Де­фи­ци­та боль­ше нет

Rossiyskaya Gazeta - - ТИТУЛЬНЫЙ ЛИСТ -

Се­го­дня «Рос­сий­ская га­зе­та» пуб­ли­ку­ет за­кон о фе­де­раль­ном бюд­же­те на 2019 год и пла­но­вый пе­ри­од 2020—2021 го­дов. Впер­вые за по­след­ние несколь­ко лет бюд­жет за­пла­ни­ро­ван с про­фи­ци­том (свы­ше 1,9 трил­ли­о­на руб­лей в 2019 го­ду, 1,2 трил­ли­о­на в 2020 го­ду и по­чти 1 трил­ли­он в 2021 го­ду). По­след­ний раз до­хо­ды фе­де­раль­ной каз­ны пре­вы­ша­ли рас­хо­ды в 2011 го­ду, ко­гда нефть сто­и­ла 110 дол­ла­ров за бар­рель. В ре­зуль­та­те со­хра­не­ния жест­ко­го бюд­жет­но­го пра­ви­ла (все неф­тя­ные до­хо­ды от це­ны свы­ше 40 дол­ла­ров за бар­рель от­кла­ды­ва­ют­ся в ре­зер­вы пра­ви­тель­ства) объ­ем Фон­да на­ци­о­наль­но­го бла­го­со­сто­я­ния дол­жен вы­рас­ти с 3,8 трил­ли­о­на до 11,5 трил­ли­о­на руб­лей к кон­цу трех­лет­ки, часть этих средств пра­ви­тель­ство по­лу­чит воз­мож­ность ин­ве­сти­ро­вать до­пол­ни­тель­но к уже за­пла­ни­ро­ван­ным рас­хо­дам.

С 2019-го бюд­жет­ная си­сте­ма пе­ре­хо­дит от вы­нуж­ден­но­го из-за об­ва­ла неф­тя­ных цен со­кра­ще­ния ре­аль­ной (с по­прав­кой на ин­фля­цию) ве­ли­чи­ны рас­хо­дов к их ро­сту, от­ме­ча­ет ру­ко­во­ди­тель Эко­но­ми­че­ской экс­перт­ной груп­пы, член Об­ще­ствен­но­го со­ве­та при мин­фине Ев­сей Гур­вич: ис­пол­не­ние май­ско­го ука­за пре­зи­ден­та по­тре­бо­ва­ло су­ще­ствен­ных рас­хо­дов, и по срав­не­нию с дей­ству­ю­щим за­ко­ном о бюд­же­те рас­хо­ды на 2019–2020 го­ды вы­рос­ли на 10–11% (на 1,1% и 1,6% ВВП).

Ес­ли на бли­жай­шие три го­да за­кон о бюд­же­те преду­смат­ри­ва­ет про­фи­цит, то в чем то­гда был смысл по­вы­ше­ния ба­зо­вой став­ки НДС до 20%? За­чем под­ни­мать на­ло­ги, ес­ли в бюд­же­те и так мно­го де­нег?

«Та­кой несколь­ко на­ив­ный взгляд не учи­ты­ва­ет, что рост про­гно­зи­ру­е­мых до­хо­дов связан в ос­нов­ном с до­пол­ни­тель­ны­ми по­ступ­ле­ни­я­ми от нефти и га­за, — объ­яс­ня­ет Ев­сей Гур­вич. — Пол­но­стью по­ла­гать­ся на них бы­ло бы не вполне от­вет­ствен­ным ша­гом, конъ­юнк­ту­ра слиш­ком пе­ре­мен­чи­ва: в про­шлом го­ду сред­няя це­на нефти со­став­ля­ла 53 доллара за бар­рель, в этом ожи­да­ет­ся на уровне 70, а в сле­ду­ю­щие два го­да — 62 и 60. Но вполне мо­жет слу­чить­ся, что фак­ти­че­ские це­ны бу­дут го­раз­до ни­же, по­то­му что, как по­ка­зы­ва­ет ис­то­ри­че­ский опыт, да­же луч­шие меж­ду­на­род­ные про­гно­зы неф­тя­ных цен да­ют ошиб­ку по­чти в 30% на один год впе­ред и бо­лее 40% на два го­да впе­ред». Гур­вич на­по­ми­на­ет, что еще несколь­ко недель на­зад ана­ли­ти­ки се­рьез­но об­суж­да­ли близ­кую пер­спек­ти­ву до­сти­же­ния нефтью 100 дол­ла­ров за бар­рель, по­сле че­го она вне­зап­но упа­ла ни­же 60.

На са­мом де­ле го­раз­до боль­шее зна­че­ние име­ет не пла­ни­ру­е­мый объ­ем про­фи­ци­та и об­щая сумма бюд­жет­ных рас­хо­дов, а их струк­ту­ра и опе­ра­ци­он­ная эф­фек­тив­ность. «Наи­бо­лее по­лез­ны­ми для раз­ви­тия экономики яв­ля­ют­ся ин­ве­сти­ции в ин­фра­струк­ту­ру (преж­де все­го транс­порт­ную — ав­то­мо­биль­ные и же­лез­ные до­ро­ги) и че­ло­ве­че­ский ка­пи­тал (здра­во­охра­не­ние и обра­зо­ва­ние), — от­ме­ча­ет Ев­сей Гур­вич. — На­и­ме­нее же по­лез­ны, ча­сто да­же вред­ны — раз­лич­ные суб­си­дии, ко­то­рые не столь­ко сти­му­ли­ру­ют рас­ши­ре­ние про­из­вод­ства, сколь­ко поз­во­ля­ют мо­раль­но уста­рев­шим пред­при­я­ти­ям спо­кой­но жить, не про­во­дя мо­дер­ни­за­цию, то есть фак­ти­че­ски кон­сер­ви­ру­ют тех­но­ло­ги­че­скую от­ста­лость. Струк­ту­ра рас­хо­дов рос­сий­ской бюд­жет­ной си­сте­мы на се­го­дня от­ли­ча­ет­ся срав­ни­тель­но низ­ким уров­нем про­из­во­ди­тель­ных рас­хо­дов (уско­ря­ю­щих эко­но­ми­че­ский рост), бо­лее то­го, в по­след­ние го­ды их до­ля сни­жа­лась во мно­гом в си­лу со­ци­аль­ной ори­ен­та­ции бюд­же­та — до­ля рас­хо­дов на пенсии и дру­гие ви­ды со­ци­аль­ных рас­хо­дов в по­след­нее де­ся­ти­ле­тие быст­ро рос­ла».

За­кон о бюд­же­те про­во­дит пе­ре­рас­пре­де­ле­ние рас­хо­дов в поль­зу про­из­во­ди­тель­ных, хо­тя оно и ме­нее ра­ди­каль­ное, чем пред­ла­гал в сво­ей стра­те­гии Центр стра­те­ги­че­ских раз­ра­бо­ток: сре­ди круп­ных ста­тей боль­ше все­го за три го­да вы­рас­тут рас­хо­ды на здра­во­охра­не­ние (на 24%, ес­ли учи­ты­вать не толь­ко фе­де­раль­ный бюд­жет, но и сред­ства ре­ги­о­наль­ных бюд­же­тов и вне­бюд­жет­ных фон­дов), на­ци­о­наль­ную эко­но­ми­ку (21%) и обра­зо­ва­ние (18%).

Ос­нов­ным от­ли­чи­ем бюд­же­та на 2019–2021 го­ды Гур­вич счи­та­ет чет­ко вы­ра­жен­ную при­о­ри­те­за­цию рас­хо­дов. «Дав­но при­зна­но, что в усло­ви­ях, ко­гда воз­мож­но­сти на­ра­щи­ва­ния го­су­дар­ствен­ных рас­хо­дов огра­ни­че­ны, необ­хо­ди­мо по­ста­вить во гла­ву уг­ла их кон­цен­тра­цию на наи­бо­лее важ­ных на­прав­ле­ни­ях и по­вы­ше­ние их эф­фек­тив­но­сти, — го­во­рит он. — По­пыт­ки пе­ре­стро­ить та­ким об­ра­зом бюд­жет­ную по­ли­ти­ку бы­ли и рань­ше, но ны­неш­няя яв­ля­ет­ся са­мой мас­штаб­ной».

При­о­ри­те­ты опре­де­ле­ны май­ским ука­зом пре­зи­ден­та, под до­сти­же­ние его це­лей сфор­ми­ро­ва­ны 12 на­ци­о­наль­ных про­ек­тов плюс ком­плекс­ный план мо­дер­ни­за­ции и рас­ши­ре­ния ма­ги­страль­ной ин­фра­струк­ту­ры. На них в бли­жай­шие три го­да вы­де­ля­ют­ся 5,6 трил­ли­о­на руб­лей, до 2024 го­да — свы­ше 13 трил­ли­о­нов. Ча­стич­но эти сред­ства вы­де­ля­лись и ра­нее, но по боль­шей ча­сти это до­пол­ни­тель­ные рас­хо­ды.

Са­мое до­ро­гое на­прав­ле­ние на 2019–2021 го­ды — сти­му­ли­ро­ва­ние рож­да­е­мо­сти и по­вы­ше­ние про­дол­жи­тель­но­сти здо­ро­вой жиз­ни до 67 лет (1,6 трил­ли­о­на руб­лей), сле­дом идут ин­ве­сти­ции в раз­ви­тие ма­ги­страль­ной ин­фра­струк­ту­ры (1,1 трил­ли­о­на руб­лей на три го­да). В по­сле­ду­ю­щий пе­ри­од (до 2024 го­да) рас­хо­ды на ин­фра­струк­тур­ные про­ек­ты долж­ны вый­ти на пер­вое ме­сто, по­тен­ци­аль­но это са­мое пер­спек­тив­ное на­прав­ле­ние с точ­ки зре­ния уско­ре­ния эко­но­ми­че­ско­го ро­ста, го­во­рит Гур­вич.

Пред­по­ла­га­ет­ся, что вы­со­кая от­да­ча от ре­а­ли­за­ции на­ци­о­наль­ных про­ек­тов опре­де­ля­ет­ся не толь­ко тем, что они на­це­ле­ны на ре­ше­ние наи­бо­лее важ­ных за­дач, но и на­ли­чи­ем кон­крет­ных из­ме­ри­мых це­лей и ме­ха­низ­ма кон­тро­ля над их ре­а­ли­за­ци­ей. По­пыт­ки дей­ство­вать по та­ко­му прин­ци­пу уже бы­ли, на­при­мер, в рам­ках раз­ви­вав­ше­го­ся с се­ре­ди­ны 2000-х го­дов бюд­же­ти­ро­ва­ния, ори­ен­ти­ро­ван­но­го на ре­зуль­та­ты, но сей­час бюд­жет­ная по­ли­ти­ка де­ла­ет бо­лее се­рьез­ный шаг: к стан­дарт­ным ме­ха­низ­мам до­бав­ля­ют­ся про­грам­мы, пол­но­стью вы­стро­ен­ные под до­сти­же­ние за­дан­ных ре­зуль­та­тов.

На этом пу­ти нема­ло про­блем, пре­ду­пре­жда­ет Гур­вич. «В боль­шин­стве слу­ча­ев до­сти­же­ние це­ли опре­де­ля­ет­ся не од­ной про­грам­мой и не од­ним ве­дом­ством, а сла­жен­ным дей­стви­ем несколь­ких про­грамм и ве­домств, — го­во­рит он. — В по­доб­ной си­ту­а­ции не так лег­ко вы­явить, кто дол­жен нести от­вет­ствен­ность за до­сти­же­ние по­став­лен­ных за­дач. Та­ким об­ра­зом, ре­зуль­та­ты бу­дет опре­де­лять не столь­ко объ­ем вы­де­лен­ных средств, сколь­ко об­щее ка­че­ство ра­бо­ты гос­ап­па­ра­та».

Что­бы вы­де­лен­ные на про­ек­ты день­ги при­ве­ли к по­вы­ше­нию про­из­во­ди­тель­но­сти тру­да, раз­ви­тию че­ло­ве­че­ско­го ка­пи­та­ла, сня­тию ин­фра­струк­тур­ных огра­ни­че­ний, необ­хо­ди­мо по­вы­шать про­зрач­ность де­я­тель­но­сти го­су­дар­ствен­ных ор­га­нов, улуч­шать усло­вия для ве­де­ния биз­не­са, со­вер­шен­ство­вать ра­бо­ту гос­сек­то­ра экономики, ре­шать мно­же­ство дру­гих за­дач. Толь­ко то­гда мы смо­жем до­стичь по­став­лен­ных гло­баль­ных це­лей, в том чис­ле по ро­сту экономики тем­па­ми не ни­же ми­ро­вых и дву­крат­но­му сни­же­нию уров­ня бед­но­сти, за­клю­ча­ет Гур­вич.

До­ку­мент опуб­ли­ко­ван на с. 17–19

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.