Во­прос о войне и ми­ре

Rossiyskaya Gazeta - - ТИТУЛЬНЫЙ ЛИСТ -

С фран­цуз­ским ис­то­ри­ком Пье­ром Ма­ли­нов­ским мы встре­ти­лись в дни, за­пол­нен­ные са­мы­ми раз­но­об­раз­ны­ми кон­фе­рен­ци­я­ми и фо­ру­ма­ми, по­свя­щен­ны­ми 100-ле­тию окон­ча­ния «Ве­ли­кой вой­ны».

Ка­кие чув­ства у вас вы­зы­ва­ет юби­лей­ная да­та? Ведь она свя­за­на с тра­ге­ди­ей пла­не­тар­но­го мас­шта­ба... ПЬЕР МАЛИНОВСКИЙ: Мно­гие де­сят­ки стран бы­ли во­вле­че­ны в эту неви­дан­ных ра­нее мас­шта­бов вой­ну. У нас ча­сто вспо­ми­на­ют о том, что в той бойне сло­жи­ли го­ло­вы 1,8 мил­ли­о­на нем­цев и 1,4 мил­ли­о­на фран­цу­зов. Од­на­ко о том, что ее жерт­ва­ми ока­за­лись 3 мил­ли­о­на рус­ских, здесь неча­сто го­во­рят, а на­до бы. Ведь вой­на шла на два фрон­та. Не бы­ло бы во­сточ­но­го фрон­та, немец­кая ар­мия, в то вре­мя са­мая мощ­ная в ми­ре, вы­шла бы из нее по­бе­ди­тель­ни­цей. В 1914 го­ду нем­цы под­хо­ди­ли со­всем близ­ко к Па­ри­жу, но рос­сий­ская ди­ви­зия на­ча­ла на­ступ­ле­ние и тем са­мым спас­ла на­шу сто­ли­цу. В этой свя­зи вспо­ми­на­ют­ся сло­ва мар­ша­ла Фер­ди­нан­да Фо­ша, ко­то­рый так оце­нил рос­сий­скую по­мощь: «Ес­ли Фран­ция не бы­ла стер­та с ли­ца зем­ли, это­му мы обя­за­ны преж­де все­го Рос­сии». Ва­ша стра­на при­нес­ла огром­ную жерт­ву, что­бы вы­ру­чить Фран­цию. Это про­изо­шло 100 лет на­зад и по­вто­ри­лось 20 с лиш­ним лет спу­стя во вре­мя Вто­рой ми­ро­вой вой­ны, о чем ни­как нель­зя за­бы­вать се­го­дня. На про­тя­же­нии ХХ ве­ка Рос­сия и Фран­ция бы­ли по од­ну сто­ро­ну бар­ри­кад и в тя­же­лый час по­мо­га­ли друг дру­гу как мог­ли, а это остав­ля­ет глу­бо­кий бла­го­дар­ный след в па­мя­ти на­ро­дов.

Ду­ма­ет­ся, во­прос о войне и ми­ре — цен­траль­ная те­ма ны­неш­них по­ми­наль­ных дней. Ведь вы­не­сти уро­ки из тех страш­ных ка­та­строф в ны­неш­нее неспо­кой­ное вре­мя есть пер­во­сте­пен­ная за­да­ча для всех. ПЬЕР МАЛИНОВСКИЙ: Сей­час бы­ту­ет мне­ние, что боль­шая вой­на се­го­дня нере­аль­на, невоз­мож­на. Ибо у ря­да круп­ных дер­жав име­ет­ся ядер­ное ору­жие, а его при­ме­не­ние неми­ну­е­мо при­ве­дет к ка­та­стро­фе все­лен­ско­го мас­шта­ба. Раз­ру­ши­тель­ная си­ла во­ен­но­го ато­ма всем из­вест­на, но это не зна­чит, что угро­зы боль­шой вой­ны не су­ще­ству­ет. Увы, все мо­жет про­изой­ти. Ес­ли две ми­ро­вые вой­ны сто­и­ли че­ло­ве­че­ству 120 мил­ли­о­нов жиз­ней, а это немно­гим мень­ше на­се­ле­ния Фран­ции и Гер­ма­нии, то тре­тья по­ста­вит его на грань пол­но­го ис­чез­но­ве­ния. Я убеж­ден, что тор­же­ства­ми в Па­ри­же его участ­ни­ки долж­ны од­но­знач­но не толь­ко за­явить, что нет ни­че­го до­ро­же, чем мир, но и сде­лать все, что­бы его со­хра­нить. А для это­го сле­ду­ет ве­сти де­ло к сни­же­нию меж­ду­на­род­ной на­пря­жен­но­сти, от­ка­зу от раз­ру­ши­тель­ных санк­ций, раз­ре­ше­нию та­ких кон­флик­тов, в част­но­сти в Ев­ро­пе, а кон­крет­но на во­сто­ке Укра­и­ны. Ведь мы зна­ем по ис­то­ри­че­ско­му опы­ту, что боль­шая вой­на мо­жет вспых­нуть из ло­каль­но­го столк­но­ве­ния.

Как воз­ник ваш ин­те­рес к тем да­ле­ким со­бы­ти­ям, ко­то­рые не толь­ко пе­ре­кро­и­ли кар­ту Ев­ро­пы, но и ста­ли пред­те­чей ги­гант­ских тек­то­ни­че­ских со­ци­аль­но-по­ли­ти­че­ских сдви­гов в ми­ре? ПЬЕР МАЛИНОВСКИЙ: Де­ло в том, что мой отец Ален Малиновский — про­фес­си­о­наль­ный ис­то­рик и пи­са­тель, ко­то­рый це­ле­на­прав­лен­но за­ни­мал­ся «Ве­ли­кой вой­ной». А жи­ли мы непо­да­ле­ку от се­ле­ния Кур­си. Это де­пар­та­мент Мар­на, где, по его рас­ска­зам, шли оже­сто­чен­ные бои с уча­сти­ем ча­стей Рус­ско­го экс­пе­ди­ци­он­но­го кор­пу­са. В то вре­мя ко­гда речь за­хо­ди­ла о той да­ле­кой войне, обыч­но го­во­ри­ли о фран­цу­зах, нем­цах, ан­гли­ча­нах, аме­ри­кан­цах, а рус­ских по­чти не вспо­ми­на­ли. Уже поз­же отец по­ка­зал мне до­ку­мен­ты, из ко­то­рых сле­до­ва­ло, что в тех кра­ях в бо­ях по­гиб­ли две ты­ся­чи рус­ских. Ме­ня это силь­но за­ин­те­ре­со­ва­ло, и я ре­шил сам до­ко­пать­ся до ис­ти­ны, узнать, как все бы­ло на са­мом де­ле, а глав­ное — най­ти на по­ле сра­же­ния сле­ды рус­ско­го сол­да­та. Опре­де­лил уча­сток и взял­ся за рас­коп­ки. Этим я за­ни­мал­ся в те­че­ние трех лет по вы­ход­ным и во вре­мя лет­не­го от­пус­ка. От­кро­вен­но го­во­ря, уже по­чти от­ча­ял­ся, ко­гда в ка­нун Рож­де­ства, 24 де­каб­ря 2016 го­да, мне по­вез­ло. Я по­вре­дил спи­ну, и но­ги пло­хо слу­ша­лись. Ска­зал сво­е­му бра­ту Эри­ку: «Да­вай по­про­бу­ем, мо­жет быть, в по­след­ний раз». Как сей­час пом­ню, в 10 ча­сов утра, а мы долж­ны бы­ли в пол­день вер­нуть­ся до­мой, что­бы при­го­то­вить празд­нич­ный ужин, на­ткну­лись на ма­лень­кий кре­стик. Пра­во­слав­ный. Про­дол­жи­ли рас­коп­ки, на­шли пу­го­ви­цы с дву­гла­вым ор­лом, а так­же остан­ки рус­ско­го во­и­на. Пер­во­го, ко­то­рый был об­на­ру­жен во Фран­ции по­сле окон­ча­ния Пер­вой ми­ро­вой вой­ны. Об этом от­кры­тии сей­час зна­ют как во Фран­ции, так и в Рос­сии. И те­перь мы от­да­ем дань ува­же­ния па­мя­ти ты­сяч рос­сий­ских во­и­нов, ко­то­рые во­е­ва­ли вме­сте с на­ши­ми де­да­ми, пра­де­да­ми и сло­жи­ли го­ло­вы за мою стра­ну — Фран­цию. Прах ге­роя на­шел веч­ный по­кой на рус­ском во­ен­ном некро­по­ле в Сент-илер-ле-гран, что непо­да­ле­ку от Рейм­са, а в Кур­си был воз­двиг­нут обе­лиск сол­да­там Рус­ско­го экс­пе­ди­ци­он­но­го кор­пу­са.

Позд­нее, уже в ав­гу­сте про­шло­го го­да, в тех же ме­стах про­ве­де­на сов­мест­ная экс­пе­ди­ции с уча­сти­ем ак­ти­ви­стов Рос­сий­ско­го во­ен­но-ис­то­ри­че­ско­го об­ще­ства и бы­ли най­де­ны остан­ки вто­ро­го во­и­на. Их от­пра­ви­ли во фран­цуз­ское ми­ни­стер­ство обо­ро­ны для ан­тро­по­ло­ги­че­ской экс­пер­ти­зы. Сна­ча­ла остан­ки хо­те­ли пе­ре­вез­ти в Рос­сию, од­на­ко по­сле ре­ши­ли пе­ре­за­хо­ро­нить здесь, ибо этот сол­дат от­дал жизнь за Фран­цию.

С тех пор вам не раз до­ве­лось по­бы­вать в на­шей стране, не так ли? ПЬЕР МАЛИНОВСКИЙ: Я уви­дел огром­ный ин­те­рес к мо­им по­ис­кам со сто­ро­ны рос­си­ян, и это об­ра­до­ва­ло и во­оду­ше­ви­ло. Зна­е­те, ко­гда на­чал рас­коп­ки, ма­ло знал о вас. А вот по­сле стал встре­чать­ся с рос­си­я­на­ми, об­щать­ся с ни­ми и от­крыл для се­бя ве­ли­ко­леп­ную стра­ну и по­лю­бил ее. Ко­гда уста­нав­ли­ва­ют­ся дру­же­ские от­но­ше­ния, то пе­ред то­бой рас­па­хи­ва­ют­ся серд­ца. Слав­ные, доб­рые лю­ди. Я по­лу­чаю сот­ни со­об­ще­ний по со­ци­аль­ным се­тям от незна­ком­цев ото­всю­ду — из Якут­ска, Вла­ди­во­сто­ка. Ме­ня го­ря­чо под­дер­жи­ва­ют и хва­лят, что, не скрою, тро­га­ет до глу­би­ны ду­ши. Очень ин­те­ре­су­ют­ся сво­ей ис­то­ри­ей, сво­и­ми пред­ка­ми. И вот еще, что важ­но: у рос­си­ян — вы­со­кая куль­ту­ра. Да­же пре­зи­дент Пу­тин, у ко­то­ро­го мно­же­ство се­рьез­ней­ших за­бот, на­шел вре­мя, что­бы встре­тить­ся со мной и ска­зать теп­лые сло­ва о мо­их рас­сле­до­ва­ни­ях. Не так дав­но был от­крыт Рос­сий­ско-фран­цуз­ский фонд ис­то­ри­че­ских ини­ци­а­тив, ко­то­рый вы воз­гла­ви­ли… ПЬЕР МАЛИНОВСКИЙ: В на­ча­ле это­го ле­та я по­де­лил­ся с пресс-сек­ре­та­рем пре­зи­ден­та РФ Дмит­ри­ем Пес­ко­вым зна­ко­вым про­ек­том, ко­то­рый непо­сред­ствен­но ка­са­ет­ся ис­то­рии от­но­ше­ний меж­ду на­ши­ми стра­на­ми. Я узнал, что в ав­гу­сте 1943 го­да в озе­ро в де­ревне Бы­вал­ка под Смо­лен­ском упал са­мо­лет пол­ка «Нор­ман­дия-неман». В 1998 го­ду его пы­та­лись под­нять, но без­успеш­но. На этот раз по­мощь ока­зал ми­нистр обо­ро­ны Сер­гей Шой­гу. По его рас­по­ря­же­нию бы­ли вы­де­ле­ны лю­ди, тех­ни­ка, и вме­сте с экс­пе­ди­ци­он­ным цен­тром МО Рос­сии уда­лось под­нять фраг­мен­ты Яка. Я пред­по­ла­гал, что это был ис­тре­би­тель ка­пи­та­на По­ля де Фор­жа,

Еще один про­ект — это об­сле­до­ва­ние дна Сем­лев­ско­го озе­ра, в ко­то­рое им­пе­ра­тор На­по­ле­он Бо­на­парт при­ка­зал сбро­сить пуш­ки и со­кро­ви­ща Мос­ков­ско­го Крем­ля. По под­сче­там спе­ци­а­ли­стов, при от­ступ­ле­нии из Моск­вы бы­ли вы­ве­зе­ны сот­ни ки­ло­грам­мов зо­ло­та и 300 пу­дов се­реб­ра, несчет­ное ко­ли­че­ство дра­го­цен­ных кам­ней, цер­ков­ных при­над­леж­но­стей, а так­же по­зо­ло­чен­ный крест с ко­ло­коль­ни Ива­на Гроз­но­го. Мы осу­шим озе­ро с тем, что­бы вер­нуть все эти цен­но­сти Рос­сии. Бу­дут ли про­дол­же­ны по­ис­ки на ме­стах ба­та­лий «Ве­ли­кой вой­ны» во Фран­ции? ПЬЕР МАЛИНОВСКИЙ: Не­со­мнен­но. Бу­ду­щим ле­том 50 ар­хео­ло­гов-по­ис­ко­ви­ков двух стран про­ве­дут рас­коп­ки в тех ме­стах, где сра­жа­лась Пер­вая бри­га­да Рус­ско­го экс­пе­ди­ци­он­но­го кор­пу­са, где во­е­вал мой од­но­фа­ми­лец — то­гда 17-лет­ний пу­ле­мет­чик и бу­ду­щий мар­шал СССР Ро­ди­он Малиновский.

Как я по­нял, вы не раз встре­ча­лись с Вла­ди­ми­ром Пу­ти­ным. ПЬЕР МАЛИНОВСКИЙ: Три­жды. Я был при­ят­но по­ра­жен его ис­крен­ним ин­те­ре­сом к мо­им ини­ци­а­ти­вам. У ме­ня рос­сий­ский пре­зи­дент вы­зы­ва­ет боль­шое ува­же­ние. По­ми­мо вы­со­ких ка­честв, ко­то­рые при­су­щи ему как гла­ве го­су­дар­ства, я раз­де­ляю его цен­но­сти — пат­ри­о­тизм, ве­ко­вые тра­ди­ции, исто­ри­че­ский взгляд на со­бы­тия, че­го так не хва­та­ет мно­гим по­ли­ти­кам на За­па­де.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.