Боль­шая пе­ре­ме­на от­ца Алек­сандра

В Свет­ло­гор­ске ди­рек­то­ром шко­лы на­зна­чи­ли пра­во­слав­но­го свя­щен­ни­ка

Rossiyskaya Gazeta - - ОБЩЕСТВО - Еле­на Но­во­се­ло­ва

Свя­щен­ни­ка Рус­ской пра­во­слав­ной церк­ви от­ца Алек­сандра Кам­ба­ли­на из Ка­ли­нин­гра­да на­кры­ла все­рос­сий­ская сла­ва. В на­ча­ле учеб­но­го го­да его на­зна­чи­ли ди­рек­то­ром един­ствен­ной на весь ку­рорт­ный Свет­ло­горск и при­ле­га­ю­щие к нему мно­го­чис­лен­ные де­рев­ни шко­лы, взо­рвав тем са­мым ин­тер­нет жест­кой дис­кус­си­ей, «а ме­сто ли по­пу во гла­ве свет­ско­го учеб­но­го за­ве­де­ния».

«Пол­зу­чая ок­ку­па­ция РПЦ», — бес­но­ва­лись в ча­тах. «К баб­ке не хо­ди, к кон­цу го­да шко­ла ста­нет пра­во­слав­ной», — ис­те­ри­ли в дру­гих, обе­щая вве­де­ние пра­во­слав­но­го дресс-ко­да: «де­воч­ки в пла­точ­ках, маль­чи­ки — с бо­ро­да­ми!»

Ди­рек­тор «в ря­се»

В «скан­даль­ной» СОШ, ку­да кор­ре­спон­ден­ты «РГ» при­шли узнать, чем обер­ну­лось эк­зо­ти­че­ское кад­ро­вое ре­ше­ние и о ка­кой шко­ле меч­та­ет ди­рек­тор «в ря­се», пах­нет вы­мы­ты­ми по­ла­ми и ка­шей.

Ба­со­ви­тые под­рост­ки, толь­ко что по­чти в от­кры­тую ку­рив­шие за уг­лом, ждут кон­ца пе­ре­ме­ны и го­го­чут над про­ис­хо­дя­щим на экране мо­биль­ни­ка…

— Алек­сандр Сер­ге­е­вич, де­ти не ан­ге­лы… Цер­ков­ный сан не ме­ша­ет быть по-муж­ски жест­ким?

— Нет. Я же дол­жен де­лать свое дело, — во вни­ма­тель­ных гла­зах по­яв­ля­ет­ся твер­дость, в соч­ном «дья­кон­ском» го­ло­се — ме­талл. Креп­кий и на­деж­ный, как ка­рель­ский дуб, ди­рек­тор вдруг уби­ра­ет с ли­ца оба­я­тель­ную улыб­ку, и ста­но­вит­ся яс­но, что у него не за­ба­лу­ешь.

Ес­ли упрет­ся, го­ры свер­нет, ска­жет по­том о му­же ма­туш­ка На­та­лья. Ха­рак­тер-дви­га­тель, упря­мый и на­стыр­ный, от от­ца по­мо­ра. И «стро­гий, это мяг­ко го­во­ря», — от де­да.

Су­дя по все­му, Кам­ба­ли­на бро­си­ли на свет­ло­гор­скую шко­лу для уси­ле­ния — в фев­ра­ле она за­све­ти­лась в фе­де­раль­ных СМИ но­во­стью о том, что се­ми­класс­ник на­пал с но­жом на один­на­дца­ти­класс­ни­ка.

Во­об­ще, го­ро­ду, несмот­ря на ста­тус ку­рорт­но­го, с ими­д­же­вы­ми но­во­стя­ми не ве­зет. Из го­да в год на про­стран­стве ин­тер­не­та для ту­ри­стов по­вто­ря­ет­ся пе­чаль­ная ис­то­рия о ка­та­стро­фе. Те­ма эта для го­ро­жан до сих пор кро­во­то­ча­щая. И прой­ти ми­мо хра­ма Ико­ны Бо­жьей Ма­те­ри «Всех скор­бя­щих ра­до­сти», по­стро­ен­но­го на ме­сте, где в на­ча­ле 1970-х на дет­ский са­дик упал не рас­счи­тав­ший вы­со­ты са­мо­лет, дей­стви­тель­но невоз­мож­но.

Пла­ку­чая ива у вхо­да, на по­ро­ге, как за­бы­тая дет­ская иг­руш­ка, чей-то груст­ный пес, а внут­ри — све­чи под фо­то­гра­фи­я­ми 24 ма­лы­шей.

И вдруг та­кой свет­ло­гор­ский «кре­а­тив». По­ка фо­ру­мы бу­я­ни­ли по по­во­ду его на­зна­че­ния, вы­яс­ни­лось, что у от­ца Алек­сандра бо­га­тый пе­да­го­ги­че­ский опыт, в том чис­ле с труд­ны­ми под­рост­ка­ми. Обра­зо­ва­ние, по­ми­мо ду­хов­но­го (Смо­лен­ская пра­во­слав­ная ду­хов­ная ака­де­мия) и юри­ди­че­ско­го (Бал­тий­ский фе­де­раль­ный уни­вер­си­тет име­ни Им­ма­ну­и­ла Кан­та), еще и пе­да­го­ги­че­ское (Ка­рель­ская го­су­дар­ствен­ная пе­да­го­ги­че­ская ака­де­мия) — спец­от­де­ле­ние, где го­то­вят кад­ры для ин­тер­на­тов. По­ра­бо­тал в дет­ском до­ме и в Цен­тре об­ра­зо­ва­ния, где учи­лись де­ти, ко­то­рые не по­да­рок.

Впро­чем, был и за­ву­чем в но­вой и про­дви­ну­той в плане вся­ких мод­ных об­ра­зо­ва­тель­ных штук ти­па клас­са вир­ту­аль­ной ре­аль­но­сти, пра­во­слав­ной гим­на­зии в Ка­ли­нин­гра­де. По­это­му и смот­рит­ся в ко­ри­до­рах са­мой обык­но­вен­ной, со сте­на­ми, вы­кра­шен­ны­ми мас­ля­ной крас­кой ядо­ви­тых цве­тов шко­лы чуть ли не сто­лич­ной штуч­кой. Ни о ка­ком цер­ков­ном об­ла­че­нии ре­чи, ко­неч­но, не идет: в ко­стю­ме из тон­кой шер­сти бла­го­род­но­го цве­та без гал­сту­ка — пря­мо уни­вер­си­тет­ский тью­тор.

С «ря­сой» во­об­ще смеш­ной сю­жет: про­тив­ни­ки «по­па в ди­рек­тор­ском крес­ле» со­рев­но­ва­лись в ост­ро­умии над фо­то­гра­фи­ей свя­щен­ни­ка со школь­ной ли­ней­ки на Пер­вое сен­тяб­ря, пе­ре­пу­тав его с Кам­ба­ли­ным, ко­то­рый сто­ял ря­дом в свет­ской одеж­де.

Из ка­би­не­та му­зы­ки раз­да­ет­ся не по-дет­ски за­уныв­ное «Чер­ный во­рон, Что ж ты вьешь­ся…». Усмех­нув­шись, ди­рек­тор рас­ска­зы­ва­ет, что успел оби­деть кое-ко­го из ста­ро­жи­лов, по­кри­ти­ко­вав мест­ный ста­ро­мод­ный шик: плит­ку на сте­нах ре­кре­а­ций, оби­лие фи­ку­сов и ге­ра­ней на под­окон­ни­ках, ис­поль­зо­ва­ние яд­ре­ных средств для мы­тья по­лов.

«Я из бла­гих со­об­ра­же­ний, — вклю­ча­ет Кам­ба­лин свою все­силь­ную улыб­ку. — Пред­ло­жил кол­ле­гам, как го­во­рят кре­а­тив­щи­ки, «вый­ти из квад­ра­та», по­смот­реть на се­бя со сто­ро­ны.

Убо­гость в де­та­лях, счи­та­ет, вли­я­ет на со­дер­жа­ние твор­че­ско­го про­цес­са. «Че­му мож­но на­учить в клас­се, где 30 че­ло­век, раз­дев­шись, не зна­ют, ку­да при­стро­ить свою верх­нюю одеж­ду? На­до ку­пить спе­ци­аль­ную ме­бель! А мне в от­вет: бу­дет тес­но! Но я все рав­но ку­пил!» — сме­ет­ся, как об­ду­рив­ший ро­ди­те­лей маль­чиш­ка. И сту­чит­ся в ка­би­нет, где де­тей яв­но боль­ше, чем рас­счи­та­но. Тре­тье­класс­ни­ки бро­са­ют при­ме­ры и орут: «Нас фот­кать бу­дут!» Тер­за­е­мый ги­пе­р­ак­тив­но­стью маль­чиш­ка, при­тан­цо­вы­вая, кру­жит по клас­су, не об­ра­щая внимания на ди­рек­то­ра…

«Еще де­сять лет на­зад я не ве­рил в ев­ро­пей­ский опыт, ко­гда, ска­жем, ре­бе­нок-аутист учит­ся в обыч­ной шко­ле, — раз­мыш­ля­ет ди­рек­тор. — Но сей­час та­кие де­ти есть и в на­шей. Ни­ка­ких кор­рек­ци­он­ных клас­сов. Интеграция в школь­ное со­об­ще­ство».

Чест­но го­во­ря, не ве­рю. Ге­рой «Че­ло­ве­ка до­ждя» устро­ил ис­те­ри­ку толь­ко из-за то­го, что чуть­чуть сдви­ну­ли с обыч­но­го ме­ста его кро­вать, а шум­ные стаи устав­ших си­деть на уро­ке под­рост­ков го­то­вы сне­сти с ног да­же «Алек­сан­сер­ге­и­ча»… Как впи­сы­ва­ют­ся в эту ку­чу-ма­лу аути­сты?

«Пе­да­гог с ни­ми за­ни­ма­ет­ся от­дель­но в ком­на­те пси­хо­ло­га. Они гу­ля­ют по ко­ри­до­ру, сю­да, бы­ва­ет, за­гля­ды­ва­ют. Про­сто вот так зай­дет ре­бе­нок в ка­би­нет к ди­рек­то­ру, по­смот­рит, что тут ин­те­рес­но­го де­ла­ет­ся, и уй­дет. И ес­ли в кон­це кон­цов он не бу­дет ис­пы­ты­вать дис­ком­фор­та в ору­щей тол­пе де­тей на пе­ре­мене, то и очень хо­ро­шо! Боль­шой плюс нам!» — меч­та­ет Кам­ба­лин.

К сло­ву, сра­зу же по­сле на­зна­че­ния, про­шла встре­ча ди­рек­то­ра с ро­ди­те­ля­ми. На­ка­нуне о кад­ро­вых пе­ре­ста­нов­ках ши­ро­кую об­ще­ствен­ность опо­ве­стил то­гдаш­ний гла­ва ад­ми­ни­стра­ции Свет­ло­гор­ско­го рай­о­на Ан­дрей Тол­ма­чев, по-мод­но­му, в сво­ей соц­се­ти на­пи­сал на эту те­му пост, мол, в си­сте­ме об­ра­зо­ва­ния гря­дут пе­ре­ме­ны, а во­про­сы-от­ве­ты го­тов лич­но пе­ре­дать новому ди­рек­то­ру, но «глав­ное —на­це­лен­ность на ре­зуль­тат, во бла­го на­ших уче­ни­ков».

Ро­ди­те­лей на встре­че, на удив­ле­ние ба­тюш­ки, ин­те­ре­со­ва­ли в ос­нов­ном хо­зяй­ствен­ные во­про­сы. От­цы-му­суль­мане при­хо­ди­ли зна­ко­мить­ся пря­мо в ка­би­нет, но вол­но­ва­лись ис­клю­чи­тель­но за успе­ва­е­мость сво­их ак­тив­ных от­прыс­ков .

На ко­ляс­ке в Ма­ри­ин­скую впа­ди­ну

Ди­рек­тор одер­жим (ес­ли это сло­во умест­но по от­но­ше­нию к свя­щен­но­слу­жи­те­лю) циф­ро­вы­ми тех­но­ло­ги­я­ми, ро­бо­то­тех­ни­кой и дру­ги­ми мод­ны­ми фиш­ка­ми в со­вре­мен­ном об­ра­зо­ва­нии. На­дви­нул мне на лоб Vr-шлем и кру­та­нул за пле­чо: сна­ча­ла пе­ред гла­за­ми по кру­гу по­бе­жа­ли люди, зда­ния, ма­ши­ны, по­том вы­плыл Ка­фед­раль­ный со­бор Ка­ли­нин­гра­да на ост­ро­ве Кан­та и мо­ги­ла са­мо­го фи­ло­со­фа, от­го­ро­жен­ная от зло­умыш­лен­ни­ков ре­шет­кой…

«Ин­те­рес­но, ко­гда твоя ра­бо­та вле­чет за со­бой раз­ви­тие. Класс вир­ту­аль­ной ре­аль­но­сти — бе­з­услов­ное раз­ви­тие. Бла­го­да­ря ему мож­но и ре­бен­ка-ко­ля­соч­ни­ка от­пра­вить на экс­кур­сию в Ма­ри­ан­скую впа­ди­ну, — Кам­ба­лин как буд­то ко­го-то уго­ва­ри­ва­ет. — Я эту те­му в пра­во­слав­ной гим­на­зии на­чи­нал.

Ис­кал спе­ци­а­ли­стов по всей стране. В Москве на­брел на на­ших ка­ли­нин­град­ских про­грам­ми­стов. Они го­во­рят: от­стань, мы де­ла­ем толь­ко раз­вле­ка­тель­ные кон­тен­ты, день­ги за­ра­ба­ты­ва­ем, а об­ра­зо­ва­тель­ные в на­шей стране ни­ко­му не нуж­ны. А я им: го­товь­тесь, ско­ро го­су­дар­ство имен­но на них бу­дет день­ги тра­тить».

Как в во­ду гля­дит: та­кие клас­сы по­ка­за­ли этой осе­нью на фо­ру­ме «Го­род об­ра­зо­ва­ния» в Москве. Очень эф­фек­тив­ны, ска­жем, что­бы про­ве­рить зна­ния по аст­ро­но­мии: на­де­ва­ешь шлем, при­бли­жа­ешь­ся с по­мо­щью джой­сти­ка к Солн­цу и рас­смат­ри­ва­ешь вспыш­ки!

Вир­ту­аль­но, а зна­чит, и без­опас­но мож­но про­ве­сти и лю­бую хи­ми­че­скую ре­ак­цию: ес­ли в про­бир­ку с бро­мом бро­сить ку­со­чек фоль­ги от шо­ко­лад­ки, бе­лый пар по­ва­лит в лю­бом слу­чае.

В Свет­ло­гор­ске у от­ца Алек­сандра на­шлись весь­ма мо­ти­ви­ро­ван­ные со­общ­ни­ки. На­при­мер, учи­тель­ни­ца ро­бо­то­тех­ни­ки На­та­лья Юрьев­на. С недо­вер­чи­вы­ми мос­ков­ски­ми зна­ком­ца­ми Кам­ба­ли­на она то­же пе­ре­се­ка­лась. И да­же су­ме­ла на­ла­дить с ним де­ло­вой кон­такт.

«Про­дви­ну­тая, — с вос­тор­гом го­во­рит ди­рек­тор-ба­тюш­ка о сво­ем со­труд­ни­ке. — За­ка­за­ла квад­ро­ко­птер для за­ня­тий. Ну­жен? Зна­чит, бу­дет! Рас­те­ния полезные удоб­ря­ют! Вот и я бу­ду ини­ци­а­тив­ных «удоб­рять»!»

На­у­ка «ку­пи-про­дай»

— Алек­сандр Сер­ге­е­вич, вас на­зы­ва­ют биз­не­сме­ном…

Отец Алек­сандр на­пря­га­ет­ся: «Ни­че­го се­бе!» По­ду­мав, пред­по­ла­га­ет, что это свя­за­но со стро­и­тель­ством но­во­го хра­ма в по­сел­ке Лу­го­вое. При­ход Рож­де­ства Ио­ан­на Пред­те­чи (люди, ко­то­рые хо­тят хо­дить в цер­ковь) есть, Кам­ба­лин на­зна­чен их на­сто­я­те­лем, а зда­ния нет.

Ис­то­рия с ним очень не про­стая: зем­ля на­хо­дит­ся в арен­де у част­но­го ли­ца, мас­са юри­ди­че­ской во­ло­ки­ты... Без де­ло­вой хват­ки здесь не по­лу­чит­ся.

Впро­чем, «биз­нес­мен» — все же ско­рее при­вет из 90-х, ко­гда бу­ду­щий ба­тюш­ка, как пол­стра­ны, изу­чал на­у­ку «ку­пи-про­дай».

Он рас­ска­зы­ва­ет об этом, ни­чуть не сму­ща­ясь. Бы­ли сту­ден­та­ми, жена ро­ди­ла, кру­тил­ся, как мог. По­ста­вил па­лат­ку, ко­то­рая тор­го­ва­ла всем под­ряд: от ки­тай­ских ча­сов до обу­ви. Бы­ло вре­мя неожи­дан­ных взле­тов и обид­ных па­де­ний. «Смот­ришь, од­но­класс­ник в шко­ле был ти­ше во­ды, а тут вдруг раз — и под­нял­ся. На чем? А я так не мо­гу?» — вспо­ми­на­ет мут­ные и опас­ные для ду­ши дни отец Алек­сандр.

Брал на ре­а­ли­за­цию то­вар из Поль­ши, про­да­вал. Сна­ча­ла на­ва­ра хва­та­ло на то, что­бы ку­пить хо­ро­шей кол­ба­сы. В 1993м, в 23 го­да ку­пил «ко­пей­ку», по­том «пя­тер­ку». А по­том дело до­шло до кру­той по тем вре­ме­нам по­лу­спор­тив­ной «Маз­ды-626». «Как у Ли­стье­ва, та­ко­го же крас­но­го цве­та», — ба­тюш­ка с тру­дом скры­ва­ет муж­ские «пон­ты».

— Рэ­кет пе­ре­жи­ли? — сни­жаю гра­дус вос­по­ми­на­ний об «эпо­хе пер­во­на­чаль­но­го на­коп­ле­ния».

— Да, как то­гда го­во­ри­ли, «на­ез­жа­ли». А еще го­во­ри­ли: «Пу­ля для всех од­на!» При­хо­ди­лось «до­го­ва­ри­вать­ся». Ис­кать лю­дей, ко­то­рые по­мо­га­ли. Сей­час их уже нет в жи­вых, — до­сти­га­ет пре­дель­ной сте­пе­ни от­кро­вен­но­сти.

Вре­мя ларь­ков у оста­но­вок под­хо­ди­ло к кон­цу, ко­гда слу­чи­лось для мно­гих необъ­яс­ни­мое. Успеш­ный Кам­ба­лин по­чув­ство­вал, что раз­ви­вать биз­нес ему не хо­чет­ся, и сде­лал вы­бор. Узнав, что по­бли­зо­сти есть дет­ский дом, по­шел ту­да ра­бо­тать, да­же не спро­сив, ка­кая бу­дет зар­пла­та.

«У ме­ня был нор­маль­ный до­ход, нор­маль­ная ма­ши­на, нор­маль­ная жизнь. Но ид­ти даль­ше ста­ло неин­те­рес­но. Кто-то по­шел, и ему при­шлось пе­рей­ти чер­ту… А это уже дру­гие рис­ки и дру­гие гре­хи».

Бренд «Ни од­ной церк­ви»

Ка­ли­нин­град­ская об­ласть у со­вет­ской вла­сти слы­ла брен­дом «Ни од­ной церк­ви». На­род силь­но удив­лял­ся, ко­гда ви­дел здесь жи­во­го свя­щен­ни­ка.

Толь­ко в пе­ре­стро­еч­ный 1985-й доб­рая ве­ру­ю­щая жен­щи­на от­да­ла под служ­бы свой дом в Ка­ли­нин­гра­де. А в сле­ду­ю­щем от­крыл­ся пер­вый в об­ла­сти пра­во­слав­ный храм Ни­ко­лая Чу­до­твор­ца.

При­ход Кре­сто­воз­дви­жен­ско­го хра­ма, где сей­час од­ним из иере­ев слу­жит отец Алек­сандр, был за­ре­ги­стри­ро­ван толь­ко в кон­це 80-х. Ар­хи­тек­тур­но он не при­вы­чен вос­пи­тан­но­му на зо­ло­тых ку­по­лах гла­зу, и это мяг­ко го­во­ря. Огром­ный объ­ем быв­шей лю­те­ран­ско-еван­ге­ли­че­ской кир­хи раз­де­лен на два про­стран­ства: верх­ний храм, от­де­лан­ный внут­ри ян­тар­ной крош­кой, и ниж­ний, очень уют­ный, где се­го­дня ра­бо­та­ет ба­тюш­ка.

Ди­рек­тор­ский ба­ри­тон ор­га­ни­чен и в «От­че наш!», и в про­по­ве­ди, ко­неч­но же, на те­му актуально пе­да­го­ги­че­скую, тол­ку­ю­щую ку­со­чек из зна­ме­ни­то­го бо­го­сло­ва и пуб­ли­ци­ста XIX ве­ка Фео­фа­на Затвор­ни­ка: всю жизнь ра­бо­тай­те над со­бой, над сво­и­ми вред­ны­ми и не очень при­выч­ка­ми…

При­хо­жане, а сре­ди них не то что­бы очень мно­го, но есть несколь­ко мо­ло­дых дев­чо­нок, ре­бят и ро­ди­те­лей с детьми, под­хо­дят при­ча­щать­ся. Отец Алек­сандр ис­пол­ня­ет свое дело ста­ра­тель­но и ак­ку­рат­но, а с дру­гой сто­ро­ны — ве­се­ло и празд­нич­но. Что он го­во­рит оче­ред­ной ма­моч­ке с ре­бен­ком на ру­ках, не слыш­но, но ухо­дит она улы­ба­ясь.

— Вы зна­е­те, что ваш ба­тюш­ка — еще и ди­рек­тор шко­лы? — ло­вим ее у ска­ме­е­чек для от­ды­ха. Ка­тя, оде­вая устав­ше­го Мат­вея, от неожи­дан­но­сти ро­ня­ет шап­ку:

— Да не по­хож он на ди­рек­то­ра: ни­ско­леч­ко не бо­ишь­ся по­дой­ти к нему, спро­сить о чем угод­но…

Из ал­та­ря по­яв­ля­ет­ся отец Алек­сандр, уже сняв­ший иерей­ское об­ла­че­ние. В верх­нем хра­ме, ко­то­рый про­ни­зан све­том из огром­ных «нека­но­ни­че­ских» окон, го­во­рим о мо­ло­до­сти мест­ных церк­вей и о том, что все они по срав­не­нию с древни­ми хра­ма­ми «кон­ти­нен­таль­ной» Рос­сии со­всем «де­ти».

— Да уж, у нас нет мест, где го­во­рят: «Не вы­ти­рай пыль — она на­мо­ле­на!» — ед­ко па­ри­ру­ет отец Алек­сандр. — А ес­ли се­рьез­но, ко­неч­но, ко­гда по­се­ща­ешь ста­рые мо­на­сты­ри в Рос­сии или Лит­ве (мы ча­сто с от­ца­ми ез­дим в Свя­то-ду­хов мо­на­стырь и в Мих­но­во), чув­ству­ет­ся ка­кая-то фун­да­мен­таль­ность бук­валь­но во всем. У нас же куль­ту­ра ве­ру­ю­щих лю­дей толь­ко фор­ми­ру­ет­ся. Но ме­ня но­вые хра­мы не сму­ща­ют. Еще луч­ше са­мо­му храм по­стро­ить, и то­гда мож­но ощу­тить всю пол­но­ту жиз­ни и ве­ры тех лю­дей, ко­то­рые те­бя об этом про­си­ли. Со­брать­ся с ду­хом и убрать Юмор — од­на из глав­ных черт Кам­ба­ли­на. И су­дя по шут­ке о «на­мо­ле­ной пы­ли», за­прет­ных тем здесь нет. Вот, на­при­мер, об­няв же­ну: «Дол­гая су­пру­же­ская жизнь при­рав­ни­ва­ет­ся к мо­на­ше­ско­му по­дви­гу». Или о непря­мом пу­ти к ре­ли­ги­оз­но­му об­ра­зо­ва­нию: «Я шел в шко­лу и уви­дел свя­щен­ни­ка. Про­сто обал­дел: та­кой огром­ный, как на до­ре­во­лю­ци­он­ной кар­тин­ке. С боль­шой бо­ро­дой и длин­ны­ми во­ло­са­ми. В шко­ле за­явил, что пой­ду в се­ми­на­рию. Од­на учи­тель­ни­ца ска­за­ла: «Не по­сту­пишь, там кон­курс боль­шой!» Во­прос на неко­то­рое вре­мя от­пал сам со­бой».

Ка­кие по­ступ­ки окру­жа­ю­щих, на­стро­е­ния, кни­ги и мыс­ли спле­лись меж­ду со­бой в го­ло­ве са­мо­го что ни на есть со­вет­ско­го па­ца­на (в шко­ле, слу­ча­лось, и стек­ла бил, по­сле ар­мии чуть в пар­тию на волне пе­ре­строй­ки не всту­пил), что он сна­ча­ла при­шел к ве­ре, по­том кре­стил­ся и в кон­це кон­цов стал свя­щен­ни­ком, от­ве­тить слож­но. Кам­ба­лин лишь ана­ли­зи­ру­ет за­стряв­шие в па­мя­ти кар­тин­ки. Вот неве­ру­ю­щая ма­ма вдруг на­по­ми­на­ет: «Сей­час пост». Или дво­ю­род­ный брат, ко­то­ро­го толь­ко что по­кре­сти­ли, учит млад­ше­го: «Не Свя­то­го, а Свя­та­го ду­ха».

«Я до сих пор не мо­гу по­нять, от­ку­да все при­шло. В Ка­ли­нин­гра­де не бы­ло церк­вей, а в го­стях в Ка­ре­лии вдруг уви­дел ма­лень­кую, бе­лую, строй­ную, за­кры­тую. Обо­млел, как от встре­чи с очень важ­ным. Что это бы­ло?» — отец Алек­сандр пы­та­ет­ся рас­ска­зать о труд­но уло­ви­мой пер­во­при­чине сво­ей ве­ры.

На­зна­чи­ли ди­рек­то­ром в Центр об­ра­зо­ва­ния, а там ору­ду­ют ка­кие-то де­ти Солнца — сек­тан­ты. Пол­но их то­гда бы­ло в Рос­сии: че­му-то учи­ли, ку­да-то зва­ли. А здесь та­кая ауди­то­рия: труд­ные под­рост­ки! Об­ра­тил­ся за по­мо­щью к очень опыт­но­му свя­щен­ни­ку, стал хо­дить на служ­бу, по­нял, что не хва­та­ет зна­ний, так все и сло­жи­лось. В Смо­лен­ской се­ми­на­рии его, с дву­мя свет­ски­ми об­ра­зо­ва­ни­я­ми,

Су­дя по все­му, Кам­ба­ли­на бро­си­ли на свет­ло­гор­скую шко­лу для уси­ле­ния — в на­ча­ле про­шло­го го­да она за­све­ти­лась в фе­де­раль­ных СМИ но­во­стью о том, что се­ми­класс­ник на­пал с но­жом на один­на­дца­ти­класс­ни­ка

Ди­рек­тор­ский ба­ри­тон ор­га­ни­чен и в «От­че наш!», и в про­по­ве­ди, ко­неч­но же, на те­му актуально пе­да­го­ги­че­скую, из Фео­фа­на Затвор­ни­ка: всю жизнь ра­бо­тай­те над со­бой, над сво­и­ми вред­ны­ми и не очень при­выч­ка­ми…

при­зна­ли не сра­зу, по­смат­ри­ва­ли ко­со, по­ка не по­лу­чил бла­го­сло­ве­ния хо­дить, как все се­ми­на­ри­сты, в под­ряс­ни­ке. Но дело, ко­неч­но, не в фор­ме. Рас­спра­ши­ваю под за­на­вес: Бо­го­слу­же­ние и «ди­рек­тор­ство­ва­ние» чем-то схо­жи? АЛЕК­САНДР КАМ­БА­ЛИН: И в том, и в дру­гом слу­чае ты же­ла­ешь лю­дям спа­се­ния.

Чем, с ва­шей точ­ки зре­ния, от­ли­ча­ют­ся об­ще­че­ло­ве­че­ские и на­ши тра­ди­ци­он­ные цен­но­сти в об­ра­зо­ва­нии? АЛЕК­САНДР КАМ­БА­ЛИН: При­мер при­ве­ду. Ча­сто на се­ми­на­рах или тре­нин­гах де­тей спра­ши­ва­ют: «Ка­кие про­бле­мы?» — «Не хо­чу уби­рать в квар­ти­ре». Ев­ро­пей­ский со­вет: «По­го­во­рить с ро­ди­те­ля­ми, ска­зать, что те­бе лег­че пы­ле­со­сить, чем мыть пол, пусть де­ла­ют это са­ми». Наш: «Со­брать­ся с ду­хом и убрать».

А в ва­шей шко­ле ка­кой ва­ри­ант вы­би­ра­ют? АЛЕК­САНДР КАМ­БА­ЛИН: Со­брать­ся и убрать, по­чи­тая и слу­шая ро­ди­те­лей.

А по­че­му, ко­гда речь не о Ка­ли­нин­град­ской об­ла­сти, вы го­во­ри­те «в Рос­сии», как буд­то отъ­еди­няя се­бя от стра­ны? АЛЕК­САНДР КАМ­БА­ЛИН: Я се­бя от Рос­сии не от­де­ляю. И очень пе­ре­жи­вал, ко­гда об­ласть пы­та­лись ин­те­гри­ро­вать в Ев­ро­пу. На­ши де­ти то­гда ча­ще ез­ди­ли в Поль­шу или Шве­цию, чем в Пи­тер или Ниж­ний Нов­го­род. Пол­но бы­ло про­ек­тов ти­па Об­ще­ства бал­тий­ских стран. Гос­подь упра­вил. Мы люди рус­ские. Но ре­ги­он, ко­неч­но, от­ли­ча­ет­ся. И нем­цы, ко­то­рые здесь бы­ли, ни при чем. Мно­го на­ро­ду сю­да при­ез­жа­ет жить. Че­го­то но­во­го хо­тят и де­ла­ют. Ина­че за­чем то­гда при­ез­жать?

В плане люб­ви к ро­бо­то­тех­ни­ке и дру­гим мод­ным га­д­же­там в об­ра­зо­ва­нии у Кам­ба­ли­на в шко­ле пол­но со­общ­ни­ков.

3 «Г» со­гла­сен с ди­рек­то­ром на все сто: учить­ся в клас­се, где все удоб­но и кра­си­во, ве­се­ло и ин­те­рес­но.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.