ДРУ­ГИЕ, ЧУЖИЕ

Rossiyskaya Gazeta - - СОБЫТИЯ И КОММЕНТАРИИ - Все ко­лон­ки ав­то­ра

СО­ЦИО­ЛО­ГИ за­фик­си­ро­ва­ли рост ксе­но­фоб­ских на­стро­е­ний у рос­си­ян. На­при­мер, по­чти вдвое по срав­не­нию с про­шлым го­дом уси­ли­лось нега­тив­ное от­но­ше­ние к цы­га­нам: огра­ни­чить их про­жи­ва­ние в Рос­сии се­го­дня хо­тят 32 про­цен­та опро­шен­ных. Так же, вдвое, воз­рос­ла нерас­по­ло­жен­ность к ки­тай­цам. Каж­дый вто­рой из опро­шен­ных не хо­тел бы ви­деть в Рос­сии вы­ход­цев из Аф­ри­ки и Сред­ней Азии, каж­дый пя­тый — укра­ин­цев. Бо­лее 20 про­цен­тов ре­спон­ден­тов (вдвое боль­ше, чем в про­шлом го­ду) одоб­ря­ют ло­зунг «Рос­сия для рус­ских». До­ля про­тив­ни­ков ми­гра­ции уве­ли­чи­лась с 58 до 67 про­цен­тов. А ко­ли­че­ство тех, кто вы­сту­па­ет про­тив огра­ни­че­ний для дру­гих на­ци­о­наль­но­стей оста­лось преж­ним — 28 про­цен­тов.

«За по­след­ний год, — го­во­рит­ся в до­кла­де, — про­изо­шло пе­ре­рас­пре­де­ле­ние ан­ти­па­тий: ра­нее на­се­ле­ние де­мон­стри­ро­ва­ло вы­со­кий уро­вень под­держ­ки изо­ля­ци­о­нист­ских уста­но­вок в от­но­ше­нии «вы­ход­цев с Кав­ка­за» и «вы­ход­цев из Сред­ней Азии», сей­час — в от­но­ше­нии цы­ган и ки­тай­цев». Это, счи­та­ют со­цио­ло­ги, ука­зы­ва­ет на рост «ба­зо­вой, сво­е­го ро­да ис­то­ри­че­ски обу­слов­лен­ной ксе­но­фо­бии» к цы­га­нам, а в ки­тай­цах и вьет­нам­цах рос­сий­ские граж­дане ви­дят кон­ку­рен­тов за ра­бо­чие ме­ста.

Од­на­ко тру­до­вые ми­гран­ты ме­нее за­щи­ще­ны за­ко­на­ми, чем граж­дане Рос­сии; уво­лить этих лю­дей — про­ще про­сто­го. Кто-то го­во­рит, что без­ра­бо­ти­ца в сре­де ми­гран­тов — это со­ци­аль­ный ди­на­мит. Но взгля­нем на си­ту­а­цию с дру­гой сто­ро­ны, и, воз­мож­но, она не по­ка­жет­ся столь дра­ма­тич­ной. В круп­ном стро­и­тель­стве за­ня­то око­ло мил­ли­о­на ми­гран­тов. При­мер­но столь­ко же — на част­ных строй­ках, в ре­мон­те дач и квар­тир. Чуть бо­лее мил­ли­о­на ра­бо­та­ют в роз­нич­ной тор­гов­ле, при­чем ле­галь­но, в боль­ших ма­га­зин­ных ком­плек­сах. Мно­гие на­шли се­бе при­ме­не­ние в ком­му­наль­ном сек­то­ре. При­чем за­меть­те, все эти лю­ди ле­галь­но ра­бо­та­ют, они ле­галь­но пе­ре­сек­ли гра­ни­цу, у них есть ре­ги­стра­ция, ко­то­рая ра­но или позд­но за­кон­чит­ся и ее при­дет­ся про­дле­вать. Так что боль­шин­ство из них мо­ти­ви­ро­ва­ны не на­ру­шать за­кон, не раз­дра­жать мест­ное на­се­ле­ние вы­зы­ва­ю­щим по­ве­де­ни­ем.

Ри­то­ри­ка на­ци­о­нал-пат­ри­о­тов и люд­ская мол­ва со­зда­ют лож­ное впе­чат­ле­ние, буд­то до­ро­гие до­ма, зе­мель­ные участ­ки в Рос­сии ску­па­ют толь­ко ми­гран­ты из Сред­ней Азии или с Кав­ка­за. Хо­тя с этим успеш­но справ­ля­ют­ся и при­ез­жие из Тю­мен­ской об­ла­сти, дру­гих бо­га­тых ре­ги­о­нов Рос­сии. Но в их ад­рес ни­кто не кри­чит: «По­на­е­ха­ли тут!» Свои бы­то­вые и со­ци­аль­ные труд­но­сти рос­сий­ский обы­ва­тель при­выч­но объ­яс­ня­ет на­ше­стви­ем ино­род­цев. Ка­кая-ни­будь жи­тель­ни­ца Под­мос­ко­вья, тор­гу­ю­щая на рын­ке огур­ца­ми со сво­е­го участ­ка, не мо­жет дать от­пор по­ли­цей­ско­му, об­ло­жив­ше­му ее да­нью. И свою злость она сры­ва­ет на тех, кто, при­е­хав, по­ло­жим, из Сред­ней Азии, де­лит с ней при­ла­вок. На та­джи­ка мож­но орать, по­то­му что он бес­прав­ный. А на по­ли­цей­ско­го орать нель­зя — у него власть.

Ксе­но­фо­бия не зна­ет гра­ниц — ни мо­раль­ных, ни гео­гра­фи­че­ских. Она су­ще­ству­ет вез­де. В Ев­ро­пе (осо­бен­но сей­час, в усло­ви­ях ми­гра­ци­он­но­го кри­зи­са) ее не мень­ше, чем в Рос­сии. В Рос­сии же уро­вень ксе­но­фо­бии до по­след­не­го вре­ме­ни ощу­ти­мо сни­жал­ся: нена­висть к «по­на­е­хав­шим» за­ме­ща­лась нена­ви­стью к За­па­ду. От­то­го и но­ябрь­ские «рус­ские мар­ши» по­след­них двух лет бы­ли от­но­си­тель­но ми­ро­лю­би­вы­ми. В том смыс­ле, что нетер­пи­мость его участ­ни­ков к пред­ста­ви­те­лям эт­ни­че­ских мень­шинств не бы­ла яв­ле­на столь агрес­сив­но, как преж­де. Сни­зить идео­ло­ги­че­ский гра­дус ор­га­ни­за­то­ров «мар­шей» за­ста­ви­ли со­бы­тия на во­сто­ке Укра­и­ны, к ко­то­рым рус­ские на­ци­о­на­ли­сты от­но­сят­ся по-раз­но­му. Кто-то из них под­дер­жи­ва­ет ДНР и ЛНР, а кто-то — на сто­роне укра­ин­ских вла­стей.

Вне­ся рас­кол в ря­ды рус­ских на­ци­о­на­ли­стов, со­бы­тия на Укра­ине од­но­вре­мен­но по­вы­си­ли уро­вень то­ле­рант­но­сти в рос­сий­ском об­ще­стве. Мень­ше ста­ло ан­ти­кав­каз­ских и ан­ти­ми­грант­ских вы­ступ­ле­ний, мень­ше меж­на­ци­о­наль­ной враж­ды — в этом мне­нии схо­ди­лись и вла­сти, обыч­но склон­ные при­укра­ши­вать ре­аль­ную кар­ти­ну, и пра­во­за­щит­ни­ки, столь же при­выч­ные к сгу­ще­нию кра­сок. И те и дру­гие счи­та­ли, что бла­го­да­ря укра­ин­ским со­бы­ти­ям Рос­сия по­лу­чи­ла при­вив­ку от на­ци­о­на­лиз­ма. «Укра­ин­ская те­ма в ка­кой-то мо­мент за­ме­ни­ла те­му ксе­но­фо­бии, все пе­ре­клю­чи­лись на кон­фликт в Си­рии, — го­во­рит ру­ко­во­ди­тель ин­фор­ма­ци­он­но-ана­ли­ти­че­ско­го цен­тра «Со­ва» Алек­сандр Вер­хов­ский. — Не­га­ти­ва в от­но­ше­нии ми­гран­тов ста­ло мень­ше, по­сколь­ку по­вест­ка ока­за­лась пе­ре­ко­ше­на на кон­фликт с За­па­дом».

Со­цио­ло­ги вы­ска­зы­ва­ют пред­по­ло­же­ние, что от­ме­ча­е­мый ныне рост ксе­но­фоб­ских на­стро­е­ний — это пе­ре­на­прав­ле­ние раз­дра­же­ния рос­си­ян на «дру­го­го», вы­зван­ное сни­же­ни­ем уров­ня жиз­ни.

Как бы то ни бы­ло, по дан­ным «Ле­ва­да-цен­тра», лишь 18 про­цен­тов граж­дан ощу­ща­ют меж­на­ци­о­наль­ную на­пря­жен­ность в ме­стах их про­жи­ва­ния, толь­ко 12 про­цен­тов опро­шен­ных го­во­рят о воз­мож­но­сти столк­но­ве­ний на на­ци­о­наль­ной поч­ве. У пя­той ча­сти ре­спон­ден­тов нет эт­ни­че­ских предубеж­де­ний. «Тот факт, что в Рос­сии жи­вут лю­ди мно­гих на­ци­о­наль­но­стей, при­но­сит ей в це­лом боль­ше поль­зы, чем вре­да» — с этим со­глас­ны по­чти по­ло­ви­на участ­ни­ков опро­са, про­ве­ден­но­го фон­дом «Об­ще­ствен­ное мне­ние» для Фе­де­раль­но­го агент­ства по де­лам на­ци­о­наль­но­стей. Лишь ме­нее чет­вер­ти ре­спон­ден­тов со­чли, что мно­го­на­ци­о­наль­ность при­но­сит Рос­сии ско­рее вред, чем поль­зу, и 32 про­цен­та за­труд­ни­лись с от­ве­том. При этом 90 про­цен­тов опро­шен­ных со­об­щи­ли, что ни­ко­гда не под­вер­га­лись дис­кри­ми­на­ции по на­ци­о­наль­но­му при­зна­ку, и толь­ко 16 про­цен­тов при­зна­лись, что ис­пы­ты­ва­ют непри­язнь к лю­дям дру­гой на­ци­о­наль­но­сти.

На­ци­о­на­ли­сти­че­ской ис­те­рии как мас­со­во­го пси­хо­за в Рос­сии сей­час нет. Есть при­выч­ное обостре­ние ксе­но­фо­бии. Она обост­ря­ет­ся вся­кий раз, ко­гда па­да­ет уро­вень жиз­ни рос­сий­ско­го обы­ва­те­ля, ко­то­рый тут же на­чи­на­ет ис­кать, кто в этом ви­но­ват, и столь же при­выч­но на­хо­дит.

Со­цио­ло­ги за­фик­си­ро­ва­ли рост ксе­но­фоб­ских на­стро­е­ний у рос­си­ян На­ци­о­на­ли­сти­че­ской ис­те­рии как мас­со­во­го пси­хо­за в Рос­сии сей­час нет. Есть при­выч­ное обостре­ние ксе­но­фо­бии

rg.ru/sujet/181

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.