Ры­нок вы­пол­нил боч­ку

Три во­про­са о ди­на­ми­ке цен на нефть

RBC - - ЭКОНОМИКА - ИВАН ТКАЧЁВ, ЕКА­ТЕ­РИ­НА ЛИТОВА, АЛИНА ФАДЕЕВА При уча­стии Ев­ге­нии Чер­ны­шо­вой

Це­на неф­ти в по­не­дель­ник сна­ча­ла под­прыг­ну­ла на 5%, за­тем рас­те­ря­ла по­ло­ви­ну ро­ста. РБК раз­би­рал­ся, по­че­му но­во­сти с сам­ми­та G20 при­нес­ли та­кую во­ла­тиль­ность неф­тя­но­му рын­ку. 1. По­че­му нефть под­ско­чи­ла? В по­не­дель­ник, 3 де­каб­ря, меж­ду­на­род­ные це­ны на нефть крат­ко­вре­мен­но вы­рос­ли на 5,3% (фев­раль­ские фью­черсы Brent), до $62,60 за бар­рель. По со­сто­я­нию на 18:00 мск Brent тор­го­ва­лась на уровне $61,69 (плюс 3,8% к цене за­кры­тия в пят­ни­цу).

Ска­чок неф­тя­ных ко­ти­ро­вок по­сле па­де­ния на 22% по ито­гам но­яб­ря (круп­ней­шее ме­сяч­ное па­де­ние со вре­мен фи­нан­со­во­го кри­зи­са 2008 го­да) обу­слов­лен по­ло­жи­тель­ны­ми для рын­ка ито­га­ми сам­ми­та G20 в Бу­энос-Ай­ре­се — до­го­во­рен­но­стя­ми Рос­сии и Са­у­дов­ской Ара­вии о ско­ор­ди­ни­ро­ван­ном со­кра­ще­нии до­бы­чи и пе­ре­ми­ри­ем в тор­го­вой войне Ки­тая и США. А но­вость о вы­хо­де из ОПЕК Ка­та­ра по­чти не по­вли­я­ла на ко­ти­ров­ки — стра­на про­из­во­дит ме­нее 2% всей до­бы­чи ОПЕК.

Спе­ку­ля­ции о вза­и­мо­по­ни­ма­нии Моск­вы и Эр-Ри­яда от­но­си­тель­но си­ту­а­ции на рын­ке неф­ти воз­ник­ли сра­зу по­сле то­го, как мир обо­шли кад­ры чрез­вы­чай­но теп­ло­го при­вет­ствия пре­зи­ден­та Рос­сии Вла­ди­ми­ра Пу­ти­на и на­след­но­го прин­ца Са­у­дов­ской Ара­вии Мо­хам­ме­да бен Саль­ма­на в пят­ни­цу на сам­ми­те G20. Позд­нее рос­сий­ский ли­дер под­твер­дил, что они до­го­во­ри­лись про­длить сдел­ку ОПЕК+ об огра­ни­че­нии по­ста­вок, но кон­крет­ных па­ра­мет­ров по­ка нет.

На том же сам­ми­те «Боль­шой два­дцат­ки» в Ар­ген­тине пре­зи­дент США До­нальд Трамп и пред­се­да­тель КНР Си Цзинь­пин до­го­во­ри­лись взять в та­риф­ной войне па­у­зу на 90 дней, что­бы за это вре­мя по­ста­рать­ся прий­ти к ком­про­мис­су. Ад­ми­ни­стра­ция Трам­па от­ло­жит по­вы­ше­ние им­порт­ных по­шлин на ки­тай­ские то­ва­ры, го­до­вые по­став­ки ко­то­рых в США со­став­ля­ют $200 млрд (эти та­ри­фы долж­ны бы­ли всту­пить в си­лу 1 ян­ва­ря 2019 го­да), а Ки­тай за­ку­пит су­ще­ствен­ные объ­е­мы аме­ри­кан­ских сель­ско­хо­зяй­ствен­ных и про­мыш­лен­ных то­ва­ров, что­бы со­кра­тить свое пре­иму­ще­ство в тор­го­вом ба­лан­се, ска­зал Трамп.

Риск пол­но­мас­штаб­ной тор­го­вой вой­ны меж­ду США и Ки­та­ем угро­жа­ет за­мед­ле­ни­ем ми­ро­во­го эко­но­ми­че­ско­го ро­ста, что нега­тив­но ска­жет­ся на неф­тя­ных це­нах. Бес­по­кой­ство по по­во­ду гло­баль­но­го ро­ста в по­след­нее вре­мя да­ви­ло на це­ны та­ких ак­ти­вов, как нефть и ак­ции. Но по­сле ки­тай­ско-аме­ри­кан­ско­го пе­ре­ми­рия бир­же­вые ин­дек­сы США от­кры­лись ро­стом: Dow под- нял­ся на 1,2%, S&P 500 — на 1%, NASDAQ — на 1,5% (по со­сто­я­нию на 18:40 мск).

До­пол­ни­тель­ным фак­то­ром под­держ­ки для неф­тя­ных цен ста­ло неожи­дан­ное объ­яв­ле­ние пра­ви­тель­ства ка­над­ской неф­те­нос­ной про­вин­ции Аль­бер­та о при­ну­ди­тель­ном вре­мен­ном со­кра­ще­нии неф­те­до­бы­чи на 8,7% (325 тыс. барр. в день) от­но­си­тель­но те­ку­щих объ­е­мов. «Се­го­дня Аль­бер­та про­из­во­дит неф­ти и би­ту­мов на 190 тыс. барр. в день боль­ше, чем мы мо­жем транс­пор­ти­ро­вать по же­лез­ной до­ро­ге или тру­бам. Этот из­бы­ток про­из­вод­ства сни­жа­ет це­ну на­шей неф­ти и об­хо­дит­ся ка­над­цам в $80 млн в день», — го­во­рит­ся в со­об­ще­нии вла­стей Аль­бер­ты. В се­ре­дине но­яб­ря це­на ка­над­ской тя­же­лой неф­ти Western Canada Select опус­ка­лась до $14 за бар­рель, а сей­час со­став­ля­ет око­ло $33 — на $20 мень­ше, чем оце­ни­ва­ет­ся аме­ри­кан­ский эта­лон WTI. 2. По­че­му нефть сно­ва по­шла вниз? К 19:30 мск нефть рас­те­ря­ла часть сво­е­го днев­но­го ро­ста: фью­черсы Brent тор­го­ва­лись на от­мет­ке $60,97 за бар­рель, что лишь на 2,5% вы­ше преды­ду­ще­го за­кры­тия. Трей­де­ры сфо­ку­си­ро­ва­лись на неопре­де­лен­но­стях, ко­то­рые не поз­во­ля­ют с уве­рен­но­стью смот­реть в зав­траш­ний день. Так, Рос­сия и Са­у­дов­ская Ара­вия еще не до­го­во­ри­лись о клю­че­вых де­та­лях сво­е­го со­гла­ше­ния, со­об­щил Bloomberg. Не­из­вест­ны­ми пе­ре­мен­ны­ми оста­ют­ся:

— на сколь­ко бу­дет со­кра­ще­на до­бы­ча;

— от ка­ко­го уров­ня;

— с ка­ко­го вре­ме­ни;

— на ка­кой срок.

По дан­ным Bloomberg, ко­то­рый ссы­ла­ет­ся на ано­ним­ные источ­ни­ки, близ­кие к пе­ре­го­во­рам, чи­нов­ни­ки рос­сий­ско­го Минэнер­го и са­у­дов­ско­го Ми­ни­стер­ства энер­ге­ти­ки, про­мыш­лен­но­сти и ми­не­раль­ных ре­сур­сов встре­ти­лись в Москве на ми­нув­ших вы­ход­ных, но разо­шлись в пред­ло­же­ни­ях, на сколь­ко долж­на со­кра­тить до­бы­чу каж­дая из сто­рон. Москва со­глас­на умень­шить до­бы­чу мак­си­мум на 150 тыс. барр. в день, но это бу­дет озна­чать необ­хо­ди­мость боль­ше­го со­кра­ще­ния со сто­ро­ны Эр-Ри­яда. Груп­па ОПЕК+ встре­тит­ся в Вене 6–7 де­каб­ря, что­бы при­нять окон­ча­тель­ное ре­ше­ние.

Ве­ро­ят­нее все­го, со­кра­ще­ние бу­дет та­ким, как по­ре­ко­мен­до­ва­ла эко­но­ми­че­ская ко­мис­сия ОПЕК (кон­суль­та­тив­ный ор­ган кар­те­ля) — 1,3 млн барр. в сут­ки к уров­ню ок­тяб­ря 2018 го­да, по­ла­га­ет ана­ли­тик АКРА Ва­си­лий Та­нур­ков. Рос­сия со­кра­тит 170 тыс. барр. от уров­ня но­яб­ря, и для нее это бу­дет очень ком­форт­ное со­кра­ще­ние — оно на­мно­го мень­ше, чем пер­во­на­чаль­ные до­го­во­рен­но­сти в 300 тыс. барр. от ок­тяб­ря 2016 го­да, счи­та­ет ана­ли­тик (в рам­ках преды­ду­ще­го со­к­ра- ще­ния Рос­сия долж­на бы­ла под­дер­жи­вать до­бы­чу на уровне 10,95 млн барр. в сут­ки, а в но­яб­ре 2018 го­да Рос­сия до­бы­ва­ла по­чти 11,4 млн барр. — РБК). Тео­ре­ти­че­ски сдел­ку ОПЕК+ мож­но про­дле­вать бес­ко­неч­но, и по­ло­жи­тель­ный эф­фект от та­ко­го со­гла­ше­ния, без­услов­но, бу­дет, рас­суж­да­ет Та­нур­ков. В даль­ней­шем, по его мне­нию, судь­ба сдел­ки бу­дет за­ви­сеть от мно­гих фак­то­ров, в том чис­ле от до­бы­чи в США, ро­ста ми­ро­вой эко­но­ми­ки и спро­са на нефть, а так­же до­бы­чи в дру­гих стра­нах. Ес­ли спрос и це­на на нефть упа­дут из-за за­мед­ле­ния ми­ро­вой эко­но­ми­ки, мо­жет на­стать мо­мент, ко­гда участ­ни­ки ОПЕК+ рас­торг­нут со­гла­ше­ние и ре­шат, что эф­фек­тив­нее до­бы­вать как мож­но боль­ше, до­пус­ка­ет экс­перт.

Тор­го­вое пе­ре­ми­рие США и Ки­тая то­же остав­ля­ет во­про­сы. Ки­тай­ская сто­ро­на не под­твер­ди­ла все­го, о чем го­во­рил Трамп по­сле встре­чи с Си Цзинь­пи­ном, в част­но­сти, неяс­но, ка­кие аме­ри­кан­ские то­ва­ры Ки­тай со­гла­сил­ся за­ку­пать в до­пол­ни­тель­ных объ­е­мах. 3. Что бу­дет с руб­лем? На но­во­стях с сам­ми­та G20 рубль на от­кры­тии тор­гов 3 де­каб­ря рез­ко укре­пил­ся. В пер­вые ми­ну­ты тор­гов дол­лар де­ше­вел на 88 коп. к за­кры­тию пят­ни­цы, до 66,07 руб. за дол­лар, а ев­ро — на 67 коп., до 75,06 руб. за ев­ро, но за­тем курс ино­стран­ных ва­лют к рос­сий­ской зна­чи­тель­но скор­рек­ти­ро­вал­ся — по со­сто­я­нию на 19:30 мск дол­лар тор­го­вал­ся в рай­оне 66,6 руб. (ми­нус 29 коп.), а ев­ро — 75,64 руб. (ми­нус 9 коп.).

На­ча­ло тор­гов про­хо­ди­ло под эги­дой укреп­ле­ния боль­шин­ства ва­лют раз­ви­ва­ю­щих рын­ков, по­во­дом для ко­то­ро­го ста­ли две ос­нов­ные но­во­сти с сам­ми­та G20 — пе­ре­ми­рие меж­ду США и Ки­та­ем и вос­ста­нов­ле­ние неф­тя­но­го рын­ка на сиг­на­лах о том, что Рос­сия и Са­у­дов­ская Ара­вия го­то­вы вер­нуть­ся к со­кра­ще­нию неф­те­до­бы­чи в 2019 го­ду, го­во­рит ана­ли­тик «БКС Пре­мьер» Ан­тон По­ка­то­вич.

Но до руб­ле­вых ак­ти­вов оп­ти­ми­стич­ные сиг­на­лы до­хо­ди­ли лишь от­ча­сти — оче­ред­ная ак­ти­ви­за­ция санк­ци­он­ных рис­ков не поз­во­ля­ет руб­лю укреп­лять­ся вме­сте с дру­ги­ми ва­лю­та­ми раз­ви­ва­ю­щих­ся рын­ков, счи­та­ет По­ка­то­вич. Санк­ци­он­ная по­вест­ка оста­ет­ся глав­ным нега­тив­ным фак­то­ром для руб­ля, со­глас­на глав­ный эко­но­мист Аль­фа-бан­ка На­та­лия Ор­ло­ва. По ее сло­вам, на рын­ке со­хра­ня­ет­ся неопре­де­лен­ность из-за от­ме­ны встре­чи меж­ду Пу­ти­ным и Трам­пом в Ар­ген­тине.

В бли­жай­шее вре­мя во­ла­тиль­ность на рос­сий­ском ва­лют­ном рын­ке на­вер­ня­ка со­хра­нит­ся, тем бо­лее что на­ло­го­вый пе­ри­од остал­ся по­за­ди и пред­ло­же­ние ино­стран­ной ва­лю­ты со сто­ро­ны экс­пор­те­ров вполне мо­жет со­кра­тить­ся, на­пи­са­ли ана­ли­ти­ки «ВТБ Ка­пи­та­ла» в об­зо­ре.

По про­гно­зу Ор­ло­вой, 2018 год рос­сий­ская ва­лю­та за­кон­чит в диа­па­зоне 65–66 руб. за дол­лар, а це­на на нефть со­ста­вит $70 за бар­рель в сред­нем по го­ду. Ме­нее оп­ти­ми­стич­ный прогноз у агент­ства «Экс­перт РА»: там ожи­да­ют курс руб­ля до кон­ца го­да в рай­оне 67 руб. за дол­лар.

БКС да­ет оцен­ку кур­са руб­ля в за­ви­си­мо­сти от ко­ти­ро­вок неф­ти: при сни­же­нии цен до $50 за бар­рель рос­сий­ская ва­лю­та мо­жет де­валь­ви­ро­вать­ся до 69–73 руб. за дол­лар, а при це­нах неф­ти вбли­зи $40 рубль мо­жет осла­бе­вать до 74–78 и ни­же. Ес­ли же неф­тя­ные це­ны к кон­цу го­да в рам­ках ре­ше­ния Рос­сии и Са­у­дов­ской Ара­вии воз­об­но­вят рост к уров­ням $65 и вы­ше, курс руб­ля при со­хра­не­нии те­ку­щих уров­ней санк­ци­он­ных рис­ков бу­дет на­хо­дить­ся в диа­па­зоне 65,2– 67,7 руб. за дол­лар.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.