Со­труд­ник Ин­сти­ту­та об­ра­зо­ва­ния и со­ци­аль­ных на­ук Се­ве­ро-Кав­каз­ско­го фе­де­раль­но­го уни­вер­си­те­та

Rossiyskaya Gazeta - Weekly - - СКАНДАЛ -

— Ис­сле­до­ва­ни­ем агрес­сии у пе­да­го­гов мы за­ни­ма­ем­ся по­чти 20 лет. За это вре­мя го­тов­ность к агрес­сии вы­рос­ла на 5 про­цен­тов. Се­го­дняш­ний школь­ник, в от­ли­чие от его учи­те­лей, жи­вет в дру­гом ми­ре, про­пи­тан­ном «вир­ту­аль­ной ре­аль­но­стью», с по­мо­щью ко­то­рой мож­но сде­лать се­бя по­пу­ляр­ным и за­ра­бо­тать день­ги. Для это­го не нуж­но хо­ро­шо учить­ся, вы­ло­жи фо­то — по­лу­чай лай­ки. Учи­тель, ко­то­рый шесть ча­сов ря­дом, — вполне под­хо­дя­щая кан­ди­да­ту­ра для ре­а­ли­за­ции жаж­ды при­зна­ния. Глав­ное — спро­во­ци­ро­вать, най­ти сла­бые ме­ста и на­да­вить — вот и сла­ва при­шла!

Ду­маю, что по­след­ний слу­чай имен­но про это. Пе­да­гог оза­бо­чен вы­пол­не­ни­ем до­маш­не­го за­да­ния уче­ни­ком. Ес­ли бы ему бы­ло все рав­но, зна­ет ли се­ми­класс­ник его пред­мет или нет, ин­ци­дент не со­сто­ял­ся бы. Это не оправ­ды­ва­ет его раз­го­во­ра с уче­ни­ком на по­вы­шен­ных то­нах в присутствии все­го клас­са. Но по­че­му оби­деть уче­ни­ка нель­зя, а пуб­лич­но оби­деть учи­те­ля мож­но?

Ис­сле­до­ва­ния по­ка­за­ли, что агрес­сив­ных пе­да­го­гов мож­но услов­но раз­де­лить на две груп­пы. Первую груп­пу от­ли­ча­ет по­вы­шен­ный фон тре­вож­но­сти, ожи­да­ние нега­тив­но­го от­но­ше­ния к се­бе, неза­щи­щен­ность — за­пус­ка­ют­ся ме­ха­низ­мы за­щи­ты, здесь агрес­сия рас­смат­ри­ва­ет­ся как ин­стинкт са­мо­со­хра­не­ния и са­мо­ре­а­ли­за­ции. Вто­рая груп­па ха­рак­те­ри­зу­ет­ся некри­тич­но­стью к се­бе, неадек­ват­но за­вы­шен­ной са­мо­оцен­кой.

Ви­ди­мо, в пер­вом слу­чае (с учи­те­лем физ­куль­ту­ры) мож­но пред­по­ло­жить, что учи­тель от­но­сит­ся ко вто­рой груп­пе. Опыт 27 лет в ра­бо­те с бу­ду­щи­ми чем­пи­о­на­ми вы­ра­бо­тал сте­рео­тип до­ми­нант­но­го по­ве­де­ния. А как вос­пи­ты­вать чем­пи­о­нов, ес­ли не де­мон­стри­ро­вать им уве­рен­ность на соб­ствен­ном при­ме­ре? Кро­ме то­го, у учи­те­ля все­гда есть нега­тив­ный опыт непри­ят­ных раз­го­во­ров с ро­ди­те­ля­ми по по­во­ду по­те­рян­ных детьми ве­щей. Опять же все это не оправ­ды­ва­ет крик на ма­лы­шей. Учи­те­лю не­об­хо­ди­мо знать воз­раст­ную пси­хо­ло­гию.

Непро­стой слу­чай — с учи­те­лем рисования. По­че­му два клас­са на од­ном уро­ке? Ма­ло­ком­плект­ная сель­ская школа? Что зна­чит «не хва­ти­ло ме­ста»? Про­бле­ма в шко­ле со сту­лья­ми? 45 ми­нут стоя? Оправ­да­ний для та­ко­го по­ве­де­ния учи­те­ля нет. Ре­бе­нок по­лу­чил пси­хо­ло­ги­че­скую трав­му. Де­ти все­гда уме­ли и уме­ют вы­ве­сти из се­бя лю­бо­го, осо­бен­но ко­гда их мно­го, но они не ста­ли бо­лее же­сто­ки­ми и неуправ­ля­е­мы­ми, они жи­вут в ми­ре, где агрес­сия рас­смат­ри­ва­ет­ся как по­зи­тив­ное ка­че­ство. Вспом­ни­те: «агрес­сив­ная рекла­ма», «эпа­таж­ное по­ве­де­ние».

Мно­гие учи­те­ля на­учи­лись не ре­а­ги­ро­вать на яв­ные про­во­ка­ции, мак­си­маль­но от­стра­нять­ся от де­тей, огра­ни­чи­ва­ясь про­стым пре­по­да­ва­ни­ем пред­ме­та. Но это не вы­ход. Пе­да­го­гу важ­но на­учить­ся на­зы­вать, про­го­ва­ри­вать свои чув­ства, что­бы это­му на­учить де­тей.

ПОД­ГО­ТО­ВИ­ЛИ ВА­ЛЕН­ТИ­НА ЗОТИКОВА, НИ­КО­ЛАЙ ГРИ­ЩЕН­КО, ИРИ­НА ПОВОЛОЦКАЯ, ИРИ­НА ИВОЙЛОВА

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.