Как уми­ра­ют день­ги

Кор­ре­спон­дент «Рос­сий­ской га­зе­ты» пе­ре­жил пре­вра­ще­ние мил­ли­о­нов в тру­ху

Rossiyskaya Gazeta - Weekly - - БОЛЬШОЙ СЕКРЕТ - Руслан Мель­ни­ков

Кор­ре­спон­дент « РГ» вы­нес в кар­мане 500 000 руб­лей, а мо­жет быть, и це­лый мил­ли­он из са­мо­го боль­шо­го рас­чет­но-кас­со­во­го цен­тра в Рос­сии и Ев­ро­пе, рас­по­ло­жен­но­го на Во­ло­ко­лам­ском шос­се. Речь идет не об ограб­ле­нии, а о необыч­ном по­дар­ке, ко­то­рый, ес­ли и обо­га­тил жур­на­ли­ста, то лишь в плане рас­ши­ре­ния кру­го­зо­ра. Круп­ная сум­ма, упа­ко­ван­ная в неболь­шую уве­си­стую «шай­боч­ку» - су­ве­нир со­сто­я­ла из из­ре­зан­ных в тру­ху ста­рых ку­пюр.

Имен­но здесь, в цен­тре пе­ре­сче­та и об­ра­бот­ки на­лич­ных, об­вет­ша­лые банк­но­ты за­кан­чи­ва­ют свой жиз­нен­ный путь. Впро­чем, на уни­что­же­ние ку­пю­ры от­прав­ля­ют­ся не сра­зу.

— Я ино­гда срав­ни­ваю на­шу де­я­тель­ность с ра­бо­той ор­га­низ­ма. На­лич­ные день­ги, по­сту­па­ю­щие в об­ра­ще­ние, как и кровь, долж­ны пе­ри­о­ди­че­ски об­нов­лять­ся, очи­щать­ся и за­ме­нять­ся. Про­цесс очи­ще­ния у нас и про­ис­хо­дит, — го­во­рит на­чаль­ник рас­чет­но-кас­со­во­го цен­тра Ибра­гим Хас­бу­ла­тов.

На этом ре­жим­ном пред­при­я­тии Цен­траль­но­го бан­ка РФ за­пре­ще­но сни­мать, поль­зо­вать­ся те­ле­фо­ном и да­же дик­то­фо­ном.

Но смот­реть мож­но. А кар­тин­ка здесь как в ки­но. За пу­ле­не­про­би­ва­е­мым стек­лом бокс-ка­ме­ры — тя­же­лые во­ро­та. Ко­гда в бе­то­ни­ро­ван­ное по­ме­ще­ние въез­жа­ет ин­кас­са­тор­ская ма­ши­на, во­ро­та за­кры­ва­ют­ся, от­се­кая внеш­ний мир. Толь­ко по­сле это­го день­ги че­рез спе­ци­аль­ную си­сте­му две­рей пе­ре­да­ют­ся в ка­ме­ру при­е­ма на­лич­ных.

Кас­со­вый центр об­слу­жи­ва­ет со­лид­ные кре­дит­ные ор­га­ни­за­ции, а зна­чит, из бан­ков сю­да при­во­зят круп­ные сум­мы, ко­то­рые и объ­ем за­ни­ма­ют нема­лый, и ве­сят при­лич­но.

— Мы хра­ним банк­но­ты в укруп­нен­ной упа­ков­ке. Для это­го ис­поль­зу­ют­ся так на­зы­ва­е­мые кас­се­ты. Од­на кас­се­та рас­счи­та­на на 10 па­чек. Это не про­сто пач­ка де­нег, а про­фес­си­о­наль­ный тер­мин. В каж­дой пач­ке — 10 ко­реш­ков. В каж­дом ко­реш­ке — 100 ку­пюр. 20 кас­сет по­ме­ща­ет­ся в спе­ци­аль­ный ме­тал­ли­че­ский кон­тей­нер, — по­яс­ня­ет Ибра­гим Хас­бу­ла­тов.

Осмат­ри­ваю один из та­ких кон­тей­не­ров. При­лич­ных раз­ме­ров ре­шет­ча­тый сталь­ной ящик с кас­се­та­ми. По раз­ме­рам — со стел­лаж, ко­мод или неболь­шой шкаф­чик. Кас­се­ты внут­ри по­хо­жи на пла­сти­ко­вые лот­ки с крыш­ка­ми. Все на­би­ты ак­ку­рат­нень­ки­ми тол­стень­ки­ми пач­ка­ми из ко­реш­ков с пя­ти­ты­сяч­ны­ми ку­пю­ра­ми. Кас­се­ты опе­ча­та­ны. Ме­тал­ли- чес­кий кон­тей­нер — то­же. Чи­таю над­пись под пе­ча­тью: «1 000 000 000 руб­лей».

Так вот ты ка­кой, мил­ли­ард! Са­мый на­сто­я­щий. В ку­пюр­но-фи­зи­че­ском вы­ра­же­нии. Пы­та­юсь осмыс­лить уви­ден­ное. Кто бы мог по­ду­мать, что мил­ли­ард руб­лей за­ни­ма­ет столь­ко ме­ста. По­тен­ци­аль­ных гра­би­те­лей пре­ду­пре­ждаю сра­зу: не сдю­жи­те, на­до­рве­тесь. Да­же од­на пол­ная кас­се­та име­ет ощу­ти­мый вес. В этом кор­ре­спон­дент «РГ» убе­дил­ся, по­дер­жав ее в ру­ках. Да, для муж­чи­ны 13 ки­ло­грам­мов де­нег — не про­бле­ма, но не для жен­щин (а пер­со­нал кас­со­во­го цен­тра в ос­нов­ном жен­ский), ко­то­рым при­хо­дит­ся всю сме­ну ра­бо­тать с та­ки­ми вот лот­ка­ми. Имен­но по этой при­чине в цен­тре ис­поль­зу­ют­ся спе­ци­аль­ные ма­ни­пу­ля­то­ры, зна­чи­тель­но об­лег­ча­ю­щие труд. Про­бую сам, как дей­ству­ет ме­ха­ни­че­ская ру­ка с при­сос­кой. Под­но­шу ее к кас­се­те. На­жи­маю кноп­ку. Чмок — ма­ни­пу­ля­тор на­мерт­во при­са­сы­ва­ет- ся к лот­ку с день­га­ми. Неболь­шое уси­лие — и он по­слуш­но пе­ре­но­сит кас­се­ту в нуж­ное ме­сто.

Пы­та­юсь вы­яс­нить у со­труд­ни­ков кас­со­во­го цен­тра, не воз­ни­ка­ет ли со­блаз­на и нехо­ро­ших мыс­лей при ра­бо­те с та­ким ко­ли­че­ством банк­нот.

— А мы их как день­ги уже ра­зу­чи­лись вос­при­ни­мать, — по­жи­ма­ют пле­ча­ми они. — Для нас это про­сто ра­бо­чий ма­те­ри­ал. Да­же ме­ря­ем его не сум­ма­ми, а ку­бо­мет­ра­ми и ки­ло­грам­ма­ми.

По­сту­па­ю­щие в рас­чет­но-кас­со­вый центр день­ги идут на об­ра­бот­ку, во вре­мя ко­то­рой про­ве­ря­ют­ся под­лин­ность банк­нот, их фи­зи­че­ское со­сто­я­ние, год­ность и вет­хость. Сна­ча­ла этим за­ни­ма­ет­ся счет­но- сор­ти­ро­валь­ная ма­ши­на, об­ра­ба­ты­ва­ю­щая 33 банк­но­ты в се­кун­ду. Здесь ее в шут­ку на­зы­ва­ют ав­то­ма­том Ка­лаш­ни­ко­ва.

Опе­ра­тор за­кла­ды­ва­ет пач­ку ку­пюр в ма­ши­ну, на­чи­на­ют­ся пе­ре­счет и сор­ти­ров­ка. Ма­ши­на счи­ты­ва­ет и за­по­ми­на­ет но­ме­ра ку­пюр, а са­ми день­ги ав­то­ма­ти­че­ски рас­пре­де­ля­ют­ся на три по­то­ка. В пер­вом — год­ные для даль­ней­ше­го об­ра­ще­ния банк­но­ты по­сту­па­ют в спе­ци­аль­ный при­ем­ник. Во вто­ром — ку­пю­ры, при­знан­ные ма­ши­ной под­лин­ны­ми и вет­хи­ми, идут сра­зу в шре­дер, уни­что­жа­ют- ся и по спе­ци­аль­но­му тру­бо­про­во­ду по­сту­па­ют в бун­кер-на­ко­пи­тель. В тре­тий по­ток по­па­да­ют банк­но­ты, под­лин­ность ко­то­рых ма­ши­на опре­де­лить не мо­жет.

Сом­ни­тель­ные банк­но­ты, не про­шед­шие пер­вич­ную об­ра­бот­ку, сор­ти­ру­ют по­втор­но. Для это­го ис­поль­зу­ют­ся бо­лее « до­тош­ные» ма­ши­ны, изу­ча­ю­щие де­неж­ный по­ток мед­лен­нее (12 банк­нот в се­кун­ду), но тща­тель­нее. Даль­ше с со­мни­тель­ны­ми ку­пю­ра­ми ра­бо­та­ет от­дел экс­пер­ти­зы. Со­труд­ни­ки кас­со­во­го цен­тра име­ют пра­во уни­что­жать толь­ко под­лин­ные вет­хие ку­пю­ры. Фаль­шив­ки, в ка­ком бы со­сто­я­нии они не бы­ли, от­прав­ля­ют­ся в пра­во­охра­ни­тель­ные ор­га­ны для рас­сле­до­ва­ния.

Банк­но­ты, ко­то­рые вы­плю­ну­ла счет­но­сор­ти­ро­валь­ная ма­ши­на, но ко­то­рые в ито­ге бы­ли при­зна­ны под­лин­ны­ми и вет­хи­ми, га­сят­ся спе­ци­аль­ным ды­ро­ко­лом. Он остав­ля­ет пять круп­ных от­вер­стий так, что их невоз­мож­но не за­ме­тить. По­га­шен­ные де­неж­ные пач­ки со­би­ра­ют­ся, а за­тем из­мель­ча­ют­ся в тру­ху на спе­ци­аль­ной ста­ци­о­нар­ной уста­нов­ке, по­хо­жей на ги­гант­скую мя­со­руб­ку.

— Мак­си­маль­ная за­груз­ка ма­ши­ны со­став­ля­ет 250— 275 ки­ло­грам­мов или 200— 300 па­чек. Ее про­из­во­ди­тель­ность — 125—150 ки­ло­грам­мов в час. Из этой уста­нов­ки, как и из счет­но- сор­ти­ро­валь­ных ма­шин, де­неж­ная об­резь по спе­ци­аль­ным тру­бам по­сту­па­ет в бун­кер-на­ко­пи­тель. Она очень рых­лая и мяг­кая. Воз­мож­но, на ней удоб­но спать, хо­тя я не про­бо­вал. Но вот транс­пор­ти­ро­вать об­резь в та­ком ви­де неудоб­но — она за­ни­ма­ет боль­шой объ­ем. По­это­му спе­ци­аль­ный пресс под дав­ле­ни­ем 160 ат­мо­сфер сжи­ма­ет ее в ком­пакт­ные бри­ке­ти­ки-шай­боч­ки, — рас­ска­зы­ва­ет Ибра­гим Хас­бу­ла­тов.

Че­рез спе­ци­аль­ное окош­ко вид­но, как в бун­кер-на­ко­пи­тель по­па­да­ют и от­прав­ля­ют­ся под пресс остан­ки из­мель­чен­ных ку­пюр. Их мно­го. Очень. Мо­жет быть, здесь сто мил­ли­о­нов руб­лей, мо­жет, мил­ли­ард. За­во­ра­жи­ва­ю­щее зре­ли­ще, по­хо­жее на ме­тель из де­неж­ной тру­хи, на­во­дит на фи­ло­соф­ские мыс­ли о брен­но­сти все­го су­ще­го и о том, что не в день­гах сча­стье. Ну, на­вер­ное, не толь­ко в них.

А бри­ке­ти­ро­ван­ная под прес­сом об­резь уже по­сту­па­ет по тру­бам в дру­гой на­ко­пи­тель. Пря­мо под него подъ­едет гру­зо­вик. Створ­ки на­ко­пи­те­ля от­кро­ют­ся, спрес­со­ван­ные де­неж­ные остан­ки по­сып­лют­ся в ку­зов и от­пра­вят­ся в свой по­след­ний путь — на по­ли­гон за­хо­ро­не­ния.

Скле­ить ку­пю­ры за­но­во и пу­стить их в обо­рот уже невоз­мож­но, — уве­ря­ют со­труд­ни­ки кас­со­во­го цен­тра.

Здесь день­ги пе­ре­ста­ли вос­при­ни­мать как день­ги. Это — про­сто ра­бо­чий ма­те­ри­ал

Да­же ес­ли та­кой ко­мок по­па­дет в ру­ки мо­шен­ни­ков, сде­лать из него сно­ва день­ги — невоз­мож­но.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.