Жизнь и тра­ги­че­ская судь­ба пе­ви­цы Ир­мы Го­ло­дя­ев­ской. Улья­новск, 2017. 150 экз.

Rossiyskaya Gazeta - Weekly - - КНИГИ -

Мо­за­и­ка вос­по­ми­на­ний, пи­сем и до­ку­мен­тов, бе­реж­но со­бран­ных жур­на­ли­стом и из­да­те­лем Ген­на­ди­ем Дё­моч­ки­ным.

Ирма Го­ло­дя­ев­ская ро­ди­лась в Ки­е­ве, но не слу­чай­но кни­га вы­шла имен­но в Улья­нов­ске — здесь она ока­за­лась в эва­ку­а­ции в на­ча­ле вой­ны, здесь учи­лась в шко­ле, от­сю­да уеха­ла учить­ся в Моск­ву. Не сра­зу на­шла се­бя: сна­ча­ла по­сту­пи­ла во ВГИК, вско­ре ока­за­лась на фран­цуз­ском от­де­ле­нии пед­ин­сти­ту­та и толь­ко по­том по­сту­пи­ла в му­зу­чи­ли­ще при Мос­ков­ской кон­сер­ва­то­рии.

На­деж­да Обу­хо­ва, услы­шав Ир­му, ска­за­ла, что та­кой го­лос рож­да­ет­ся раз в сто­ле­тие. Да­вать кон­цер­ты она на­ча­ла еще сту­дент­кой. Во вре­мя лон­дон­ских га­стро­лей Ирма вдруг на од­ну ночь ис­чез­ла из­под опе­ки со­про­вож­дав­ше­го ее со­труд­ни­ка КГБ. Как по­том ока­за­лось: ни­че­го кри­ми­наль­но­го в ее по­ступ­ке не бы­ло, лон­дон­ские про­ле­та­рии по­про­си­ли ее вы­сту­пить в од­ном из ра­бо­чих клу­бов.

Но по воз­вра­ще­нии на ро­ди­ну де­вуш­ку под­верг­ли до­про­сам, и она по­кон­чи­ла с со­бой, бро­сив­шись с са­мо­го вы­со­ко­го яру­са Боль­шо­го те­ат­ра.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.