Ко­зыр­ная кар­та Цен­тро­бан­ка

Rossiyskaya Gazeta - - ТИТУЛЬНЫЙ ЛИСТ -

Вклад­чи­ки усво­и­ли, что под риском на­хо­дят­ся мел­кие и сред­ние бан­ки. Ре­фор­ма над­зо­ра должна ка­кто по­вли­ять на сте­пень до­ве­рия к ним, к бан­ков­ско­му рын­ку? ОЛЬ­ГА ПО­ЛЯ­КО­ВА: Бес­по­ко­ить­ся долж­ны те бан­ки, ко­то­рые ра­бо­та­ют вне пра­во­во­го по­ля. Раз­мер бан­ка сам по се­бе не фак­тор рис­ка, и мы как раз хо­тим, что­бы неболь­шие бан­ки, ко­то­рые хо­ро­шо зна­ют кли­ен­тов в сво­их регионах, по­ни­ма­ют по­треб­но­сти мест­но­го биз­не­са и на­се­ле­ния, раз­ви­ва­лись. И это ос­нов­ная при­чи­на, почему мы вве­ли ба­зо­вые ли­цен­зии для бан­ков — про­стые пра­ви­ла ре­гу­ли­ро­ва­ния для неболь­ших бан­ков. Что ка­са­ет­ся до­ве­рия, опа­се­ния, что вклад­чи­ки мо­гут пе­ре­стать до­ве­рять неболь­шим бан­кам, пой­дут в круп­ные, в го­су­дар­ствен­ные или во­все пред­по­чтут хра­нить деньги до­ма, вы­ска­зы­ва­лись в ос­нов­ном в пе­ри­од, ко­гда мы очень ак­тив­но от­зы­ва­ли ли­цен­зии. Опа­се­ния не оправ­да­лись.

До­ве­рие к бан­ков­ской си­сте­ме есть, и рост вкла­дов граж­дан под­твер­жда­ет, что на­се­ле­ние в це­лом до­ве­ря­ет бан­кам. Ес­ли на 1 ок­тяб­ря 2018 го­да объ­ем вкла­дов в Рос­сии со­став­лял 26,93 трлн руб­лей, то на 1 но­яб­ря он вы­рос до 27,07 трлн.

Все, что де­ла­ет Банк Рос­сии, раз­ви­вая над­зор­ные прак­ти­ки, а в де­я­тель­но­сти ре­гу­ля­то­ра по­яви­лось и но­вое на­прав­ле­ние — по­ве­ден­че­ский над­зор, все это — вклад в по­вы­ше­ние до­ве­рия на­се­ле­ния к бан­ков­ской си­сте­ме.

Ко­гда Банк Рос­сии от­зы­ва­ет ли­цен­зию у бан­ка, ко­то­рый вхо­дит в нефор­маль­ную груп­пу, как вы даль­ше ра­бо­та­е­те с дру­ги­ми бан­ка­ми из этой груп­пы? ОЛЬ­ГА ПО­ЛЯ­КО­ВА: Цен­тра­ли­за­ция бан­ков­ско­го над­зо­ра очень по­мо­га­ет рас­по­зна­вать нефор­маль­ные груп­пы. Рань­ше, ес­ли, до­пу­стим, в Москве тер­ри­то­ри­аль­ное управ­ле­ние Бан­ка Рос­сии вы­яв­ля­ло та­кую груп­пу, ее участ­ни­ки мог­ли быст­ро рас­се­ять­ся по всей Рос­сии, пе­ре­ре­ги­стри­ро­вать­ся — кто-то в За­бай­ка­лье, кто-то в Ир­кут­ске, кто-то в Крас­но­яр­ске. И что­бы пре­кра­тить непра­во­мер­ную де­я­тель­ность груп­пы, при­хо­ди­лось тра­тить мно­го вре­ме­ни и уси­лий.

Ес­ли мы вы­яв­ля­ем про­блем­ную нефор­маль­ную груп­пу, то ста­ра­ем­ся дей­ство­вать опе­ра­тив­но, огра­ни­чи­вая ее воз­мож­но­сти по про­ве­де­нию схем­ных опе­ра­ций, ис­поль­зуя весь наш ар­се­нал. Так, на­при­мер, ес­ли у бан­ка воз­ни­ка­ют про­бле­мы с ка­че­ством ак­ти­вов, мы на­чи­на­ем с огра­ни­че­ния ап­пе­ти­тов по при­вле­че­нию вкла­дов, а в слу­чае с нефор­маль­ны­ми бан­ков­ски­ми груп­па­ми огра­ни­чи­ва­ем и ак­тив­ные опе­ра­ции — не раз­ре­ша­ем вкла­ды­вать де­неж­ные сред­ства в бан­ки груп­пы, не раз­ре­ша­ем им пе­ре­усту­пать кре­ди­ты с от­сроч­кой пла­те­жа, не го­во­ря уже о том, что не раз­ре­ша­ем по­ку­пать век­се­ля друг дру­га. Ина­че го­во­ря, огра­ни­чи­ва­ем все, что мо­жет спо­соб­ство­вать раз­рас­та­нию схем­ных опе­ра­ций.

Я не мо­гу ска­зать, что это так лег­ко, по­сколь­ку ма­ло вы­явить, на­до еще до­ка­зать, в том чис­ле с со­блю­де­ни­ем всех пра­во­вых по­след­ствий. Мы ста­ра­ем­ся быть опе­ра­тив­ны­ми, но все ре­ше­ния долж­ны стро­го со­от­вет­ство­вать фор­маль­ным кри­те­ри­ям, что­бы мы мог­ли от­сто­ять их в су­де.

В по­след­нее вре­мя Банк Рос­сии ак­тив­но бо­рет­ся с прак­ти­кой, ко­гда бан­ки спе­ци­а­ли­зи­ру­ют­ся на фи­нан­си­ро­ва­нии про­ек­тов собственников. Из­ме­ни­лась ли в ито­ге си­ту­а­ция? ОЛЬ­ГА ПО­ЛЯ­КО­ВА: Ис­то­ри­че­ски мно­гие рос­сий­ские бан­ки бы­ли ори­ен­ти­ро­ва­ны имен­но на кре­ди­то­ва­ние ком­па­ний, свя­зан­ных с соб­ствен­ни­ка­ми, это так на­зы­ва­е­мые кэп­тив­ные бан­ки. В них ча­сто неадек­ват­но оце­ни­ва­ют­ся рис­ки: вла­дель­цы бо­лее ло­яль­ны к се­бе, став­ки по этим кре­ди­там ни­же, сро­ки кре­ди­тов мо­гут про­дле­вать­ся неод­но­крат­но, и платить по ним, по мне­нию ря­да собственников, не все­гда обя­за­тель­но. В ре­зуль­та­те банк не по­лу­ча­ет адек­ват­но­го до­хо­да, а платить по обя­за­тель­ствам, на­при­мер, де­по­зи­там граж­дан или юри­ди­че­ских лиц, нуж­но. И ес­ли с про­ек­та­ми соб­ствен­ни­ка что-то пошло не так, то вы­брать­ся из этой ямы, в ко­то­рую соб­ствен­ник сам же и «по­са­дил» банк, воз­мож­но­стей прак­ти­че­ски нет. В этом слу­чае воз­мож­но од­но-един­ствен­ное ре­ше­ние — от­зыв ли­цен­зии.

Осо­бен­но­стью кэп­тив­ных бан­ков яв­ля­ет­ся то, что они в качестве ос­нов­но­го ис­точ­ни­ка фи­нан­си­ро­ва­ния сво­их про­ек­тов ис­поль­зу­ют сред­ства физ­лиц, очень ред­ко бы­ва­ет так, что соб­ствен­ник рис­ку­ет еще и соб­ствен­ны­ми день­га­ми.

Лю­бая кон­цен­тра­ция рис­ков ра­но или позд­но при­во­дит к се­рьез­ным про­бле­мам бан­ка. Мы бо­рем­ся с этим в первую оче­редь че­рез уста­нов­ле­ние нор­ма­ти­ва на риск на од­но­го или груп­пу свя­зан­ных за­ем­щи­ков (нор­ма­тив Н25, по ко­то­ро­му раз­мер рис­ка на свя­зан­ное с бан­ком ли­цо огра­ни­чен 20% ка­пи­та­ла. — Прим. ред.).

Экс­пер­ты счи­та­ют, что пе­ред от­ме­ной по­слаб­ле­ний по это­му нор­ма­ти­ву с на­ча­ла сле­ду­ю­ще­го го­да бан­ки ста­нут бо­лее ак­тив­но ис­поль­зо­вать слож­ные схе­мы со­кры­тия кре­ди­тов свя­зан­ным сто­ро­нам. Это так? ОЛЬ­ГА ПО­ЛЯ­КО­ВА: Схе­мы, ко­то­ры­ми бан­ки ка­му­фли­ру­ют на­ру­ше­ния, над­зор все рав­но раскручивает, и мы до­ста­точ­но про­фес­си­о­наль­но на­учи­лись раз­га­ды­вать ре­бу­сы и кросс­вор­ды бан­ков. Мы ра­бо­та­ем, пред­мет­но об­суж­да­ем с бан­ка­ми про­бле­мы и пу­ти их ре­ше­ния. К диа­ло­гу от­кры­то боль­шин­ство кре­дит­ных ор­га­ни­за­ций, и это очень ра­ду­ет.

Ес­ли го­во­рить о кре­ди­то­ва­нии про­ек­тов собственников — как об­сто­ит де­ло с порт­фе­лем бан­ка «Юг­ра»? Бы­ла ин­фор­ма­ция, что его за­ем­щи­ки, поль­зу­ясь за­тя­ги­ва­ни­ем де­ла о банк­рот­стве бан­ка, ста­ли са­ми мас­со­во банк­ро­тить­ся и из­бе­гать тре­бо­ва­ний о воз­вра­те кре­ди­тов. ОЛЬ­ГА ПО­ЛЯ­КО­ВА: Дей­стви­тель­но, ни один из 133 за­ем­щи­ков «Юг­ры» не по­га­сил кре­дит и не упла­чи­вал про­цен­ты по кре­ди­ту по­сле от­зы­ва ли­цен­зии бан­ка. Об­щая сум­ма за­дол­жен­но­сти этих за­ем­щи­ков со­став­ля­ет 268 млрд руб­лей. Это под­твер­жда­ет оцен­ку Бан­ком Рос­сии ве­ли­чи­ны про­блем­ных ак­ти­вов при при­ня­тии в 2017 го­ду ре­ше­ния об от­зы­ве ли­цен­зии.

Это при­мер де­я­тель­но­сти, ко­гда ру­ко­во­ди­те­ли и соб­ствен­ни­ки бан­ка, раз­ны­ми спо­со­ба­ми ка­му­фли­руя ре­аль­ное по­ло­же­ние дел, ис­поль­зо­ва­ли сред­ства вклад­чи­ков на ре­а­ли­за­цию сво­их про­ек­тов, ко­то­рые впо­след­ствии ока­за­лись про­блем­ны­ми.

Об­ра­ща­ет на се­бя вни­ма­ние то, что эти за­ем­щи­ки сей­час на­хо­дят­ся ли­бо в ста­дии банк­рот­ства, ли­бо в ста­дии лик­ви­да­ции, ли­бо кре­ди­то­ры ини­ци­и­ро­ва­ли банк­рот­ство в от­но­ше­нии этих за­ем­щи­ков. Са­мое ин­те­рес­ное — это то, что пуб­ли­ка­ции за­яв­ле­ний о на­ме­ре­нии по­дать ис­ки о банк­рот­стве ком­па­ний про­изо­шли син­хрон­но, чуть ли не в один день, что мо­жет сви­де­тель­ство­вать о ко­ор­ди­на­ции этих дей­ствий из од­но­го цен­тра.

Ка­кую все-та­ки часть средств из порт­фе­ля «Юг­ры» удаст­ся взыс­кать? ОЛЬ­ГА ПО­ЛЯ­КО­ВА: За­тя­ги­ва­ние су­деб­но­го про­цес­са со сто­ро­ны ру­ко­вод­ства бан­ка при­ве­ло к то­му, что ре­ше­ние о банк­рот­стве бы­ло при­ня­то спу­стя год и два ме­ся­ца по­сле от­зы­ва ли­цен­зии. Основной во­прос, ко­то­рый оста­ет­ся от­кры­тым для осу­ществ­ле­ния вы­плат кре­ди­то­рам и вклад­чи­кам, — где деньги, ко­то­рые банк в свое вре­мя вы­дал этим 133 за­ем­щи­кам. Почему у бан­ка та­кой объ­ем невоз­врат­ных зай­мов, или, мо­жет быть, сто­ит ска­зать, за­ве­до­мо невоз­врат­ных. Его и нуж­но ад­ре­со­вать не­по­сред­ствен­но ме­недж­мен­ту и соб­ствен­ни­кам «Юг­ры». Мы неод­но­крат­но в над­зор­ной прак­ти­ке стал­ки­ва­лись с тем, что соб­ствен­ни­ки бан­ка вы­во­ди­ли деньги вклад­чи­ков на фи­нан­си­ро­ва­ние сво­их биз­не­спро­ек­тов, не ду­мая их воз­вра­щать.

Мы рас­счи­ты­ва­ем в пер­спек­ти­ве на об­ра­ще­ние взыс­ка­ния на иму­ще­ство или при­вле­че­ние собственников к суб­си­диар­ной от­вет­ствен­но­сти, но это нелег­кий про­цесс.

Вы­вод ак­ти­вов — это по-преж­не­му си­стем­ная про­бле­ма? ОЛЬ­ГА ПО­ЛЯ­КО­ВА: Недоб­ро­со­вест­ные бан­ки­ры, по­ни­мая, что у бан­ка бу­дет ото­зва­на ли­цен­зия, не се­го­дня так зав­тра, ко­неч­но же, пы­та­ют­ся вы­во­дить ак­ти­вы. Здесь мы ви­дим боль­шую изоб­ре­та­тель­ность: и вы­да­чу кре­ди­тов «тех­ни­че­ским» компаниям или фи­зи­че­ским ли­цам на боль­шие сум­мы без под­твер­жде­ния до­хо­дов за­ем­щи­ков, и при­об­ре­те­ние нелик­вид­ных цен­ных бу­маг. Вы­яв­ле­ние этих опе­ра­ций, до­ка­зы­ва­ние их фик­тив­но­сти и на­прав­лен­но­сти на вы­вод средств тре­бу­ет вре­ме­ни.

Неко­то­рые бан­ки, по­ни­мая, что си­ту­а­ция без­вы­ход­ная и над­зор рас­крыл их схе­мы, идут ва-банк, на­ру­шая уста­нов­лен­ные над­зо­ром огра­ни­че­ния и за­пре­ты. Мы зна­ем слу­чаи, ко­гда в ноч­ное вре­мя из бан­ка вы­во­ди­ли остав­ши­е­ся ак­ти­вы: про­да­ва­ли зда­ния, ав­то­мо­би­ли, за­би­ра­ли из кас­сы по­след­ние деньги. В та­ких си­ту­а­ци­ях мы обя­за­тель­но на­прав­ля­ем ин­фор­ма­цию в пра­во­охра­ни­тель­ные ор­га­ны. В этом го­ду мы на­пра­ви­ли 84 об­ра­ще­ния, по 47 из них уже за­ве­де­ны уго­лов­ные де­ла. Мы ра­бо­та­ем в тес­ном со­труд­ни­че­стве с пра­во­охра­ни­тель­ны­ми ор­га­на­ми, в том чис­ле в меж­ве­дом­ствен­ной ко­мис­сии, по­мо­га­ем с эко­но­ми­че­ско­го язы­ка пе­ре­во­дить дей­ствия недоб­ро­со­вест­ных бан­ки­ров на язык Уго­лов­но­го ко­дек­са.

ЦБ та­к­же бес­по­ко­и­ло «раз­ду­ва­ние» ка­пи­та­ла бан­ка­ми. Та­ких слу­ча­ев ста­но­вит­ся боль­ше или мень­ше? ОЛЬ­ГА ПО­ЛЯ­КО­ВА: Бан­ков, ис­поль­зу­ю­щих раз­лич­ные ва­ри­ан­ты по­пол­не­ния ка­пи­та­ла фик­тив­ным спо­со­бом, ста­но­вит­ся все мень­ше, с этой про­бле­мой мы бо­рем­ся не пер­вый год. С кон­ца сен­тяб­ря у Бан­ка Рос­сии по­яви­лось пра­во ис­клю­чать из рас­че­та ка­пи­та­ла сред­ства, чье про­ис­хож­де­ние бан­ки не мо­гут объ­яс­нить, а по ря­ду до­хо­дов ча­стич­но ре­а­ли­зо­ва­ны прин­ци­пы кас­со­во­го ме­то­да — от­не­се­ние на до­хо­ды толь­ко в мо­мент фак­ти­че­ско­го по­лу­че­ния де­нег.

С 1 ян­ва­ря у вас по­явит­ся воз­мож­ность про­во­дить кон­троль­ные за­куп­ки. Ко­гда в бан­ки бу­дет при­хо­дить «тай­ный по­ку­па­тель», как это бу­дет вы­гля­деть и чем ре­гу­ли­ро­вать­ся? ОЛЬ­ГА ПО­ЛЯ­КО­ВА: Этот ин­стру­мент бу­дет при­ме­нять­ся Бан­ком Рос­сии и раз­лич­ны­ми его под­раз­де­ле­ни­я­ми для пре­вен­тив­но­го по­ве­ден­че­ско­го над­зо­ра, что­бы по­ни­мать, на­сколь­ко адек­ват­но бан­ка­ми рас­кры­ва­ет­ся ин­фор­ма­ция о предо­став­ля­е­мых кли­ен­там услу­гах. Мы как бан­ков­ский над­зор бу­дем при­хо­дить ту­да, где уви­дим при­зна­ки на­ли­чия за­ба­лан­со­вых вкла­дов и недо­сто­вер­но­го от­ра­же­ния опе­ра­ций в ба­лан­се — к со­жа­ле­нию, неко­то­рые бан­ки до сих пор этим гре­шат.

В бли­жай­шее вре­мя мы вы­пу­стим нор­ма­тив­ный акт, опре­де­ля­ю­щий по­ря­док про­ве­де­ния «кон­троль­ных за­ку­пок».

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.