных игр бу­дет рас­ти на 7,5%, что поз­во­лит это­му сег­мен­ту стать са­мым круп­ным, от­ме­ти­ла Сар­де­лис.

По­пу­ляр­ность мо­биль­ной плат­фор­мы рас­тет из го­да в год, со­гла­сен Ма­гу­рян из Mail.Ru Group. В 2017 го­ду объ­ем рын­ка мо­биль­ных игр в Рос­сии вы­рос на 24%, до 20,3 млрд руб. В от­ли­чие от ком­пью­те­ра, мо­биль­ный те­ле­фон все­гда под ру­кой, по­это­му в иг­ры при­шли поль­зо­ва­те­ли, которые ни­ко­гда рань­ше ими не ин­те­ре­со­ва­лись. Те, кто иг­ра­ют на мо­биль­ном те­ле­фоне, ме­нее тре­бо­ва­тель­ны к гра­фи­ке про­ек­та, пред­по­чи­та­ют бо­лее про­стые иг­ро­вые ме­ха­ни­ки, лег­че при­ни­ма­ют ре­ше­ния об иг­ро­вой по­куп­ке, го­во­рит Ма­гу­рян.

В по­след­нее вре­мя Last Day on Earth при­но­сит ком­па­нии $4–5 млн в ме­сяц, а ее ауди­то­рия со­став­ля­ет 83 млн че­ло­век, го­во­рит Пря­хин. При этом он вновь не пол­но­стью до­во­лен до­стиг­ну­тым: «Last Day не удо­вле­тво­ря­ет на­ши ам­би­ции. Это про­сто хо­ро­ший про­ект. Хи­том мы бу­дем считать ту иг­ру, ко­то­рая бу­дет на про­тя­же­нии го­да топ-1 по сбо­рам в США, а по­ка мы при­стре­ли­ва­ем­ся», — го­во­рит Ан­дрей.

Се­год­ня со­труд­ни­ки «Ке­фи­ра» ра­бо­та­ют в ос­нов­ном над об­нов­ле­ния-

ми Last Day on Earth, но часть из них со­сре­до­то­чи­лась на но­вых про­ек­тах. «У нас сей­час бу­дет во­об­ще бом­ба», — за­яв­ля­ет Пря­хин, от­ка­зы­ва­ясь от по­дроб­но­стей. По­сле по­ко­ре­ния мо­биль­но­го рын­ка Ан­дрей меч­та­ет сде­лать иг­ру для ПК. Продавать свою ком­па­нию в обо­зри­мом бу­ду­щем Пря­хин не со­би­ра­ет­ся: «Это как по­стро­ить с лю­бо­вью го­род, а по­том сжечь его».

«Ди­рек­тор»

Пря­хин — пат­ри­от Вол­го­гра­да, но от­но­ше­ние к род­но­му го­ро­ду у него слож­ное: сам он его опи­сы­ва­ет как «от­но­ше­ние к ма­ме, ко­то­рая пьет». «Мы его лю­бим, но есть неко­то­рые труд­но­сти, — объ­яс­ня­ет Ан­дрей, — ин­фра­струк­ту­ра не так раз­ви­та, плюс по­го­да на лю­би­те­ля. Но если мы уедем, то ли­шим го­род на­ло­гов». Од­на­ко Пря­хин преж­де все­го ра­ци­о­наль­ный биз­нес­мен, и го­во­рит пря- мо — «если для со­хра­не­ния биз­не­са бу­дет необ­хо­ди­мо уехать, мы это сде­ла­ем».

Успеш­ность иг­ро­во­го биз­не­са Пря­хин оце­ни­ва­ет преж­де все­го по объ­е­му до­хо­дов. Ко­гда поль­зо­ва­тель ста­вит лайк или пи­шет доб­рый комментарий, это «ни­че­го не зна­чит», го­во­рит Пря­хин, а вот ко­гда от­да­ет свои день­ги — «это ис­тин­ное при­зна­ние тру­да».

В «Ке­фи­ре» до­ста­точ­но жест­кий, ли­ней­ный стиль управ­ле­ния. «Если вы хоть раз по­об­ща­е­тесь с ди­рек­то­ром, Ан­дре­ем Прях иным, вы пой­ме­те, что спо­рить с ним не сто­ит, — рас­ска­зы­ва­ет один из быв­ших со­труд­ни­ков сту­дии. — Это та­лант­ли­вый че­ло­век, но под его ха­рак­тер нуж­но под­стра­и­вать­ся». За гла­за Пря­хи­на в ком­па­нии ча­сто на­зы­ва­ют не по име­ни, а про­сто — Ди­рек­тор.

Пря­хин го­во­рит, что де­ле­ги­ру­ет «аб­со­лют­но все за­да­чи» и от­да­ет пред­по­чте­ние са­мо­сто­я­тель­ным ме­не­дже­рам. Но са­мые непри­ят- ные обя­зан­но­сти вро­де уволь­не­ния со­труд­ни­ков — «что­бы не трав­ми­ро­вать ру­ко­во­ди­те­лей» — Пря­хин бе­рет на се­бя: «Мы, как ша­рик, — на­ду­ва­ем­ся, бе­рем мно­го лю­дей, а по­том смот­рим, кто из них недо­ста­точ­но вы­тя­ги­ва­ет про­фес­сию, и сужа­ем­ся, уволь­няя этих лю­дей».

Зар­пла­ты со­труд­ни­ков «Ке­фи­ра» до­сти­га­ют мос­ков­ско­го уров­ня, на­ста­и­ва­ет он. С ним не со­гла­сен один из быв­ших со­труд­ни­ков: «Если срав­нить ра­бо­ту в «Ке­фи­ре» и уда­лен­ную ра­бо­ту в [сту­дии-раз­ра­бот­чи­ке мо­биль­ных игр из Во­лог­ды] Playrix, то в «Ке­фи­ре» пла­тят мень­ше», — го­во­рит он, — «вы­со­кие зар­пла­ты там у са­мых то­пов, у ря­до­вых со­труд­ни­ков — нет. Но они вы­ше, чем по Вол­го­гра­ду: сред­няя зар­пла­та в го­ро­де 20 тыс. руб., а в «Ке­фи­ре» бу­дет вы­ше в 1,5–2 ра­за».

Но кад­ро­во­го го­ло­да ком­па­ния не ис­пы­ты­ва­ет: кан­ди­да­ты на раз­ные ва­кан­сии пе­ре­ез­жа­ют в Вол­го-

Са­мые непри­ят­ные обя­зан­но­сти вро­де уволь­не­ния Пря­хин

бе­рет на се­бя: «Мы, как ша­рик, — на­ду­ва­ем­ся, бе­рем

мно­го лю­дей, а по­том смот­рим, кто из них недо­ста­точ­но

вы­тя­ги­ва­ет про­фес­сию, и сужа­ем­ся, уволь­няя этих лю­дей»

град из раз­ных го­ро­дов, в том чис­ле из Санкт-Пе­тер­бур­га и Моск­вы. При этом «Ке­фир», со­труд­ни­ча­ет со сту­ди­я­ми в Рос­сии и за ру­бе­жом в про­цес­се раз­ра­бот­ки игр. «Я мо­гу на­пи­сать в Facebook — ре­бя­та, нуж­на сту­дия, ко­то­рая на Unity уме­ет де­лать про­ек­ты. По­том с неко­то­ры­ми мы вы­стра­и­ва­ем парт­нер­ские от­но­ше­ния», — рас­ска­зы­ва­ет Пря­хин.

«Ке­фир» при­но­сит Пря­хи­ну са­мый вы­со­кий до­ход, но иг­ры не един­ствен­ный его биз­нес. По соб­ствен­но­му при­зна­нию, пред­при­ни­ма­тель сда­ет в арен­ду ком­мер­че­скую и жи­лую не­дви­жи­мость в Ев­ро­пе и Рос­сии (все­го — 247 тыс. кв. м), а так­же по­ку­па­ет об­ли­га­ции, в том чис­ле го­су­дар­ствен­ные об­ли­га­ции Рос­сии и еще ше­сти стран.

Эти биз­не­сы не струк­ту­ри­ро­ва­ны и не свя­за­ны с иг­ро­вым, утвер­жда­ет Пря­хин: он при­зна­ет, что часть до­хо­дов от игр вкла­ды­ва­ет в не­дви­жи­мость, «но в це­лом это па­рал­лель­ные биз­не­сы». Об­ли­га­ции и не­дви­жи­мость — пас­сив­ный биз­нес, ко­то­рый поз­во­ля­ет со­здать по­душ­ку без­опас­но­сти. «Мы ее по сей день со­зда­ем, и она уже до­ста­точ­но ве­со­мая, что­бы де­лать сме­лые про­дук­ты. На слу­чай, если бу­дет че­ре­да неудач, как это мо­жет быть в лю­бом биз­не­се, тем бо­лее ко­гда ты де­ла­ешь сме­лые иг­ры», — го­во­рит Ан­дрей. По его сло­вам, биз­нес от недви­жи­мо­сти при­но­сит мень­ше де­нег, чем иг­ро­вой: «по Рос­сии это еще бо­лее-ме­нее, а в Ев­ро­пе во­об­ще 3–3,5% в плане при­бы­ли».

Но у Пря­хи­на есть и увле­че­ния, которые не при­но­сят, а тре­бу­ют де­нег. На­при­мер, кол­лек­ция до­ро­гих ав­то­мо­би­лей — 17 ма­шин, сре­ди них Lamborgini, Aston Martin и дру­гие. Tesla Пря­хин по­ку­пать не хо­чет, го­во­рит, что «из­да­ле­ка она по­хо­жа на Mazda». А не­дав­но у него по­яви­лось еще од­но увле­че­ние из раз­ря­да тех, что бы­ва­ют у обес­пе­чен­ных лю­дей: он ре­шил за­нять­ся ор­га­ни­за­ци­ей ту­ри­сти­че­ских по­ле­тов в стра­то­сфе­ру.

Ту­ри­стом в стра­то­сфе­ру

14 ок­тяб­ря 2012 го­да лю­ди по все­му ми­ру вклю­чи­ли транс­ля­цию на YouTube, что­бы уви­деть, как ав­стрий­ский па­ра­шю­тист Фе­ликс Ба­ум­гарт­нер со­вер­шит пры­жок из стра­то­сфе­ры с вы­со­ты 39 км на Зем­лю. Прямая транс­ля­ция его прыж­ка ста­ла са­мой по­пу­ляр­ной в ис­то­рии YouTube — ее смот­ре­ли 8 млн че­ло­век. Спу­стя два го­да ре­корд Ба­ум­гарт­не­ра по­бил ис­пол­ни­тель­ный ди­рек­тор Google Алан Юс­тас, ко­то­рый со­вер­шил пры­жок из стра­то­сфе­ры с вы­со­ты 41 км.

ООО «Стра­то­нав­ти­ка», ко­то­рое Пря­хин со­зда­ет вме­сте с ос­но­ва­те­лем ла­бо­ра­то­рии «Ближ­ний кос­мос» Де­ни­сом Еф­ре­мо­вым, хо­чет за­пус­кать лю­дей на вы­со­ту до 25 км. «Де­лать мы это бу­дем на тер­ри­то­рии Вол­го­гра­да, по­то­му что при­ро­да у нас здесь… Ска­жем так, с од­ной сто­ро­ны, пе­ча­лит, что мно­го по­лей и ветра, но, с дру­гой сто­ро­ны — в плане

за­пус­ка это очень здо­ро­во», — го­во­рит Пря­хин.

Еф­ре­мов впер­вые при­е­хал в Вол­го­град око­ло двух лет на­зад. Ре­бя­та из «Ке­фи­ра» при­ду­ма­ли необыч­ный кор­по­ра­тив: «Са­мим раз­ра­бо­тать и за­пу­стить несколь­ко стра­то­ста­тов». Все за­про­сы в ин­тер­не­те ве­ли к ком­па­нии Еф­ре­мо­ва. «Ближ­ний кос­мос» про­ве­ла уже око­ло 100 за­пус­ков раз­лич­ных пред­ме­тов. Ее услу­га­ми поль­зу­ют­ся в том чис­ле част­ные ком­па­нии, которые хо­тят ор­га­ни­зо­вать та­кой по­лет в ре­клам­ных це­лях.

«Что у нас толь­ко не ле­та­ло — и спрей для но­са, и боч­ка для «Газ­про­ма», для «Ян­дек­са» ор­га­ни­зо­вы­ва­ли по­лет», — пе­ре­чис­ля­ет Еф­ре­мов. Услу­га­ми ком­па­нии поль­зу­ют­ся школь­ни­ки и сту­ден­ты, а так­же уче­ные, ко­то­рым на­до ис­пы­тать свои изоб­ре­те­ния в усло­ви­ях, близ­ких к кос­ми­че­ским. Один за­пуск сто­ит при­мер­но 200–300 тыс. руб.

Два го­да на­зад Пря­хин со сво­и­ми со­труд­ни­ка­ми за­пу­сти­ли пять зон­дов по 2 кг каж­дый. Спу­стя год Еф­ре- мов пред­ло­жил им за­пу­стить в стра­то­сфе­ру ска­фандр — «как первую ста­дию ис­пы­та­ний пи­ло­ти­ру­е­мо­го по­ле­та». До это­го Еф­ре­мов ни­ко­гда не за­пус­кал настоль­ко тя­же­лые пред­ме­ты: мас­са ска­фанд­ра со всем обо­ру­до­ва­ни­ем до­стиг­ла 30 кг. Внут­ри ска­фанд­ра уста­но­ви­ли ка­ме­ру с об­зо­ром в 360 гра­ду­сов, транс­ля­цию с ко­то­рой мож­но бы­ло смот­реть на Зем­ле в шле­ме вир­ту­аль­ной ре­аль­но­сти. «Ты вра­ща­ешь го­ло­вой, а в это вре­мя на­вер­ху вра­ща­ет­ся ка­ме­ра, ты се­бя чув­ству­ешь прак­ти­че­ски внут­ри ска­фанд­ра», — пе­ре­ска­зы­ва­ет ощу­ще­ния Еф­ре­мов.

Го­то­ви­лись пол­го­да, про­во­ди­ли ис­пы­та­ния, по­лет про­шел успеш­но, его сто­и­мость со­ста­ви­ла несколь­ко мил­ли­о­нов руб­лей, вспо­ми­на­ет Еф­ре­мов: «И я, и ре­бя­та из «Ке­фи­ра» ожи­да­ли худ­ше­го. Но не бо­лее 10% то­го, что мы за­ду­ма­ли, пошло не так».

Пря­хин и Еф­ре­мов не рас­кры­ва­ют сто­и­мость про­ек­та по за­пус­ку ту­ри­стов в стра­то­сфе­ру. «Мы боль- ше въе­ха­ли обо­ру­до­ва­ни­ем: не­дав­но квад­ро­ко­птер к нам при­шел, ко­то­рый сто­ит с ка­ме­ра­ми где-то под 4 млн руб.», — го­во­рит Пря­хин. Же­ла­ю­щим уви­деть Зем­лю с вы­со­ты в 25 км это обой­детcя в несколь­ко мил­ли­о­нов руб­лей. Пер­вый пи­ло­ти­ру­е­мый по­лет со­сто­ит­ся че­рез пол­то­ра-два го­да, на­де­ет­ся Еф­ре­мов. Он не ис­клю­ча­ет, что сам по­ле­тит пер­вым.

Кон­струк­ция для за­пус­ка пред­став­ля­ет со­бой огром­ный шар или кла­стер из ша­ров. Под ни­ми — па­ра­шют с креслом, обо­ру­до­ван­ным дат­чи­ка­ми, си­сте­мой ра­дио­свя­зи и те­ле­мет­рии, жиз­не­обес­пе­че­ния, вен­ти­ля­ции, мяг­кой по­сад­ки, за­па­сом кис­ло­ро­да и т.д. «В крес­ле си­дит че­ло­век в ска­фандре и лю­бу­ет­ся Зем­лей и кос­мо­сом», — опи­сы­ва­ет Еф­ре­мов.

Ос­но­ва­те­лям «Стра­то­нав­ти­ки» при­дет­ся со­здать с ну­ля си­сте­му по обес­пе­че­нию воз­ду­ха и теп­ла в по­ле­те, ко­то­рую нуж­но бу­дет по­ме­стить в ска­фандр. Вся кон­струк­ция для за-

пус­ка бу­дет ве­сить око­ло 200 кг. «По цене би­ле­та мы на­де­ем­ся уло­жить­ся в $80 тыс., но по­ле­ты Ба­ум­гарт­не­ра и Юс­та­са обо­шлись в несколь­ко мил­ли­о­нов дол­ла­ров каж­дый», — го­во­рит Еф­ре­мов.

«Мы иде­аль­ная ком­па­ния»

Уви­деть Зем­лю из стра­то­сфе­ры Пря­хин не стре­мит­ся: «Бо­юсь ле­тать да­же обыч­ны­ми са­мо­ле­та­ми», призна­ет­ся он. На сле­ду­ю­щий день по­сле ин­тер­вью со­труд­ни­ки «Ке­фи­ра» уез­жа­ли на «сво­ем» по­ез­де из ше­сти спаль­ных ва­го­нов в Со­чи празд­но­вать де­вя­ти­ле­тие ком­па­нии. «Есть три очень важ­ных че­ло­ве­ка в ком­па­нии, которые не лю­бят ле­тать во­об­ще. Зав­тра из-за нас вся ком­па­ния едет по­ез­дом», — го­во­рит он. Со­став из ше­сти спаль­ных ва­го­нов по­едет по марш­ру­ту Вол­го­град — Ад­лер, его под­го­тов­ка обо­шлась ком­па­нии в 6 млн руб., го­во­рит со­труд­ни­ца «Ке­фи­ра» Ма­рия Пе­стри­ко­ва.

Год на­зад со­труд­ни­ки ком­па­нии — все, кро­ме Пря­хи­на и Ко­сты­ле­ва, — ле­та­ли на спе­ци­аль­но при­ве­зен­ном из Моск­вы арен­до­ван­ном са­мо­ле­те на кор­по­ра­тив на Маль­ди­вы. Каж­дый мог взять с со­бой еще од­но­го че­ло­ве­ка. «Арен­да са­мо­ле­та обо­шлась чуть дороже, чем по­ез­да. Са­мо­лет мож­но бы­ло брен­ди­ро­вать, но мы не ста­ли, так как ле­те­ли ту­да, где в ос­нов­ном жи­вут му­суль­мане», — рас­ска­зы­ва­ет Пе­стри­ко­ва.

«Ка­фир» по-араб­ски — «невер­ный», и иг­ро­ки из араб­ских стран дав­но пи­шут гнев­ные ком­мен­та­рии в ма­га­зине при­ло­же­ний и со­об­ще­ния в тех­под­держ­ку. «Мы им объ­яс­ни­ли, что есть та­кой на­пи­ток — ке­фир», — го­во­рит Пря­хин. На во­прос, а по­че­му, соб­ствен­но, «Ке­фир», он да­ет неожи­дан­ный от­вет: «Мы бы­ли и оста­ем­ся по­клон­ни­ка­ми груп­пы «Ки­но». Цой в од­ном из сво­их ин­тер­вью рас­ска­зы­вал, что на­звал груп­пу так, по­то­му что это на­зва­ние не свя­за­но с му­зы­кой. Мы ре­ши­ли, что бу­дем на­зы­вать­ся «Ке­фир». На­зва­ние, не свя­зан­ное с де­я­тель­но­стью ком­па­нии, — это же­ла­ние вы­де­лить­ся сре­ди дру­гих», — объ­яс­ня­ет Пря­хин.

По дан­ным сту­дии, в Рос­сии жи­вут толь­ко 5% поль­зо­ва­те­лей игр «Ке­фи­ра», а боль­шая часть иг­ро­ков на­хо­дят­ся в США, Азии и Ев­ро­пе. «Мы во­об­ще иде­аль­ная ком­па­ния в этом плане. На­хо­дим­ся здесь, за­ра­ба­ты­ва­ем в США, и тра­тим здесь. По­тря­са­ю­ще», — го­во­рит Пря­хин. Не все сей­час го­то­вы ста­но­вить­ся парт­не­ра­ми рос­сий­ской ком­па­нии, но от­кры­вать юри­ди­че­ское ли­цо за ру­бе­жом он не хо­чет, а об упу­щен­ных парт­нер­ствах не жа­ле­ет — «ну и по­шли они на фиг».

«Мы го­то­вы со всем бо­роть­ся, и от­но­сим­ся с боль­шим ува­же­ни­ем и тре­пе­том к на­ше­му го­ро­ду и к Рос­сии в це­лом. Сей­час тут гимн дол­жен быть», — шу­тит Пря­хин.

Сле­ва про­дю­сер Last Day on Earth Петр Ко­сты­лев, бла­го­да­ря ко­то­ро­му иг­ра «за­ра­ба­ты­ва­ет кон­ские день­ги», спра­ва Ан­дрей Пря­хин

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.