Кон­стан­тин Ка­зе­нин,

стар­ший на­уч­ный со­труд­ник РАНХиГС и Ин­сти­ту­та Гай­да­ра

RBC - - ПЕРВАЯ СТРАНИЦА - Кон­стан­тин Ка­зе­нин, стар­ший на­уч­ный со­труд­ник РАНХиГС и Ин­сти­ту­та Гай­да­ра

Ка­кие про­бле­мы дей­стви­тель­но на­до ре­шать в Да­ге­стане

Вла­ди­ми­ру Ва­си­лье­ву, из­бран­но­му 9 сен­тяб­ря гла­вой Да­ге­ста­на, еще пред­сто­ит най­ти ба­ланс меж­ду за­чист­кой эли­ты и со­хра­не­ни­ем ра­бо­чих мест и со­ци­аль­ной ста­биль­но­сти в рес­пуб­ли­ке.

При­зы­вы по­ста­вить во гла­ву Да­ге­ста­на че­ло­ве­ка, ра­нее не имев­ше­го от­но­ше­ния к рес­пуб­ли­ке, зву­ча­ли еще с 2000-х го­дов. Ин­те­рес­но, что эта идея по­лу­ча­ла под­держ­ку с раз­ных сто­рон — от рус­ских на­ци­о­на­ли­стов до тех да­ге­стан­ских об­ще­ствен­ни­ков, ко­то­рые счи­та­ли мест­ную бю­ро­кра­тию без­на­деж­но кор­рум­пи­ро­ван­ной и тре­бо­ва­ли от фе­де­раль­но­го цен­тра «хи­рур­ги­че­ско­го вме­ша­тель­ства» в де­ла рес­пуб­ли­ки. Центр, од­на­ко, та­кие при­зы­вы мно­го лет иг­но­ри­ро­вал, по­это­му, ко­гда в ок­тяб­ре 2017 го­да на по­сту и.о. гла­вы Да­ге­ста­на ока­зал­ся Вла­ди­мир Ва­си­льев, это мно­ги­ми бы­ло вос­при­ня­то как при­зна­ние Крем­лем то­го фак­та, что де­ла в ре­ги­оне со­всем пло­хи и «хи­рур­ги­че­ское вме­ша­тель­ство» все же необ­хо­ди­мо. По­чти год спу­стя Ва­си­льев из­ба­вил­ся от при­став­ки «и.о.»: 9 сен­тяб­ря На­род­ное со­бра­ние Да­ге­ста­на из­бра­ло его гла­вой рес­пуб­ли­ки. Ин­три­ги на вы­бо­рах не бы­ло, но по­вод про­ана­ли­зи­ро­вать то, что сей­час про­ис­хо­дит в рес­пуб­ли­ке, есть. Ис­чер­пы­ва­ет­ся ли все уже при­выч­ной для фе­де­раль­ных СМИ кар­тин­кой «об­нов­ле­ния ста­рой кор­рум­пи­ро­ван­ной эли­ты»?

Усло­вия опе­ра­ции

Спра­вед­ли­во­сти ра­ди сто­ит от­ме­тить, что неко­то­рые про­бле­мы Да­ге­ста­на по­те­ря­ли остро­ту еще в го­ды прав­ле­ния пред­ше­ствен­ни­ка Ва­си­лье­ва — Ра­ма­за­на Аб­ду­ла­ти­по­ва, пусть и не все­гда он при этом иг­рал клю­че­вую роль.

Во-пер­вых, из ре­ги­о­на так или ина­че бы­ли уда­ле­ны те пред­ста­ви­те­ли мест­но­го чи­нов­ни­че­ства, чьи ре­аль­ные пол­но­мо­чия бы­ли зна­чи­тель­но ши­ре, чем пред­по­ла­га­ла их долж­ность. Речь преж­де все­го о быв­шем мэ­ре Ма­хач­ка­лы Са­и­де Ами­ро­ве (осуж­ден на по­жиз­нен­ное за­клю­че­ние) и ру­ко­во­ди­те­ле да­ге­стан­ско­го от­де­ле­ния Пен­си­он­но­го фон­да Рос­сии, ра­нее гла­ве Киз­ляр­ско­го рай­о­на на се­ве­ре рес­пуб­ли­ки Са­ги­де Мур­та­за­ли­е­ве (объ­яв­лен в меж­ду­на­род­ный ро­зыск). Эти лю­ди, до то­го как по­пасть под уго­лов­ное пре­сле­до­ва­ние, нефор­маль­но кон­тро­ли­ро­ва­ли зна­чи­тель­ные тер­ри­то­рии и фи­нан­со­вые по­то­ки и бы­ли спо­соб­ны мо­би­ли­зо­вать в свою под­держ­ку ты­ся­че сто­рон­ни­ков, так или ина­че обя­зан­ных им сво­ей без­опас­но­стью и бла­го­по­лу­чи­ем. Еще в пер­вой по­ло­вине 2000-х по­доб­ных нефор­маль­ных ав­то­ри­те­тов, хоть и с раз­ным уров­нем вли­я­ния в рес­пуб­ли­кан­ской эли- те, бы­ли де­сят­ки. Ами­ров и Мур­та­за­ли­ев на мо­мент воз­буж­де­ния уго­лов­ных дел оста­ва­лись ед­ва ли не по­след­ни­ми из них, так что не сто­ит ду­мать, что Ва­си­лье­ву при­шлось иметь де­ло с «па­рал­лель­ны­ми» и неза­ви­си­мы­ми от него «цен­тра­ми вла­сти» в сре­де мест­но­го чи­нов­ни­че­ства.

Во-вто­рых, в по­след­ние го­ды пе­ред на­зна­че­ни­ем Ва­си­лье­ва про­бле­ма ре­ли­ги­оз­но­го экс­тре­миз­ма в ре­ги­оне так­же ста­ла ме­нее бо­лез­нен­ной. По­жа­луй, все на­блю­да­те­ли со­гла­ша­ют­ся, что глав­ную роль здесь сыг­рал отъ­езд мно­гих мест­ных ра­ди­ка­лов на Ближ­ний Во­сток, где они при­мкну­ли к тер­ро­ри­стам. Из­ме­нил­ся и ба­ланс сил в мест­ном ис­ла­ме, не свя­зан­ном с во­ору­жен­ным джи­ха­диз­мом.

Сей­час прак­ти­че­ски ушло в про­шлое ха­рак­тер­ное для Да­ге­ста­на в 1990–2000-е го­ды пуб­лич­ное про­ти­во­сто­я­ние су­физ­ма — ре­ли­ги­оз­ной тра­ди­ции, укре­пив­шей­ся в ре­ги­оне в XIX ве­ке и ос­но­ван­ной на ду­хов­ном уче­ни­че­стве у на­став­ни­ка-шей­ха, и раз­лич­ных те­че­ний, не при­ни­мав­ших су­физм. В на­ча­ле 2010-х встре­чи меж­ду «су­фи­я­ми» и их оп­по­нен­та­ми ста­но­ви­лись са­мы­ми гром­ки­ми со­бы­ти­я­ми мест­ной не толь­ко ре­ли­ги­оз­ной, но и об­ще­ствен­ной жиз­ни. Воз­глав­ляв­ший Да­ге­стан с 2010 по 2013 год Ма­го­мед­са­лам Ма­го­ме­дов счи­тал ор­га­ни­за­цию «внут­ри­ис­лам­ско­го диа­ло­га» од­ним из ос­нов­ных сво­их до­сти­же­ний. По­чти пол­ный уход с аван­сце­ны пред­ста­ви­те­лей «ан­ти­су­фий­ско­го» кры­ла был свя­зан с це­лым спек­тром при­чин. Неко­то­рые пред­ста­ви­те­ли это­го кры­ла пе­ре­шли на ра­ди­каль­ные по­зи­ции и да­же ока­за­лись в Си­рии. Дру­гие бы­ли во­вле­че­ны в раз­лич­ные мест­ные кон­флик­ты и ста­ли фи­гу­ран­та­ми уго­лов­ных дел. В ито­ге ду­хов­ное управ­ле­ние му­суль­ман Да­ге­ста­на, в ру­ко­вод­стве ко­то­ро­го со­сре­до­то­че­ны сто­рон­ни­ки су­физ­ма, ста­ло един­ствен­ной се­рьез­ной си­лой в мест­ном ис­ла­ме. В та­кой си­ту­а­ции то­же есть свои рис­ки. Ес­ли в ле­галь­ном по­ле нет ре­ли­ги­оз­ных де­я­те­лей, ав­то­ри­тет­ных для му­суль­ман, не при­ни­ма­ю­щих су­физм, то рас­тет опас­ность «индок­три­на­ции» по­след­них со сто­ро­ны экс­тре­мист­ских сил, ко­то­рым не нуж­ны ле­галь­ные пуб­лич­ные пло­щад­ки. Но, как бы то ни бы­ло, по­сла­нец из цен­тра по­явил­ся в Да­ге­стане как раз то­гда, ко­гда на­пря­жен­ность на ис­лам­ском «фрон­те» за­мет­но сни­зи­лась.

А бы­ли ли «кла­ны»?

В та­кой си­ту­а­ции борь­ба с мест­ной кор­руп­ци­ей за­ко­но­мер­но ста­ла для Ва­си­лье­ва ос­нов­ным по­ли­ти­че­ским вы­зо­вом. Ин­стру­мент этой борь­бы — не толь­ко уго­лов­ные де­ла, но и на­зна­че­ние на пра­ви­тель­ствен­ные долж­но- сти чи­нов­ни­ков, не ра­бо­тав­ших ра­нее в рес­пуб­ли­ке (как пре­мьер Ар­тем Зду­нов, «вы­пи­сан­ный» из Та­тар­ста­на). Фе­де­раль­ные СМИ изоб­ра­жа­ли этот про­цесс как борь­бу с мест­ны­ми «кла­на­ми». Под та­ко­вы­ми при­ня­то по­ни­мать нефор­маль­ные со­ю­зы чи­нов­ни­ков и аф­фи­ли­ро­ван­ных с ни­ми пред­при­ни­ма­те­лей, ча­сто ос­но­ван­ные на эт­ни­че­ской со­ли­дар­но­сти. Уже по­сле при­хо­да Ва­си­лье­ва бы­ли аре­сто­ва­ны мно­гие мест­ные чи­нов­ни­ки, ко­то­рых с 1990-х го­дов счи­та­ли «кла­но­вы­ми» ли­де­ра­ми, вклю­чая гла­ву пра­ви­тель­ства Аб­ду­са­ма­да Га­ми­до­ва и недав­но от­прав­лен­но­го в СИЗО гла­ву да­ге­стан­ско­го тер­ри­то­ри­аль­но­го ор­га­на ФОМС, неко­гда спи­ке­ра На­род­но­го со­бра­ния Да­ге­ста­на Ма­го­ме­да Су­лей­ма­но­ва. Од­на­ко их уда­ле­ние с власт­но­го олим­па про­шло столь без­бо­лез­нен­но, что за­ста­ви­ло усо­мнить­ся, был ли у них в по­след­ние го­ды ка­кой-ли­бо ре­сурс вли­я­ния, кро­ме под­держ­ки ру­ко­вод­ства, име­ю­щей свой­ство пре­кра­щать­ся в один пре­крас­ный мо­мент.

Про­ти­во­сто­ять крем­лев­ско­му на­зна­чен­цу пы­та­лось не столь­ко окру­же­ние вы­со­ко­по­став­лен­ных аре­стан­тов, сколь­ко чи­нов­ни­че­ство сред­не­го зве­на, со­став ко­то­ро­го силь­но по­ме­нял­ся еще при Аб­ду­ла­ти­по­ве. Пер­спек­ти­вы этих управ­лен­цев ту­ман­ны не толь­ко из-за по­яв­ле­ния в рес­пуб­ли­ке «при­ез­жих», но и на фоне про­во­ди­мых Ва­си­лье­вым от­кры­тых кон­кур­сов по фор­ми­ро­ва­нию но­во­го мест­но­го кад­ро­во­го ре­зер­ва. Но борь­ба про­тив на­зна­чен­ных Ва­си­лье­вым чле­нов пра­ви­тель­ства фак­ти­че­ски све­лась к ано­ним­но­му се­те­во­му трол­лин­гу. Под­держ­ки за пре­де­ла­ми ми­ни­стер­ских зда­ний это не име­ло. Ви­ди­мо, ан­ти­кор­руп­ци­он­ная по­вест­ка са­ма по се­бе вы­зы­ва­ет до­ве­рие у граж­дан и кри­ти­ка Ва­си­лье­ва с по­зи­ций «мест­но­го пат­ри­о­тиз­ма» боль­шо­го успе­ха не име­ет.

Но­вые про­бле­мы

Од­на­ко де­кла­ри­ро­ван­ное Ва­си­лье­вым «воз­вра­ще­ние Рос­сии в Да­ге­стан» ра­но или позд­но за­тро­нет ин­те­ре­сы не толь­ко эли­ты, но и ши­ро­ких сло­ев на­се­ле­ния. Соб­ствен­но, это уже про­ис­хо­дит, на­при­мер, ко­гда гла­ва Да­ге­ста­на тре­бу­ет про­ве­рить за­кон­ность стро­и­тель­ства со­тен мно­го­квар­тир­ных до­мов в Ма­хач­ка­ле, и ока­зы­ва­ет­ся, что мно­гие из них по­стро­е­ны без над­ле­жа­щих раз­ре­ше­ний, или ко­гда но­вые чле­ны пра­ви­тель­ства ин­спек­ти­ру­ют рын­ки го­ро­да Ха­са­вюрт, круп­ней­шей опто­вой пло­щад­ки на Се­вер­ном Кав­ка­зе, и тре­бу­ют при­ве­сти в по­ря­док раз­ре­ше­ния на тор­гов­лю. До это­го си­сте­мой их вы­да­чи рес­пуб­ли­кан­ский центр по­чти ни­ко­гда не ин­те­ре­со­вал­ся, и вполне ожи­да­е­мо, что при вни­ма­тель­ной ин­спек­ции на­ру­ше­ний там мож­но най­ти нема­ло.

Не­фор­маль­ная эко­но­ми­ка в Да­ге­стане, бес­спор­но, по­рож­де­на су­ще­ство­вав­шей там в по­след­ние де­ся­ти­ле­тия бю­ро­кра­ти­че­ской си­сте­мой, крайне за­кры­той и бло­ки­ро­вав­шей путь на­верх для «не сво­их». Но де­ло не толь­ко в том, что чи­нов­ни­ки «кры­ше­ва­ли» нефор­маль­ную эко­но­ми­ку. Ра­бо­тал и про­ти­во­по­лож­ный ме­ха­низм: в неко­то­рые се­рые зо­ны ак­тив­ное на­се­ле­ние шло как раз по­то­му, что там не нуж­на бы­ла чи­нов­ни­чья «кры­ша». Так дол­гое вре­мя в Да­ге­стане об­сто­я­ло де­ло с жи­лищ­ным стро­и­тель­ством, обув­ной про­мыш­лен­но­стью, транс­порт­ны­ми пе­ре­воз­ка­ми, опто­вой тор­гов­лей. Бе­з­услов­но, мно­гое в этих от­рас­лях бы­ло ор­га­ни­зо­ва­но не по бук­ве за­ко­на и ра­но или позд­но фе­де­раль­ная власть долж­на бы­ла это уви­деть. Во­прос в том, как имен­но бу­дет про­ис­хо­дить те­перь «обе­ле­ние», не при­ве­дет ли оно лишь к по­вы­ше­нию кор­руп­ци­он­ных из­дер­жек там, где они бы­ли невы­со­ки, и к мас­со­во­му ухо­ду с рын­ка мел­ких и сред­них пред­при­ни­ма­те­лей. При та­ком сце­на­рии пер­вым ре­зуль­та­том бу­дет уве­ли­че­ние ми­гра­ции из ре­ги­о­на.

Дру­гим важ­ным эк­за­ме­ном для но­вой вла­сти ста­нут ста­рые спо­ры о му­ни­ци­паль­ных гра­ни­цах. Это, в част­но­сти, про­бле­ма зе­мель от­гон­но­го жи­вот­но­вод­ства — со­тен ты­сяч гек­та­ров на рав­нине, предо­став­лен­ных в со­вет­ское вре­мя гор­ным хо­зяй­ствам и ныне вме­ща­ю­щих де­сят­ки по­се­ле­ний вы­ход­цев с гор, неред­ко не име­ю­щих ни­ка­ко­го фор­маль­но­го ста­ту­са. Это и про­бле­ма вос­ста­нов­ле­ния Ау­хов­ско­го рай­о­на, на­се­лен­но­го да­ге­стан­ски­ми че­чен­ца­ми до их де­пор­та­ции в 1944 го­ду. Ре­ше­ние это­го во­про­са мно­го раз от­кла­ды­ва­лось из-за труд­но­стей с со­зда­ни­ем усло­вий для пе­ре­се­ле­ния жи­те­лей дру­гих на­ци­о­наль­но­стей — по­том­ков тех, ко­го по­сле де­пор­та­ции че­чен­цев прак­ти­че­ски так же на­силь­ствен­но за­се­ли­ли на их зем­ли. Об­щая чер­та этих про­блем со­сто­ит в том, что их ре­ше­ние не сдви­нуть с ме­ста без диа­ло­га за­ин­те­ре­со­ван­ных сто­рон, у каж­дой из ко­то­рых своя прав­да. Се­го­дня фе­де­раль­ный центр вряд ли счи­та­ет уме­ние быть по­сред­ни­ком в кон­флик­тах важ­ным до­сто­ин­ством глав се­ве­ро­кав­каз­ских ре­ги­о­нов. Ско­рее це­нит­ся спо­соб­ность вы­во­дить кон­флик­ты из сфе­ры пуб­лич­но­го вни­ма­ния. Од­на­ко в Да­ге­стане без диа­ло­га про­бле­мы не ре­ша­ют­ся, да­же ко­гда цель — сде­лать его как мож­но бо­лее «обыч­ным» рос­сий­ским ре­ги­о­ном.

Точ­ка зре­ния ав­то­ров, ста­тьи ко­то­рых пуб­ли­ку­ют­ся в раз­де­ле «Мне­ния», мо­жет не сов­па­дать с мне­ни­ем ре­дак­ции.

ФОТО: Олег Яко­влев/РБК

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.