Сер­гей Гу­ри­ев,

глав­ный эко­но­мист Ев­ро­пей­ско­го бан­ка ре­кон­струк­ции и раз­ви­тия

RBC - - ПЕРВАЯ СТРАНИЦА - Сер­гей Гу­ри­ев, глав­ный эко­но­мист Ев­ро­пей­ско­го бан­ка ре­кон­струк­ции и раз­ви­тия Точ­ка зре­ния ав­то­ров, ста­тьи ко­то­рых пуб­ли­ку­ют­ся в раз­де­ле «Мне­ния», мо­жет не сов­па­дать с мне­ни­ем ре­дак­ции.

Три вы­учен­ных и невы­учен­ных уро­ка кри­зи­са 2008 го­да

Глав­ный урок гло­баль­но­го кри­зи­са 2008 го­да: ес­ли не ре­гу­ли­ро­вать кон­флик­ты ин­те­ре­сов в фи­нан­со­вом сек­то­ре, то жад­ность, без­от­вет­ствен­ность и неком­пе­тент­ность мо­гут при­ве­сти к ка­та­стро­фи­че­ским по­след­стви­ям.

Хо­тя пер­вые про­бле­мы на рын­ке ипо­теч­ных кре­ди­тов на­ча­лись уже в 2007 го­ду, точ­кой от­сче­та гло­баль­но­го фи­нан­со­во­го кри­зи­са при­ня­то счи­тать день банк­рот­ства бан­ка Lehman Brothers — 15 сен­тяб­ря 2008 го­да. С тех пор про­шло де­сять лет. Что из­ме­ни­лось? Ка­кие уро­ки бы­ли и не бы­ли вы­уче­ны?

В первую оче­редь из­ме­не­ния кос­ну­лись фи­нан­со­вых рын­ков раз­ви­тых стран — где, соб­ствен­но, и на­чал­ся кри­зис. Аме­ри­ка и Ев­ро­па рез­ко уже­сто­чи­ли бан­ков­ское ре­гу­ли­ро­ва­ние, по­вы­си­ли тре­бо­ва­ния к до­ста­точ­но­сти ка­пи­та­ла, по­вы­си­ли про­зрач­ность фи­нан­со­во­го сек­то­ра. В Ев­ро­со­ю­зе бы­ли сде­ла­ны се­рьез­ные ша­ги к со­зда­нию Бан­ков­ско­го со­ю­за (в ев­ро­зоне) и да­же Со­ю­за фон­до­вых рын­ков. Об­суж­да­ют­ся и дру­гие ре­фор­мы ев­ро­зо­ны, в том чис­ле и та­кие, ко­то­рые бы­ли бы немыс­ли­мы до кри­зи­са.

Рос­сии, бе­з­услов­но, та­к­же необ­хо­ди­мы и по­вы­ше­ние ка­че­ства бан­ков­ско­го над­зо­ра, и борь­ба с недоб­ро­со­вест­ным ис­поль­зо­ва­ни­ем ин­фор­ма­ции на фон­до­вых рын­ках. Но три глав­ных уро­ка кри­зи­са для раз­ви­ва­ю­щих­ся стран, в том чис­ле для Рос­сии, от­но­сят­ся к сфе­ре де­неж­но-кре­дит­ной и бюд­жет­ной по­ли­ти­ки.

Важ­ность ин­фля­ции

Пер­вый урок: для то­го что­бы сгла­дить удар кри­зи­са, необ­хо­ди­ма раз­ви­тая внут­рен­няя фи­нан­со­вая си­сте­ма. А для этого, в свою оче­редь, нуж­на низ­кая и пред­ска­зу­е­мая ин­фля­ция. Ес­ли ин­фля­ция оста­ет­ся вы­со­кой, то и уро­вень неопре­де­лен­но­сти слиш­ком вы­сок, по­это­му дол­го­сроч­ное фи­нан­си­ро­ва­ние до­ступ­но толь­ко в дол­ла­рах или ев­ро. К че­му это мо­жет при­ве­сти, мы мо­жем на­блю­дать се­год­ня в Тур­ции. В 2017 го­ду ту­рец­кие вла­сти раз­вер­ну­ли об­шир­ное кре­дит­ное сти­му­ли­ро­ва­ние эко­но­ми­ки, что при­ве­ло к дву­знач­ной ин­фля­ции. Дол­го­сроч­ное кре­ди­то­ва­ние в ли­рах ис­сяк­ло, ком­па­нии и бан­ки на­ча­ли в еще боль­шей сте­пе­ни по­ла­гать­ся на дол­ла­ро­вые кре­ди­ты, по­это­му по­вы­ше­ние став­ки ФРС при­ве­ло к се­рьез­ной мак­ро­эко­но­ми­че­ской тур­бу­лент­но­сти. Ин­ве­сто­ры за­па­ни­ко­ва­ли, курс ли­ры упал, бре­мя дол­ла­ро­вой за­дол­жен­но­сти ста­ло кри­ти­че­ским. Став­ки го­до­вых кре­ди­тов в ли­рах до­стиг­ли за­пре­ти­тель­ных зна­че­ний.

Раз­го­во­ры о пе­ре­хо­де к ин­фля­ци­он­но­му тар­ге­ти­ро­ва­нию в Рос­сии на­ча­лись еще за несколь­ко лет до кри­зи­са, но имен­но кри­зис по­ка­зал необ­хо­ди­мость та­ко­го пе­ре­хо­да. В кон­це 2008 го­да, не­смот­ря на трех­крат­ное па­де­ние цен на нефть, Цен­траль­ный банк про­дол­жал за­щи­щать курс руб­ля. Это при­ве­ло к то­му, что в ожидании неми­ну­е­мой де­валь­ва­ции ин­ве­сто­ры про­дол­жа­ли ску­пать ва­лю­ту, руб­ле­вое кре­ди­то­ва­ние пре­кра­ти­лось. Ре­зуль­та­том ста­ли ка­та­стро­фи­че­ский обвал ин­ве­сти­ций и спад производства. В 2009 го­ду рос­сий­ский ВВП сни­зил­ся на 8% — наи­боль­шее па­де­ние в стра­нах G20.

В то же вре­мя сы­рье­вые эко­но­ми­ки, ко­то­рые к на­ча­лу кри­зи­са уже пе­ре­шли к гиб­ко­му кур­су и ин­фля­ци­он­но­му тар­ге­ти­ро­ва­нию, про­шли его от­но­си­тель­но непло­хо. На­при­мер, Ав­стра­лия смог­ла из­бе­жать ре­цес­сии. Ин- фля­ция оста­ва­лась в це­ле­вом диа­па­зоне (ни­же 3%), не­смот­ря на то что курс ав­стра­лий­ско­го дол­ла­ра упал при­мер­но на треть. С тео­ре­ти­че­ской точ­ки зре­ния так и долж­но бы­ло быть (имен­но по­это­му и бы­ла раз­ра­бо­та­на кон­цеп­ция ин­фля­ци­он­но­го тар­ге­ти­ро­ва­ния), но как раз кри­зис 2008–2009 го­дов стал пер­вым ис­пы­та­ни­ем на проч­ность этой кон­цеп­ции, при том что инфляционное тар­ге­ти­ро­ва­ние бы­ло впер­вые внед­ре­но в на­ча­ле 1990-х в ан­гло­сак­сон­ских стра­нах.

По­сле 2008 го­да этот урок усво­и­ла и Рос­сия. За по­след­ние де­сять лет ей при­шлось еще раз прой­ти че­рез кри­зис, и имен­но пе­ре­ход к ин­фля­ци­он­но­му тар­ге­ти­ро­ва­нию по­мог ей спра­вить­ся с эф­фек­том рез­ко­го па­де­ния цен на нефть. В 2014–2016 го­дах Рос­сия пе­ре­жи­ла рез­кое сни­же­ние кур­са руб­ля и ре­цес­сию, но спад был го­раз­до ни­же — ме­нее 3% ВВП.

Спа­си­тель­ные ре­зер­вы

Вто­рой урок кри­зи­са 2008– 2009 го­дов для раз­ви­ва­ю­щих­ся стран — важ­ность ре­зерв­ных фон­дов. Преды­ду­щие кри­зи­сы по­ка­за­ли, что в са­мое труд­ное вре­мя, имен­но то­гда, ко­гда день­ги нуж­ны боль­ше все­го, фи­нан­со­вые рын­ки от­ка­зы­ва­ют­ся под­дер­жи­вать раз­ви­ва­ю­щи­е­ся стра­ны (пред­по­чи­тая сбе­ре­гать в ин­стру­мен­тах бо­лее на­деж­ных раз­ви­тых стран). По­это­му — та­к­же впер­вые в ис­то­рии — к кризису 2008 го­да мно­гие раз­ви­ва­ю­щи­е­ся стра­ны, вклю­чая Рос­сию, по­до­шли с су­ще­ствен­ны­ми на­коп­ле­ни­я­ми на чер­ный день. Эти стра­ны смог­ли смяг­чить эф­фект кри­зи­са. В той же Рос­сии, не­смот­ря на су­ще­ствен­ное па­де­ние ВВП, уда­лось не до­пу­стить па­де­ния уров­ня жиз­ни. С дру­гой сто­ро­ны, тот факт, что к но­во­му эко­но­ми­че­ско­му спа­ду 2014–2016 го­дов рос­сий­ский бюд­жет по­до­шел с го­раз­до мень­ши­ми сбе­ре­же­ни­я­ми, ча­стич­но объ­яс­ня­ет, по­че­му в этот раз бре­мя спа­да лег­ло имен­но на на­се­ле­ние. По офи­ци­аль­ным дан­ным, за 2014–2017 го­ды до­хо­ды на­се­ле­ния сни­зи­лись в сред­нем на 11%.

Го­су­дар­ство не спа­сет

Тре­тий урок кри­зи­са за­клю­ча­ет­ся в том, что хо­тя ан­гло­сак­сон­ская фи­нан­со­вая си­сте­ма ра­бо­та­ет не так хо­ро­шо, как счи­та­лось ра­нее, она оста­ет­ся луч­шей в ми­ре. Неко­то­рые за­пад­ные ре­гу­ля­то­ры и ве­ду­щие фи­нан­со­вые ком­па­нии про­яви­ли и неком­пе­тент­ность в управ­ле­нии рис­ка­ми, и неспо­соб­ность предот­вра­тить конфликт ин­те­ре­сов. Да­же те из них, кто не по­стра­дал в 2008 го­ду, ока­за­лись во­вле­че­ны в по­сле­ду­ю­щие скан­да­лы — на рын­ке LIBOR и во­круг Лон­дон­ско­го Ки­та. Но, не­смот­ря на свои недо­стат­ки (мно­гие из ко­то­рых хо­тя бы ча­стич­но ис­прав­ле­ны в по­след­ние го­ды), за­пад­ная фи­нан­со­вая си­сте­ма по-преж­не­му луч­шая. По­пыт­ки раз­ви­ва­ю­щих­ся стран по­стро­ить аль­тер­на­ти­ву, в том чис­ле и ос­но­ван­ную на до­ми­ни­ро­ва­нии гос­сек­то­ра, по­ка что не при­ве­ли к ослаб­ле­нию до­ми­ни­ро­ва­ния дол­ла­ра и ев­ро в ми­ро­вой эко­но­ми­ке. На­при­мер, рез­кое рас­ши­ре­ние кре­ди­то­ва­ния в ки­тай­ской эко­но­ми­ке в от­вет на кри­зис со­зда­ло се­рьез­ные фи­нан­со­вые дис­ба­лан­сы и рис­ки. Низ­кое ка­че­ство кре­дит­но­го порт­фе­ля гос­бан­ков, из­бы­точ­ные мощ­но­сти в про­мыш­лен­но­сти и стро­и­тель­ном сек­то­ре, непро­зрач­ные фи­нан­со­вые ин­стру­мен­ты — это клю­че­вая про­бле­ма для се­го­дняш­не­го ки­тай­ско­го ру­ко­вод­ства. Ки­тай, бе­з­услов­но, не ис­клю­че­ние: кор­руп­ция и неком­пе­тент­ность при­су­щи гос­бан­кам и гос­ком­па­ни­ям во всех раз­ви­ва­ю­щих­ся стра­нах.

Глав­ный урок кри­зи­са 2008 го­да не в том, что кон­ку­рент­ные рын­ки ис­чер­па­ли свой по­тен­ци­ал. И не в том, что го­су­дар­ство луч­ше зна­ет, ку­да и как ин­ве­сти­ро­вать. А в том, что ес­ли не ре­гу­ли­ро­вать неиз­беж­ные в фи­нан­со­вом сек­то­ре кон­флик­ты ин­те­ре­сов, то и в раз­ви­тых, и в раз­ви­ва­ю­щих­ся стра­нах жад­ность, без­от­вет­ствен­ность и неком­пе­тент­ность мо­гут при­ве­сти к ка­та­стро­фи­че­ским по­след­стви­ям не толь­ко для са­мих бан­ков, но и для всей эко­но­ми­ки.

«Преды­ду­щие кри­зи­сы по­ка­за­ли, что в са­мое труд­ное вре­мя, имен­но то­гда, ко­гда день­ги нуж­ны боль­ше все­го, фи­нан­со­вые рын­ки от­ка­зы­ва­ют­ся под­дер­жи­вать раз­ви­ва­ю­щи­е­ся стра­ны»

ФО­ТО: Олег Яко­влев/РБК

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.