Кипр по­те­рял ли­дер­ство на рос­сий­ском рын­ке сли­я­ний и по­гло­ще­ний

АН­НА МИХЕЕВА Thomson Reuters про­ана­ли­зи­ро­вал сдел­ки M&A с рос­сий­ски­ми ак­ти­ва­ми

RBC - - ПЕРВАЯ СТРАНИЦА -

Кипр из чис­ла стран — лидеров на рос­сий­ском рын­ке сли­я­ний и по­гло­ще­ний пе­ре­ме­стил­ся в ко­нец спис­ка — кипр­ские ком­па­нии в 2018 го­ду купили ак­ти­вов все­го на $7,8 млн. Рос­сий­ский биз­нес пред­по­чел Ки­пру Бри­тан­ские Вир­гин­ские ост­ро­ва.

Кипр, с 2009 го­да по­сто­ян­но вхо­див­ший в трой­ку лидеров по объ­е­му сделок на рос­сий­ском рын­ке сли­я­ний и по­гло­ще­ний (M&A), в 2018 го­ду пе­ре­ме­стил­ся в трой­ку аут­сай­де­ров. Та­кие дан­ные при­во­дит в сво­ем ис­сле­до­ва­нии Thomson Reuters (есть у РБК). В те­ку­щем го­ду по со­сто­я­нию на ко­нец ав­гу­ста с уча­сти­ем Ки­п­ра бы­ло за­клю­че­но все­го 48 сделок M&A по при­об­ре­те­нию рос­сий­ских ак­ти­вов на $7,8 млн, то­гда как еще в про­шлом го­ду их сум­ма бы­ла в 120 раз больше — $935 млн (75 сделок). Са­мые вну­ши­тель­ные тра­ты кипр­ских ком­па­ний на рос­сий­ские ак­ти­вы при­шлись на 2012 год — $6,7 млрд.

Од­но­вре­мен­но до­лю на рос­сий­ском рын­ке M&A на­рас­ти­ли Бри­тан­ские Вир­гин­ские ост­ро­ва (BVI): ком­па­нии с мест­ной про­пис­кой участ­во­ва­ли в сдел- ках c рос­сий­ски­ми ак­ти­ва­ми на $1,3 млрд — в 3 ра­за больше, чем за весь 2017 год. Это вто­рое ме­сто сре­ди за­ру­беж­ных по­ку­па­те­лей в Рос­сии. По­след­ний раз ком­па­нии с Бри­тан­ских Вир­гин­ских ост­ро­вов тра­ти­ли на рос­сий­ские ак­ти­вы бо­лее $1 млрд в 2012 го­ду — то­гда сдел­ки с их уча­сти­ем оце­ни­ва­лись в $3,3 млрд.

Оче­вид­но, что круп­ный клиент ушел с Ки­п­ра, се­рьез­ные ин­ве­сто­ры пе­ре­ме­сти­лись в дру­гие юрис­дик­ции, от­ме­ча­ет глав­ный эко­но­мист кон­сал­тин­го­вой ком­па­нии «ПФ Ка­пи­тал» Ев­ге­ний На­дор­шин. «Вир­гин­ские ост­ро­ва в со­зна­нии мно­гих — бо­лее ста­биль­ная сре­да, в ко­то­рую, су­дя по все­му, и пред­по­чли пе­ре­ме­стить­ся крупные ин­ве­сто­ры», — до­бав­ля- ет он. По его сло­вам, од­на из при­чин это­го — уже­сто­че­ние Цен­тро­бан­ком Ки­п­ра тре­бо­ва­ний к бан­кам при об­слу­жи­ва­нии ком­па­ний, ко­то­рые не ве­дут ре­аль­ной де­я­тель­но­сти, свя­зан­ной с кипр­ской эко­но­ми­кой.

Как ра­нее пи­сал РБК, в июне ЦБ Ки­п­ра разо­слал ком­мер­че­ским бан­кам ост­ро­ва цир­ку­ляр, анон­си­ру­ю­щий новые жест­кие тре­бо­ва­ния к де­ло­вым от­но­ше­ни­ям с ком­па­ни­я­ми-кли­ен­та­ми. По тре­бо­ва­нию ре­гу­ля­то­ра кипр­ские бан­ки долж­ны иден­ти­фи­ци­ро- вать сре­ди сво­их клиентов ком­па­нии-пу­стыш­ки, не ве­ду­щие ре­аль­ной де­я­тель­но­сти, раз­ры­вать с ни­ми от­но­ше­ния и не всту­пать в новые. Уже­сто­че­ние кон­тро­ля за де­я­тель­но­стью ком­па­ний на Ки­п­ре на­ча­лось еще до по­яв­ле­ния цир­ку­ля­ра, го­во­ри­ли РБК юри­сты и ра­бо­та­ю­щие в стране пред­при­ни­ма­те­ли.

Бри­тан­ские Вир­гин­ские ост­ро­ва об­ла­да­ют по срав­не­нию с Ки­пром несколь­ки­ми пре­иму­ще­ства­ми. Есть тех­ни­че­ская воз­мож­ность не рас­кры­вать ин­фор­ма­цию о ко­неч­ных бе­не­фи­ци­а­рах ком­па­ний, за­ре­ги­стри­ро­ван­ных на Бри­тан­ских Вир­гин­ских ост­ро­вах, го­во­рит ве­ду­щий юрист А1 Дмит­рий Коз­ля­ков. «Это­го нель­зя ска­зать о кипр­ских ком­па­ни­ях, уста­но­вить фак­ти­че­ских соб­ствен­ни­ков ко­то­рых зна­чи­тель­но про­ще, по­это­му в це­лях сни­же­ния рис­ков участ­ни­ки рын­ка пред­по­чи­та­ют ис­поль­зо­вать ком­па­нии с BVI», — под­чер­ки­ва­ет он.

Не­смот­ря на то что рос­сий­ские на­ло­го­вые ор­га­ны по­лу­чи­ли доступ к ин­фор­ма­ции с Ки­п­ра по­сле под­пи­са­ния договора об из­бе­жа­нии двой­но­го на­ло­го­об­ло­же­ния еще в 1998 го­ду, на прак­ти­ке это ста­ло чув­стви­тель­ным толь­ко с 2015 го­да, по­сле по­яв­ле­ния в Рос­сии пра­вил о на­ло­го­об­ло­же­нии кон­тро­ли­ру­е­мых ино­стран­ных ком­па­ний (КИК), по­яс­ня­ет Коз­ля­ков.

На­ло­го­вое струк­ту­ри­ро­ва­ние — бо­лее важ­ный во­прос при при­ня­тии ре­ше­ний о со­вер­ше­нии сделок че­рез Кипр или BVI, по­то­му что юри­ди­че­ские осо­бен­но­сти и пер­вая, и вто­рая юрис­дик­ция за­им­ство­ва­ли из ан­глий­ско­го пра­ва, по­ла­га­ет стар­ший юрист Herbert Smith Freehills Де­нис Мо­ро­зов. Еще один ве­со­мый фак­тор про­тив ис­поль­зо­ва­ния Ки­п­ра рос­сий­ским бизнесом — это дей­ствие санк­ци­он­но­го за­ко­но­да­тель­ства Ев­ро­со­ю­за, в со­став ко­то­ро­го вхо­дит Кипр, и на- кла­ды­ва­е­мые им огра­ни­че­ния, свя­зан­ные с Рос­си­ей, до­бав­ля­ет Мо­ро­зов.

Ос­нов­ной объ­ем сделок че­рез оф­шор­ные юрис­дик­ции при­шел­ся на ко­нец 2017-го — на­ча­ло 2018 го­да, на­по­ми­на­ет управ­ля­ю­щий парт­нер ком­па­нии УК «Пра­во и Биз­нес» Алек­сандр Па­хо­мов. При­чи­ны — ак­тив­ное струк­ту­ри­ро­ва­ние ак­ти­вов рос­сий­ски­ми бе­не­фи­ци­а­ра­ми из-за но­во­го за­ко- но­да­тель­ства о на­ло­го­об­ло­же­нии КИК, деоф­шо­ри­за­ция и ам­ни­стия ка­пи­та­лов. Уве­ли­че­ние сделок че­рез оф­шо­ры мог­ло быть свя­за­но с от­то­ком ка­пи­та­ла из Рос­сии, струк­ту­ри­ро­ван­но­го че­рез эти стра­ны, за­клю­ча­ет экс­перт.

Спи­сок учтен­ных в ис­сле­до­ва­нии сделок M&A охва­ты­ва­ет сдел­ки в про­цес­се за­вер­ше­ния и за­кры­тые сдел­ки, по­яс­ни­ли в Thomson Reuters.

В те­ку­щем го­ду по со­сто­я­нию на ко­нец ав­гу­ста с уча­сти­ем Ки­п­ра бы­ло за­клю­че­но все­го 48 сделок M&A по при­об­ре­те­нию рос­сий­ских ак­ти­вов на $7,8 млн, то­гда как еще в про­шлом го­ду их сум­ма бы­ла в 120 раз больше — $935 млн (75 сделок)

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.