Кто пер­вый за кла­дом

Rossiyskaya Gazeta - - ТИТУЛЬНЫЙ ЛИСТ -

Вми­ре на­чи­на­ет­ся гон­ка за бо­га­тей­ши­ми ре­сур­са­ми Ми­ро­во­го оке­а­на. У ко­го шанс пер­вым до­брать­ся до это­го «кла­да»? Го­то­ва ли Рос­сия вклю­чить­ся в это со­пер­ни­че­ство? Об этом кор­ре­спон­дент «РГ» бе­се­ду­ет с ви­це-президентом РАН Ан­дре­ем Ад­ри­а­но­вым.

В США уже со­зда­ны ком­па­нии, ко­то­рые на­ме­ре­ны до­бы­вать на асте­ро­и­дах по­лез­ные ис­ко­па­е­мые. Вро­де бы фан­та­сти­ка, но уже сде­ла­ны оцен­ки, все­рьез об­суж­да­ют­ся пла­ны та­ких мис­сий. При­чи­на по­нят­на: Зем­ля стре­ми­тель­но ис­то­ща­ет­ся, а за­про­сы че­ло­ве­ка, на­обо­рот, рас­тут. Зна­чит, сы­рье где-то на­до брать. По­че­му бы не в кос­мо­се. С дру­гой сто­ро­ны, у нас под бо­ком оке­ан. Го­во­рят, что это неис­чер­па­е­мая кла­до­вая за­па­сов со всей таб­ли­цей Мен­де­ле­е­ва. Не слиш­ком ли оп­ти­ми­стич­но? Дей­стви­тель­но неис­чер­па­е­мая? АН­ДРЕЙ АДРИАНОВ: Сна­ча­ла од­но срав­не­ние. Вы зна­е­те, сколь­ко че­ло­век сле­та­ли в кос­мос и вер­ну­лись? 560 че­ло­век! А сколь­ко опус­ка­лись на мак­си­маль­ную глу­би­ну в Ма­ри­ан­ской впа­дине? Толь­ко трое — Уолш, Пи­кар и со­всем недав­но кинорежиссер Кэме­рон. Глуб­же се­ми ки­ло­мет­ров опус­ка­лись не бо­лее 15 пи­ло­тов, глуб­же ше­сти ки­ло­мет­ров — несколь­ко де­сят­ков. То есть оке­ан изу­чен го­раз­до мень­ше, чем ближ­ний кос­мос. А ведь его во­ды за­ни­ма­ют 71 про­цент пло­ща­ди пла­не­ты, из них око­ло 95 про­цен­тов при­хо­дит­ся на глу­би­ны бо­лее од­но­го ки­ло­мет­ра.

Те­перь о кла­до­вой. Вы пра­вы, это по­чти таб­ли­ца Мен­де­ле­е­ва. Толь­ко за­па­сов во мно­го раз боль­ше, чем на су­ше. На­при­мер, ни­ке­ля боль­ше в шесть раз, ко­баль­та — в де­сят­ки раз, мар­ган­ца — в два ра­за и т.д. Най­де­ны прак­ти­че­ски все ред­ко­зе­мель­ные эле­мен­ты, ко­то­рые се­го­дня ста­но­вят­ся осо­бен­но де­фи­цит­ны­ми, так как ши­ро­ко ис­поль­зу­ют­ся во мно­гих от­рас­лях про­мыш­лен­но­сти. Око­ло 70 про­цен­тов всех за­па­сов нефти на пла­не­те на­хо­дит­ся под во­дой. Да­же в са­мой мор­ской во­де со­дер­жит­ся бо­лее 70 хи­ми­че­ских эле­мен­тов, се­го­дня из нее до­бы­ва­ют 60 про­цен­тов маг­ния и 90 про­цен­тов бро­ма. Этот спи­сок ми­не­раль­ных за­па­сов мож­но про­дол­жать дол­го, но уже оче­вид­но: оке­ан мо­жет обес­пе­чить ими по­треб­но­сти че­ло­ве­ка на сот­ни лет впе­ред.

На­у­ти­лу­сы уже на стар­те

На­вер­ня­ка из же­ла­ю­щих до­брать­ся до этих бо­гатств уже оче­редь вы­стро­и­лась и ско­ро впо­ру объ­яв­лять «оке­ан­скую» ли­хо­рад­ку? Кто бу­дет ре­гу­ли­ро­вать до­ступ к кла­до­вым? АН­ДРЕЙ АДРИАНОВ: Преж­де все­го это Международный ор­ган по мор­ско­му дну, со­здан­ный в 1994 го­ду в рам­ках Кон­вен­ции ООН по мор­ско­му пра­ву. Он ре­гу­ли­ру­ет до­ступ к ми­не­раль­ным ре­сур­сам, ко­то­рые на­хо­дят­ся вне зон на­ци­о­наль­ной юрис­дик­ции, вы­да­ет раз­ре­ше­ние на раз­вед­ку. А так как мно­гие стра­ны ее уже за­вер­ши­ли, то ско­рее все­го с 2020 го­да нач­нет­ся вы­да­ча раз­ре­ше­ний и на до­бы­чу. Хо­тя ООН и объ­яви­ла оке­ан­ские ре­сур­сы «все­об­щим до­сто­я­ни­ем человечества», раз­ви­тые стра­ны стре­мят­ся раз­ны­ми спо­со­ба­ми за­кре­пить за со­бой «впрок» об­шир­ные участ­ки мор­ско­го дна. Как? Они до­би­ва­ют­ся ли­цен­зии на раз­вед­ку с по­сле­ду­ю­щим пра­вом на до­бы­чу. Имен­но так уже «по­де­лен» очень бо­га­тый рай­он в Ти­хом оке­ане — Кла­ри­он-клип­пер­тон.

И здесь на­до об­ра­тить вни­ма­ние на важ­ней­ший мо­мент. Стра­на, ко­то­рая пре­тен­ду­ет на до­бы­чу ис­ко­па­е­мых, долж­на про­де­мон­стри­ро­вать, что она мо­жет это сде­лать, что у нее есть тех­ни­ка, спо­соб­ная эф­фек­тив­но ра­бо­тать на боль­ших глу­би­нах. В первую оче­редь это ро­бо­ты. И в це­лом ря­де стран уже со­зда­ны под­вод­ные «экс­ка­ва­то­ры», «трак­то­ра», «ком­бай­ны» и дру­гая тех­ни­ка. Ска­жем, Япо­ния с по­мо­щью глу­бо­ко­вод­ных под­вод­ных ком­бай­нов в сво­ей эко­но­ми­че­ской зоне уже ве­дет до­бы­чу по­ли­ме­тал­ли­че­ских руд на глубине 1600 м и уже в са­мое бли­жай­шее вре­мя из­ба­вит­ся от им­пор­та ни­ке­ля. Бель­гия успеш­но ис­пы­та­ла ро­бо­то­тех­ни­че­ский ком­плекс, ко­то­рый вел раз­ра­бот­ки на глубине 5000 мет­ров. Транс­на­ци­о­наль­ная ком­па­ния «На­у­ти­лус» в мо­ре Бисмар­ка за­вер­ши­ла ис­пы­та­ния глу­бо­ко­вод­ных ком­бай­нов для до­бы­чи глу­бо­ко­вод­ных по­ли­ме­тал­ли­че­ских суль­фи­дов и подъ­ем­ных си­стем их до­став­ки на су­да-ру­до­во­зы. Эта же ком­па­ния раз­ра­бо­та­ла и ис­пы­та­ла тех­но­ло­гию до­бы­чи же­ле­зо­мар­ган­це­вых кон­кре­ций с глу­би­ны 4000 м. В гон­ку ак­тив­но вклю­чил­ся Ки­тай. Там со­зда­но на­ци­о­наль­ное агент­ство по ми­не­раль­ным ре­сур­сам оке­а­на, для по­ис­ка ме­сто­рож­де­ний по­стро­ен глу­бо­ко­вод­ный, до 7000 м, оби­та­е­мый ап­па­рат «Цзяо­лун». В Ки­тае и Юж­ной Ко­рее стро­ят­ся боль­шие су­да, осна­щен­ные мощ­ны­ми ро­бо­та­ми для ис­сле­до­ва­ний на глу­би­нах 6000— 7500 м.

Су­дя по то­му, что на­ша стра­на толь­ко сей­час все­рьез за­ду­ма­лась о ро­бо­ти­за­ции, нас нет в ли­де­рах оке­ан­ской гон­ки? АН­ДРЕЙ АДРИАНОВ: В опре­де­лен­ной сте­пе­ни вы пра­вы. С од­ной сто­ро­ны, мы ве­дем раз­вед­ку в трех круп­ных по за­па­сам рай­о­нах в Ти­хом и Ат­лан­ти­че­ском оке­а­нах. Это ра­бо­ты на глу­би­нах до 4800 м в уже упо­мя­ну­том Кла­ри­он­клип­пер­тоне, это рай­он Ма­гел­ла­но­вых гор, где глу­би­ны 2000 м, и это Сред­не­ат­лан­ти­че­ский хре­бет с глу­би­на­ми до 4000 м. Так что с раз­вед­кой все бо­лее-ме­нее нор­маль­но, не ху­же, чем у кон­ку­рен­тов. Но вот чем бу­дем до­бы­вать — боль­шой во­прос. У нас се­го­дня нет та­кой тех­ни­ки, а са­мое тре­вож­ное, что она по­ка да­же не раз­ра­ба­ты­ва­ет­ся. А ведь ко­гда-то на­ша стра­на бы­ла сре­ди ли­де­ров ис­сле­до­ва­ний оке­а­на, но из го­да в год те­ря­ет свои по­зи­ции. И ес­ли еще недав­но рас­счи­ты­ва­ли, что смо­жем та­кие ма­ши­ны ку­пить, то сей­час по по­ли­ти­че­ским при­чи­нам с эти­ми на­деж­да­ми при­дет­ся рас­про­щать­ся, а зна­чит, все де­лать са­мим, раз­ви­вать подводное ма­ши­но­стро­е­ние.

На­до учесть еще один важ­ный мо­мент, эко­ло­ги­че­ский. Опыт по­ка­зы­ва­ет, что че­ло­век, бе­ря бо­гат­ства у при­ро­ды, быст­ро и «уме­ло» на­но­сит ей се­рьез­ный вред. Так вот, меж­ду­на­род­ные пра­ви­ла дик­ту­ют, что­бы до­бы­ча ве­лась с уче­том эко­ло­ги­че­ских тре­бо­ва­ний. А в оке­ане есть своя спе­ци­фи­ка. Мно­гие ме­сто­рож­де­ния, на­при­мер глу­бо­ко­вод­ные по­ли­ме­тал­ли­че­ские суль­фи­ды, на­хо­дят­ся в ме­стах вы­хо­да гид­ро­тер­маль­ных ис­точ­ни­ков, где су­ще­ству­ют уни­каль­ные дон­ные со­об­ще­ства с вы­со­ким био­ло­ги­че­ским раз­но­об­ра­зи­ем и ре­корд­ны­ми по­ка­за­те­ля­ми био­мас­сы. Здесь со­сре­до­то­че­ны огром­ные скоп­ле­ния кра­бов, кре­ве­ток, мол­люс­ков и т.д. С од­ной сто­ро­ны, мы нуж­да­ем­ся в добыче ми­не­раль­ных ре­сур­сов из оке­ан­ских глубин, с дру­гой — это не долж­но быть лю­бой це­ной, це­ной ги­бе­ли уни­каль­ных дон­ных эко­си­стем.

Нуж­на «зо­ло­тая се­ре­ди­на». Где-то мож­но ве­сти до­бы­чу, а где­то на­до сде­лать вы­бор в поль­зу со­хра­не­ния глу­бо­ко­вод­ных эко­си­стем, со­здать в та­ких ме­стах «глу­бо­ко­вод­ные за­по­вед­ни­ки» со ста­ту­сом мор­ских охра­ня­е­мых рай­о­нов. Та­кой под­ход поз­во­лит глу­бо­ко­вод­ным со­об­ще­ствам, под­верг­шим­ся раз­ру­ши­тель­но­му воз­дей­ствию при раз­ра­бот­ках дон­ных ме­сто­рож­де­ний, вос­ста­нав­ли­вать­ся, ис­поль­зуя так на­зы­ва­е­мый «ком­пен­си­ру­ю­щий по­тен­ци­ал» со­сед­них «за­по­вед­ных» участ­ков мор­ско­го дна с вы­со­ким би­о­раз­но­об­ра­зи­ем. А вот ес­ли то­таль­но все «вы­топ­тать», то шан­сов на вос­ста­нов­ле­ние уже не оста­нет­ся или это по­тре­бу­ет боль­ше вре­ме­ни.

Все пре­тен­ден­ты на до­бы­чу обя­за­ны пред­ста­вить про­ек­ты, как они на­ме­ре­ны ми­ни­ми­зи­ро­вать не­га­тив­ное воз­дей­ствие на глу­бо­ко­вод­ные эко­си­сте­мы. Но для это­го необ­хо­ди­мы очень се­рьез­ные ком­плекс­ные ис­сле­до­ва­ния. За по­след­ние пять лет на­ши кон­ку­рен­ты про­ве­ли 17 круп­ных экс­пе­ди­ций для изу­че­ния уни­каль­ных био­си­стем в рай­о­нах по­тен­ци­аль­ной до­бы­чи ми­не­раль­но­го сы­рья, а Рос­сия — ни од­ной. При та­ком под­хо­де по­лу­чить «доб­ро» на до­бы­чу бу­дет крайне слож­но.

Рыбы хва­тит на всех

Ес­ли к раз­ра­бот­ке ми­не­раль­ных ре­сур­сов оке­а­на в зо­нах вне­на­ци­о­наль­ной юрис­дик­ции по­ка по­чти не при­сту­па­ли, то с мо­ре­про­дук­та­ми си­ту­а­ция об­рат­ная. Раз­да­ют­ся го­ло­са, что вы­лов рыбы стре­ми­тель­но рас­тет и со­всем ско­ро тра­лы мо­гут ока­зать­ся пу­сты­ми. АН­ДРЕЙ АДРИАНОВ: Еще недав­но имен­но так и счи­та­ли. Но за по­след­ние го­ды пред­став­ле­ния о би­о­раз­но­об­ра­зии фа­у­ны в оке­ане су­ще­ствен­но из­ме­ни­лись. Еще в 2009 го­ду в пре­стиж­ном жур­на­ле Science со­об­ща­лось, что в оке­ане при­мер­но два мил­ли­ар­да тонн рыбы. При­чем один мил­ли­ард в эпи­пе­ла­ги­а­ли (до глу­би­ны 200 м) и при­мер­но столь­ко же в ме­з­о­пе­ла­ги­а­ли (на глу­би­нах от 200 до 1000 м), от­ку­да ее до­бы­вать со­вре­мен­ны­ми ме­то­да­ми до­воль­но слож­но. Но че­рез несколь­ко лет в не ме­нее ува­жа­е­мом жур­на­ле Nature опуб­ли­ко­ва­ны дан­ные, до­ка­зы­ва­ю­щие, что толь­ко в ме­з­о­пе­ла­ги­а­ли со­сре­до­то­че­но от 11 до 15 мил­ли­ар­дов тонн. То есть ошибка на по­ря­док. И ес­ли опи­рать­ся на эти циф­ры, по­лу­чен­ные с по­мо­щью со­вре­мен­ной тех­ни­ки, то изъ­я­тие рыб­ных ре­сур­сов из оке­а­на мо­жет быть уве­ли­че­но с ны­неш­них 90 млн тонн в год до 200 млн тонн без под­ры­ва его ре­сурс­ной ба­зы. Ко­неч­но, нуж­ны но­вые тех­но­ло­гии до­бы­чи та­ких глу­бо­ко­вод­ных ре­сур­сов и их пе­ре­ра­бот­ки. Оке­ан мо­жет обес­пе­чить че­ло­ве­че­ство пи­щей на мно­гие де­ся­ти­ле­тия, ес­ли не сто­ле­тия.

В сфе­ре ми­не­раль­ных ре­сур­сов дей­ству­ют еди­ные пра­ви­ла для ра­бо­ты вне зон на­ци­о­наль­ных юрис­дик­ций, есть международный ор­ган, ко­то­рый их вы­ра­ба­ты­ва­ет и сле­дит за вы­пол­не­ни­ем. А кто ре­гу­ли­ру­ет от­но­ше­ния в ры­бо­лов­стве? АН­ДРЕЙ АДРИАНОВ: Здесь та­ко­го еди­но­го ор­га­на нет, меж­ду стра­на­ми су­ще­ству­ют от­дель­ные со­гла­ше­ния по ры­бо­лов­ству в от­дель­ных рай­о­нах Ми­ро­во­го оке­а­на. На­при­мер, Рос­сия участ­ву­ет в 24 ре­ги­о­наль­ных ор­га­ни­за­ци­ях по управ­ле­нию ры­бо­лов­ством и в 62 меж­пра­ви­тель­ствен­ных со­гла­ше­ни­ях по ры­бо­лов­ству с 46 стра­на­ми. В ос­но­ве опре­де­ле­ния квот для раз­лич­ных стран ле­жит до­ста­точ­но про­стой прин­цип. Кто боль­ше вло­жил в на­уч­ные ис­сле­до­ва­ния по ка­ко­му-то ре­сурс­но­му ви­ду, тот име­ет боль­ше ос­но­ва­ний для по­лу­че­ния кво­ты на его вы­лов. От­ста­вая в этих ис­сле­до­ва­ни­ях, Рос­сия уже ис­пы­ты­ва­ет слож­но­сти в ре­а­ли­за­ции сво­их за­явок на уве­ли­че­ние квот по вы­ло­ву неко­то­рых био­ре­сур­сов. Яр­кий при­мер — си­ту­а­ция с до­бы­чей кри­ля и цен­ных глу­бо­ко­вод­ных ви­дов рыб в на­ших тра­ди­ци­он­ных рай­о­нах ло­ва в Ан­тарк­ти­ке. От­сут­ствие со сто­ро­ны Рос­сии со­вре­мен­ных ис­сле­до­ва­ний за­па­сов этих био­ре­сур­сов слу­жит по­во­дом для огра­ни­че­ния до­сту­па стра­ны к этим вы­со­ко­про­дук­тив­ным рай­о­нам Ми­ро­во­го оке­а­на.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.