Ес­ли б не бы­ло вой­ны. 12 ма­ло­из­вест­ных и неиз­вест­ных фак­тов о Пер­вой ми­ро­вой войне

12 ма­ло­из­вест­ных фак­тов о Пер­вой ми­ро­вой войне

Rossiyskaya Gazeta - Weekly - - ТИТУЛЬНЫЙ ЛИСТ - Игорь Ел­ков

11 но­яб­ря в Ев­ро­пе от­ме­ча­ют 100-ле­тие со дня окон­ча­ния Пер­вой ми­ро­вой вой­ны.

Офи­ци­аль­но эту вой­ну закончили ле­том 1919 го­да в Вер­са­ле. Но 11 но­яб­ря 1918 го­да в 5.10 утра на севере Фран­ции Гер­ма­ния под­пи­са­ла фак­ти­че­скую ка­пи­ту­ля­цию. А раз нем­цы при­зна­ли свой « ка­пут» и за­про­си­ли ми­ра, то все: точ­но наступит мир.

Уточ­ню: ни по­бе­ди­те­ли, ни по­беж­ден­ные то­гда не зна­ли, в ка­кой войне они участ­во­ва­ли. О том, что это бы­ла Пер­вая ми­ро­вая вой­на, все по­ня­ли толь­ко по­сле на­ча­ла Вто­рой ми­ро­вой.

С тех пор о бойне на­ро­дов на­пи­са­ны тон­ны книг- ис­сле­до­ва­ний. Тем не ме­нее мно­гие эпи­зо­ды той бой­ни на­ро­дов вы­гля­дят стран­ны­ми, неве­ро­ят­ны­ми и скан­даль­ны­ми.

У нас вой­ну на­зы­ва­ли « гер­ман­ской», в Ев­ро­пе — «ве­ли­кой».

Гон­ду­рас, ко­то­рый, ка­за­лось бы, со­здан лишь для хо­ро­ше­го на­стро­е­ния, от­важ­но всту­пил в ту вой­ну. При­чем на пра­виль­ной сто­роне ( Рос­сия, Фран­ция, Ве­ли­ко­бри­та­ния). И мы на­прас­но над Гон­ду­ра­сом се­год­ня под­шу­чи­ва­ем: в от­ли­чие от Рос­сии он муд­ро до­ждал­ся окон­ча­ния вой­ны и был сре­ди по­бе­ди­те­лей. Мы же ушли с бит­вы на­ро­дов за во­семь ме­ся­цев до по­бе­ды.

На на­шей сто­роне так­же во­е­вал Хи­джаз. Что та­кое Хи­джаз и где он на­хо­дит­ся, зна­ет толь­ко Ана­то­лий Вас­сер­ман (по сек­ре­ту: это королевство, со­здан­ное ше­ри­фом Мек­ки на за­па­де Ара­вий­ско­го по­лу­ост­ро­ва и про­су­ще­ство­вав­шее с 1916 по 1925 год).

Не мы на­па­ли на Гер­ма­нию и ее со­юз­ни­ков, а на­обо­рот. Ко­гда вой­ска Ав­ст­ро- Вен­грии ата­ко­ва­ли Бел­град, Рос­сия объ­яви­ла мо­би­ли­за­цию. За­щи­та пра­во­слав­ных сер­бов счи­та­лась мо­раль­ным дол­гом Рос­сии. Гер­ма­ния по­ста­ви­ла уль­ти­ма­тум: от­ме­няй­те мо­би­ли­за­цию. Мы от­ка­за­лись, и имен­но нем­цы нам объ­яви­ли вой­ну.

Ис­то­щив по­тен­ци­ал вра­га, мы в ито­ге ни­че­го не по­лу­чи­ли за по­дви­ги сво­их сол­дат. Хо­тя в слу­чае вой­ны до победного кон­ца мог­ли по­лу­чить под кон­троль Бос­фор и Кон­стан­ти­но­поль.

Не по­лу­чи­ли. На­про­тив, по­те­ря­ли часть сво­ей тер­ри­то­рии и на­се­ле­ния. А еще обя­за­лись вы­пла­чи­вать ре­па­ра­ции день­га­ми, сы­рьем и то­ва­ра­ми. А осе­нью от­пра­ви­ли в Гер­ма­нию по­чти 100 тонн зо­ло­та.

Кста­ти, рус­ское зо­ло­то нем­цам не до­ста­лось: его у них от­ня­ли фран­цу­зы.

Кро­ме необходимости пла­тить ре­па­ра­ции по­бе­ди­те­лям Гер­ма­ния по­те­ря­ла свы­ше 10% тер­ри­то­рии.

Со­вет­ская власть при­шла не толь­ко к нам, но и в Гер­ма­нию. На ро­дине бре­мен­ских му­зы­кан­тов власть ра­бо­чих и кре­стьян вос­тор­же­ство­ва­ла в ян­ва­ре 1919 го­да: там про­воз­гла­си­ли Бре­мен­скую Со­вет­скую Рес­пуб­ли­ку. Уже вес­ной ее штур­мом взя­ли пра­ви­тель­ствен­ные вой­ска. Но тут же воз­ник­ла Ба­вар­ская Со­вет­ская Рес­пуб­ли­ка. И ее то­же по­да­ви­ли — 5 мая 1919 го­да сдал­ся и ку­ма­чо­вый Мюн­хен.

Вой­на под­стег­ну­ла на­уч­но-тех­ни­че­ский про­гресс: бы­ли со­зда­ны тя­же­лые бом­бар­ди­ров­щи­ки, тан­ки и пор­та­тив­ные ра­дио­стан­ции. Ста­ли применять ги­ги­е­ни­че­ские про­клад­ки и квар­це­вые лам­пы, офи­це­ры но­си­ли на­руч­ные ча­сы, пи­ло­там вы­да­ва­ли бро­не­тру­сы и элек­тро­грел­ки. Вы­пу­сти­ли про­ти­во­га­зы для ло­ша­дей и со­бак, са­ни­та­ры ис­поль­зо­ва­ли ан­ти­сеп­ти­ки.

Но все чудеса тех­ни­ки ра­бо­та­ли до тех пор, по­ка сол­да­ты не до­бе­га- ли до вра­же­ской тран­шеи. А даль­ше — вар­вар­ская бит­ва с по­мо­щью за­то­чен­ной пе­хот­ной ло­пат­ки, бу­ла­вы и ду­бин­ки с ши­па­ми. На­по­ми­на­ют ар­се­нал ма­нья­ка: ин­стру­мент, что­бы вы­бить глаз, рас­кро­ить че­реп... Про­цве­та­ю­щая и прео­свя­щен­ная Ев­ро­па низ­верг­лась до уров­ня сред­не­ве­ко­во­го вар­вар­ства.

И имен­но то­гда нем­цы впер­вые в ми­ре при­ме­ни­ли ору­жие мас­со­во­го по­ра­же­ния — бо­е­вые га­зы.

Есть мне­ние, что ес­ли бы наш им­пе­ра­тор не встал на за­щи­ту Сер­бии, то пат­ри­о­ти­че­ски на­стро­ен­ная ин­тел­ли­ген­ция, го­во­ря со­вре­мен­ным язы­ком, под­ня­ла бы чу­до­вищ­ный хайп. И мог­ла рас­ша­тать трон. Но... они и так это сде­ла­ли, хо­тя со­став­ля­ли ма­лую часть об­ще­ства. В то вре­мя как из 15,5 мил­ли­о­на при­зван­ных за вре­мя вой­ны муж­чин 13,5 мил­ли­о­на бы­ли кре­стья­на­ми, во­е­вать со­всем не рвав­ши­ми­ся. Кре­стьян­ство бес­по­ко­и­ли ка­кие угод­но про­бле­мы, но толь­ко не ли­бе­раль­ные.

А сер­бов мы все рав­но не спас­ли. Кста­ти, до­би­ва­ли их уже не ав­ст­ро-вен­гры, а бра­туш­ки- бол­га­ры.

Был шанс ула­дить де­ло ми­ром. Им­пе­ра­тор Ни­ко­лай II от­пра­вил кай­зе­ру Виль­гель­му II те­ле­грам­му с пред­ло­же­ни­ем со­звать Га­аг­скую кон­фе­рен­цию и там ре­шить все про­бле­мы. Но кай­зер не от­ве­тил.

Ни­ко­лаю II на­ка­нуне вой­ны до­кла­ды­ва­ли: да­же в слу­чае по­бе­ды тол­ку бу­дет ма­ло. За­то ко­гда ис­ка­ле­чен­ные кре­стьяне вер­нут­ся с вой­ны до­мой, то нач­нут­ся бун­ты. И слу­чит­ся ре­во­лю­ция.

Не по­ве­рил? Или уже не мог оста­но­вить ход ис­то­рии...

10 млн сол­дат не вер­ну­лись с вой­ны. 55 млн вер­ну­лись боль­ны­ми и ка­ле­ка­ми. На фо­то: под Вер­де­ном, 1916 год.

Не­ко­то­рые сол­да­ты ве­ри­ли, что мож­но и по­бе­дить Гер­ма­нию, и про­ве­сти де­мо­кра­ти­че­ские ре­фор­мы в Рос­сии.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.