ЕСПЧ по­шел на ми­ро­вую

Ев­ро­пей­ский суд со сле­ду­ю­ще­го го­да из­ме­нит по­ря­док ра­бо­ты с жа­ло­ба­ми

RBC - - ПОЛИТИКА - МАРГАРИТА АЛЕХИНА

С 2019 го­да рас­смот­ре­нию по­чти всех жа­лоб в ЕСПЧ бу­дет пред­ше­ство­вать ста­дия мир­но­го уре­гу­ли­ро­ва­ния, а для са­мих про­цес­сов уста­нав­ли­ва­ют­ся кон­крет­ные сро­ки. Нов­ше­ства долж­ны оп­ти­ми­зи­ро­вать ра­бо­ту су­да с ты­ся­ча­ми ти­по­вых жа­лоб. При­нуж­де­ние к ми­ру

С ян­ва­ря 2019 го­да Ев­ро­пей­ский суд по пра­вам че­ло­ве­ка (ЕСПЧ) в те­сто­вом ре­жи­ме вве­дет но­вую про­це­ду­ру рас­смот­ре­ния жа­лоб: до на­ча­ла про­цес­са за­яви­те­лю и го­су­дар­ству-от­вет­чи­ку в обя­за­тель­ном по­ряд­ке бу­дут пред­ла­гать за­клю­чить ми­ро­вое со­гла­ше­ние. Об этом судьи ЕСПЧ объ­яви­ли 30 но­яб­ря в Страс­бур­ге на встре­че с пред­ста­ви­те­ля­ми неком­мер­че­ских ор­га­ни­за­ций и юри­стов из стран — чле­нов Со­ве­та Ев­ро­пы, рас­ска­за­ли РБК при­сут­ство­вав­шие на ней ру­ко­во­ди­тель ис­сле­до­ва­тель­ских про­грамм фон­да «Об­ще­ствен­ный вер­дикт» Асмик Но­ви­ко­ва и ру­ко­во­ди­тель Цен­тра со­дей­ствия пра­во­вой за­щи­те Ка­рин­на Моска­лен­ко.

В пресс-служ­бе ЕСПЧ под­твер­ди­ли РБК факт под­го­тов­ки но­во­вве­де­ний и их суть, но со­об­щи­ли, что по­ка не мо­гут предо­ста­вить бо­лее де­таль­ную ин­фор­ма­цию, посколь­ку про­ект еще не за­пу­щен.

ЕСПЧ так­же впер­вые вве­дет сро­ки для раз­лич­ных ста­дий рас­смот­ре­ния жа­лоб. В об­щем слу­чае про­це­ду­ра бу­дет вы­гля­деть так: по­сле филь­тра­ци­он­ной про­вер­ки жа­ло­бы (ес­ли она не яв­ля­ет­ся оче­вид­но непри­ем­ле­мой) Страс­бург пред­ло­жит за­яви­те­лю и пра­ви­тель­ству в те­че­ние 12 недель до­го­во­рить­ся о ми­ро­вом со­гла­ше­нии. «На этой ста­дии суд участ­ву­ет в про­цес­се ми­ни­маль­но: он не то что­бы са­мо­устра­ня­ет­ся, но за­ни­ма­ет по­зи­цию ко­ор­ди­на­то­ра», — рас­ска­за­ла РБК Но­ви­ко­ва. Тем са­мым, по ее сло­вам, бу­дет фак­ти­че­ски упразд­не­на при­выч­ная ста­дия так на­зы­ва­е­мой ком­му­ни­ка­ции жа­ло­бы, ко­гда го­су­дар­ство ста­вит­ся в из­вест­ность о жа­ло­бе, ему за­да­ют­ся во­про­сы, оно го­то­вит от­вет в фор­ме ме­мо­ран­ду­ма, по­сле это­го на те же во­про­сы от­ве­ча­ет за­яви­тель и то­же го­то­вит ме­мо­ран­дум. «Те­перь эту ста­дию ре­ше­но убрать, что­бы ни за­яви­тель, ни пра­ви­тель­ство не го­то­ви­ли ни­ка­ких об­сер­ва­ций, а про­сто до­го­ва­ри­ва­лись меж­ду со­бой», — по­яс­ни­ла пра­во­за­щит­ни­ца.

Ес­ли до­стичь мир­но­го уре­гу­ли­ро­ва­ния не уда­лось, суд пред­ло­жит го­су­дар­ству- от­вет­чи­ку вы­сту­пить с од­но­сто­рон­ней де­кла­ра­ци­ей, при­знав до­пу­щен­ное на­ру­ше­ние и са­мо­сто­я­тель­но пред­ло­жив за­яви­те­лю ком­пен­са­цию, раз­мер ко­то­рой ЕСПЧ ре­ко­мен­ду­ет ис­хо­дя из сво­ей прак­ти­ки. И толь­ко ес­ли пра­ви­тель­ство не со­гла­сит­ся, нач­нет­ся при­выч­ный со­стя­за­тель­ный про­цесс, огра­ни­чен­ный по сро­ку — это так­же 12 недель.

Для несколь­ких ка­те­го­рий жа­лоб со­хра­нит­ся преж­няя про­це­ду- ра. Это ка­са­ет­ся жа­лоб, за­тра­ги­ва­ю­щих слож­ные во­про­сы пра­ва, со­дер­жа­щих но­вел­лы, на­при­мер про­бле­мы, ко­то­рые еще ни­ко­гда не рас­смат­ри­ва­ли с точ­ки зре­ния той или иной ста­тьи Ев­ро­пей­ской кон­вен­ции, во­про­сы, важ­ные с точ­ки зре­ния об­ще­ствен­но­го мне­ния, и наи­бо­лее важ­ные во­про­сы, свя­зан­ные с фун­да­мен­таль­ны­ми пра­ва­ми че­ло­ве­ка.

Но­вая про­це­ду­ра нуж­на ЕСПЧ, что­бы утвер­дить прин­цип суб-

си­диар­но­сти, вы­ну­див го­су­дар­ства ре­шать про­бле­мы прав че­ло­ве­ка на на­ци­о­наль­ном уровне, по­яс­ни­ла РБК Ка­рин­на Моска­лен­ко: «Это нуж­но, что­бы про­це­ду­ры Ев­ро­пей­ско­го су­да бы­ли за­дей­ство­ва­ны толь­ко то­гда, ко­гда го­су­дар­ство не мо­жет ре­шить про­бле­му. Нель­зя ждать от ЕСПЧ, что­бы он ре­шал про­бле­мы за на­ци­о­наль­ную су­деб­ную си­сте­му». Воз­мож­ный нега­тив­ный ас­пект но­во­вве­де­ний свя­зан с тем, что «у го­су­дар­ства мо­жет воз­ник­нуть со­блазн с по­мо­щью ми­ро­во­го со­гла­ше­ния ре­шить про­бле­мы, ко­то­рые на са­мом де­ле тре­бу­ют вни­ма­ния со сто­ро­ны Ев­ро­пей­ско­го су­да», счи­та­ет ад­во­кат.

Страс­бург­ский кон­вей­ер

Сей­час крайне ма­лая до­ля дел в ЕСПЧ пре­кра­ща­ет­ся в свя­зи с ми­ро­вым со­гла­ше­ни­ем или од­но­сто­рон­ней де­кла­ра­ци­ей. Так, в 2017 го­ду суд рас­смот­рел око­ло 86 тыс. об­ра­ще­ний, сле­ду­ет из ста­ти­сти­че­ско­го от­че­та су­да. Боль­шин­ство этих жа­лоб бы­ли при­зна­ны непри­ем­ле­мы­ми, еще по 1,5 тыс. бы­ло при­ня­то ми­ро­вое со­гла­ше­ние, а 754 бы­ли пре­кра­ще­ны по­сле од­но­сто­рон­ней де­кла­ра­ции го­су­дар­ства-от­вет­чи­ка.

Боль­шое чис­ло жа­лоб в ЕСПЧ — од­но­тип­ные, они ка­са­ют­ся хо­ро­шо изу­чен­ных во­про­сов пра­ва по Ев­ро­пей­ской кон­вен­ции и не со­дер­жат ни­ка­ких но­велл; пред­ла­га­е­мый по­ря­док дол­жен оп­ти­ми­зи­ро­вать ра­бо­ту су­да с ни­ми, объ­яс­ни­ла РБК Но­ви­ко­ва. «Эта про­це­ду­ра бы­ла пред­став­ле­на как но­вая ме­ра в рам­ках даль­ней­ше­го ре­фор­ми­ро­ва­ния ЕСПЧ, и она ло­жит­ся в ло­ги­ку, ко­то­рую мож­но ко­рот­ко опи­сать так: мы осво­бож­да­ем вре­мя и ре­сур­сы су­да, что­бы скон­цен­три­ро­вать­ся на дей­стви­тель­но слож­ных де­лах, где ста­вят­ся те или иные во­про- сы обес­пе­че­ния прав че­ло­ве­ка, или на жа­ло­бах, в ко­то­рых по­яв­ля­ет­ся про­бле­ма, ко­то­рую суд еще ни­ко­гда не оце­ни­вал в ка­те­го­ри­ях Кон­вен­ции. Сей­час льви­ную до­лю вре­ме­ни суд за­ни­ма­ет­ся кон­вей­ер­ным рас­смот­ре­ни­ем од­но­тип­ных дел и из-за это­го не мо­жет со­сре­до­то­чить­ся на дей­стви­тель­но се­рьез­ных пра­во­вых про­бле­мах», — рас­ска­за­ла Но­ви­ко­ва.

Несколь­ко лет на­зад ЕСПЧ впер­вые по­пы­тал­ся пе­ре­рас­пре­де­лить на­груз­ку меж­ду важ­ны­ми слу­ча­я­ми и ти­по­вы­ми де­ла­ми, вве­дя упро­щен­ные про­це­ду­ры для так на­зы­ва­е­мых well established case-law — слу­ча­ев, по ко­то­рым есть усто­яв­ша­я­ся прак­ти­ка.

ЕСПЧ и сей­час мо­жет стать ини­ци­а­то­ром ми­ро­во­го со­гла­ше­ния, пред­ло­жив за­яви­те­лю и го­су­дар­ству за­клю­чить его, от­ме­тил в бе­се­де с РБК до­цент шко­лы пра­ва и со­ци­аль­ной спра­вед­ли­во­сти Уни­вер­си­те­та Ли­вер­пу­ля Кон­стан­тин Дег­тярев, уточ­нив, что пред­ла­га­е­мый по­ря­док «упро­ща­ет ра­бо­ту су­да, в ко­то­ром до сих пор огром­ное ко­ли­че­ство [нерас­смот­рен­ных] дел». Он от­ме­тил, что ко­ми­тет ми­ни­стров Со­ве­та Ев­ро­пы на­блю­да­ет за ис­пол­не­ни­ем ре­ше­ний ЕСПЧ, но ни­как не кон­тро­ли­ру­ет ис­пол­не­ние од­но­сто­рон­них де­кла­ра­ций со сто­ро­ны пра­ви­тельств. «Ес­ли де­лать эту про­це­ду­ру обя­за­тель­ной, то нуж­но и над­зор за ис­пол­не­ни­ем де­лать со­от­вет­ству­ю­щий», — по­яс­нил экс­перт.

«Го­во­рить о том, что про­це­ду­ра бу­дет имен­но в та­кой кон­фи­гу­ра­ции, по­ка ра­но. Те­сто­вый ре­жим про­длит­ся год; за­тем ЕСПЧ оце­нит, как эта про­це­ду­ра ра­бо­та­ла, ка­кие бы­ли до­стиг­ну­ты ре­зуль­та­ты, ка­кие бы­ли по­те­ри и слож­но­сти. И неиз­беж­но бу­дут вно­сить­ся кор­рек­ти­вы», — рас­ска­за­ла РБК Но­ви­ко­ва.

Боль­шое чис­ло жа­лоб в ЕСПЧ — од­но­тип­ные, они ка­са­ют­ся хо­ро­шо изу­чен­ных во­про­сов пра­ва по Ев­ро­пей­ской кон­вен­ции; пред­ла­га­е­мый по­ря­док дол­жен оп­ти­ми­зи­ро­вать ра­бо­ту су­да с ни­ми. На фото: пре­зи­дент Ев­ро­пей­ско­го су­да по пра­вам че­ло­ве­ка Гви­до Рай­мон­ди

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.