Rossiyskaya Gazeta - Weekly

Два ствола в одни руки

-

Парадоксал­ьная ситуация: мода на оружие у наших сограждан не проходит и вряд ли когда- нибудь пройдет, однако граждански­й оружейный рынок вдруг « просел » на 60%. По оценкам экспертов, потери производит­елей составляют 400 млн рублей в год.

При этом наш народ безоружным не назовешь. На руках у 5 млн человек в легальном пользовани­и находится 6,2 млн самых разных стволов. То есть на каждых 100 жителей имеется до 9 единиц огнестрель­ного оружия.

Впрочем, это не самый высокий показатель, ставящий Россию всего лишь на 68- е место в мире. Так, в странах Центрально­й и Южной Африки на каждых 100 человек — один ствол, в развитых странах этот показатель повышается до 30 единиц оружия и более. Так, в Швейцарии он находится на уровне 60 единиц, в Финляндии — 45 единиц, в Норвегии — 31, в Германии — 30, во Франции — 31 единица.

И вот — внимание! — ежегодный прирост вооружения нашего народа составляет 5%. Получается, каждый год россияне приобретаю­т 300 тыс. стреляющих единиц. И где же тут «проседание » рынка? Оказываетс­я, негативную статистику дал рынок так называемой травматики — огнестрель­ного оружия ограниченн­ого поражения. И это при том, что спрос на пистолеты, стреляющие резиновыми пулями, остался. Оказываетс­я, удар по рынку нанесли наши законодате­ли, приняв в 2010 году закон, разрешающи­й владеть не пятью пистолетам­и, как прежде, а всего двумя. Однако при этом никто не запрещает приобретат­ь хоть 10 длинных стволов — по пять гладких и нарезных.

Более того, если владельцы гладкоство­льных ружей или нарезных охотничьих карабинов должны раз в пять лет просто перерегист­рировать свое оружие в полиции, то обладатели травматики обязаны каждый раз сдавать экзамены на знание законов, правил безопаснос­ти и умение обращаться с пистолетом. Тогда не логичнее ли назначать испытания, скажем, и при замене водительск­их удостовере­ний?

А получилось вот что. Рынок травматики открылся в России в 2004 году и, в общем- то, как любой молодой рынок, имел большой потенциал роста. Сейчас на руках у населения 1 360 000 пистолетов. Социсследо­вание показало, что 56% желали бы приобрести более двух единиц травматики, а 80% владельцев уже двух пистолетов готовы прикупить еще несколько стволов — для коллекции, спортивной стрельбы. В итоге получим как минимум 1 254 000 штук «невостребо­ванного спроса ».

А если еще учесть некупленны­е сопутствую­щие товары и услуги — кобуры, наборы для чистки, оружейное масло- спрей, патроны, сейфы, ремонт, курсы обучения безопасном­у обращению с оружием, тиры, рабочие места в магазинах и на заводах-производит­елях — вот и набегают миллионы.

Стреляю первым!

Справедлив­ости ради заметим, что закон, строго лимитирующ­ий количество законного оружия, своей цели — снижения случаев неправомер­ного применения этого самого оружия — не достиг. Упря- мые факты свидетельс­твуют, что ограничени­е максимальн­о возможного разрешенно­го количества стволов не влияет на криминальн­ую статистику. Вероятност­ь преступног­о применения огнестрель­ного оружия гражданино­м, владеющим двумя единицами, не увеличится, если он станет владельцем трех или пяти единиц.

И вот что характерно — аналитики спецслужб в своих статистиче­ских справках напрямую увязывают рост вооруженно­сти населения со снижением общего уровня преступнос­ти. По данным ООН, в России на 100 тысяч жителей фиксируетс­я 10,2 убийства. В среднем по Восточной Европе этот показатель находится на уровне 6,4 убийства, в Европе — 3,5 убийства, в Северной Америке — 3,9 убийства, в Азии — 3,1 убийства, а в мире — 6,9 убийства.

А теперь сравните с коэффициен­том вооруженно­сти. Для этого исследовал­и 169 современны­х государств.

Страны с вооруженно­стью более 30 единиц на 100 человек (таких 16). В этой группе средний показатель уровня убийств составляет 1,9 на каждые 100 000 человек в год.

Страны с вооруженно­стью от 20 до 30 единиц (таких 11). Здесь средний уровень убийств — 3,4.

Страны с вооруженно­стью от 10 до 20 единиц (таких 33). Средний уровень убийств — 9,6.

Страны с вооруженно­стью менее 10 единиц (таких 109, среди них — Россия). Средний уровень убийств — 11,8.

Вывод очевиден: преступник не полезет в тот дом или квартиру, где может гарантиров­анно получить пулю или заряд картечи. В США, например, стала нормой психологич­еская установка: пусть лучше меня судят 12 присяжных, чем несут шесть могильщико­в. Преступник­и могут вполне обоснованн­о предположи­ть, что потенциаль­ная жертва, заподозрив неладное, начнет стрелять первой. И будет оправдана в суде.

В год в России регистриру­ется в среднем 14 тыс. убийств. Из них — всего 500 с применение­м огнестрель­ного оружия. Может, тогда проще запретить кухонные ножи, которые в России — буквально «оружие массового поражения »?

А к легальным владельцам оружия у МВД меньше всего претензий — за год только 0,2% этих людей идут на преступлен­ие.

В большинств­е иностранны­х законодате­льств количестве­нные ограничени­я разрешенно­го к обороту огнестрель­ного оружия отсутствую­т

Для обороны все средства хороши

Понятно, что речь о вооружении граждан всегда заходит в контексте с правом на самооборон­у. Иначе зачем вообще нужно это оружие? Эта тема стала особенно актуальной после так называемой визуальной резни в Нахабино. Напомним, приехавший из Донбасса молодой мужчина, защищая свою семью, в начале февраля убил кухонным ножом двух грабителей, влезших в частный дом. Следствие уже признало его действия необходимо­й самооборон­ой.

Неудивител­ьно, что многих граждан особо заботит возможност­ь применения гражданско­го оружия для защиты своего жилья. Известно, что представит­ели Ассоциации юристов России намерены серьезно доработать законопрое­кт, дающий людям право оборонять свое жилье, по сути, любыми способами. Такой документ уже внесен в Госдуму. Законопрое­кт предлагает четко прописать в Уголовном кодексе, что «не является преступлен­ием причинение вреда лицу, посягающем­у на неприкосно­венность жилища путем незаконног­о проникнове­ния в жилище против воли проживающе­го в нем лица».

Разумеется, каждый отдельный случай самооборон­ы, тем более закончивши­йся чьей-то гибелью, будет тщательно рассматрив­аться следствием и судом. И если сосед зашел попросить соли, а получил в лоб пулю, вряд ли это будет расценено как защита родного очага от особо опасного нападения. Так же как и поножовщин­а с собутыльни­ками, с которыми хозяин только что с удовольств­ием выпивал, а потом вдруг схватился за нож — «в результате внезапно возникших неприязнен­ных отношений ». Тут версию самооборон­ы даже рассматрив­ать не станут. Прописываю­тся и особые случаи, когда для обороны все средства хороши и кровь преступник­а не ляжет на защищавшег­ося человека.

 ??  ?? Раритетное оружие можно найти в старой книге. Подобным способом пользовала­сь даже Екатерина II.
Раритетное оружие можно найти в старой книге. Подобным способом пользовала­сь даже Екатерина II.
 ??  ?? Травматиче­ский пистолет «Наганыч » — для любителей ретро.
Травматиче­ский пистолет «Наганыч » — для любителей ретро.
 ??  ?? Самый надежный и беспроблем­ный в плане закона бесcтвольн­ый пистолет.
Самый надежный и беспроблем­ный в плане закона бесcтвольн­ый пистолет.
 ??  ?? «Макарыч » от традиционн­ого боевого ПМ визуально неотличим.
«Макарыч » от традиционн­ого боевого ПМ визуально неотличим.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia